Как пережить смерть близкого человека советы священника: Как пережить смерть близкого человека? / Православие.Ru

Содержание

Ваши близкие живы у Бога. Как переживать смерть близкого человека

– Хочу привести пример. Я был знаком с одной бабушкой, она жила в частном доме вместе с соседкой. Кстати, попутно скажу по поводу воли Божьей о смерти. Эта бабушка мне рассказывала про своего мужа Георгия, который тоже недавно умер. Она рассказывала, что когда Георгий ушел на войну, они за него молились каждый день. Вот, говорит, каждое утро встаю, детей бужу, – у неё уже дети были, – папа на войне, давайте помолимся. Они обязательно помолятся за него утром, обязательно вечером, и так всю войну. И он прошел всю войну, пришел живым, только небольшое ранение было. И вот, она дальше рассказывает – пришел Георгий, с войны, его встретили с радостью, – мы за тебя молились. Он – ну хорошо, хорошо. Только гляжу, он молиться не собирается. Это советские времена, понятно, сорок пятый год. Потом сорок шестой. В церковь надо идти. Мне-то он не запрещает, а сам не идет, всё ему не надо. Я ему говорю – «Георгий, надо»! А он – «Тебе надо, ты и иди». Мы с утра с детьми молимся перед едой, а он не молится. Я говорю, – «Чего не молишься?». А он – «Тебе надо, ты и молись, мне это не надо». И вот меня, говорит, такое зло взяло, – ах ты, такой-сякой, мы всю войну за тебя молились, ты живой вернулся. Она была уверена, что его Бог уберег. А у него работа была очень опасная, он работал на высоте где-то, и там часто бывали несчастные случаи. И она ему говорит, – «Смотри, не молишься, случится что-то с тобой, не дай Бог. Я тоже тогда не буду за тебя молиться, свалишься с этой высоты, сам будешь, виноват, потому что не молился». А он ей говорит – «А что, если молиться буду – не свалюсь, точно?» Она отвечает – «Нет, тоже можешь свалиться, но тогда это будет воля Божья, но это мы уже перенесем нормально, значит – пришло время. А вот если без молитвы свалишься, то тут уж извини, у нас такого утешения не будет». И рассказывала, что вот как-то с тех пор и он стал молиться. Ну, это я попутно вспомнил, хотя не об этом хотел рассказать.

И вот, великолепный пример разного подхода. У неё заболела дочка, она тоже была верующей. Рак. Болела, болела и в 40 лет умерла. Я часто к бабушке этой приезжал, и она всегда говорила про свою дочку без какого-либо отчаяния. «Её Господь забрал». Но у неё была соседка, которая в церковь не ходила, ни во что не верила. У соседки сначала очень сильно заболел, а потом умер сын. И там была совершенно другая ситуация. Соседка, когда сын заболел, пошла в церковь. Она стала ходить не потому, что в этом была воспитана, а просто понадеялась, что это поможет. Но это не помогло, и он умер, а она перестала молиться: «все равно ведь умер».

Вот вам два совершенно разных подхода к одинаковой ситуации. Вторая не жила, а мучилась после смерти сына: постоянно слезы, можно сказать, что заживо умерла. А первая нет, с юмором бабушка, хорошая такая. И я бы не сказал, что она не страдала, конечно, она тоже горевала. Но горевала как христианка – горе и печаль были, но была и уверенность, что дочка её у Бога.

Кстати, у этой бабушки отношение к своей смерти было такое же – у неё гроб был приготовлен на чердаке. Она говорила: «Вот гробик, ну а как же, надо ведь подготовиться». То есть, у неё было совершенно бодрое, оптимистическое отношение к смерти. Никаких сомнений, все ясно – она ходит в церковь, она исповедуется, она причащается.

Есть заповедь «Не сотвори себе кумира». Понятно, что под этой заповедью понимается не только язычество и идолопоклонство. Кумиром для человека является любая ценность, если она ставится выше, чем Бог. И этими ценностями может быть все что угодно – муж, ребенок, работа. То есть, если у человека есть иерархия ценностей, в ней превыше всего должен стоять Бог, а потом уже все остальное. Оно, безусловно, тоже ценно, но должно быть вторым, третьим, четвертым. В этом случае любую утрату человек перенесет. С болью, с ранами, с потерей, но не погибнет. Он не сломается, выйдет раненый после этой ситуации, но не убитый.

Но если в этой иерархии ценностей выше всего будет что-то другое, а Бог будет ступенью ниже, то, потеряв это, человек будет раздавлен потерей. Поэтому, когда мы читаем Евангелие, где Христос говорит: «Кто любит мать или отца или чадо, больше, нежели меня, тот не достоин меня», – то первая реакция, и у меня такая была в свое время, – очень неприятное впечатление о том, что Господь требует любви к Себе больше, чем к родным. Это воспринимается иногда так, как будто не надо больше никого любить. На самом деле, Господь говорит совсем о другом: любите, любите друзей, любите всех, но Меня любите больше, не потому, что Я хочу этой любви, а потому, что в этом ваша жизнь. Потому что если Я буду превыше всего в вашей жизни, то вы не пропадете, вас в жизни ничто не сломает. Ведь даже если у вас отнимут в жизни что-то очень-очень важное, то главное всегда останется с вами. А если главным будет что-то другое, тогда конец.

Ведь если человек потерял то, что любит больше всего на свете, это пережить невозможно. А Бога потерять нельзя. «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, потому что в них нет спасения». Даже если я от Бога отвернусь – Он от меня нет. Поэтому, все случаи, когда человек не выносит смерти близкого, говорят о том, что он нарушил заповедь и этот близкий стал для него кумиром. Он отдал кому-то в своем сердце место, предназначенное Богу. И как можно помочь такому человеку?

У меня была одна прихожанка, она тогда еще была далека от Церкви, хотя и не была неверующей. Могла зайти в храм помолиться, но не жила этим. А ведь истинная вера, это то, чем человек живет. У этой женщины была дочка, которую она очень любила, настолько сильно, что просто жила ею. И была у них очень церковная бабушка-соседка Ксения. Эта баба Ксения ей говорила: «Вот ты свою Машеньку так любишь, нельзя так любить сильно, ты, говорит, её слишком сильно любишь, ты вся ей, так нельзя». Она, естественно, тогда не понимала – а как же еще любить, кого еще любить. А бабушка говорит: «Надо Бога любить больше». – «Но я же верю, хожу в церковь»… И в её случае, слава Богу, что она все-таки нашла дорогу к храму. Дочка эта умерла, и женщина, конечно, пережила это, только благодаря вере. И сейчас она очень верующая, и убеждена, что если бы не пришла в церковь, то не пережила бы всего этого. Мы и сейчас общаемся, она по-прежнему скорбит о дочке, её рана не заживает, но она скорбит по-христиански. То есть живет нормальной, полноценной жизнью, знает, для чего живет. Но эти слова она всегда вспоминает, как баба Ксения была права.

Поэтому хочется сказать всем людям – пожалуйста, любите, друг друга, очень сильно любите друг друга, но Бога любите больше, чем кого бы то ни было! И тогда вы никого не потеряете, потому что в Боге все сохраняется. Все наши родные, близкие, они для неверующего человека потеряны, лежат в могиле и все. А для верующего – они с Богом.

– Батюшка, а что делать, в том случае, когда человек уже ушел к Богу, а у тебя остались с ним какие-то незавершенные, неразрешимые ситуации? Например, ты его чем-то обидел, и теперь не можешь попросить прощения, или он тебя обидел, и ты не можешь избавиться от чувства обиды?

– Мне кажется, что второй случай сложнее первого. Ведь если я перед ним виноват, то я живу и у меня есть огромная возможность вину искупить – молитва за усопшего. Это такое благодеяние для него, что неизвестно можем ли мы сделать столько хорошего для человека при жизни, сколько может молитва за него, усопшего…

Но если мы на него обижены, и основания вполне серьезные, тогда это гораздо сложнее. Ведь сердцу не прикажешь, и я даже не могу сказать ничего, кроме того, что надо делать все, чтобы эту обиду преодолеть и стать выше неё. Хотя усопших, мне кажется, легче простить, потому что сама мысль о том, что этот человек умер, тем более – часто человек умирает при очень мучительных обстоятельствах – и уже за одно это его становится жалко. А если человека жалко – ты уже, считай, его простил. Невозможно злиться долго, ведь его тебе уже жалко.

Мне многие люди не про усопших, а про живых приходят и каются: «Батюшка, простите, вот этот человек сделал пакость, а я его простить не могу. Как вспомню про него – у меня все вскипает, и я каюсь в этом, но ничего не могу с собой поделать». Я всегда спрашиваю: «А вы хотели бы его простить или нет? То есть, это сознательная позиция или то, что помимо нашей воли?» В глазах Божьих важны мои намерения – важнее того, что у меня получилось. Человеческое намерение в глазах Божьих, огромную-преогромную ценность имеет. «Господь дело приемлет и намерения целует». Конечно при условии, что эти намерения искренни, что человек в душе действительно хотел бы этого. И это относится ко всему, в том числе и к прощению.

Представьте себе, что какой-то человек нанес вам физическую травму – сломал руку, потом попросил прощения, и вы его простили. Но разве рука сразу срастется после этого? Нет, вам еще долго придется ходить в гипсе. И душа точно так же – если вам кто-то оставил вмятину на душе, и вы его простили, но душа как болела, так и продолжает болеть. И очень часто эту душевную боль мы принимаем за отсутствие прощения. Надо подождать, пока душа заживет.

Все наши внутренние движения должны сопровождаться молитвой. Как только поймали себя на том, что опять вскипает обида, мы должны молиться и говорить так: «Господи, не прими эту мою внутреннюю боль как непрощение, я простил его, но пока душа моя еще болит, а ты, Господи, врачуй эту рану, потому что я знаю – ты можешь её врачевать». И Он уврачует рану, пусть и не сразу.

По отношению к мертвым мы должны делать то, что в наших силах. Боль, которая во мне, угасить не в моих силах, но написать записку и пожертвовать соответственно в храме за упокой его души – это в моих силах. Делая это, я свидетельствую перед Богом о своих намерениях. О том, что я реально хочу это преодолеть.

Не позволять недоброму чувству диктовать нам наши поступки. Пусть мы не властны над своими чувствами, но властны в своих действиях. Поэтому, если во мне вскипела неприязнь к человеку, то это не мое, это от дьявола, я в этом не виноват. Но если я начинаю плохо отзываться о человеке – это уже мое и за это я отвечаю перед Богом. Если я сдержался и сказал даже какое-то доброе слово, то и это мое.

– Часто в случае гибели любимого человека, люди очень злятся на весь свет. На тех, например кто, якобы, не усмотрел, на врачей, которые операцию сделали. То есть возникает обида и даже агрессия на тех, кто якобы виноват в смерти человека.

– Мне кажется, понятно, что это недоброе и нехристианское чувство. Хотя, я бы сказал, что должна быть золотая середина. Сосредотачиваться на этом мстительном чувстве, на возмездии, на жажде справедливости – будет неправильно, но и наоборот, мне кажется, когда говорят что «Все в руке Божьей», и «Бог им всем судья», и никаких претензий ни к кому нет – мне кажется, это не обязательно. В принципе, люди должны отвечать в этой жизни за все и, если скажем, преступник оборвал жизнь близкого мне человека, и если у меня есть возможность сделать так, чтобы он был наказан, то надо это делать. Это не противоречит христианству. Если врач напился и зарезал близкого мне человека на операционном столе, – то если я это точно знаю, не стоит делать всей целью дальнейшей жизни уничтожение этого врача, но при этом нужно использовать возможность сделать, так, чтобы этот врач больше не мог «лечить» таким же образом других людей.

Нужно только помнить, что это уже не решающее, не главное – покарать того кто, вольно или невольно виноват в смерти близкого человека. Но в то же время, повторю, махнуть рукой и оставить всё естественному течению обстоятельств – тоже совсем не обязательно. Это и есть золотая середина.

– Батюшка, скажите напоследок несколько слов для тех, кто сейчас, возможно, находится в переживаниях, в подобной тяжелой ситуации.

– Я понимаю, что говорить о горе, о страдании, всегда очень рискованно, чтобы не получилось фальшиво. Иногда приходится встречать очень сильно страдающих людей, ведь мы, священники, бывает, причащаем людей за несколько часов до смерти. Или приходим к человеку, который годами лежит прикованный к постели. И вот, очень многие слова, которые я сейчас говорю, – они не работают в этой ситуации. Они не работают, потому что очень легко говорить какие-то правильные слова о страдании, о смерти, когда тебя это лично не касается. Я часто с этим сталкивался – когда сидит человек, я с ним разговариваю, и понимаю, что я не могу ему говорить, что надо терпеть, нести свой крест, зато на том свете будет хорошо. И не от того, что я в это не верю, – просто иногда чувствуешь, что в этой ситуации ты не имеешь права об этом говорить. Потому что у тебя все хорошо, а у человека плохо. И думаешь – он тебе об этом иногда не скажет напрямую, но в глазах его читается такая мысль: вот ты сейчас тут со мной поговоришь, потом встанешь и пойдешь, здоровый, к своим детям, своей семье, а я буду здесь лежать в гное своем и мучиться. И понимаешь, что на самом деле очень важно – кто говорит все эти правильные слова и в каких обстоятельствах.

Я для себя вижу путь не столько говорить людям о каких-то правильных вещах, сколько помогать человеку встретится с реальным Христом. Потому что Христос, в отличие от меня, действительно страдал. Он живет и действует среди нас.

И в этом великое отличие христианства от любой другой религии. Ведь ни одна религия мира не знает страдающего Бога. Все религии мира говорят о милости Божьей, о том, что Господь добр, что любит человека, но при этом закон любой монотеистической религии в том, что Бог существо блаженное, что он не может страдать по определению, потому что страдания – это всегда знак некоей ущербности, некоего несовершенства, а Бог это совершенный Абсолют. И тогда мы с вами сталкиваемся с таким парадоксом, что Бог блаженствует, ему там хорошо, а мы тут страдаем и мучаемся. А Он нас очень любит и ему хорошо, а нам плохо, потому что Ему плохо быть не может. И вот из этого противоречия невозможно выйти, оно неразрешимо. И только христианство говорит о том, что любовь Божья настолько велика, что Он сам стал человеком для того, чтобы страдать вместе с людьми, и прошел через все самые страшные страдания, которые только можно – из любви к нам. Бог страдать не может, но человек страдать может и, даже более того, он в этом мире обречен на страдания. И Бог, любя человека, становится Сам человеком, чтобы получить возможность разделить страдания вместе с человеком. В этом и есть главная истина христианства.

Именно сегодня звучали слова Евангелия: «Так возлюбил Бог мир, что отдал сына Своего единородного, чтобы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную». И поэтому когда Бог говорит человеку, что надо в этой жизни пройти через страдания и смерть, а если кто-то не знает нашей истории и, сомневаясь, ответит: «Господи, а ты сам пробовал?» Он скажет: «Пробовал. Посмотрите на крест, посмотрите на Голгофу, Я через это все прошел, Я могу вам это говорить».

Любовь всегда означает сострадание. Сострадать может только тот, кто может страдать и именно для того чтобы любить во всей полноте. И мы должны знать, что в любом страдании, которое есть на свете, вместе со мной страдает и Иисус Христос. Лежу ли я на постели больной, мучаюсь ли – вместе со мной страдает Иисус Христос, умираю я – и вместе со мной умирает Иисус Христос. Он всегда разделяет страдания вместе со мной. И мне хочется пожелать, чтобы вы поверили в это. А если это трудно сделать, то хотя бы над этим подумали.

© Memoriam.ru

 



( 11 голосов: 4.55 из 5 )

Умерших нужно отпускать

– Когда человек теряет близкого, вполне естественно, что он страдает. Страдает по многим причинам. Это и скорбь по тому человеку, любимому, близкому, родному, с которым он расстался. Бывает, что жалость к себе душит того, кто потерял опору в человеке, ушедшему из жизни.  Это может быть чувство вины из-за того, что человек не может отдать ему то, что хотел бы  отдать или задолжал, потому что  не считал нужным в свое время делать добро и  любить.

Проблемы возникают тогда, когда мы не отпускаем человека. С нашей точки зрения смерть несправедлива, и очень часто многие люди даже бросают упрек Богу: «Как ты несправедлив, почему Ты отнял у меня его?» Но на самом деле, Бог призывает к себе человека именно в тот момент, когда он готов перейти в жизнь вечную. Очень часто бывает так, что человек не хочет отпустить близкого, не хочет мириться с тем, что его уже нет, что его не вернуть. Но смерть нужно принять, как данность, как факт. Его не вернуть, и всё тут. А человек начинает возвращаться обратно, к нему, понимаете? Это вещи из ряда вон выходящие, но они не так редко случаются. Совершенно бессознательно человек начинает горевать, и он хочет его как бы заместить. В нас так сильна тяга к смерти. Нам нужно тянуться к жизни, а мы, как это ни странно, тянемся к смерти. Когда мы цепляемся за человека умершего, мы хотим быть с ним. Но нам еще надо жить здесь, у нас есть задачи. Мы ему можем помочь только здесь, понимаете?

Неверующему человеку сложнее отпустить умершего, потому что он даже, может быть, не осознает, что ему так сложно расстаться с этим близким в силу того, что он не может его даже отдать Богу. А верующий человек привык всё возлагать на волю Божью, потому что встречи и расставания сопровождают человека всю жизнь.

В Библейской истории есть сюжет, который оказывает потрясающее терапевтическое воздействие на людей, столкнувшихся со стрессом, со смертью. Речь идет о нескольких жизненных фрагментах одного глубоко верующего человека по имени Иов. Всякий раз,   потеряв что-то очень важное, а их было много значительных утрат, он повторял: «Бог дал, Бог взял» . В итоге, Бог видя в нем крепкую веру, возвращает все сполна. Эта притча о том, что преодолевая тоску по ушедшему, мы становимся стойкими и сильными. Человек, на самом деле, от самого рождения своего учится расставаться. Он учится быть вместе с другими, отождествляя себя с социумом. Но вместе с тем, всякий раз происходит процесс разотождествления, то есть отсоединения, расставания. Маленький человек учится расставаться со своей собственностью ещё в песочнице: «Моя лопатка, моя корзиночка». Отбирают – он плачет, ему очень тяжело расставаться со своим. А на самом деле ничего нашего на свете нет, понимаете? Ведь, что значит «моё»? Моё, оно ведь только до некоторой степени моё. В каждый момент нашей жизни мы должны быть готовы расстаться со всем, что мы считаем своим. С точки зрения психологии это такой вот феномен психической жизни человеческой, приобретение навыков к утрате.

Есть люди, которые замыкаются в себе и концентрируются на этой потере. Они в себе эти чувства как бы нагнетают, и не могут остановить поток страдательных эмоций. С детства мы привыкаем расставаться со скорбью. Кто-то зацикливается на этом: «Это моё, и всё тут!» Так велика притягательная сила этого эгоистического чувства. А более зрелый человек умеет расставаться без боли, без таких надрывов.

– Получается, что зрелый человек более спокойно воспринимает смерть?

– Он спокойно передает умершего в руки Того, Кто имеет большее на него право. Почему? Потому что зрелость определяется той силой духа, с которой мы воспринимаем все сложные обстоятельства жизни. Чтобы ни случалось, мы должны всё воспринимать равнодушно, равно-душно. Так  Св. преп. Серафим Саровский говорил. Нужно, чтобы душа ко всему относилась равномерно, или, как бы, одинаково, и к скорбям, и к радостям. Это такое абсолютное спокойствие во всем, и на самом деле это очень трудно.

Восприятие утраты, скорби духовного и душевного человека отличается тем,  что душевность сопряжена надрывом, эмоциональным изломом, страстностью, чувственностью. Напротив, духовное отношение ровное, в нем любовь помогающая, тихая. Вспоминаю, как умерла моя мама. Это было вообще неожиданное событие. Мы с ней попрощались, она уезжала в другой город, и на следующий день мне позвонили, что она приехала, легла спать и умерла. Ей было 63 года всего, я провожала здорового человека. Для меня это был шок. Потому что я потеряла любимого человека совершенно неожиданно. Но она умерла по-христиански, спокойно, так умереть каждый мечтает. Я слышала не раз: «Вот бы, лечь и умереть». Вот она приехала, легла в свою постель и умерла. И когда я пришла в церковь, встретила своего батюшку, – он тоже знал мою маму, – я ему рассказала, а он мне говорит: «Ты, самое главное, воспринимай эту смерть духовно».

Я тогда еще только воцерковлялась, и для меня эти вопросы жизни и смерти были, так скажем, малопонятны. Тогда я еще никого не хоронила из близких людей. Я всё думала, что же значит воспринимать духовно? Из литературы, в которой раскрывается тема отношения к смерти  я поняла, что относиться духовно, значит- не скорбеть.

Если ты чего-то не смог дать этому человеку, ты чувствуешь вину. Часто очень люди зацикливаются и страдают от того, что они недодали что-то любимому человеку. Осталось нечто, что их начинает тревожить. «Почему я не додал? Почему не сделал? Ведь я бы мог», – и вот на этом они уходят в иные круги восприятия, уходят в депрессию.

Человек, в таком случае начинает пребывать в чувстве вины. А чувство вины не должно быть  мазохистским, оно должно быть конструктивным. Конструктивный подход такой: «Я себя поймал на мысли, что я застреваю на чувстве вины. Нужно духовно разрешить эту проблему». Духовно – это значит, нужно сходить на исповедь и признать перед  Богом  свой грех перед этим человеком. Нужно сказать: «Я виноват в том, что я ему то-то и то-то недодал». Если мы в этом каемся, то человек это чувствует.

Например, я бы подошла к маме при ее жизни и сказала: «Мам, ты прости, я тебе того-то и того-то недодала». Не думаю, что мама меня не простит. Точно также этот вопрос я могу решить, даже если этого человека нет рядом со мной. Ведь у Бога нет мертвых, у Бога  все живы. В Таинстве исповеди происходит освобождение.

– А зачем в церковь идти, если можно дома все рассказать Богу? Бог ведь и так всё слышит.

– Для неверующего человека можно начать хотя бы с этого, нужно признать свою вину. В психологической практике используются такие методы: письмо близкому, родному человеку. То есть, нужно написать письмо о том, что я был неправ, что я недостаточно уделял внимания, я тебя не любил, я тебе недодал чего-то. Можно начать с этого.

Кстати, очень часто в первый раз люди приходят в церковь именно в связи с этим обстоятельством, чьей-то смертью В первый раз человек может прийти в храм на похороны. А многие из них уже могут знать, что духовная дань – это на канон положить какие-то продукты, свечку поставить и помолиться за этого человека. Молитва – это связь между нами и ушедшим человеком.

Один из синонимов слова «кладбище» — «погост». «Погост» от слова погостить, ведь мы приезжаем сюда погостить. Погостили немножко, и вперед, на родину, ведь наша родина там.

В головах у нас всё перевернуто. Мы путаем, где наш дом. А ведь наш дом – это там, рядом с Богом. А сюда мы только лишь пришли погостить. Наверное, тот человек, который не хочет оставлять умершего, не осознает, что какое-то свое назначение здесь этот человек уже выполнил.

Почему мы не отпускаем наших близких? Потому что очень часто бываем привязаны к физическому. Мне, если говорить о своих чувствах, недоставало мамы: очень хотелось прижаться, прикоснуться к этому мягкому, родному человеку, вот именно не хватало рядышком её, не хватало физической близости. Но мы знаем, что этот человек продолжает жить, ведь душа человеческая бессмертна.

Когда умерла моя мама, я решила для себя вопрос духовного восприятия этого события, и мне удалось быстро восстановиться. Я признала, что я чего-то не сделала. Я покаялась, и попыталась реально сделать то, чего я не сделала в свое время маме. Я взяла и сделала это другому человеку. Еще помогает чтение Псалтыри, сорокоусты, ведь общение с родным человеком, даже если его нет рядом, не прекращается.

Другое дело, что нельзя уходить в диалог. Бывает иногда, люди даже заболевают психически, они начинают советоваться с умершим. В какой-то трудный момент можно попросить: «Мам, ну ты помоги мне, пожалуйста». Но это, когда очень трудно, а так лучше не беспокоить все-таки, молиться, молиться за близких. Когда мы делаем что-то для них, тогда мы помогаем им.  Поэтому нужно делать все возможное, что в наших силах.

Когда я для себя решила эту проблему, и мне удалось быстро восстановиться, то однажды прихожу я к своей знакомой бабушке. И мама тоже была у нее  в гостях когда-то пару раз. Где-то спустя сорок дней после смерти мамы, может быть, чуть больше, я прихожу навестить  эту бабушку, а она начинает успокаивать меня, утешать. Она, наверное, думала, что я скорблю, переживаю сильно, а я ей говорю: «Вы знаете, меня не тяготит уже это. Я знаю, что маме там хорошо, и единственное, чего мне недостает – это того, что её нет рядом со мной физически, но я знаю, что она всегда рядом со мной». И вдруг, вижу, на столе у нее какая-то вазочка была, как у всех бабушек, с цветочками  какими-то и ещё чем-то, и я, совершенно машинально, вытаскиваю оттуда бумажку. Вытаскиваю, а там маминым почерком написана молитва. Я говорю: «Вот видели! Она рядом со мной всегда. Даже сейчас она рядом со мной». Моя знакомая очень  удивилась. Вот такая у нас связь, понимаете?

Надо отпускать, потому что, когда мы их не отпускаем, им тягостно, они тоже страдают. Потому что мы связаны, так же как  здесь, на земле, когда  не даем человеку свободы, тянем его, начинаем контролировать, звоним: «Ты где? А может быть там то? А может тебе плохо? А может быть тебе слишком хорошо?»  По тому же самому принципу строятся наши отношения с усопшими близкими.

– Получается, что за сорок дней вы пришли в себя от кризиса, то есть сорок дней – это своего рода приемлемый срок. А какие сроки будут неприемлемыми?

– Если человек год скорбит и это затягивается и дальше, то конечно это неприемлемо. Максимум полгода, год, можно поболеть, так скажем, а больше — это уже симптом болезни. Значит, человек впал в депрессию.

– А если он просто не может выйти из этого состояния?

– Не помогает, значит пришла пора исповедать еще одну свою ошибку. Почему уныние входит в семь смертных грехов? Печалиться, унывать, нельзя, это малодушие, это болезнь духовная. Вера – это самое сильное и надежное лекарство.

– А есть ли какой-нибудь психологический способ себя подвигнуть к тому, чтобы сделать первый шаг? Ведь некоторое люди прямо так вот и думают: «Я по нему так долго скорблю, и таким образом я ему храню верность». Как это преодолеть?

– Обязательно нужно что-нибудь делать для усопшего. Прежде всего, молиться за него подавать записочки в храм. А дальше – больше, снова появятся силы. Путь из депрессии обязательно связан с какими-то действиями, хоть чуть-чуть, понемножечку. Можно просто хотя бы сказать: «Как же я люблю его, Господи! Помоги Ты ему, Господи!» – всё. «Я за него страдаю, я за него переживаю. Вот он ушел в никуда, но я знаю, что он там не один, что он с Тобой». Нужно хотя бы что-нибудь говорить, делать ради этого человека, но только не бездействовать.

© Memoriam.ru



( 15 голосов: 4.6 из 5 )

Как пережить смерть близкого человека?

Статья подготовлена по материалам вебинара ректора Института христианской психологии протоиерея Андрея Лоргуса «Ненормативные кризисы семьи: болезнь и больной в семье», проведенного Институтом христианской психологии.

Очередная тема — смерть одного из членов семьи. Разумеется, что мы говорим о смерти преждевременной. Смерть члена семьи до того, как семья прошла основные этапы жизненного цикла. То есть до того, как дети выросли и обрели самостоятельность, создали свои семьи, имеют работу, живут самостоятельно и так далее. Преждевременная смерть — это не смерть в каком-то возрасте, а смерть до того, как семья, в общем и целом, завершила свой семейный цикл. Например, отец умирает, когда еще дети не завершили образование, не вступили в самостоятельную жизнь, или еще раньше, или умирает хозяйка, мать, пока дети еще маленькие.

Протоиерей Андрей Лоргус

Прежде всего, важно понять, что семья и каждый член семьи по отдельности переживает смерть примерно так же, как переживает человек принятие диагноза или состояние горя. Здесь те же самые стадии по Кюблер-Росс: оцепенение или шок, отрицание смерти, гнев, сострадание, острая скорбь, дезорганизация семьи, потому что нарушается функциональность семьи, нарушается распределение ролей. Затем происходит какая-то реорганизация, сопровождающаяся уменьшением интенсивности скорби, принятием утраты члена семьи. Затем происходит восстановление — семья горюет. Горевание может растянуться, как мы увидим дальше, достаточно надолго.

Первый симптом выхода семьи из шока — некоторая реорганизация семьи, сопровождающаяся уменьшением интенсивности скорби. Здесь имеется в виду то, что как только семья принимается перераспределять функции и роли, которые каждый член в семье имеет, как только семья приспосабливается к новому образу жизни, тотчас происходит снижение ощущения подавленности, растерянности, беспомощности. Это происходит потому, что включаясь в активную работу, человек открывает для себя выход из создавшегося положения, что дает ощущение собственной силы. Такая активность, деятельное участие, уменьшает или преодолевает чувство беспомощности и бессилия. То есть здесь в обратной пропорции — как только люди начинают каким-то образом менять состояние отношения к утрате, тотчас же снижаются и эти отрицательные качества. Но это не означает вовсе, что исчезает горевание. Горе здесь есть практически на всех стадиях, и мы дальше рассмотрим, что представляет из себя горе с психологической точки зрения.

Симптомы «нормального» горя

Эрих Линдеманн (1900 — 1980) выделил симптомы «нормального» горя, то есть горя, которое в норме развивается у каждого человека. Это можно применить и к семье. Давайте посмотрим, прежде всего, на симптоматику «нормального горя» с тем, чтобы потом ответить на вопрос, как с горем работать.

Прежде всего, физические симптомы. Это то, что мы наблюдаем у человека, в семье которого произошла смерть. Прежде всего, это периодические приступы физического страдания — это слезы, рыдания, обмороки, сердечные приступы и так далее. Кроме того, такой человек может чувствовать пустоту в груди, пустоту в животе, слабость, потерю мышечной силы: человек просто сидит, руки его буквально лежат на коленях или висят вдоль туловища, не может их поднять, голова опрокинута, человек или лежит, или положил голову на руки. Ему трудно дышать, он задыхается, может быть отдышка, острая повышенная чувствительность к шуму, сильная раздражительность на шум, сухость во рту, спазмы в горле, затрудненное дыхание, сердечные приступы и так далее, и так далее.

Тут может быть один из этих симптомов, а могут быть все сразу вместе. Но надо понимать, что тот, кто находится рядом с человеком в остром горе, должен, прежде всего, на первой стадии работы с горем заботиться о физических симптомах. То есть, чтобы человек, переживающий острое горе, и у которого наблюдаются подобные симптомы, первое: чтобы дышал, и дышать надо принудительно, то есть буквально делать дыхательную гимнастику, чтобы дышать; во-вторых, чтобы человек спал, для этого, может быть, надо давать ему снотворное; далее: чтобы человек ел — обязательно, через силу, сколько-нибудь, но он должен есть; и чтобы у него была возможность отдыхать в тишине, чтобы ему дали некоторый покой, то есть не звать к телефону, и, конечно, он не должен ходить на работу. Да, человека можно занять какой-то физической работой, то есть что-то делать по дому, но очень ограничено, потому что, как мы уже отмечали здесь, у него скорее всего присутствует потеря мышечной силы.

Поведенческие составляющие. Прежде всего, это заметно в речи: прерывающаяся речь, торопливость или наоборот замедленность речи, такое впечатление, что человек принимает наркотик. Или застывание на одной фразе. Конечно же, спутанность, непоследовательность речи. Отсутствие интереса к делам, всё как бы валится из рук. Изменение пищевого поведения, например, отсутствие аппетита, и с этим надо бороться — аппетит вызвать невозможно, это внутреннее желание, поэтому нужно принуждать человека понемножечку есть, понемножечку. И это требует постоянной работы — нужно готовить человеку, нужно следить. Обычно человек говорит: «Ну ладно, идите-идите, я потом поем». Нет. Надо обязательно следить, чтобы он пил и ел. Если кто-то хочет помогать человеку в остром горе, то он должен оставаться с ним.

В когнитивной сфере, то есть в сфере интеллекта, человек в остром горе теряет доверие к себе, он думает: «А я не справлюсь. У меня не получится. А мне не верьте, я ничего не знаю». Спутанность мыслей — да, это может быть, трудности с концентрацией, с вниманием — это тоже бывает. Но, как правило, человек это в себе замечает.

Эмоциональная сфера — чувства и переживания. Гнев. Прежде всего, гнев на то, что произошло с ним, с его семьей, с его близким. Этот гнев, кстати говоря, чаще всего люди подавляют, но подавленный гнев оборачивается депрессией, потому что депрессия — это подавленная агрессия, мы должны это помнить. Чувство беспомощности, чувство вины, очень острое чувство вины. Чем ближе был человек, который умер, тем более острое чувство вины. Почему? «Если бы я был, я бы не допустил этого несчастного случая. Если бы я постарался, если бы я нашел врачей, если бы я достал лекарства, если бы, если бы, если бы…», — очень часто близкие так себя обвиняют в том, что они виноваты в смерти. Или чувство вины, что вот «я был невнимателен», «я не поговорил», «я уехал», «я оставил его одного» и так далее, и так далее.

Кстати говоря, что очень важно, часто у близких людей после смерти близкого и не очень близкого человека возникает как резонанс страх и тревога за свое здоровье и свое будущее. Я нередко наблюдаю на консультациях, когда приходит человек и говорит, что у него возникли панические атаки, и очень часто в прошлом, в недавнем прошлом такого человека возникает факт смерти близкого или не очень близкого родственника. Например, бабушки, дедушки, тёти, дяди, двоюродных, троюродных сестер, братьев. Особенно, конечно, родителей. Когда в семье кто-то умирает, и человек, близко знавший его, участвует, как бы близок к кончине, к этой утрате, у него возникает как резонанс страх за собственную жизнь, за собственное здоровье.

И очень часто этот страх, подавленный страх превращается в острую бессознательную тревогу, которая может вырастать в такие симптомокомплексы как панические атаки. Поэтому именно здесь, в этой сфере переживания семьи очень важно выражать тревогу за свое здоровье. Это реакции нормальные. Это нормальное горе. Обратите внимание, это очень важно понимать, что очень часто обостренные страхи, тревоги, панические атаки, депрессии могут быть результатом смерти в недавнем прошлом близкого человека.

Как выражать тревогу? Вообще говоря, все чувства, которые только есть у человека, надо выражать. Что значит выражать? По крайней мере, две вещи это означает: во-первых, признавать, отдавать себе отчет, и во-вторых, проговаривать или выражать как-то по-другому. Но, по крайней мере, если вы признаете в себе тревогу, гнев, вы можете их в себе осознать, это первый очень важный факт, и второй — вы можете сказать об этом. С кем и как, когда это выразить, когда это озвучить, это уже надо смотреть по ситуации. Для этого и существуют близкие люди, друзья.

Что делать с чувством вины? Чувство вины — это отдельная работа. Но надо понимать, что очень часто, когда умирает близкий, у нас есть частично мнимая вина, невротическая вина, частично подлинная вина. И мы должны понимать разницу между ними, это работа уже со специалистом, но она требует длительного времени. Во всяком случае, в момент острого горя с чувством вины работать очень трудно или лучше не стоит.

Время горевания

Здесь изображено время горевания, когда горе касается семьи.

Первая стадия, от суток до двух — это шок и отрицание утраты. Что значит отрицание утраты? Например, когда родственникам сообщают о смерти, они не верят в это. Буквально не верят в это. То есть они начинают продолжать обращаться к врачам, к близким с тем, чтобы те подтвердили им, что это на самом деле не так. На этой стадии отрицания утраты некоторые члены семьи могут застревать на долгие годы или на всю оставшуюся жизнь. Я знаю таких женщин, которые не верят в кончину их ребенка, например, и продолжают сохранять всю обстановку в доме, вещи умершего ребенка, поддерживая для себя призрачный иллюзорный миф, что вот ребенок вернется в свой дом, где ждут его вещи, где ждет его комната и всё прочее.

Застревание на этой отрицающей стадии очень болезненно, может привести к такой дисфункции семьи, что она может в буквальном смысле развалиться. Многие члены семьи просто покинут такую семью, они не могут дальше оставаться в ней, потому что нельзя жить рядом с тем, кто продолжает ожидать давно усопшего, погребенного и похороненного, отпетого члена семьи.

В течение первой недели, конечно, наблюдается истощенность, потому что были похороны, было погребение, было отпевание, встречи, поминки и так далее. Эмоциональная и физическая истощенность семьи здесь очень ярко выражена. И, конечно же, здесь нужно проявить заботу друзьям и знакомым, близким и самим членам семьи о том, что семья нуждается в отдыхе, в уединении, в тишине, в покое.

Две-пять недель, то есть что-то вроде месяца: многие члены семьи возвращаются к повседневности — к работе, к обычному образу жизни, к своим делам, которые были прерваны на неделю, быть может, у кого-то меньше, у кого-то больше. И тогда самые близкие чувствуют больше утрату, потому что гости разъехались, а дальние родственники вернулись к своей жизни. Они остаются с этой пустотой утраты. И у них более остро возникает тоска, гнев, горе. Шок проходит, наступает время острого горевания, которое может продолжаться очень долго — от полутора месяцев до трех месяцев, наступает переходная стадия из тоски и гнева.

Три месяца и до года длится траур, можно сказать, ощущение беспомощности, регрессивное поведение членов семьи. Например, кто-то из членов семьи может вдруг превратиться в подобие маленького ребенка, за которым нужен дополнительный уход и наблюдение. Возможно, кого-то затронет в большей степени депрессия. А кто-то будет искать заместителя этого поведения — того, кто как бы возьмет на себя функцию умершего. Это могут быть самые разные члены семьи. Дети замещают ушедшего родителя, родитель иногда играет в погибшего умершего ребенка и так далее. То есть здесь происходят удивительные приключения с заместителем поведения. Конечно же, с патологическим поведением, с поведением, которое вносит в семью еще большую дисфункцию, кроме самого горя.

Наконец, происходит годовщина. Это очень важный момент, когда семья, по сути дела, имеет возможность совершить эту годовщину. Годовщина — это некоторое очень важное событие, когда частное горе возвышается до семейного символического горя, когда совершается ритуальное завершение. То есть это поминовение, это поминки, это богослужение, это молитва, это поездка на кладбище, может быть, даже в другой город, в другой район. Но, во всяком случае, родственники вновь собираются, и общее горе облегчает горе самых близких родственников. Если не происходит застревание, потому что нередко самые близкие родственники не готовы расстаться со своим трауром, не готовы расстаться со своим горем.

Что означает застревание? Застревание — это когда семья не может преодолеть определенную стадию горевания, и человек не может преодолеть. А это означает, что он не возвращается к обыденной жизни, он продолжает жить в патологической жизни, где его психическое состояние вновь и вновь разрушает его здоровье.

Наконец, от полутора до двух лет после утраты семья имеет возможность вернуться к своей прежней жизни. Разумеется, к прежней, но уже без того, кто ушел навсегда. То есть к этому времени функции семьи тем или иным образом перераспределены. Структура вновь пришла в некоторое равновесие в силу новых ролей: роли замещены, функции перераспределены, структура вновь продолжает пребывать в каком-то равновесии. Разумеется, в новом равновесии.

Если семья теряет нерожденного ребенка, то в чем будет специфика стадий? Стадии не те же. Здесь тоже горе, и здесь очень важно, чтобы мать и отец нерожденного ребенка совместно переживали, проживали это горе. Здесь, как правило, не участвуют посторонние люди, которые могут быть просто не посвящены в это. Поэтому здесь очень важно, чтобы родители этого ребенка — мать и отец, муж и жена, — чтоб они вместе, не порознь, а вместе переживали это горе, чтобы они помогали себе пройти эти стадии. Но в какой-то степени это похоже на потерю ребенка, только здесь нет контакта, здесь нет визуальной памяти, слуховой памяти, сопереживания с этим ребенком. Здесь всё немножко по-другому, и тут еще очень важны обстоятельства, при которых погиб ребенок. Если обстоятельства каким-то образом связаны с образом жизни супружеской пары или конкретно матери, которая вынашивала этого ребенка, тогда здесь будет, конечно же, очень серьезная проблема с чувством вины. И если здесь была какая-то непредвиденная проблема со здоровьем или еще с чем-то, то здесь тоже будет чувство вины от того, что не всё сделали, или от чего-то это зависело, могут быть взаимные обвинения в наследственности и так далее, тут есть своя специфика.

Что означает работа с горем семьи и близких? Прежде всего, важно помочь семье пройти все стадии. Каким образом? На каждой стадии есть своя симптоматика поведения. Скажем, на стадии тоски и гнева очень важно помочь близким воспоминанием жизни усопшего, переживанием вновь всей его жизни, начиная с самых ранних лет его жизни, просматривать его архивы, его дела, его фотографии. И на этой стадии, кстати говоря, рождаются определенные мифы, что неплохо, потому что семья таким образом справляется с горем. Рождаются определенные замыслы, возникают какие-то мемориальные идеи памятника, составления альбома и так далее. То есть здесь есть много очень важных вещей, которые помогают пережить. И если кто-то помогает семье пережить, значит, он выслушивает, много раз выслушивает одно и то же об усопшем — о том, как он болел, о том, как он умирал, о том, что переживали члены семьи в этот момент, это всё очень важно.

Помощники

Собственно говоря, работа помощников семьи, друзей, близких — это и есть быть, присутствовать в семье и слушать бесконечно эти рассказы, эти повторения, которые меняются раз от разу, и это отчасти помощь в преодолении горя. И, конечно же, надо заботиться о близких, которые переживают горе, чтобы они спали, ели, отдыхали и возвращались потихонечку к жизни, которая их продолжает ждать.

Разумеется, еще раз я должен сказать, что работа с острым горем, работа с людьми, которые пережили тяжелое положение, — это серьезная работа, и она начинается, прежде всего, с ресурсов самих помощников. То есть помощники нуждаются в диагностике, помощники нуждаются в подготовке, прежде чем они берутся за это. Естественно, если это речь идет о родственниках — их никто не спрашивает. Родственники встречаются с горем потому, что они родственники, а вовсе не потому, что они взялись помогать. Но если это волонтеры, если это близкие знакомые, то они должны понимать, что помочь они могут только в том случае, если они сами умеют регулировать свое эмоциональное поведение, сами могут быть достаточно эмоционально устойчивы. И тут еще одна очень важная вещь: всем помогающим в остром горе нужно пройти курс исцеления от суеверий и магизма.

Вопросы

Есть ли риск, когда близкие не разъезжаются, а остаются поддерживать самого горюющего члена семьи, что этим они замедлят прохождение этапа переживания горя и наоборот продлят процесс?

Нет, наоборот. Если они задерживаются, остаются в семье, где произошла смерть, они помогают преодолеть горе. Потому что, еще раз говорю, заново проживается жизнь усопшего, повторяется, рассказывается. Это всё важные психотерапевтические ритуалы, которые помогают, и близкие — как раз именно те люди, которые могут помогать семье.

Какая помощь может быть оказана, если в семье проявляется заместительное поведение?

Если члены семьи принимают это заместительное поведение и не хотят от него избавляться, едва ли можно помочь. Например, нередко бывает, в течение года или двух после смерти одного из членов семьи рождается ребенок. И иногда его называют именем усопшего. Или даже еще больше того, как бы назначают его заместить того, особенно если это старший ребенок умер, то родившегося младшего назначают как бы быть ему заместителем. Или если, например, умер отец, старшая дочь берет на себя функции отца, чтобы маме и другим детям заместить отца.

К сожалению, в таких случаях семья неохотно идет на осознание этой действительно патологической ситуации, потому что её устраивает такое положение. И очень часто и самого «заместителя», и тех, кто принимает эту заместительную помощь, может устраивать такое положение. Но когда семья или эти члены семьи готовы будут осознать, что с ними происходит, вот тогда можно помочь им осознать, почему произошло так, и что произошло в семье в этой ситуации. Поэтому не всегда можно помочь.

Если очевидно, что человек застрял на какой-то стадии горевания, но не признает это, как ему помочь?

Если человек не хочет с этой стадии уходить, нельзя его насильно тащить куда-то. Но, по крайней мере, можно быть рядом и не участвовать в его мифах. Например, мать, глядя на фотографию сына, обращается к нему, как к живому, пытается с ним говорить, с ним советоваться. Вы не обязаны в этом участвовать. И вы можете не объяснять и не выводить на чистую воду мать, но вы можете в этом мифе не участвовать. Вы можете совершенно трезво и однозначно говорить о человеке, как об усопшем, молиться о нем, поминать его и не делать вида, что вы тоже думаете, что человек не умер. Вот это уже будет достаточной помощью. В любом случае, человек, страдающий таким застреванием, может обратить внимание, может попросить у вас помощи, и ему, может быть, рядом с вами будет легче. А, может быть, он с агрессией вас оттолкнет, прогонит прочь. Но, по крайней мере, у него будет шанс узнать правду от того, кто был рядом с ним.

Надо понять, что там, где человек хочет обманываться, хочет жить в нереальном мире, хочет жить с мифом, мы не можем его переубедить, мы не можем насильно заставить его жить в реальности. Но мы сами, рядом живущие, можем продолжать жить в реальности, не подыгрывая мифологии другого.

Подготовила Тамара Амелина

Как пережить утрату | Православие и мир

Как пережить утрату близкого человека? Советами делится психолог, психотерапевт Анастасия Бондарук.

Иногда смерть врывается в течение жизни внезапно, словно воровка, забирая у нас самое ценное и дорогое — любимых и близких. Эти антагонизмы: жизнь и смерть… Они всегда связаны, но это не значит, что одинаково желанны. Нежданная смерть рождает много вопросов. «За что?», «Почему?», «Что теперь делать?», «Как теперь жить?».

Ответы на некоторые из них находятся не в нашей власти, но на остальные мы просто обязаны ответить. Например: «как теперь жить, когда ушедший играл такую громадную роль в нашей жизни?». Конечно, для верующего человека, первый ответ: «Молиться».

К сожалению, наша духовная немощь не позволяет нам непрестанно пребывать в молитве. Да и Феофан Затворник напоминает нам: «…у человека есть три яруса жизни: духовный, душевный и телесный; что каждый из них дает свою сумму потребностей, естественных и свойственных человеку; что сии потребности не все одного достоинства, но одни выше, другие ниже и что соразмерное удовлетворение их дает человеку покой». Поэтому следуя святоотеческой мысли о том, что духовные потребности хоть и самые высокие, но не единственные; и что душевное равновесие связано с рассудительным подходом и к духовным, и к душевным, и к телесным потребностям, можно задуматься: «Чего же еще ищет наша душа?» Что бы это понять, надо ответить на вопрос: «А что она утратила?»

Духовная поддержка

Одна православная женщина, придя на консультацию, жаловалась на тяжелые обстоятельства жизни. Когда ее спросили о том, бывают ли минуты, когда она чувствует облегчение от своих страданий, она ответила: «Да, конечно. Моя душа отдыхает на богослужении, во время молитв, и когда встречаюсь с кем-то из верующих людей». Так мудро устроил Господь, что хотя все мы и немощны, однако способны духовно поддерживать и утешать друг друга.

Вспоминаю историю из патерика о том, как одному священнику, подвижнику, жившему в пустыне, сослужили ангелы, с которыми священник мог беседовать. И как-то встретил он другого священника, который указал ему на то, что подвижник совершает серьезную ошибку во время литургии. Подвижник был удивлен и спросил у ангелов: «Действительно ли это ошибка? И если да, то почему же вы не указали мне на нее?» Он получил ответ: «Ты действительно ошибался. Господь так устроил, что люди вразумляются людьми».

Теряя близких по крови и по духу, мы в первую очередь теряем духовную поддержку, вразумление и утешение. И здесь есть надежда только на промысл Божий, может, Господь, по нашим молитвам восполнит нам мудрость и духовность ушедших.

Пример для подражания. Идентификация и развитие

Психическая боль, полагают психологи, тесно связана с фрустрированными жизненными психическими потребностями в любви и безопасности. Но есть у нас и еще одна, часто неосознанная потребность — в идентификации. Мы развиваемся «по образу и подобию», сперва родителей, потом внешних авторитетов. Так вот, когда мы теряем человека, которому подражали, у которого чему-то учились, то как будто теряем часть себя. И это больно. Хотя боль острого горя — это боль не только разрушения и утраты, но и боль рождения нового.

Мы как будто приходим к необходимости задать себе вопрос: «Как я теперь сам смогу воплощать в жизнь то, чему научился?». Конечно, это также может вызывать страдания. Вспомните, как ребенок часто просится на ручки, когда много приходится идти самому. Но как же иначе развить самостоятельность и выносливость? И здесь страдание можно описать как отношение боли к смыслу боли. Чем более позитивный смысл, тем меньше страданий. В этом случае, если человек защищается от боли, он защищается от изменений.

Особенно любим тех, в кого много вложили

Наши отношения всегда двусторонни. Мало кто может только получать. Обычно люди хотят и отдавать. Зрелый, развитый психологически человек хочет не только быть любимым, но и любить. Он хочет заботиться, хочет, чтобы в нем нуждались, чтобы дела его любви приносили радость ближним. И когда такие люди есть, это наполняет жизнь счастьем. Как радостно делиться плодами своего труда, знаний, талантов, умений! И в процессе этой заботы, мы особенно любим тех, в кого много вложили, а если нашу заботу еще и ценили, тогда нам радостно вдвойне.

И вот, когда такой человек уходит из жизни, то образуется как будто пустота. Поток любви не находит адресата и, разочарованный, возвращается к хозяину, но и это его не удовлетворяет. Что делать? В христианстве есть для этого хорошая традиция: милостыня. Милостыня не только финансовая, а любые дела милосердия, как бы в молитвенную память об умершем. Ту любовь, которую вы хотели бы проявить к умершему, проявите к нуждающемуся. Да, вы не получите той обратной связи к которой привыкли, но вы найдете достойное применение своему дару любить и дарить.

Так в жизни одного человека, серьезно связанного со спортом, случилось горе, умирала его тяжелобольная дочь. После ее смерти он создал центр для реабилитации детей с ДЦП. Свое решение он объяснил так: «Идея создания Центра принадлежит не мне, а моей покойной дочери. „Папа, — сказала она, — твои тренеры выбирают в свою спортивную школу самых здоровых и готовых к жизни людей. А больные, слабые, а инвалиды? Они ведь остаются за бортом. Каково им?“. Она говорила это, зная, что уходит из жизни… Когда открылся наш Центр, я думал, что исполнил ее завет». Перед этим центром находится фигура золотого ангела.

Помощь в житейских делах

Если человек был для нас достаточно близким, то его роль в обстоятельствах нашей жизни могла быть и шире. Общие праздники, дни рождения, подарки, поздравления… Как быть? И здесь очень интересно устроена наша психика. Обращение к воспоминаниям, как будто позволяет нам незримо соприкоснуться с ушедшим. Как будто открывается заветный ларец, где душа хранит все, что связано с этим человеком, и мы можем согреваться накопленным теплом общения. Иногда считается, что от воспоминаний надо уходить, чтобы не расстраиваться. Но так мы уходим и от всего хорошего, что было. «Вечера памяти» с фотографиями, с историями оказывают поддержку и помогают смириться с утратой.

Очень часто, столкнувшись со смертью, мы можем сказать себе или ближнему: «Смирись и поблагодари Бога!» Жизнь показывает, что иногда, с таким же успехом можно сказать себе: «Летим в космос». Смирение, а тем более благодарность не приходят сразу. Для того чтобы прийти к такому состоянию, наша психика должна научиться хотя бы частично восполнять утраченное. При этом — молитва и таинства освящают душевные поиски.

Преждевременные требования от себя смирения со скорбными обстоятельствами может привести к душевному смущению или унынию. Ефрем Сирин писал: «Человеку дана была жизнь подобная вечной жизни, и с нею приял он любовь к жизни и ненависть к смерти. Сих двух стражей даровала человеку Всемощная Сила, снабдившая его жизнью, чтобы с их помощью охранял он благо жизни от противников. Из любви к жизни обнаруживает (человек) в себе любовь к своей жизни и сколько должно благодарит Подателя жизни, давшего ему жизнь. Страх смерти удерживает его в стремлении ко греху; потому что чрез грех утратил он жизнь, которая для него так вожделенна». Поэтому любовь к жизни, своей и ближних, естественна для человека. Не надо пытаться перепрыгнуть через свое естество, дайте себе время смириться с утратой…

Протоиерей Александр Ильяшенко: Как пережить потерю близких? (+Видео)

Невозможно представить, чтобы умирали дети, да еще маленькие, безгрешные, горячо любимые. Как это объяснить? От людей, потерявших близких, требуется особенно глубокая вера: раз Господь так решил, значит, так тому и быть. Почему так, мы не знаем. Можно только сказать, если говорить о детях, что безгрешный ребенок, несомненно, в Царстве Небесном, и там ему гораздо лучше, чем здесь.

Как пережить потерю близкого человека? Какие слова найти для матери, потерявшей ребенка? Отвечает протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса б. Скорбященского монастыря.

Событие за пределами человеческого разума

— В жизни бывают события, которые не поддаются никакой логике, никаким объяснениям. Например, смерть ребенка. Проще всего сказать, что любое горе — воздаяние Господа за наши грехи. Но это очень поверхностно. У кого язык повернется сказать матери, потерявшей ребенка, что это Господь наказал ее за грехи? В том-то и дело, что есть события, которые невозможно осмыслить — они за пределами человеческого разума.

Протоиерей Александр Ильяшенко

Невозможно представить, чтобы умирали дети, да еще маленькие, безгрешные, горячо любимые. Как это объяснить? От людей, потерявших близких, требуется особенно глубокая вера: раз Господь так решил, значит, так тому и быть. Почему так, мы не знаем. Можно только сказать, если говорить о детях, что безгрешный ребенок, несомненно, в Царстве Небесном, и там ему гораздо лучше, чем здесь. Даже сравнить нельзя. Сам апостол Павел сказал, что невозможно описать то, что ждет человека в Царстве Небесном. Ребеночек уже имеет этот сверхъестественный Божественный дар.

А тем, кто остался, конечно, очень тяжело, может быть, даже до умопомрачения. Но нужно понять: нельзя, чтобы от твоего горя померк разум. Есть Божественная правда, и, повторяю, раз Господь так судил, значит, так тому и быть. Нужно просить у Господа смирения, сил перенести свое горе, веры, чтобы не сомневаться в Его Промысле.

Это не значит, что ты сможешь легко забыть о горе, выкинуть его из головы. Не забудешь и не выкинешь. Но у Пушкина есть замечательные слова: «Печаль моя светла». Печаль останется, но если ты с Богом, она окрасится светлым духовным оттенком. Да, это печаль, горе, ты потерял близкого человека, но жизнь не кончена, и ты еще не конченый человек. Ты полноценный человек, и тебе нужно пережить такую тяжкую утрату. Проси у Господа сил, и Он даст тебе силы. А как Господь дает, Он один ведает.

Горе — знак Божественного посещения

Мне приходилось общаться с родителями, которые пережили такое горе — похоронили своих детей. Они говорили, что вне Церкви пережить это невозможно. А в Церкви заупокойная служба, отпевание, какое-то слово, которое больше нигде не услышишь, и самое главное — благодать и милость Божия.

Господь ведает, как горько потерять близкого человека, и посылает утешение. Это не значит, что Он покарал вас за какие-то грехи. Все мы грешные, и всем надо каяться. Конечно, когда случается какое-то горе, это знак Божественного посещения и призыв к какому-то сугубому покаянию. Но не потому, что ты плохой. Может быть, Господь тебя избирает таким особым образом, чтобы ты, принеся сугубое покаяние, возрос духовно и мог помочь тому, кому выпадет такое трудное испытание.

Апостол Павел говорит про Спасителя: «Ибо, как Сам Он претерпел, был искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:18). Если ты сам страдал, можешь помочь тому, кто страдает. Ты обретаешь способность сострадать. Святые отцы говорили, что мы должны относиться к миру не чувственно и не бесчувственно, но сочувственно. И вот эту силу сочувствовать тому, кто страдает, ты обретаешь, переживая и преодолевая тяжкое горе, которое постигло тебя. Может быть, для того Господь тебе его попустил, чтобы ты помог окружающим.

В православном чине отпевания и заупокойной службе наряду с печалью присутствует некая внутренняя радость, потому что за человека, который отошел от этой жизни и унаследовал жизнь вечную, можно только радоваться, хотя это и трудно.

Смерть близкого — разлука

Надо понимать, что смерть близкого человека — это разлука. Ведь душа человеческая бессмертна. Она бессмертна у того, кого ты утратил, и у тебя самого она тоже бессмертна. Если ты будешь жить достойно, по-христиански нести свой крест, то верь, что когда и твоя земная жизнь закончится, ты встретишься с тем, кого утратил здесь. Ведь Господь не разлучает тех, кого Он здесь соединил. Если люди любили друг друга в земной жизни, Господь по Своей милости соединит их и в жизни вечной.

Значит, смерть близкого человека — продолжительная, трудная, горькая, но всего лишь разлука. Погребая близкого, мы не в черную яму его опускаем, а верим, что предстоит встреча. Человек так многообразен и глубок! Неужели все многообразие его радостей, печалей, переживаний исчезает в черной яме? Конечно, нет. Наоборот, все лучшее, что было в природе человека, раскроется и засияет в Царстве Небесном каким-то особым, благодатным, нам еще неведомым светом. Если сподобимся, и мы там будем.

Как ни трудно расставаться, хоронить своих близких, нельзя позволять, чтобы горе целиком поглотило твою душу. Нужно прикладывать усилия, прежде всего, молитвенные. Если ты понимаешь, что Господь милосерден, не дашь печали задушить тебя, найдешь силы ее преодолеть. И в этом преодолении приобретешь духовные силы и сможешь идти по жизни, достойно неся эту печаль, растворенную радостью.

Подготовил Леонид Виноградов

Как пережить смерть любимого мужа и жить дальше: советы психолога

Потеря близкого человека – одно из страшнейших испытаний в жизни. Ждать, пока боль от утраты утихнет, невыносимо. Чтобы узнать, как пережить смерть любимого мужа, полезно прислушаться к советам психологов и людей, которые через это прошли. Каждый реагирует на удар по-своему, но для всех горе становится непреодолимой трудностью.

Как справиться с потерей близкого человека самостоятельно

Боль от потери родного человека затрагивает и тело, и душу. Рана от утраты остается на всю жизнь. В первые недели после смерти любимого мозг не может думать ни о чем другом. Временное облегчение приносят слезы. Многие пытаются глушить эмоции алкоголем, и зря. Чувства необходимо прожить, не подавляя.

Полное осознание необратимого приходит к концу второй недели. Наступает стадия острой боли, которая бывает настолько сильной, что ее чувствуешь физически. Кажется, будто выжить после такого события невозможно. В сложный момент нужно вспомнить о тех, ради кого стоит жить. Вокруг много людей, в которых можно найти опору и поддержку. Кто-то из них и сам нуждается в помощи, а кто-то будет согласен выслушать и разделить горе на двоих.

После прошествии первых месяцев после смерти любимого лучше убрать вещи, которые напоминают о нем. Не стоит путать благородную память с навязчивыми напоминаниями, которые причиняют лишнюю боль.

Слегка смягчить боль способно время – спустя год или два она станет менее ощутимой. За этот период человеку, перенесшему утрату, придется пройти несколько стадий:

  1. Отрицание. «Он живой, это все дурной сон, который скоро пройдет».
  2. Гнев. «Почему это случилось именно со мной, чем я заслужила?»
  3. Обида. «Как он мог оставить меня одну?»
  4. Депрессия. «Без него жизнь потеряла смысл».
  5. Принятие. «Я сильная, поэтому научусь жить без мужа».

Если последняя стадия не наступает даже по прошествии года после смерти мужа, лучше найти специалиста. Стадии переживания утраты не имеют четких временных границ, и у каждого человека протекают по-разному.

Советы психолога: с чего начать возрождение

Когда успокоительные не помогают, нужно поработать над своим ментальным состоянием. В этом помогут советы психологов:

  1. Не стоит стесняться плакать. Похоронив мужа, многие женщины боятся быть слабыми, чувствовать страх и беспомощность. Это нормальные чувства, проживания которых подарит шанс начать новую жизнь. Слезы принесут эмоциональную разрядку и помогут выплеснуть негатив.
  2. Нужно смириться. Кому дано прожить долго, кто-то – умирает молодым. Заключить договор со смертью не под силу никому. Вернуть любимого не получится, поэтому лучшее, что можно сделать – принять гибель и научиться жить без него.
  3. Отыскать новые жизненные ориентиры. Период безразличия ко всему рано или поздно должен закончиться, и чем раньше – тем лучше. Нужно учиться радоваться простым вещам – улыбке детей, хорошей погоде, красивому фильму. Жизнь вернется в прежнюю колею, если проявить стойкость и переждать момент бури.
  4. Найти хобби. Арт-терапия – известная методика, которую применяют в работе с людьми, которые не знают, как жить после смерти мужа. Стоит вспомнить о давно забытом увлечении – рисовании, лепке, пении. Можно написать книгу, начать вести блог, завести питомца. Хобби поможет не только отвлечься и успокоиться, но и поспособствует саморазвитию.
  5. Начать общаться. Постоянное одиночество губительно. Необходимо найти в себе силы коммуницировать с миром, и восстановить старые связи. Ради супруга, который не хотел бы видеть любимую затворницей, ради детей, которых нужно ставить на ноги, ради самой себя.
  6. Заняться волонтерством. Помогая женщинам, столкнувшимся с аналогичной ситуацией, можно найти новых подруг и ощутить светлые эмоции. Осознание, что ты приносишь пользу, подарит новый смысл жизни, и поможет справиться с личным несчастьем.
  7. Погрузиться в работу. Хоть первое время заниматься привычными делами сложно, любимая деятельность способна облегчить горе. Если вдова раньше была домохозяйкой, есть смысл пойти на работу.

Что делать, если мучает чувство вины

После утраты супруга жену может съедать целый клубок эмоций: злость на погибшего, отчаяние или безысходность. Почти все чувствуют вину перед покойником. Многих посещают мысли о том, что они могли предотвратить смерть, и не сделали всего, что требовалось. Это ошибочное мнение. Исход событий изменить невозможно, так что винить себя – напрасное дело. Застряв в чувстве вины, легко дойти до депрессии.

Злость на себя может послужить катализатором для самоубийства, особенно, если злоупотреблять алкоголем. Чувство вины нужно убить, как только оно зародится, иначе второй смерти не избежать. Покончить с собой – самый легкий путь, а смириться и продолжать жить во имя умершего способны только сильные люди.

Бывает, что супруга, у которой умер любимый муж, в скором времени находит нового возлюбленного, и корит себя за возникшие чувства к новому человеку. Многие вдовы находят утешение в новом мужчине, и не стоит ненавидеть себя за решение двигаться дальше. Умерший был бы счастлив, увидев любимую в надежных руках.

Отпустить человека – совсем не значит перестать его любить. Со временем воспоминания, причиняющие боль, превратятся в светлую грусть.

Не отказывайтесь от поддержки родных и близких

Сильные переживания могут привести к упадку сил, бессоннице, слабости и усталости. Улучшить состояние поможет компания подруг и поддержка родственников. Не исключено, что они переживают не меньше. Они могут принести облегчение как финансово, так и морально, дать ценный совет.

Когда остро встает вопрос, как жить дальше после смерти любимого мужа, не стоит стесняться просить друзей о помощи. Даже простое похлопывание по спине во время рыданий может принести мощную эмоциональную разрядку. В близком окружении всегда найдутся согласные разделить горе, выслушать, вытереть слезы.

В первое время может страшно оставаться одной дома. В этом случае можно пригласить переночевать маму или близкую подругу. Их присутствие придаст сил собраться с духом и не позволит сойти с ума от переживаний.

Как понять что нужно обратиться за помощью к специалистам

Смириться со смертью особенно тяжело, если она произошла внезапно, муж умер в молодом возрасте, или на момент его кончины супруги были в ссоре. Женщину, которая не знает, как жить после смерти мужа, могут посещать навязчивые мысли, симптомы депрессии, кошмары. Пик отчаянья приходит через 3-4 месяца после утраты. Посттравматическое стрессовое расстройство может появиться даже спустя год или два.Тогда вдова осознает необратимость утраты, но уже не получает прежней поддержки от близких.

Если состояние отрешенности, раздражительности, потери интереса к жизни продолжается долгое время, это повод задуматься о профессиональной помощи. Это особенно важно, когда наблюдаются соматические симптомы: боль в животе, тошнота.

Терапия горя и потери – это отдельная часть психотерапии. Есть врачи, которые специализируются на работе с такими пациентами. Они знают, как с ними беседовать, чтобы они повторно не травматизировались, вспоминая прошлое. Психолог сможет рассказать, как пережить смерть мужа,научиться жить полной жизнью, обрести новые цели и ориентиры. Специалист подскажет, как изменить образ жизни, наполнить ее радостью и смыслом, и окажет психотерапевтическую поддержку.

Как помочь подруге пережить смерть мужа

Когда с горем сталкивается близкий человек, хочется хоть немного облегчить его боль. Утешить подругу, которая может быть агрессивной, замкнутой или отрешенной после смерти мужа, сложно. Ей нельзя помочь ничем, кроме как выслушать и предложить реальную поддержку – посидеть с детьми, организовать похороны, купить продукты. В некоторых случаях полезно посетить вместе церковь, чтобы подруга смогла помолиться и побеседовать со священником.

Подруге нужно обеспечить круглосуточную моральную поддержку. Лучше сделать так, чтобы первое время возле нее все время кто-то находился. Иногда вдова захочет остаться наедине с горем. Но она должна чувствовать присутствие родного человека рядом – это принесет облегчение.

Не обязательно постоянно разговаривать с вдовой, но если она захочет выговориться, нужно выслушать – это своеобразная психотерапия. Если в ответ подруга хамит, отказывается от помощи, стоит бить тревогу: возможно, ей не удается самостоятельно справиться со стрессом. В таком случае лучше обратиться к специалистам.

Многие люди гораздо выносливее, чем они себе кажутся. Осознание того, что жизнь продолжается, поможет открыть новую страницу жизни, сохранив светлые воспоминания о умершем.

Как пережить смерть любимого человека

Каждый из нас рано или поздно переживает горе, которое связано с потерей любимого человека и любимого человека. Для того, чтобы еще раз ощутить полноту жизни и ощутить равновесие, нужно много времени и много работать над собой. Как пережить смерть любимого человека? На этот вопрос нельзя ответить однозначно, так как горе и утрата - довольно сложный процесс, включающий в себя несколько так называемых временных и критических периодов, о которых я хотел бы рассказать подробнее.

Первые 48 часов человек испытывает огромный шок от перенесенной потери, он отказывается верить в то, что произошло. В течение следующей недели мысли размышляют о том, как провести похороны и справиться со всеми хлопотами в голове, поэтому в этот момент чувство потери как бы переносится на второй план и выражается в ощущение физического и эмоционального истощения, упадка сил. На этом этапе очень гложет вопрос, как пережить смерть любимого человека.

Далее, в период от двух до пяти недель, когда человек возвращается к своей повседневной жизни, начинает заниматься обычными делами, уходит на работу, он испытывает чувство одиночества и покинутости, как в друзьях, так и в семье. В его голове постоянно думает о том, как пережить смерть отца или как пережить смерть матери, он не представляет, как можно делать обычные дела без них, без их советов, телефонных звонков, семейных обедов. В этот период чувства боли потеря еще очень сильна, но у человека иногда могут проскользнуть мысли, что все не так уж плохо, и жизнь продолжается.

В период от 6 недель до 3 месяцев, как пережить смерть близкого человека, не расставаться, потому что на этом этапе шок проходит, и человек начинает осознавать реальность утраты. В этот период у человека, пережившего потерю близких и близких, возникает широкий спектр эмоций, иногда он даже плохо контролирует себя. Как раз на этом этапе возникают такие переживания, как резкая смена настроения, плохой сон, приступы необъяснимого плача, общая слабость, утомляемость, паранойя, мышечный тремор, изменения сексуальной активности, человеку очень сложно сосредоточиться на чем-то конкретном, жизненной мотивации. низкий, хочется уединиться и постоянно говорить об умерших.

Через некоторое время, где-то в промежутке от 3 до 4 месяцев, начинается цикл так называемых плохих и хороших дней. В этот период повышается раздражительность и снижается чувство терпимости к тому, что произошло. Из-за депрессивного состояния нарастает рост простудных и инфекционных заболеваний. Но через полгода человек испытывает чувство депрессии. Этот период действительно очень тяжелый из-за наличия юбилеев, дней рождения, праздников, которые еще больше усиливают эмоции.

Год спустя, когда проходит первая годовщина смерти, этот этап может быть либо переломным, либо травматическим, в зависимости от последствий, пережитых в течение года. В период от 18 до 24 месяцев после трагического события наступает время «рассасывания». Чувство потери становится терпимее, человек начинает возвращаться к повседневной жизни, происходит так называемое прощание с умершим на эмоциональном уровне.

Еще хочу дать несколько рекомендаций, как пережить смерть любимого человека.Для начала нужно смириться с ситуацией и взять на себя все последствия смерти. Не сдерживайте в себе все эмоции, хочется плакать - плакать, смеяться - смеяться. Поговорите со своими близкими о своих чувствах, поговорите с ними, меньше оставайтесь наедине с собой. Не забывайте следить за своим здоровьем, хорошо питаться, проходить медицинское обследование. Наберитесь терпения, дайте себе время и силы, чтобы оправиться от потери любимого человека. Занимайтесь, как обычно, небольшими домашними заботами, это поможет вам снова почувствовать себя увереннее.

Как созерцать и принять смерть, исцелить и возобновить свое жизненное путешествие. Включает революционное "Ever State" Майкла Отца-старшего.

Майкл Отец-старший изучает влияние горя, печали и отчаяния, когда мы теряем любимого человека.

Для многих из нас жизнь - это американские горки эмоций. Часто, оказываясь в ситуациях, когда появляется горе, мы обращаемся к тем паттернам, которые мы усвоили благодаря собственному образованию, то есть через обусловленность со стороны наших родителей, друзей и учителей.Это наш лучший метод лечения.

Майкл Отец-старший изучает влияние горя, печали и отчаяния, когда мы теряем любимого человека.

Для многих из нас жизнь - это американские горки эмоций. Часто, оказываясь в ситуациях, когда появляется горе, мы обращаемся к тем паттернам, которые мы усвоили благодаря собственному образованию, то есть через обусловленность со стороны наших родителей, друзей и учителей. Это наш лучший способ справиться с отчаянием, печалью и многими другими чувствами горя.

Хотя некоторые смертельные случаи ожидаются, некоторые нет.Как бы мы ни предвидели, мы никогда полностью не готовы к реальности смерти любимого человека. Следовательно, принятие смерти может быть сложной задачей.
Мы все разные. У каждого человека есть уникальный набор принципов, границ, отношений и убеждений, по которым они живут. Это то, что делает нас как людей уникальными и эмоциональными. Именно это позволяет нам разделить спектр радости и печали на американских горках жизни. И наоборот, именно поэтому мы ищем и утешаем во времена стресса, печали, болезни и смерти.Это фон того, как мы интерпретируем и созерцаем смерть.
Первоначально можно почувствовать безмятежность, если он позаботился о любимом человеке в ожидаемой смерти. Можно почувствовать умиротворение, умиротворение и признательность за то, что он провел время и почувствовал любовь с кем-то. Нельзя отрицать, что грусть будет переплетаться с этими мыслями и чувствами, потому что теперь человеку будет отказано в физическом контакте. Часто чувства могут варьироваться от принятия до отчаяния, от оцепенения до сюрреализма; поток эмоций, который может стремиться преодолеть или поглотить вас в любой момент.На начальных этапах горя, связанного со смертью или умиранием, спектр эмоций нормален.

Предстоящие дни могут казаться долгими и временами несчастными, но с каждым мгновением и с помощью близких друзей и семьи для поддержки, книг для самопомощи и ученых для советов путешествие продвигается вперед, и он делает это, принимая эти изменения. неоспоримо.

Но как нам созерцать и принимать смерть? Как двигаться дальше? Оставить боль позади? Исцелить? Продолжить собственное путешествие? Эта книга включает весьма противоречивую концепцию «вечного состояния», которая допускает «связь» с умершим через модель, включающую намерение, реакцию и приверженность.

Более того, это книга утешения и знаний, в которой объясняется то, что многие из нас думали на протяжении многих лет. Чтение этой книги вам поможет.

Также содержит цитаты комфорта.

11 симптомов и чего ожидать

Когда человек неизлечимо болен, он может находиться в больнице или получать паллиативную помощь. Для их близких важно распознавать признаки того, что смерть может быть рядом. Эти признаки рассматриваются ниже.

1. Снижение аппетита

По мере того, как человек приближается к смерти, он становится менее активным.Это означает, что их телу нужно меньше энергии, чем раньше. Они перестают есть и пить столько, сколько их аппетит постепенно снижается.

Если человек ухаживает за умирающим любимым человеком, который теряет аппетит, он должен позволить ему поесть, когда он почувствует голод. Предложите им леденцы, чтобы избежать обезвоживания.

Человек может полностью отказаться от еды за несколько дней до смерти. Когда это происходит, рекомендуется увлажнять губы бальзамом для губ, чтобы не было дискомфорта.

2.Больше сна

За 2 или 3 месяца до смерти человек может проводить меньше времени в бодрствовании.

Это отсутствие бодрствования происходит из-за того, что метаболизм их тела становится слабее. Без метаболической энергии человек будет спать намного больше.

Если человек ухаживает за умирающим любимым человеком, который хочет спать, он должен устроить ему комфорт и дать ему поспать. Когда у их близкого есть энергия, им следует побуждать их двигаться или вставать с постели, чтобы избежать пролежней.

3.Становление менее социальным

По мере того, как уровень энергии умирающего снижается, он может не захотеть проводить столько времени с другими людьми, как раньше.

Если умирающий становится менее общительным, его близкие должны стараться не обижаться.

Нет ничего необычного в том, что человек чувствует себя некомфортно, позволяя другим видеть, как он теряет свою силу. В этом случае рекомендуется назначать свидания, когда умирающий хочет с кем-нибудь встретиться.

4. Изменение показателей жизненно важных функций

По мере того, как человек приближается к смерти, его жизненные показатели могут измениться следующим образом:

  • падает артериальное давление
  • изменения дыхания
  • сердцебиение становится нерегулярным
  • сердцебиение может быть трудно обнаружить
  • моча может быть коричневой, коричневой или ржавой.

Цвет мочи человека меняется из-за того, что его почки не работают.Видеть эти и другие изменения в любимом человеке может быть неприятно. Но эти изменения не болезненны, поэтому можно попытаться не заострять на них внимание.

5. Изменение туалетных привычек

Поскольку умирающий ест и пьет меньше, его испражнения могут уменьшаться. Они могут реже пропускать меньше твердых отходов. Они также могут реже мочиться.

Когда они полностью прекращают есть и пить, им больше не нужно пользоваться туалетом.

Эти изменения могут быть неприятными для близкого человека, но их следует ожидать.Обращение в больницу по поводу катетера может помочь.

6. Ослабление мышц

В дни, предшествующие смерти человека, его мышцы могут ослабнуть.

Слабые мышцы означают, что человек не может выполнять небольшие задачи, которые он мог выполнять ранее. Возможно, они больше не могут пить из чашки или переворачиваться в постели.

Если такое случается с умирающим, его близкие должны помочь ему поднять вещи или перевернуться в постели.

7. Снижение температуры тела

Поделиться на PinterestПадение температуры тела может означать, что к рукам притекает очень мало крови.

За несколько дней до смерти человека их кровообращение сокращается, так что кровь концентрируется во внутренних органах. Это означает, что к их рукам, ступням или ногам все еще притекает очень мало крови.

Снижение кровообращения означает, что кожа умирающего будет холодной на ощупь. Их кожа также может выглядеть бледной или с синими и пурпурными пятнами.

Человек, который умирает, может и не чувствовать холода. Предложить им одеяло - хорошая идея, если родственник или друг думают, что оно им может понадобиться.

8. Испытывает замешательство

Когда человек умирает, его мозг все еще очень активен. Однако иногда они могут сбиваться с толку или становиться бессвязными. Это может произойти, если они потеряют из виду то, что происходит вокруг них.

Человек, ухаживающий за умирающим близким, должен постоянно с ним разговаривать. Объяснять, что происходит вокруг них, и знакомить с каждым посетителем очень важно.

9. Изменение дыхания

Умирающему человеку может показаться, что у него проблемы с дыханием. Их дыхание может внезапно изменить скорость, они могут задыхаться или делать паузы между вдохами.

Если это замечает человек, ухаживающий за любимым человеком, он должен постараться не волноваться. Когда умирающий испытывает это, это обычно не вызывает боли или беспокойства.

Рекомендуется проконсультироваться с врачом, если кого-то беспокоит изменение характера дыхания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *