Рак излечим или нет: «В большинстве случаев рак излечим»

Содержание

«В большинстве случаев рак излечим»

Пандемия заставила оперативно перестроить работу многих медицинских учреждений, перегруппировать кадры, усилить инфекционную службу.

Но люди все равно болеют, не только заражаясь коронавирусом, и отменить или отсрочить помощь хирургов, онкологов, кардиологов, эндокринологов и многих других специалистов тем, кто в ней нуждается, невозможно. Нельзя остановить и процесс передачи лучших и инновационных технологий и методов лечения от ведущих клиник практическому здравоохранению. Об этом «РГ» рассказал заведующий кафедрой онкологии, радиотерапии и пластической хирургии, директор Института кластерной онкологии им. Л.Л. Левшина Сеченовского университета, академик РАН Игорь Решетов.

– Игорь Владимирович, как сейчас организована работа онкологических клиник?
– Весенний этап борьбы с пандемией четко показал нам, что бросать онкобольных нельзя - даже из-за небольших перерывов в лечении их состояние резко ухудшается, а некоторые просто не дожили до его продолжения. И не столько из-за заражения COVID-19, сколько из-за того, что прогрессировала основная болезнь. Мы учли этот урок и сейчас работаем «параллельно» - в потоке онкопациентов периодически появляются и зараженные инфекцией, и тогда мы вынуждены их помещать в боксы и лечить там. Порой заболевает и кто-то из сотрудников, но основную работу мы не прерываем.

– В этом непростом режиме, наверное, передачу опыта, инновационных разработок в практическое здравоохранение продолжать не удается?
– Режим действительно непростой, как и ритм работы. Но мы тем не менее продолжаем активно заниматься инновациями и трансляцией знаний. Просто сейчас наиболее активно используются дистанционные формы - регулярно проводим научно-практические конференции и вебинары, которые транслируются не только в университете и не только в Москве, но и на регионы. По-прежнему проходят и очные встречи по самым острым проблемам, которые не терпят отлагательства, конечно, с соблюдением всех санитарных норм и правил. Повышение профессионального уровня онкологов, как и работа с регионами, - это наша постоянная работа. И она не должна останавливаться, иначе на будущий год мы столкнемся с резким ухудшением ситуации в онкологии.

– Насколько востребованы тематические вебинары сейчас, когда все внимание - пандемии коронавируса?
– Все определяется их темой и кругом специалистов, для которых транслируешь информацию. У нас есть статистика присутствия на вебинарах, и она даже более точная, чем на очных семинарах. И она показывает, что интерес большой. Темы выбираем такие, чтобы они были полезны максимально широкому кругу. Конечно, если мы обсуждаем, например, тему фотодинамической терапии в лечении рака, это слушать будут только те коллеги, которые занимаются этим методом либо хотят о нем больше узнать. Но вот, например, тема нутритивной поддержки больных привлекла очень широкую аудиторию.
Потому что когда пациент получает высокодозную лекарственную или лучевую терапию либо проходит хирургическое лечение, энергетический баланс организма нарушается настолько, что у него просто может не хватить сил дойти до финиша лечения. И надо знать, как ему эффективно помочь. Или такая тема, как профилактика тромбоэмболических осложнений: изменения внутренней среды организма в ходе лечения способствуют образованию тромбов, и врач должен уметь с этим справляться.

Есть ли инструменты, которые позволяют измерить эффективность вебинаров? Как они влияют на практику врачей, участвовавших в них?
– У нас есть, во-первых, техническая возможность отслеживать эффективность обучения в интернете, во-вторых - по откликам самих участников. А также по такому показателю, как повторный запрос на проведение конкретного вебинара. Например, в декабре во второй раз пройдет конференция по теме «Восстановительная хирургия рака молочной железы». Кроме того, мы и сами учимся - сейчас, например, группа специалистов нашей клиники проходит переподготовку по трансплантологии. Онкология движется вперед, сейчас расширяется возможность реабилитации онкопациентов с помощью трансплантации. Жизнь не останавливается, несмотря на пандемию.

– Хватает ли сейчас времени заниматься научными исследованиями?


– Научно-исследовательские протоколы у нас тоже не прерываются. Во-первых, это обязанность, которую наш университет взял перед участниками исследований - врачами и пациентами. Это, например, тема применения таргетных препаратов в лечении отдельных видов рака. А вот только что, перед беседой с вами, я выполнил операцию по протоколу клинической апробации новейшего метода хирургического лечения - восстановления глотки и пищевода после удаления опухоли при помощи оригинального микрохирургического трансплантата, который позволит восстановить и питание, и речь пациента, утратившего эти функции после операции.

– Вы - один из основоположников применения микрохирургических методов в лечении рака. Расширяется ли спектр таких операций в онкологии?
– Упомянутая мной искусственная гортань - это как раз микрохирургическая конструкция. Операция была выполнена при помощи микроскопа и микроинструментов, которые позволяют сшивать самые мелкие сосуды, чтобы восстановить кровообращение.

– Для подобных методов нужны особые способности или их тоже можно передать практическим врачам-онкологам?


–Мы прошли немалый путь, и сейчас в стране уже есть фактически целая сеть наших учеников и последователей в региональных онкодиспансерах и клиниках. Прежде такая высокотехнологическая помощь была доступна только в столичных клиниках. Больше 20 лет понадобилось, чтобы убедить практических врачей, чтобы они позавидовали нашим результатам, захотели их повторить, а также чтобы решить вопросы финансирования. Но мы каждый год в весеннем и осеннем семестре проводим курс микрохирургии для практических врачей и передаем это умение из рук в руки.

– Недавно вы приняли участие в разработке новых подходов к лечению онкологических заболеваний кожи и слизистой. В чем их суть?
– Это один из методов так называемой канцерпревенции - предупреждения развития клинических форм рака из предрака. Это довольно очевидная вещь - эпителиальные раки в подавляющем большинстве идут через предрак, и его практически всегда можно увидеть при обычном осмотре пациента.

А раз так, то их надо ловить и останавливать на этапе дисплазии - неправильного развития тканей. Моя мечта - чтобы канцерпревенция стала важнейшим направлением государственного подхода к лечению рака. Состоявшуюся опухоль крайне трудно излечить, а на этапе предрака это возможно. И тут СМИ могут очень помочь нам, разъясняя людям, что надо внимательно относиться к любым изменениям на своей коже и слизистых оболочках и вовремя обращаться за медицинской помощью.

– Когда, на ваш взгляд, медицина сможет излечивать большинство больных раком?
– В большинстве случаев рак излечим и сейчас. Но вся проблема в том, чтобы выявить его на I-II стадиях, потому что IV стадию никто никогда не вылечивал. А путь к его излечению один - высокопрофессиональный и индивидуальный подход к каждому пациенту. Рак - болезнь сложная, каждая опухоль уникальна. И только знание ее биологии, ее особенностей, понимание молекулярных маркеров позволяет найти наиболее успешный подход к лечению.

– То есть для успеха лечения нужно вовремя обратиться к врачам - мяч на стороне пациента?


– Скорее, на стороне диалога между профессиональным сообществом и будущими пациентами. Даже если мы просто сможем качественно реализовать ежегодную программу диспансеризации, то она будет «вычесывать» приличное количество ранних форм рака. Например, в Норвегии за счет этого ежегодно выявляют 5 миллионов случаев и проводят канцерпревенцию. В Японии всем группам риска дважды в год выполняют гастроскопию и за счет этого почти искоренили рак желудка, который лет 20 назад у них лидировал в структуре онкологической смертности. Эти примеры показывают, что не всегда нужны сложные и дорогостоящие методы диагностики, необязательно разгадывать геномную структуру опухоли. Надо просто ее не запустить - это гораздо дешевле и эффективнее.

– Но тут ведь многое зависит и от врача: во время диспансеризации он часто не проявляет никакого интереса к пациенту, смотрит только в бумаги, и никакого диалога не получается.
– Вы, к сожалению, правы, но это не вина врача, а беда. Сейчас фактически есть два документооборота - бумажный и цифровой, бумаготворчество увеличилось ровно в два раза. Пора переходить на следующий этап развития - часть рутинной обработки материалов поручать компьютерным системам, искусственному интеллекту, иначе время и голова врача забиты так, что у него нет времени задуматься. И если мы хотим, чтобы он вас выслушал и подумал, дал хороший совет, надо разгрузить его мозги.

– То есть пациент пришел в поликлинику, сначала пообщался с компьютером, ответил на опросник - робот отметил все возможные проблемы, и только тогда пациент пошел общаться с врачом?
– Да, примерно так. У нас в университете мы уже пытаемся внедрить такой подход. Разработана электронная анкета, которая подготавливает пациента к общению с врачом, чтобы он точно изложил свою проблему: когда у него что-то заболело, когда он заметил что-то необычное, какие стрессы перенес, в каких условиях работал и т. д. Тогда врач может быстро проанализировать информацию и подумать, в чем проблема. Их диалог будет более конструктивным. Надеюсь, в результате цифровизации здравоохранения такой подход станет реальностью уже в ближайшее время.


Ссылка на публикацию: Российская газета

Рак излечим — в отличие от того же диабета

Можно перестать бояться главной болезни XXI века. Правда, осмелеть пока получается только за границей

Можно перестать бояться главной болезни XXI века. Правда, осмелеть пока получается только за границей

Самая большая проблема раковой медицины в России — недодиагностика. В стране, бравирующей высококлассной военной техникой на мировой арене, лишь 5 ключевых регионов имеют возможность применять ПЭТКТ — технологию для выявления раковых заболеваний. Это Москва, Питер, Тюмень, Воронеж и Челябинск — для сравнения: в одном Стамбуле таких установок 23. Разбирающихся в этих технологиях специалистов у нас и того меньше. О том, как долго нам придется догонять ушедшую вперед мировую практику борьбы с раком, из-за чего все больше представителей элиты узнает о страшном диагнозе и почему для избавления от него необязательно лишаться половины тела — мы побеседовали в интервью с представителем медицинского центра «Анадолу» в Екатеринбурге Антоном Казариным.

— В прошлом нашем интервью, помню, мы постарались развеять стереотипы про Германию и Израиль…

— Да, был забавный фидбэк. Мне звонили 3 человека из Германии, которые читают «URA.Ru», и говорили спасибо, что я так все рассказал… Говорили, что они выслали ссылки на статью своим родственникам, живущим в России, чтобы они, как чудаки, не ломились в Германию или Израиль, тем более через посредников. То есть это люди, которые знают больше, чем мы, которые там живут уже давно, уже европеизировались. Прочитали это интервью и сказали, что наконец кто-то сказал правду.

— Так может еще какие мифы разрушить? Это страшная болезнь, от которой, если и спасешься, то только чудом?

— Да, мы все вышли из «советской шинели». Помню, 20 лет назад у нас было так, что люди даже на работе не говорили о таком дигнозе: лечились, а от родных скрывали. Да что там, всерьез ведь считали, что рак — это заразно.

— Думаешь, это именно советское веяние, а не что-то из разряда личностной самозащиты?

Это архаичное восприятие болезни — как практически 100-процентного приговора. В этом и есть отличие. На Западе относятся к этому просто как к заболеванию, как к воспалению легких или панкреатиту какому-нибудь. Никто ведь не скрывает, что у него панкреатит, верно? Или как к диабету. Но вся фишка в том, что рак излечим, в отличие от того же диабета, который на 100 % неизлечим, и приводит к очень тяжелым последствиям и смерти. Как в том анекдоте: «Доктор, что у меня? — Пустяк, пустячок, рак-рачок».

— Вы лечите пациентов со всего мира. А внешне наши пациенты от «ненаших» отличаются?

— Конечно. Глаза в пол, упадническое настроение, панически настроенные родственники рядом. И на контрасте какой-нибудь пациент из Канады — улыбка, рядом поддерживающие и жизнерадостные родственники, мол, «мы еще дадим по носу костлявой». Это очень важно. Настрой. И, слава богу, через день-два в клинике наши тоже начинают себя вести так же. Ведь даже процесс лечения внешне сильно поменялся. У нас в «Анадолу» химиотерапия сейчас как проводится? Устанавливается специальный подкожный порт, и его не видно. То есть человек может спокойно мыться в душе, работать на даче и т. д. И когда приходит время химиотерапии, он не лежит пять дней под капельницей в больнице, а ему вешается специальный инфузор — «груша» на нашем жаргоне — где запрограммировано лекарство на 48 или 72 часа и т. д. У нас есть пациенты, которые летят в самолете из Стамбула, а у них «химия» идет (!).

Но… Возвращается этот пациент сюда, в Россию, с установленным портом, инфузорами, иглами, приходит в больницу, и его кладут… внимание — в реанимацию! Реальный случай. У нас была одна пациентка, которая просто оттуда сбежала. И она пытается объяснить, что, мол, ей в Анадолу делали это все амбулаторно, она ходила по Стамбулу, гуляла, за что её в реанимацию? Ей отвечают: «Так положено».

— То есть у нас сама медицина поддерживает этот миф?

— Она живет своими стандартами. Достаточно устаревшими. Причем, это екатеринбуржская частная больница одной очень крупной компании с нормальной хирургией, реанимацией. Наша пациентка оттуда сбежала и по знакомству ходит сейчас в другую больницу, но все равно расписывается, что берет на себя всю ответственность — бла-бла-бла — и идет домой. Ей всего-то и нужно, чтобы специалист проткнул иглой порт и повесил «грушу» с лекарством.

Это я к вопросу, что эти мифы очень сильно вредят. И отношение к этой болезни — это целый клубок проблем.

Мы затронули только одну — что это как-то очень стыдно, страшно и сложно, и масса комплексов. А есть еще другой пласт проблем — что это неизлечимо, а если и излечимо, то какими-то кровавыми методами.

— В моем представлении так и есть. Берут рак, в зависимости от места его расположения вокруг еще плюс 10-15 см, вырезают, и все — ты ходишь такой вот, без части тела.

— Я тебе пришлю ссылку на одну классную книгу Сиддхартхи Мукерджи «Рак — царь всех болезней». Автор, американский врач-онколог, получил Пулитцеровскую премию. Там в числе прочего рассказывается про тот этап хирургии, когда считалось, что чем больше вырежешь, тем лучше. Особенно наглядно это было у женщин с раком груди, когда их уродовали до неузнаваемости, удаляли мышцы, кости, ключицы выпиливали. Мясники натуральные. Без груди и так психологически очень тяжело женщине… А там такое вытворяли… И пока не появились первые робкие высказывания о том, что вот результаты агрессивной хирургии и вот не агрессивная секторальная резекция и химиотерапия иили лучевая терапия. И результаты — совсем не в пользу аггресивной хирургии.

— То есть изменилось сейчас что-то?

— Если говорить про нас, то мы в 80 % случаев грудь сохраняем при раке, если приходят пациентки. Мы открыли в этом году специализированный центр лечения рака молочной железы под руководством профессора Метина Чакмакчи. Так что, дума, результаты будут еще лучше. Что касается России, тут тоже проводится много операций, которые сохраняют органы.

Есть выдающиеся, классные хирурги — профессор Сергей Михайлович Демидов в 40-й больнице Екатеринбурга, который по своим результатам приближается к результатам западным. Но медицина — это система. Что толку, что где-то есть хирург, который «блоху подковать может»? Есть проблема в недодиагностике. Например, в Свердловской области и Екатеринбурге ПЭТ/КТ нет — это позитронно-эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией. Метод ядерной медицины для выявления злокачественных тканей. В России есть — в Питере, в Москве, а на Урале нет. Это установка, которая должна быть по западным стандартам в любом городе с населением больше чем в Каменске-Уральском.

— Предположим, поставят — что это изменит?

— Вот реальный случай. Приходит к нам пациентка после УЗИ и биопсии молочной железы в одном из онкоцентров России с направлением на операцию. Увидели опухоль, пунктировали, поняли, что рак. Все — приходите на операцию. Вот вам направления — «кал на яйца глистов, кровь, мочу; с собой иметь тапочки или сменную обувь…» Ну, обычная наша чушь. Молодая женщина, ей лет 40, наверное. Мы ее выдернули буквально из-под ножа, быстро все организовали, она прошла обследование, ПЭТ/КТ. Результат — небольшой метастаз в одном теле позвонка, и в лимфоузле. И если бы ее прооперировали здесь, ничего не зная об этих метастазах, то потом она, скорее всего, пришла бы к нам в таком состоянии, при котором вряд ли что-то можно было сделать, кроме как продлить жизнь. После детального обследования ей назначили 6 курсов химиотерапии. Она прошла это лечение, метастатические очаги у нее ушли, слава богу, ответ был очень хороший на лечение. Потом провели резекцию, удалили остаток этой опухоли.

Мы чаще всего что видим? Человек приходит к нам после проведенной операции через год или два с таким количеством метастаз в печени, что там уже ничего не сделать — остаётся просто взять и удалить орган. Поэтому недодиагностика — это самая большая проблема в России.

Антон Казарин рассуждает о раке спокойно и убедительно, потому что знает силу современной медицины

— Признаюсь, я сам под воздействием появившейся просто информационной волны — Хворостовского, Фриске — решил, что голова моя может болеть не просто так, и пошел сделал МРТ. Эти все волны, кстати, по-твоему, откуда берутся? Или элита чаще болеет?

— Во-первых, люди с определенным культурным уровнем, кругозором и достатком ответственнее относятся к своему здоровью и чаще проходят ежегодные обследования. У нас в «Анадолу» есть такие программы — чек-ап для делового человека, для деловой женщины, эксклюзивный чек-ап. В каждом из таких пакетов собраны исследования, которые по отдельности стоят немалых денег, но все вместе они укладываются в какие-то разумные суммы. Базовый чек-ап стоит порядка 300 долларов. Дальше там есть обследования для женщин до 45, после 45, для делового мужчины. Кардио-чек-ап, онко-чек-ап, VIP-чек-ап, чек-ап для спортсменов и т.  д.

— Как корм для котов — для домашних, для полудомашних, для уличных…

— Практически. Это все проводится в 1-2 дня максимум, и предупреждать заболевания гораздо легче, чем потом его лечить. Я не говорю при этом, что у каждого второго находят рак. Чаще наоборот: человек приезжает, проходит обследование и остается недоволен, что у него ничего не нашли, потому что заплатил деньги. А бывает так, как недавно у нас. Приехала к нам женщина — замминистра здравоохранения одного из субъектов РФ. Прошла чек-ап для деловой женщины. Результат — рак легких в начальной стадии…

— То есть в России она об этом и не догадывалась?

— Да, она не знала, но слава богу, что узнала. Мы сейчас видим, что в некоторых частных клиниках в России начинают тоже продвигать такие программы обследования — это даже модная штука. Но тут важна одна простая вещь: диагностироваться надо там, где это лечат. Бессмысленно проходить обследование там, где максимум что могут делать — это выстригать геморроидальные узлы. Это я про нашу частную медицину. Если в любимой вами екатеринбургской частной клинике Х не оперируют каждый день рак молочной железы, то у них нет и опыта диагностики: они не видят каждый день эти снимки, не разрабатывают схемы лечения.

— Диагностирование на том же МРТ, как пояснил мне здешний знакомый врач, тоже порой дает определенные зазоры, в которых может оказаться опухоль или ее предвестие. И врачи не заметят?

— Ты знаешь, все дело в квалификации врача. Я раньше страшно гордился, что у нас в «Анадолу», например, 256-срезовый томограф, а тут самый крутой — это 64, кажется, среза. Казалось бы, круто, да? Пока мне наш профессор-радиолог не сказал: «Антон, все это по большому счету ерунда — сколько там срезов. Так же, как и при вождении машины имеет значение лишь „прокладка“ между рулем и сиденьем. Я во время исследования могу один режим включить, а могу другой. И увижу я на снимках то, что кто-то может не увидеть».

Приведу тебе простой пример: обращается 2 недели назад к нам женщина 60 лет по рекомендациям других пациентов. Метастатический очаг в крестце. Наши, естественно, по электронной почте говорят, что нужно провести ПЭТ/КТ, найти первичный очаг, потом — биопсию и т. д. Люди, для того чтобы сэкономить, решили перед отлетом ПЭТ пройти здесь — в России, в одном из городов-миллионников. Прошли. Заключение российских врачей — «первичный очаг в правом легком, метастазы в крестец». Ок. Все понятно.. Билеты, чемоданы, полетели лечиться в «Анадолу» от рака правого легкого… И вот наши радиологи пересматривают этот ПЭТ/КТ заново, а там очаг не один на самом деле, а еще метастазы в голове, позвоночнике, ребрах, бедре и другие. Вот тебе пример: и там, и там техника была одна и та же.

— Рак каких органов у нас чаще встречается?

— Так же, как и во всем мире. Это рак легких, рак груди у женщин и простаты — у мужчин, рак кожи. Скрытая форма рака простаты, по данным посмертных вскрытий, после 80 лет диагностируется практически у каждого второго — это 40 %. Как шутят врачи, «у всех из нас есть свой рак, только не все до него доживают…»

— Когда мы уже победим эту болезнь?

— Есть вещи, которые в силу своей технологичности очень прорывные сейчас, имеют очень большое значение.

Например, это таргетная, или, как ее еще называют, молекулярная химиотерапия. То, что мы видим в России, — это часто достаточно устаревшие схемы.

В то же время сейчас врачи и ученые основные надежды побороть эту болезнь связывают не с хирургией, не с лучевой терапией или новыми «железками», а именно с химиотерапией. С препаратами, которые помогут понять, что именно происходит в этой раковой клетке, и обратить эту болезнь вспять — это вещи, которые, будучи найденными генетиками, очень важную информацию дают химиотерапевту, для того чтобы не просто травить весь организм скопом, а найти зацепку на опухолевой клетке, чтобы «выключить ее». И этот препарат, который будет в разы эффективнее, чем обычная химиотерапия. И вот эта область сейчас наиболее бурно развивается. И мы в медицинском центре «Анадолу» в состоянии определять сейчас все известные науке виды генетических мутаций в раковой клетке. Соответственно, подбирать очень изощренные схемы химиотерапии и добиваться результатов.

Второе — есть такая вещь, как иммунная терапия. Мы недавно заключили альянс с Каролинской университетской клиникой (Стокгольм, Швеция) — эти парни, на секундочку, вручают Нобелевку по медицине и физиологии, и у них очень интересные наработки с точки зрения иммунотерапии. Как заставить собственную иммунную систему человека активироваться и без химиопрепаратов победить эти раковые клетки. Это вещи, которые вселяют надежду.

— А профилактика, чтобы не допустить болезни — это возможно? Я не говорю про здоровый образ жизни, я, скорее, про прививки.

— Вакцины сейчас разрабатываются. Это во многом еще экспериментальные вещи. Но это действительно перспективное направление. Был доклад шведских профессоров. Да все ученые работают — думаю, и наши тоже. Сейчас широко применяются вакцины, но они связаны с теми видами рака, где доказана взаимосвязь с вирусами. Например, вирус папилломы человека и шейки матки.

— Хирургия тоже шагнула далеко вперёд. Не отнимают же теперь, ты сам говоришь, половину тела.

— Самая показательная штука — это хирургический робот Да Винчи, который позволяет проводить очень точные прецизионные операции. Хирург сидит отдельно, за консолью, камера погружена в тело пациента, он видит операционное поле с 18-кратным увеличением, в HD-изображении, 3D. В случае борьбы с раком простаты — это технология номер один в мире. Мы выполнили тысячи таких операций. При обычной открытой операции у такого человека, скорее всего, останутся недержание мочи и отсутствие эрекции. При операциях на роботе мышечные волокна и нервные окончания мало повреждаются — очень быстро, на второй день, выписывают из больницы. Некоторые особо «одаренные» наши пациенты через 4 дня после операции уже улетают в Екатеринбург, что неправильно.

Еще более продвинутые технологии — это кибернож, где все это происходит вообще без боли, надрезов и прочих эффектов. То есть радиохирургическая система, которая позволяет небольшие опухоли в определенных частях тела удалять очень точно. И кибернож умеет дышать вместе с пациентом, с его движущимися легкими, и в тот момент, когда он дает ударную дозу, уничтожающую опухоль, он никогда не промазывает.

— Получается, учитывая новаторство в химиотерапии, во всех других технологиях, мы можем хвастаться, что если не победили, то оседлали рак?

— Чудес, конечно, не бывает, и часто мы видим пациентов неизлечимых. Но по крайней мере в наших силах существенно продлить им жизнь, и самое главное — высокое качество жизни, вот это еще важно. Потому что у нас есть большая проблема — отсутствие паллиативной медицины, не говоря уже про хосписы.

— Как тебе видится перспектива? Тот же замминистра здравоохранения одного из регионов сейчас к вам приедет и тогда у нас начнется какой-то процесс? Не знаю — всеобщую диспансеризацию объявят, тревогу бить начнут, мол, чума XXI века…

— Есть всякие алармистские заявления, что это болезнь современного человека и даже эпидемия… Но на самом деле все очень просто. Какая была продолжительность жизни 200 лет назад? Человек просто не доживал до того возраста после 50 лет, когда возможен рак. За 50 лет шагнули — и все, риск сильно увеличивается. Это болезнь возраста. И к сожалению, чем больше мы будем жить, тем больше будем сталкиваться с этим.

— То есть просто каждый должен следить за собой?

— Да. Есть скрининговые программы, различные чек-апы опять же.

— Но это все деньги. Поэтому на что конкретно идти в первую очередь, какую диагностику выбирать?

— Вопрос неправильный. Куда идти? К какому врачу, который скажет вам диагноз и построит правильную программу. Это должны быть и врач, и больница, которые постоянно, каждый день лечат эти заболевания. Которые сталкиваются с этим. В хороших, современных клиниках, таких как «Анадолу», вероятность того, что что-то пропустят, низка. Потому что это деньги, судебные иски, репутация больницы. Там никакой минздрав тебе квот не подкинет, и можно вот так все потерять — и все. Я уже не говорю о том, что в западных клиниках врачи сами застрахованы от своих ошибок. У них обязательные полисы страховки от врачебных ошибок. Так что… Если пациент потеряет вдруг здоровье в результате врачебной ошибки, не дай бог, то по крайней мере можно будет решить свои финансовые вопросы. Я не говорю о последствиях для врача. Но это нормальный, разумный подход.

— Но это сейчас прерогатива ведущих клиник, а не тех, кто просто тоже лечит рак…

— Да. Нет задачи по-быстрому содрать деньги с пациента. Есть задача добиться результата, после которого пациент или его родственники скажут спасибо.

— Не говори, что во время кризиса нет задачи содрать денег.

— Даже в кризисный период — нет. Мы же имеем статус некоммерческой клиники. Как тот же Джонс Хопкинс. У них нет такой задачи. Они все, что заработали, вкладывают в образование, повышение уровня, науку. Есть отличие частных клиник от некоммерческих. Да, конечно, и те, и другие зарабатывают. Но у «частников» цель одна — заработать чем больше и с лучшей маржой, тем лучше. А для некоммерческих клиник есть лишь понятие «финансовой безопасности»: мы не можем оперировать всех бесплатно, потому что в этом случае не сможем развиваться и оказывать услуги на таком уровне. Я бы в исключительно частной зарубежной клинике, наверное, не смог работать — этические подходы у нас разные.

Источник: URA.ru

Рак лечится. Пугает больше всего незнание, статьи о лечении

Онколог

Жукова

Елена Николаевна

Стаж 11 лет

Врач-онколог, член Российского общества маммологов, член RUSSCO (Профессиональное общество онкологов-химиотерапевтов), член Европейского онкологического общества ESMO

Записаться на прием

Говорить о раке молочной железы неприятно. Думать о нем - страшно.

Хочется зарыться головой в подушку и даже мысли не допускать, что он может случиться с тобой. Несмотря на усилия общественных организаций, кампании, которые проводят по всему миру такие крупные корпорации, как Estee Lauder, Philips, Avon, факт существования этой болезни большинство из нас как бы отрицает.

"Не понимаю, чего все так боятся рака, - сказала наш эксперт, врач онкологического центра Sofia клиники "Медицина" Елена Жукова. - Есть гораздо более неприятные заболевания, диабет, например.

А рак лечится. Пугает больше всего незнание. Что же, перед вами факты, цифры, ответы врачей и две предельно честные истории женщин с раком груди.

Будьте смелее!

ИСТОРИЯ МАРИНЫ

Меня зовут Марина. Мне 33.

И я очень люблю жизнь.

Все началось с того, что у меня стала расти грудь. Я думала: "Надо же, в 30 лет такое возможно!". Но грудь все увеличивалась, и это было уже не так здорово. Я пришла к гинекологу, рассказала, что рак был у моей мамы, мне сделали УЗИ. Врач не увидел ничего опасного, поставил диагноз "мастопатия", выписал таблетки и отпустил. Так я потеряла 2-3 месяца, что в моем случае было критичным - болезнь перешла в серьезную стадию.

Второй доктор, к которому я обратилась, тут же сделал биопсию. "Ничем я вас обрадовать не могу, - сказал он. - Это - то самое.".

Знаете, я благодарна своей болезни - она заставила меня по-другому посмотреть на отношения с людьми и с любимым. Мы поженились на следующее утро после того, как был поставлен диагноз. Оказывается, если ситуация критическая, могут расписать сразу же - при наличии справки. И мой муж все это организовал. Мы, конечно, планировали свадьбу, но позже. Просто эта ситуация стала катализатором и подтверждением - никогда ничего не откладывайте на потом.

После нашей утренней свадьбы мы сразу же улетели лечиться в Германию - к российским специалистам я доверие потеряла.

Диагноз подтвердился сразу. Со мной работала команда специалистов: онколог, гинеколог, генетик. С генетиком составили целое полотно болезней нашей семьи. Помню, звонила маме, уточняла, чем болели прабабушки и прадедушки, получилось такое генеалогическое древо заболеваний и проблем. Врач объяснил, что тестов очень много, а таким образом можно сократить их количество, проверить прицельно.

Перед операцией мы с мужем завалились к врачу со стопкой мужских журналов. "Вот, доктор, мы провели работу, посмотрели на бюсты, мы хотим такой вариант". Доктор на нас с большим удивлением смотрел. "А что, должен же у меня какой-то бонус от этой ситуации быть", - говорил мой муж. И мы сделали ему и мне этот красивый бюст!

Вообще, все, что прохожу я, мы проходим вместе. Если бы не муж и его поддержка, его юмор, то ничего бы хорошего сейчас не было.

Был период, когда я ходила в парике, носила очки. Только представьте:

ты привлекательная молодая женщина, и тут - такое. Тебе ужасно жарко из-за всех этих химий. У тебя очень крутой дорогой парик, от настоящего не отличишь, но тебе дико жарко, все чешется. Очки эти - отличные очки! - но ты себе вообще не нравишься. Муж на меня смотрит и выдает: "Ты знаешь, чего тебе не хватает? Брекетов... Точно, брекетов! Будешь героиней "Не родись красивой"!" Говорят, болезнь меняет людей, отношение к родителям, друзьям. Но у меня не было никакой серьезной переоценки. Операция прошла успешно, препараты работали. Я думала, что легко отделалась. У меня не было страха смерти, ощущения "черты".

Через 2 года болезнь вернулась. Как в кино:

мы сидим с моим доктором в кабинете, там везде фотографии его дочек - у него их четыре, он держит меня за руки и проникновенно смотрит в глаза. А я вижу это словно со стороны, как будто я не Марина, а режиссер, который снимает кино про Марину. И доктор говорит: "Знаешь, в первый раз мы не волновались, а сейчас все серьезно. Все плохо, Марина, но надо идти до конца, операция невозможна, только химия". И начал что-то про статистику, что шансы крошечные... И я поняла: ничего знать не хочу!

Мысль, которую я повторяю всем, с кем общаюсь, и к которой сама пришла не сразу, - чем бы вы ни болели, не смотрите на статистику и не слушайте врачей, которые начинают переводить все в цифры. Каждый организм уникален, как не бывает двух одинаковых снежинок. Статистика не учитывает возможности отдельно взятого организма. Не позволяйте себе уходить в болезнь.

Я отношусь к тем людям, которые считают, что рак - это возможность что-то изменить в жизни. Благодаря болезни я нашла себя и свой путь.

Я всегда пыталась соответствовать идеалу. Хорошая дочка, отличница, ценный сотрудник, лучшая девушка для любимого. Я не замечала, что нужно мне. Иногда я задаю себе вопрос:

"А как ты решила использовать свой рак?". Я работала пиарщиком. Но я никогда не мечтала о тусовках, вечеринках, которых так много было в моей работе. Мне всегда нравилось общаться с людьми, делать глубокие интервью - болезнь подтолкнула меня к этому пониманию.

Сегодня я бы очень хотела помочь другим - кому так же непросто, как и мне. Помочь смотреть на мир смело и не бояться болезни. Но самое главное, я хочу поделиться тем, что УЖЕ знаю. Надеюсь, это будет полезно как в практическом плане, так и в эмоциональном - во многих из нас идет постоянная внутренняя работа, и любой серьезный диагноз - катализатор, чтобы эту духовную работу усилить и ускорить. А хороший совет или подсказка иногда важнее лекарств.

Я хочу помочь как можно большему количеству людей. И блог, который я веду, - marinagolive.livejournal.com - это пространство, чтобы делиться знаниями, полученной информацией, мыслями и эмоциями.

Он для тех, кто сейчас переживает болезнь, потрясение, и это не обязательно онкология. Мой блог для всех, кто хочет радоваться жизни, хочет ЖИТЬ! Когда я столкнулась с болезнью, то начала активно "погружаться в тему": общаться с онкологами, психологами, узнавать о новых методиках. Мне поступает столько информации, что я не могу ее оставлять только себе. Ведь где-то есть человек, который ищет ответ именно на тот вопрос, о котором сейчас узнала я. Скоро в блоге появятся мои видеоинтервью с людьми, которые столкнулись с тяжелым испытанием и победили его. В этом проекте приняли участие и известные всем люди. Я начала его несколько месяцев назад и очень надеюсь, что он выйдет за рамки блога.

Однажды я спросила Дарью Донцову, с которой имею счастье общаться, в чем основной секрет ее выздоровления. Она мне сказала: "Знаешь, я ведь никогда не относилась к своей болезни серьезно. Ну, есть она и есть. Я не фиксировалась на ней, продолжала заниматься своими делами и жить.".

Думаю, в таком подходе - ключ к успеху. Нам самим решать - сдаться, принять и ждать конца или продолжать жить наполненной, яркой жизнью, несмотря ни на что. Если я могу об этом мечтать - значит, я могу этого добиться. Сегодняшним позитивом мы заказываем себе чудо.

ИСТОРИЯ ЛЮДМИЛЫ

Диагноз мне поставили 1 апреля 2010 г.

Я навсегда запомнила это первое апреля.

Задолго до того, году в 2006-м, я обнаружила у себя небольшое уплотнение, но не в груди, а почти на ребре под ней. Я запаниковала, пошла к маммологу. Мне сделали УЗИ: "Грудь у вас хоть и маленькая, но здоровая. Поэтому живите счастливо, приходите периодически на профосмотр, и все будет хорошо". Я успокоилась.

Я себя чувствовала как обычный человек.

У нас в семье есть шутка: чувствовала себя хорошо, пока не начала лечиться. А потом я случайно растерла кожу в том месте косточкой бюстгальтера, и появилась ссадина. Она не становилась ни больше, ни меньше - просто не заживала.

Терапевт отправил меня к хирургу-онкологу. Он посмотрел на меня скептически и спросил: "Где вы были все это время? Почему к маммологу не ходили?". Сделал очень неприятное лицо и написал в карточке: рак правой молочной железы.

Я позвонила другу-хирургу. Он тут же приехал: "У тебя не может быть рака. Он так не протекает". Во второй раз я пошла к онкологу с ним. Врач со мной вообще отказывался разговаривать, а с моим другом нашел общий язык. Они решали - завтра мне грудь отрезать или послезавтра.

Биопсия показала, что это карцинома. Мой друг убедил еще раз проверить результаты биопсии и показать ее другому гистологу, профессору. Тот сказал, что не видит злокачественности.

Мы поехали еще к одному хирургу... В общем, все меня смотрели и убеждали, что рака у меня нет.

Я тоже была уверена, что у меня не может быть рака. Это какая-то ошибка, у меня все хорошо. Замечательный хирург, преподает в медицинском университете, с хорошей репутацией, сказал моему другу, что если ему хоть на секунду покажется, что у меня рак молочной железы, то не будет оперировать, а отправит меня в онкоинститут. Но он меня прооперировал. И гистология показала, что это доброкачественная опухоль. Меня все поздравили.

Но я все же решила перепроверить послеоперационный материал. Все тот же профессор посмотрел, позвонил мне и сказал: "Извини, я ошибся. Есть".

Мне сделали химию, лучевую терапию.

Первой о моем диагнозе узнала подруга. Потом друг-хирург. А мужчина, которого я считала своим, отвез меня первого апреля в онкополиклинику, сказал: "Ни пуха, ни пера", и с тех поря его ни разу не видела. В подобных ситуациях задаются вопросом - за что мне все это сразу? Но его уход я не восприняла как второе свалившееся испытание. Я проектный менеджер, и мне надо было "сделать проект" - пройти лечение от рака молочной железы.

Вся моя энергия была направлена на это. Ушел, слава богу, буду заниматься собой.

Меня поддерживали и помогали мои друзья. Друг-хирург был рядом все лечение, звонил почти каждый день и требовал отчет - как самочувствие, что сегодня делают и чем надо помочь. А еще... знаете, бывают такие мужчины в жизни женщины, которые уже почти как родственники, - вот и у меня были отношения, которые то начинались, то заканчивались - и так 11 лет. Узнав о диагнозе, я попросила помощи и у него. И как-то получилось, что, когда мне было страшно, плохо, я могла выплакаться только ему. В октябре 2010 г., в конце лечения, мне захотелось хоть чуть-чуть сменить обстановку, и я попросила его взять меня с собой в поездку в другой город - но он мне отказал...

Я давно думала о том, что надо сделать сообщество для тех, кто проходит через то же, что и я. На следующий день проснулась, и ко мне пришло название - "Онкобудни". Я зарегистрировалась, стала заполнять профиль, написала первый пост. Это было 13 октября 2010 г. Через несколько дней я узнала, что в то же самое время этот мужчина разбился. Страшная авария - в лобовую столкнулись две машины.

Моя жизнь изменилась. Осталось очень мало друзей из прошлого, но появились новые. Ушли непонятные мужчины. Я сменила работу, через полтора года рецидив, и я уволилась просто в никуда.

Второй раз было все намного проще - я уже знала, что мне надо и от кого. Друзья помогали и помогают финансово и физически, меня очень поддерживают люди из "Онкобудней". Я не стала уже экспериментировать с нашими врачами и больницами и обратилась в частную украинско-израильскую онкологическую клинику "ЛИСОД". Не могу сказать, что все совсем гладко, но там относятся к пациентам так, что нет ощущения, что рак - это что-то страшное. У меня была проблема с реконструкцией груди, и я уже даже смирилась, что ее не будет, но хирург клиники нашел слова, как меня переубедить, и методику, которая подойдет мне.

Вот сейчас, в 40 лет, у меня "растет" грудь.

Я больше трех лет веду oncobudni.livejournal.com - блог, где общаются люди, столкнувшиеся с онкологией. Я не люблю теорию о том, что рак дается человеку для чего-то. Это болезнь, а не кармическое наказание. Я не видела статей о том, что у человека ишемическая болезнь сердца или подагра, и тут же рассуждения о том, как от них избавиться - медитациями или прощением.

Вы такое видели?

Тем, кто столкнулся с диагнозом "рак груди", я хочу сказать: не считайте, что с вами случилось что-то ужасное, что вы умрете и что вы в этом уникальны. Вы одна из многих женщин, у которой рак молочной железы, который обычно хорошо лечится. Не надо пытаться за один момент представить, как вы переживете это все и насколько это страшно. Вам предстоит лечение. Надо вздохнуть, поплакать, попереживать и пройти весь путь лечения шаг за шагом.

В свои 31 я была на УЗИ груди ровно один раз. Я чувствовала дискомфорт и, как врачебный ребенок, привычно сходила по знакомству - к маминой подруге в детскую поликлинику.

У меня все оказалось в порядке, да и всюду расставленные зайки и динозавры помогли - с ними проходить процедуру не так тревожно. Но это было больше трех лет назад.

Я выбрала "АВС-Клинику", с которой ежегодно сотрудничает компания Philips, - в октябре диагностику груди здесь проводят бесплатно. Мне, как журналисту, сделали исключение, устроив октябрь в январе.

УЗИ занимает не больше 10 минут. Проходить его надо на 5-12-й день после начала менструации, но мой цикл с производственным циклом журнала не совпадает, так что доктор на некоторое время стопорится на правой груди. "Я уверена, там ничего страшного, максимум маленькая киста, я напишу "под вопросом". Доктор рассказывает, что в прошедшем октябре четыре пациентки вызвали у нее тревогу, их отправили обследоваться дальше. А у одной рак был диагностирован еще на этапе УЗИ: "Как в учебнике на картинке. И главное, эта женщина и не собиралась проверяться. У нее невестка была у нас и записала свекровь. Оказалось, не зря".

Следующий врач - гинеколог. Длинный список вопросов и осмотр груди - так как потом нужно ежемесячно будет делать дома самостоятельно (методику осмотра можно найти на многих сайтах, например www.nationalbreastcancer.org/breast-self-exam). Обсуждаем с доктором факторы риска. Кроме очевидных и неизбежных - я женщина, и я не молодею, - в целому меня все очень даже неплохо. Мой вес в норме (избыточный повышает риски), регулярно занимаюсь спортом, не курю, пью умеренно, рака груди в нашей семье не было. И если я рожу ребенка в ближайшие четыре года, до 35, еще один фактор риска тоже можно будет вычеркнуть. Может быть, со справкой, что у меня отличный здоровый бюст, поскорее разобраться с личной жизнью будет проще.

К Елене Жуковой, онкологу-маммологу онкологического центра Sofia клиники ОАО "Медицина", я иду исключительно как журналист.

ELLE Начиная с какой стадии женщина может сама нащупать опухоль?

ЕЛЕНА ЖУКОВА

Если у женщины небольшая грудь, она может и первую пропальпировать. При пятом размере обычно можно найти самостоятельно образование от 2 см, а это всегда вторая-третья стадия. Большой процент пациенток самостоятельно находят новообразование в молочной железе, когда у них начинаются выделения из соска, либо происходят изменения кожи - она уплотняется, иногда краснеет, бывает похожа на "апельсиновую корку", как при целлюлите. Болевой синдром при этом может отсутствовать.

Где-то 50 % женщин жалуются на дискомфорт в железе, который не проходит после менструации.

ELLE Количество заболевших раком молочной железы растет, заболевание "молодеет".

Почему это происходит?

Е.Ж. Большое значение имеет негативное влияние внешней среды: постоянная стрессовая нагрузка, городская жизнь и суета. Плюс поздние роды или вообще их отсутствие. По данным немецких авторов, роды после 35 лет увеличивают риск развития РМЖ на 1-5 %. Это немного на фоне общей популяции, но риск есть.

Чаще всего рак груди - это результат нарушения гормонального обмена. После 35 начинается процесс гормонального спада, а поздними родами женщина массивно в него вмешивается.

С возрастом заболевания начинают прогрессировать. В том числе возрастает и нагрузка опухолевых злокачественных клеток. Беременность - иммуностимулятор, который провоцирует не только хорошее, но и плохое.

ELLE Какие еще есть факторы риска?

E.Ж. Позднее наступление менопаузы, применение заместительной гормонотерапии - препаратов, назначаемых при менопаузе. Немецкие исследования говорят, что при приеме ЗГТ риск развития РМЖ каждые 5 лет вырастает на 3-4 %. Бесконтрольно использовать такие средства нельзя. Но бывают случаи, когда ЗГТ показано женщине. Например, при остеопорозе.

ELLE Существуют данные, что прием оральных контрацептивов более 10 лет так же увеличивает риск развития РМЖ.

Е.Ж. ОК увеличивают риск тромбозов и тромбоэмболии, но дозированное назначение с целью контрацепции не приводит к развитию рака груди - это доказано.

ELLE Как диагностика рака молочной железы зависит от возраста?

Е.Ж. До 40 лет в груди много железистой ткани, рентгеновские лучи не проходят через нее. Поэтому маммограмма неинформативна. Всем женщинам до 40 показано УЗИ в первую фазу цикла до 10-го дня. При отсутствии проблем надо проходить его раз в год, если есть какая-то очаговая патология - мастопатия, фибромы - два раз в год.

После 40 лет, когда железистая ткань переходит в жировую, показательней всего маммография.

Ее тоже нужно делать раз в год обязательно.

ELLE Говорят, самый современный метод диагностики - термография.

Е.Ж. Термография, применяемая для диагностики других видов рака, для осмотра груди не очень подходит. Она не дает достаточной дифференцировки между раком и доброкачественными образованиями.

ELLE Тогда онкомаркеры?

Е.Ж. Онкомаркеры - это белки, которые вырабатываются раковыми клетками. К сожалению, исследование показывает верный результат только в 60% случаев. При этом сама опухоль должна иметь определенную массу. То есть на начальных стадиях заболевания этот вид диагностики редко дает результат.

Здоровому человеку, у которого врач не подозревает онкозаболевания, сдавать их просто ради того, чтобы провериться, не имеет смысла.

ELLE Стоит ли сдавать генетические тесты на BRCA1 и BRCA2?

Е.Ж. Если у кого-то из ваших родственников есть РМЖ, стоит провериться на аномалии генов BRCA1 и BRCA2. Это информативный метод узнать, будет ли в вашей жизни когда-нибудь онкопатология. Отсутствие мутаций означает, что вы имеете онкологическую нагрузку, как в популяции. Мутация увеличивает риск развития РМЖ до 80%, на 60% - риск рака яичников, на 20% - риск рака толстого кишечника и на 12% - рак простаты у мужчин.

ELLE Анджелине Джоли, у которой были обнаружены мутации и того и другого гена, удалили обе молочные железы. Она не заболеет раком?

Е.Ж. У нее обнаружены мутации в генах и очевиден наследственный фактор - и бабушке, и маме был диагностирован РМЖ. Ей сделали двойную мастэктомию и удалили яичники, то есть раком груди и яичников она никогда не заболеет.

ELLE Может ли женщина, которая пролечилась от РМЖ, родить ребенка?

Е.Ж. Да. Нежелательно беременеть в течение 5 лет после ее окончания - из-за риска генетических мутаций и врожденных уродств у ребенка. Cтоит подумать, чтобы перед химией сдать яйцеклетку на криоконсервацию.

Идеальный вариант, если потом ребенка из яйцеклетки выносит здоровая суррогатная мать, так как беременность может спровоцировать рецидив заболевания.

ELLE Есть теории о психологической природе опухолей: рак развивается от чувства вины, обиды. Есть в этом рациональное зерно?

Е.Ж. И обида, и вина - стрессовые нагрузки.

Часто гормонозависимые опухоли появляются после смерти близкого. Поэтому надо беречь себя и заботиться не только о физическом здоровье, но и об эмоциональном.

ОБРАТИТЕСЬ К ВРАЧУ, ЕСЛИ

- У двух родственниц первой линии (мама, сестра), одной из которых меньше 50 лет, выявлен РМЖ.

- У трех родственниц первой или второй линии (мама, сестра, тетя, бабушка) независимо от возраста выявлен РМЖ.

- У кого-то из родственниц первой линии выявлены опухоли в обеих молочных железах.

- У двух родственниц первой или второй линии выявлен рак яичников.

- У кого-то из родственниц первой и второй линии диагностирована комбинация рака молочной железы и рака яичников.

- У кого-то из родственников-мужчин первой или второй линии (отец, брат, дедушка, дядя) был выявлен рак груди.

ELLE, 01.03.2014. ЗАМЕРЛО В ГРУДИ

«Любой рак излечим. Если выявить его на ранней стадии»

Что касается лечения, то, как показала практика, самые большие шансы на успех дает комплексный подход

Фото: Иван ВИСЛОВ

Насколько распространены онкологические заболевания в нашей стране, кто в группе риска в первую очередь и какие прорывы в лечении рака произошли за последние годы - об этом «КП» рассказал директор онкологического института им П.А. Герцена Андрей Каприн.

БОЛЬНЫХ БОЛЬШЕ, НО ЛЕТАЛЬНЫЕ ИСХОДЫ РЕЖЕ

- Многие широко известные люди в достаточно молодом возрасте ушли из жизни именно от онкологических заболеваний. СМИ постоянно собирают средства на лечение детям, страдающим от рака. Люди напуганы: не превратилась ли эта болезнь в самую распространенную в нашей стране?

- Больше всего людей в России, да и во всем мире, сейчас умирает от сердечно-сосудистых заболеваний. Онкология занимает второе место среди причин смертности. При этом число пациентов с разными видами рака действительно растет: за 10 лет - с 2002 до 2012 г. прирост заболевших составил 18%, сегодня онкологический диагноз у нас впервые ставят примерно 480 тысячам человек в год. Однако очень важно, что показатель смертности от рака за это время практически не изменился и даже начинает понемногу сокращаться.

- Почему растет число заболевших?

- С одной стороны, стала лучше диагностика, это позволяет чаще и в то же время раньше выявлять болезнь. С другой стороны, наше население в целом стареет, а в пожилом возрасте значительно повышается риск развития рака. Есть и другие факторы (см. далее «Что влияет на развитие рака» ).

- Какие виды онкологии встречаются чаще всего?

- Среди мужчин на 1-м месте - рак легких, это 18,5% от числа онкологических диагнозов. На 2-м - рак предстательной железы (12%), потом - рак кожи (11,5%). У женщин 1-е место рак молочной железы (21%), 2-е - меланома и другие новообразования кожи (16,5%), потом рак матки (около 13%).

«ТРОЙНОЕ» ЛЕЧЕНИЕ - САМОЕ УСПЕШНОЕ

- Сотни тысяч ученых во всем мире бьются над поиском лекарств для борьбы с раком, испытываются новейшие разработки. А что доступно простым российским пациентам сейчас?

- Прежде всего хочу сказать: сейчас практически любой вид онкологии излечим, если обнаружить болезнь на 1 - 2 стадии. Именно поэтому так важна ранняя диагностика. Это и диспансеризации, и самообследование (например, врачи регулярно организуют школы для женщин, обучающие обследованию груди). Кроме того, сейчас развиваются генетические исследования. Ученые, в том числе специалисты нашего института, ведут работы по определению генетических мутаций - такие анализы позволяют определить высокую степень предрасположенности или выявить рак в самом начале.

Что касается лечения, то, как показала практика, самые большие шансы на успех дает комплексный подход, когда с пациентом работает команда из трех врачей: химиотерапевт, радиолог и хирург. Как правило, для гарантии успеха требуется применить все три метода: надежнее всего хирургическое удаление новообразования, а до- или послеоперационное химио-лучевое воздействие улучшает результаты хирургии.

СПАСИТЕЛЬНЫЙ «КИБЕРНОЖ»

- Широко известно, как травматичны онкологические операции. Насколько велики шансы спасти человека, не удаляя орган?

- Все зависит от вида онкологического заболевания и его стадии. Сейчас, например, мы уже делаем органосохраняющие операции при раке шейки матки начальных стадий. Раньше это был приговор, особенно для нерожавших женщин: матку удаляли, и они уже никогда не могли иметь детей. Сегодня орган можно сохранить.

- Какие еще прорывы есть в лечении онкологии?

- Появилось новейшее оборудование, например, «Кибер-Нож». Это уникальный аппарат для лучевой терапии: пучок излучения концентрируется так, что может добраться в самые труднодоступные места, действует точечно и минимально повреждает окружающие органы и ткани. Именно такое побочное действие всегда было одной из главных проблем лучевой терапии, особенно когда речь идет об опухолях вблизи жизненно важных органов - сердца, мозга. «Кибер-Нож» позволяет решить эту сложную задачу. Последние годы во многих российских регионах появились такие системы, у нас в институте также установлен такой аппарат, скоро закончится монтаж, и мы будем принимать пациентов со всей страны.

ПАЦИЕНТОВ ВИДЯТ НАСКВОЗЬ

- Сейчас лучевую терапию больному делают только после ее планирования на компьютере: чтобы максимально точно определить, куда направлять лучи, - продолжает Андрей Каприн. - При этом очень важно контролировать качество лечения, видеть, какие остаточные явления болезни сохранились, где они находятся, понять, насколько эффективна химиотерапия. Помочь решить все эти сложные задачи может еще один уникальный диагностический аппарат - 160-срезовый компьютерный томограф. Он очень прецизионно сканирует органы и ткани - буквально до клеточного уровня. Врачи могут понять, в правильном ли направлении движутся при лечении, вовремя скорректировать или даже кардинально сменить терапию.

- Боюсь, что многие российские пациенты об этом могут только мечтать.

- На самом деле такая новейшая техника закупается для многих отечественных клиник. В частности, в институте им. П.А. Герцена такой томограф уже принимает первых пациентов.

ВАЖНО

Что влияет на возникновение онкологических заболеваний?

Ученые доказали, что эти факторы повышают риск развития рака:

- Возраст старше 50 - 55 лет. При старении иммунитет слабеет, и организм хуже справляется с уничтожением раковых клеток (они образуются у всех людей, но в небольшом количестве, и нормальный иммунитет не дает им бесконтрольно размножаться).

Совет: врачи рекомендуют регулярно проходить обследования, какие конкретно и с какого возраста - подскажет ваш лечащий врач.

- Курение. Курильщики заболевают раком легких не в 2 или 3, а в 30 раз чаще некурящих, а последние исследования показали, что также резко возрастает риск рака мочевого пузыря (через него выводятся вредные смолы, содержащиеся в сигаретах), - предупреждает Андрей Каприн.

Совет: избавляйтесь от никотиновой зависимости. Получить бесплатную помощь врачей, в том числе психотерапевтов, можно в государственных центрах здоровья (их координаты по всей стране - на сайте takzdorovo.ru)

- Наследственность. Наибольшую роль она играет при раке молочной железы, репродуктивных органов у женщин и при раке кишечника.

Совет: если у близких родственников были такие виды рака, нужно пройти консультацию врача-онколога, определить степень риска и схему наблюдения.

- Неправильное питание. Исследования подтвердили, что раком чаще заболевают люди с избыточной массой тела, а также те, кто употребляет много животного жира и белка (мяса).

Совет: не злоупотребляйте белковыми диетами, ешьте побольше клетчатки (овощей, фруктов) - она, наоборот, способствует профилактике онкозаболеваний.

Инфографика: Дмитрий ПОЛУХИН.

В ТЕМУ

Болезнь питается нашими страхами

Андрей Дмитриевич поделился мыслями, почему же опухоли зачастую выявляются так поздно: «Пару лет назад с коллегами проводили внутреннюю диспансеризацию сотрудников в одной из городских больниц Москвы. Так вот среди медработников было обнаружено три случая рака груди и два случая рака легкого. Внезапно. Люди - медики, между прочим, - о диагнозах не подозревали. Спрашиваем, а вы раньше как-то обследовались? Кому-то всегда некогда, кому-то лень. В общем, откладываем до последнего. Масса случаев, когда женщины впервые приходят на прием уже с 4-й стадией рака груди... Парадокс: страх узнать, что у тебя может быть рак, сильнее, чем риск от него умереть. С одной стороны, мы боимся рака больше всех хворей вместе взятых. С другой - думаем, это может случиться с кем угодно, только не со мной. Но рак не какой-то монстр с Марса, а просто болезнь. Да, тяжелая, но поддающаяся лечению. Даже в случаях, когда человека нельзя вылечить, можно добиться, чтобы его качество жизни было достойным, максимально продлить жизнь».

Рак груди лечится, но чем раньше выявлен диагноз, тем больше шансов на благоприятный исход

Чем опасна онкология молочной железы и как проходит лечение рассказала онкомаммолог Людмила Гильмутдинова

 

21 августа, AmurMedia. Согласно статистике, заболеваемость онкологией молочной железы растет год от года — ежегодно в мире регистрируется более 1 миллиона впервые заболевших женщин, из них порядка 30% случаев — рак в запущенной стадии. Что такое рак груди, каковы факторы риска и симптомы заболевания корр. ИА AmurMediaповедала председатель регионального общества "Российское общество онкомаммологов" Людмила Гильмутдинова.

— Что такое рак груди, почему он возникает?

— Для того, чтобы осознать всю опасность рака груди, необходимо понимать, всю важность этого органа. Условно грудь "принадлежит" не одной лишь женщине. Она необходима ребенку, как источник питания, является предметом внимания мужчин, а кроме того, грудь выполняет не только эстетическую и физиологическую, но и психологическую функции – влияет на самооценку женщины. К сожалению, при этом она еще и один из наименее защищенных органов женского тела, который очень подвержен онкологическим заболеваниям.

Но вернемся к вашему вопросу: что такое рак молочной железы? Это злокачественная опухоль, которая развивается из эпителия молочной железы. Согласно статистике, заболеваемость растет год от года — ежегодно в мире регистрируется более 1 миллиона впервые заболевших женщин. Из них порядка 30% случаев — рак в запущенной стадии, который хоть и лечится, но выживаемость при нем невероятно низкая. В России картина похожа на общемировую, в 2015 году в стране было зарегистрировано 68547 женщин с онкологией молочной железы. Это очень много, учитывая, что зачастую подвержены этому женщины в самом активном возрасте – от 40 до 55 лет.

— Не так давно рак груди считался, да и был возрастным заболеванием, а сегодня он отмечается даже у очень юных девушек. С чем это связано?

— В последние десятилетия рак молочной железы заметно "помолодел" — заболеваемость до 30 лет увеличилась на 13%. Выделить какую-то одну о причину этого попросту невозможно, потому что такой рост в принципе обусловлен современным невероятно интенсивным образом жизни. Представьте, женский организм практически постоянно находится в стрессе – необходимо устроится на работу после учебы, родить детей и многое другое. Все эти стрессы неблагоприятно сказываются на эндокринной и иммунной системе, возникает гормональный сбой. А онкология молочной железы – это рак гормонозависимый. Собственно говоря, из-за неправильного соотношения гормонов возникают сбои менструального цикла, нарушения в эндокринной системе, гинекологические заболевания, поломки в геноме, а отсюда — неравномерное деление клеток, а значит и развитие опухоли.

— Каковы первые симптомы этого заболевания? Что должно насторожить женщину?

Проблема в том, что как таковых первых симптомов нет. Есть лишь предпосылки по которым можно догадаться, что не все в порядке. Например, есть такое понятие, как предменструальный синдром. В это время происходит напряжение молочных желез и если при этом ощущается болезненность, то это уже "звоночек" для того, чтобы обратиться к гинекологу, а также обследовать грудь.

— Как часто необходимо обследоваться?

— Молодые женщины до 35 лет должны ежегодно делать ультразвуковое исследование независимо от того, есть у них "сбои в работе" молочной железы или нет. Это профилактика. Желательно выбрать определенное время, например, пятый — десятый день с начала месячных и отправиться на УЗИ. В Хабаровске это весьма доступно, а к тому же процедуру можно провести бесплатно. Дальше уже на усмотрение врача: если есть какая-то патология, то возможно придется делать УЗИ чаще – раз в полгода, а то и раз в три месяца. Помните, что главная задача – выявить заболевание на ранней стадии, а сделать это можно только одним способом – как можно чаще обращаться к врачу и проходить диагностику. При раке молочной железы первой степени выживаемость составляет в среднем 95%, а в некоторых развитых европейских странах доходит и до 100%. Однако порядка 20% женщин обращаются за помощью только на третьей стадии, при которой уже смертность достигает 75%.

— А все-таки, можно ли обнаружить проблему самостоятельно?

— Самообследование, конечно, играет свою роль. По большей части женщины приходят к нам именно после того, как обнаружат новообразование самостоятельно. Но эффективно оно не всегда, чаще всего находят проблему девушки с маленькой грудью, которые могут самостоятельно себя пропальпировать, обнаружить уплотнения и обратиться к врачу. Из общих советов — обращать внимание нужно на все: покраснение, изменение формы молочной железы, формы соска (втягивается ли он, когда вы поднимаете руки кверху). Также сюда можно отнести и выделения из сосков, которые могут быть прозрачными, а могут и коричневыми и т.п. Все это — начальные тревожные признаки, при обнаружении которых женщина должна не задумываясь обратиться к врачу.

— Есть ли установленные риски, факторы развития онкологии?

— Мы не можем назвать основную причину возникновения рака молочной железы, да и рака в принципе. Но факторов риска много. В 30% случаев женщина под эти риски не подпадает, однако это не значит, что она не заболеет – обследоваться нужно обязательно. Основной фактор — генетика, если у близких родственников по женской линии есть злокачественные образования молочной железы, яичников, кишечника. Все это является поводом к тому, чтобы обратить внимание на собственное здоровье. Менструальная функция – чем раньше начинаются месячные и чем позже заканчиваются, тем выше риск заболевания. Да те же эстрогены, которые поддерживают молодость женского организма, в конечном итоге могут привести к появлению злокачественной опухоли. К риску можно отнести отсутствие родов вообще, поздние первые роды, отказ от кормления грудью, неправильный образ жизни, наличие вредных привычек и даже неправильное питание, в котором превалирует употребление животных жиров. Но какой бы из рисков мы не назвали все они связаны тем, что опосредовано влияют на гормональный уровень женщины. Отдельный блок – радиация. Женщина в группе риска, если получала лучевое лечение в детском возрасте. Не забывайте и про такую вещь, как солярий, а также модную тенденцию загорать топлес: ткань покрывающая молочные железы гораздо нежнее, чем кожа на остальной части тела и потому УФ-лучи проникают гораздо глубже в тело и могут способствовать развитию рака в ней.

— Излечим ли рак груди? Какие для этого применяются методы и как это сложно?

— Выживаемость при раке молочной железы в последнее десятилетие увеличилась благодаря ряду федеральных программ по диагностике данного заболевания. Сейчас вообще идет тенденция на улучшение диагностики и выявление рака на максимально ранних стадиях. В настоящее время основным методом лечения является хирургический — на ранних стадиях онкологии операция очень щадящая, но чем более запущен случай, тем тяжелее последствия в том числе и косметические. Именно поэтому лечение тесно переплетается и с пластической хирургией, позволяющей свести визуальные последствия удаления опухоли к минимуму. Конечно же в ход идут лучевая, гормональная и химотерапия. Кроме того, сегодня существует множество таргетных препаратов, которые воздействуют не на весь организм, а на конкретные клетки, влияющие на развитие опухоли, рассматривается вопрос о создании в Хабаровске протонного центра. Данный метод лечения отличается большей эффективностью, меньшим воздействием на организм пациента.

Но главное всегда держать в уме одну вещь — все методы лечения хороши на начальной стадии развития онкологии.

— И помните, что рак молочной железы не излечим окончательно. Мы можем увести его в ремиссию, которая будет длиться годами и больные могут умереть от совершенно другого заболевания, но сам диагноз останется с человеком на всю жизнь и в ряде моментов необходимо будет себя ограничивать, чтобы онкология не вернулась.
Подробнее: 

https://amurmedia.ru/news/725271/?from=31

 

Рак убивает равнодушных к себе. 04.02.2020. Кирилл Ясько. Weekly. Южно-Сахалинск. Сахалин.Инфо

08:45 4 февраля 2020.

4 февраля объявлено Всемирным днем борьбы против рака. Злокачественные новообразования, по данным ООН, сегодня являются второй, после заболеваний сердечно-сосудистой системы, причиной смерти на планете. В России, согласно исследованиям Росстата, с января по сентябрь 2019 года от онкологии погибли практически 200 тысяч человек. Профилактика и ранняя диагностика рака, а также снижение смертности от опухолей объявлены Минздравом одной из основных задач российской медицины на ближайшие годы.

В преддверии 4 февраля корреспондент ИА Sakh.com встретился с главным врачом сахалинского онкологического диспансера, главным онкологом Сахалинской области и Дальневосточного федерального округа Сергеем Старцевым и попросил его рассказать о том, что такое рак, почему им болеют, как важно вовремя ходить на обследования и к чему нужно быть готовым в непростой борьбе с коварным заболеванием.

Сергей Старцев

Что такое онкозаболевания?

Онкологические заболевания — новообразования, в основном злокачественные, которые могут поразить любой орган. Кости, легкие, кожу, головной мозг, желудок, кишечник. Злокачественная опухоль выходит за все каноны нормальных тканей — она непредсказуема, человек живет отдельно, а она отдельно. В этом ее главная опасность — в основном все онкозаболевания проходят безболезненно и бессимптомно. Раковые клетки внедряются в орган, живут там, разрастаются. И их нельзя заметить до тех пор, пока не происходит метаболических нарушений в работе пораженного органа, а значит, и в жизни человека. То есть, пока орган не оказывается настолько затронут, что просто перестает работать нормально.

Бывают доброкачественные образования — их ключевое отличие, на том уровне который достаточно знать людям, это наличие "капсулы". То есть такие опухоли изолированы, отграничены, не прорастают в другие органы, не захватывает другие клетки, имеют четкое очертание. И все влияние, которое они оказывают на организм — это сдавливание внутренних органов, которое происходит из-за роста. На этом все, больше никаких негативных последствий они, как правило, не несут. Доброкачественные опухоли врачами удаляются вместе с капсулой и люди продолжают жить спокойно. Со злокачественными подобного не получится.

Почувствовать рак нельзя?

В этом заключается коварство онкологии — нет никаких симптомов до поздних, третьей и четвертой, стадий. Исключения — заболевания с локализацией, видимой невооруженным взглядом. Например, рак кожи увидеть можно, а расположенные в полостях внутренних органов, скажем легких или желудка, — только после специальных методов обследования.

Кто-то защищен от рака?

Существует 16 теорий возникновения рака. И однозначно ответа, как и почему он появляется у конкретного человека, нет до сих пор. Если бы он был — думаю, врачи бы уже научились лечить и профилактировать эти заболевания на 100%. Есть генетические раки, которые передаются по наследству, есть приобретенные.

То есть человек может вести нормальный образ жизни, хорошо питаться, но он не может быть уверен, что у него не будет рака. У нас есть пациенты с раком легких, которые никогда в жизни не держали в руках сигарету. Может быть, определенных рисков у конкретного человека будет меньше, если он правильно питается и не курит, но полной гарантии природа нам не дает. Никто, ни один человек не может сказать с уверенностью, что у него не будет рака никогда в жизни. Или что он не болеет раком в данный момент, но пока не чувствует этого.

Можно как-то защититься?

Все индивидуально. Например, бывают опухоли гормонозависимые. И если лекарственно какой-то гормон исключить, то развитие ее приостанавливается. У женщин очень важен при таких раках, как рак молочной железы или яичников, анамнез — болели ли родные, мама, бабушки. Риск тогда выше, и надо быть более внимательным к себе.

Но это не всегда работает. Если отец у кого-то болел раком желудка, это не значит, что сын заболеет. Но у него есть к этому предрасположенность, и это надо учитывать в жизни.

Но и обратное утверждение верно — если ни у кого из родных не было рака, это не значит, что его не будет. Есть такой термин — онконастороженность. То есть осознание своих рисков и принятие решений, в том числе по обследованиям, исходя из всего комплекса знаний и показаний.

На Сахалине и Курилах онкологии больше, чем везде?

Ситуация такая, что пик заболевания онкологией приходится на возраст 60-65 лет. Население нашей области — старое. Молодежь уезжает за пределы региона, и у нас преобладают люди в преклонном возрасте. Поэтому уровень онкологии, как и сердечно-сосудистых заболеваний, у нас выше, чем в каком-нибудь молодежном городе, где больше студентов, много вузов, живут молодые семьи. Но нельзя сказать, что сахалинцы почему-то больше болеют, так сложились демография и статистика.

Вообще в мире нет такой статистики, что в Африке болеют раком, а в Европе нет, что в Твери никто не болеет, а на Сахалине все. Заболеваемость в среднем одинаковая, есть особенности — определенные нации, например, чаще болеют раком желудка и кишечника из-за того, что употребляют очень острую пищу. Но это не сверхзначимые факторы.

Второй момент — связь уровня жизни, развитости территорий и смертности от рака. А вот она как раз есть. В районах, где нет работы, нет медосмотров, где люди предоставлены сами себе, ничем не заняты, пьют, где доступность медицинской помощи ниже — там, конечно, последствия онкозаболеваний более тяжелые, смертность выше.

Как обнаружить рак?

Приходят люди и говорят: обследуйте меня всего на рак. Но это немного неправильный подход. Не существует какой-то универсальной методики, позволяющей исключить наличие онкологии, сделав один анализ крови или мочи. Все сложнее: чтобы посмотреть изменения в легких, нужно сделать рентген грудной клетки, не флюорографию, которая не является специфичной для онкозаболеваний, а низкодозное КТ.

Почти во всех ЦРБ у нас на острове стоят компьютерные томографы, сейчас в области идет программа скрининговых исследований, где есть в том числе исследование легких, записаться можно через 1-300. В Южно-Сахалинске сейчас все КТ легких исполняются у нас в диспансере — 200 человек у нас в субботу-воскресенье проходят, еще порядка 60 в будние дни. То есть около 260 человек в неделю мы смотрим.

Дальше, если человеку интересно, что у него в брюшной полости — можно сделать УЗИ, если его беспокоят родинки — он может пойти к дерматологу. И так далее.

То есть нет такого "техосмотра всего организма" разом. Но существует программа диспансеризации — она направлена на выявление заболеваний, не только онкологических, на начальных стадиях. В нее уже сейчас входят 4 скрининговых метода: это КТ легких, маммография (выявляет рак груди) и гинекологический мазок (показывает рак шейки матки) для женщин, анализ на простатический специфический антиген (ПСА) у мужчин (рак простаты), кал на скрытую кровь (рак желудка и кишечника). Сдав эти пять анализов и увидев по всем отсутствие каких-то изменений, можно относительно спокойно жить дальше.

Почему нужно проходить такие исследования? Ну, кроме выявления рака на ранних стадиях, как минимум в двух случаях онкологию можно вообще предотвратить. Это раки матки, а также желудка и толстой кишки. В первом случае выявляется дисплазия шейки, которая говорит о высоком риске заболевания, и зная об этом, его можно купировать. Во втором — рак возникает не сразу, перед этим в желудке и кишечнике возникают полипы (патологические разрастания тканей различной природы — прим. автора). Они как раз выделяют в кал кровь. Обнаружив это нарушение, можно сделать колоноскопию и убрать полипы — тем самым вы предотвращаете рак.

Все эти исследования бесплатны, об этом много говорят, звонят даже людям. Но несмотря на это, посещаемость диспансеризаций очень низкая. Человек может спланировать отпуск, поездку за покупками, но принять решение о медицинском обследовании он не в состоянии.

Рак молочной железы, простаты, колоректальный рак поддаются лечению очень хорошо. Но только если их вовремя диагностировать. А у нас люди боятся делать колоноскопию или ФГДС. Они будут мучиться, терпеть боль, но им будет стыдно, страшно, неудобно.

Нынешний министр здравоохранения, спасибо ему, уделяет большое внимание онкологии — в этом году, кроме низкодозового КТ по раку легких, будет программа выявления рака желудка и колоректального рака. Все это должно вот-вот запуститься, и я надеюсь, поможет больше людей охватить.

Также у нас постоянно проходят дни открытых дверей — все специалисты, оборудование доступны людям, можно проконсультироваться, пройти обследование. Проблема в том, что на них тоже приходят здоровые люди, которым не все равно. А онкобольные потенциальные дома сидят и мучаются.

Когда человеку начинать беспокоиться, если ничего не беспокоит?

После 40 лет женщинам надо делать маммографию, после 45 лет мужчинам следует сдавать кровь на ПСА, после 50 лет необходимо делать колоноскопии. Можно прийти в любую поликлинику и узнать, что в каком возрасте стоит делать. И при диспансеризации то же самое — в зависимости от возраста вам скажут нормативы, что и когда проверять.

Нужно ли проверяться до 30 лет? Если ничего не беспокоит — лишний раз себя накручивать не надо, но и игнорировать диспансеризацию не стоит. К тому же есть профессиональные осмотры, осмотры при получении прав. Другой вопрос, что часто подобные вещи проходят формально, без каких-то особенных исследований. То есть ничего не говорят о реальном состоянии человека.

Что делать, если выявили рак?

Онкологические заболевания на 1-2-й стадии лечатся — много людей живут после терапии или операции долгие годы. Без каких-то значимых изменений в жизни — просто приходят на контрольные обследования и внимательно к себе относятся.

Вся проблема в том, что у нас очень много запущенных случаев — третья-четвертая стадия. Почему? Поздние обращения, неэффективность диспансеризации, недоступность медицинской помощи в селах. Чаще всего речь идет о людях ближе к пенсионному возрасту, из отдаленных районов, порой ведущих не самый социально одобряемый образ жизни. Но бывает, что запущенные онкологии выявляют и у молодых людей. Повторюсь, рак коварен, и ни в чем нельзя быть уверенным на 100%.

Просто статистика — за 2018 год у нас запущенные формы рака составили 63% от всех выявленных, то есть больше половины людей добираются до врачей, когда начинают мучиться болями, страдать. И порой помогать им уже поздно: 1-2 стадию, я не перестану это повторять, мы вылечиваем — химиотерапию делаем, лучевую терапию, полностью рак убиваем и про него забываем. А третья-четвертая стадии — это очень долгое лечение с всегда очень противоречивыми результатами.

Что делать? Если выявили рак или подозрение есть на онкозаболевание, нужно брать все направления и идти к нам в регистратуру диспансера. Опухоль до двух сантиметров растет примерно год, так что особой срочности нет, но откладывать в долгий ящик это нельзя. Важно, что сейчас нет очередей на прием к онкологу, мы их все убрали, открыли центр амбулаторной медпомощи, так что никаких проблем с попаданием к онкологу нет. И если человек приходит к нам с подозрением на рак, его в тот же день начинают обследовать.

Очереди на прием нет, на госпитализацию нет, на операции нет, на лечение нет. Могут быть проблемы, что человека долго мурыжат в поликлинике, чтобы направить к нам или сам человек не торопится, но это уже другой вопрос.

"Не хотели, боялись, лечились народными средствами" — вот что говорят в основном. Это не проблема Сахалина — я главный онколог ДФО, езжу по субъектам, смотрю. Там такая же ситуация. Хотя у нас все лучше по доступности, условиям лечения.

Как лечится рак?

Это только говорят — рак желудка, рак костей и так далее. Но по факту того же рака желудка — около 20 видов, если их изучать под микроскопом, то все они гистологически (на клеточном уровне — прим. автора) не похожи. И каждый лечится определенными методами и комбинациями препаратов: есть те, которые нужно сразу оперировать, есть те, на которых надо сперва химиотерапию провести, есть тот, где нужна лучевая терапия и только она. Что это такое?

Химиотерапия — это прием пациентом специальных препаратов-цитостатиков, убивающих определенный вид раковых клеток. На каждый вид онкологии есть свои лекарства и свои схемы их применения. Препарат может быть один или их может быть пять, которые применяются в определенной последовательности. Всего у нас 176 видов химиотерапии на вооружении. Есть еще таргетная терапия — которая целенаправленно бьет по определенному виду раковых опухолей.

Химиопрепаратов много, они дорогие, в основном это иностранные препараты, есть российские. По сути это яд. Соответственно, влияние оказывается не только на сам рак, но и на организм в целом. Разные люди по-разному преодолевают этот этап в зависимости от состояния, степени воздействия.

Второе — это лучевая терапия, специальное облучение пораженных тканей. Есть оборудование, которое дает направленные пучки радиоактивного излучения. У нас стоят современные системы, которые позволяют очень точно нацеливать лучи — раньше это было "оружие массового поражения" и при лечении рака легких, например, могли поражаться здоровые ткани, происходить осложнения на сердце. Сейчас есть 3d-системы, коллиматоры, которые строят объемное изображение тела человека и опухоли. Лучи попадают именно на опухоль, никуда, кроме нее.

Ну и наиболее радикальный метод — это оперативное вмешательство. В онкологии, как правило, операции очень масштабные — удаляется не только пораженный участок или орган, но и лимфоузлы вокруг. Иногда приходится и калечащие вмешательства производить — ампутировать конечность или убирать желудок.

Оборудование у нас сегодня такое же, как в Корее, Японии, Москве, оно везде одинаковое. Химиопрепараты такие же, схемы утвержденные. Дело в том, что каждый год проходит всемирный онкологический конгресс, где собираются онкологи и разрабатывают принципы и схемы лечения, которые будут применяться во всех клиниках по всему миру. Потом такие же проходят в отдельных странах — у нас, как правило, в Москве в третью неделю ноября. Там утверждаются стандарты, планы, рекомендации. Поэтому что лечение в Москве, что в Южно-Сахалинске, что в Зимбабве — везде все одинаково. Только у нас это к тому же бесплатно.

Не стану ли я жертвой ошибки? Когда один врач примет неверное решение, и никто его не исправит? Как решают, чем и как лечить?

Каждый случай индивидуален. Мы учитываем психоэмоциональное состояние человека, тип рака, локализацию, стадию. Нет людей, которые лежат с одинаковыми показаниями, идентичными тактикой и схемами лечения.

Что касается всех рекомендаций: решения с момента выставления в амбулаторной карте диагноза "рак" принимаются коллегиально — всю тактику, методы утверждает врачебная комиссия. Это хирург-онколог, радиолог, химиотерапевт и специалист из того отделения, где лежит человек. Возглавляет комиссию начмед. То есть единолично никто никогда не принимает решение.

К тому же если человек идет на операцию в тот или иной день, у нас проходит планерка, где доктор встает и представляет больного — кто он, какие у него показания, какие анализы, диагноз, стадия, почему принято решение об операции, как определялся ее объем. И по всем вопросам вырабатывается консилиум, взвешенное решение всех врачей. То же самое про химиотерапию — собирается комиссия как минимум из трех человек, все официально фиксируется и подтверждается.

Единолично никогда решение врачом о назначении препаратов, лучевой терапии не принимается.

Как строятся отношения пациентов и врачей?

Это очень сложный вопрос. Универсальный рецепт — врач должен быть милосердным. Человек не виноват, что заболел раком, он не по своей воле болеет. А врача учили помогать в таких случаях, он профессионал. Поэтому когда бывают жалобы на персонал, всегда стараемся реагировать на них в сторону пациента.

Мы понимаем врачей, у нас своя братия, но… Пациент пришел к нам за помощью, у него тяжелая ситуация, и мы должны к этому соответственно относиться. Люди разные — с кем-то нужно сесть и выпить чай, кого-то пожалеть, на кого-то нужно прикрикнуть, не без этого. Все приходит с опытом, понимаешь, какой человек. Женщины себя ведут по-своему, мужчины очень обидчивы, с ними надо очень осторожно говорить.

Для себя я решил, что прежде всего онкобольных надо любить и понимать их боль, тогда все будет хорошо и к любому человеку можно будет подобрать свой ключик.

К чему должен быть готов человек?

Человек должен верить, что он может победить рак. Без этого не будет эффекта. Надо быть готовым идти до конца. Не отказываться от лечения на определенных стадиях — бывает, что после операции люди не соглашаются на химиотерапию или лучевую терапию и уходят из диспансера. А потом возвращаются, когда начинается стадия метастазирования, генерализации рака. И что-то делать уже поздно.

Сколько длится лечение?

Все зависит от стадии рака и его локализации. Есть такие опухоли, которые прооперировали, и человек пошел. Раки кожи, например, не дают метастазов, от них не умирают. Но при среднестатистическом раке с локализацией на внутренних органах — операция, лучи и 5-6 курсов химии. Это занимает 5-6 месяцев, это средние показатели.

В ситуации длительного и тяжелого лечения очень важна поддержка родственников — человек не должен болеть в одиночестве. С ним должны быть близкие. Когда приходят дети, мужья, жены, друзья, приносят покушать, общаются — тогда и лечение проходит более безболезненно и прогноз, как правило, благоприятнее. Все вместе переносится, когда люди вместе.

Удивительно, но практически никогда не возникает проблем с работодателями — людей отпускают на больничный, дают отпуск какой-то для длительного лечения. В моей практике с этим проблем никогда не было. Все люди и все понимают, что такое онкологическое заболевание.

Многих операция пугает. Можно ли победить рак без нее?

Рак разный. Что-то можно лечить только операцией, что-то химиотерапией, что-то лучами. Что-то только комплексно. Если нужна операция — значит нужно оперировать. Торга и чуда быть не может. Это нормальное состояние человека — бояться хирургического вмешательства. Я тоже, хотя я хирург, признаться, не испытаю каких-то позитивных эмоций, если мне будет предстоять операция. И понятно, что любого пациента такие перспективы не радуют. Но у нас не было такого, чтобы во время операции кто-то умирал. Потому что все это в плановом режиме проходит, и человек выходит подготовленным. Такого, чтобы он пришел, мы его сразу взяли и на операцию "фьють", не бывает. Человека готовят, за ним следят, ему помогают.

Можно ли победить рак?

Конечно. Человеку сделали операцию, удалили пораженный орган или его часть, он прошел все курсы необходимые, реабилитацию, выходит из нашего диспансера, живет дальше, как все мы. Но мы ему назначаем — через 3 месяца прийти сделать определенные процедуры, через полгода повторить и потом раз в год мы проводим диспансерное исследование подробное.

Бывает, что рак возвращается, к сожалению. Мы делаем операцию, проводим химию, но где-то одна единственная злая клетка может притаиться. Она невидима, ее нельзя обнаружить. Она какое-то время ждет, а потом начинает заново расти. Тут уже несколько иначе выбирается и тактика и лечение, это совершенно особенный случай.

Я болею за онкобольных, понимаю их боль, у меня тоже родные, знакомые умирали от рака, умирали в том числе здесь. Поэтому скажу одно: люди, нужно следить за своим здоровьем, не надо бояться онкологии, обходить онкологический диспансер стороной. Рак на ранних стадиях излечим, все зависит только от вас — придете вы или не придете. И к сожалению, и к счастью одновременно, онкологией занимаются все, его выявляют врачи первичного звена в поликлиниках, больницах. С этим не все гладко пока, но я надеюсь, что когда у нас будет налажена работа первичного звена, когда медицина будет доступной всем, когда люди будут понимать, как важно следить за своим здоровьем, тогда можно будет говорить о том, что борьба с раком становится эффективна.

Рак: мифы и действительность - АУ «Республиканский клинический онкологический диспансер» Минздрава Чувашии

Борьба с онкологическими заболеваниями продолжается во всем мире уже длительный период времени, однако панацеи от данной болезни, увы, до сих пор не найдено. Однако сегодня вполне возможно полностью излечить больного от онкологии при условии, если рак выявлен на ранней стадии. Вот почему регулярные посещения врача, сдача элементарных анализов так важны, ведь именно благодаря этому можно вовремя заподозрить что-то неладное с организмом.

Очень часто человек, услышав от доктора диагноз «рак», впадает в депрессию, отказывается от лечения, чем очень вредит себе. Ведь, как правило, люди в таких случаях теряют драгоценное время и запускают болезнь, вместо того, чтобы воспользоваться всеми возможностями современной медицины и вылечиться или качественно продлить себе полноценную жизнь. Психологический настрой больных, безусловно, влияет на исход лечения. Если человек оптимистически настроен, то он, как правило, и выздоравливает быстрее.Воля к жизни, мобилизация всех сил организма, позитивный настрой пациента и его вера в будущее — все это повышает шансы на выздоровление и становится залогом успешного лечения рака. Рак — не приговор, и мысль эта двигает вперед и заставляет организм изыскивать скрытые резервы для борьбы с болезнью и побеждать её.

Миф 1. Рак неизлечим

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» – это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с этим заболеванием.

Именно из-за этого стереотипа многие люди боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще…

Злокачественные новообразования по смертности занимают второе место после сердечно-сосудистых заболеваний, а по страху, который внушают людям, - первое.

Нынешний уровень медицины позволяет успешно лечить многие виды рака, а опухоли, которые удалось застать на ранней стадии, излечимы практически все. Основная причина смертности от рака это поздняя диагностика, когда опухоль разрослась в соседние ткани, а ее дочерние опухоли, метастазы, распространились по организму. Но даже и в этой стадии рака, называемой терминальной, смертность не является стопроцентной. Есть люди, смогшие победить такую тяжелую болезнь, как метастатический рак.

Миф 2. Даже если рак вылечили, он вернется
Статистика говорит об обратном. Важно помнить, что после курса лечения и реабилитации необходимо регулярно проходить обследование у врача. Это поможет избежать рецидивов.

Миф 3. Онкологическим заболеванием можно заразиться, ведь его вызывают вирусы

Во-первых, достоверно установлено влияние вирусов на образование лишь некоторых видов рака, в остальных случаях этот фактор влияния либо предположителен, либо не нашел подтверждения. Во-вторых, даже в том случае, когда вирусное происхождение рака считается доказанным, как в случае с раком шейки матки или некоторыми видами лимфомы, заразиться им просто так нельзя. Вирусоносительство в самом худшем случае создает предрасположенность к раку, но не саму болезнь. В подавляющем же большинстве случаев вирусы, вызывающие рак, вообще не передаются от человека к человеку, относясь к так называемым эндовирусам – не проникающим извне, а образующимся непосредственно в организме человека при определенных условиях.

Миф 4. Народная медицина – единственный способ лечения рака
Один из самых опасных мифов, на счету которого не одна тысяча загубленных жизней. Увлечение альтернативной медициной на ранних стадиях рака приводит к самообману и прогрессированию опухоли, а на поздних стадиях вообще гарантированно обеспечивает летальный исход. Все знают, что врачи на дух не переносят появившихся в изобилии «потомственных целителей», предлагающих народные методики лечения рака, однако мало кто отдает себе отчет в том, что они имеют на это веские резоны. Кто хоть один раз видел умирающего от рака человека, упустившего все шансы на излечение из-за чрезмерного доверия к псевдоцелителям, тот уже не сможет относиться к этому явлению иначе.

Миф 5. Излучение провоцирует развитие раковых клеток.
Связь между использованием мобильных телефонов и онкологией не установлена. С подобной уверенностью можно утверждать, что шампуни и гели для душа тоже могут спровоцировать рак.

Миф 6. Онкология – наследственное заболевание
Многие слышали об отягощенной наследственности по поводу онкологических заболеваний, да и врачи при проведении плановых осмотров обычно задают вопросы о родственниках, страдающих онкопатологией, и потому люди полагают, что если раком заболел кто-либо из близких, они тоже приговорены. Это не так. Да, онкологи считают генетический фактор одним из важных в подверженности клеток мутациям, в том числе и злокачественным, но по наследству заболевание не передается, а может передаться лишь предрасположенность к нему. Если кто-либо из ваших родственников, особенно родственников первой линии, то есть кровных – мать, отец, брат, сестра – перенесли рак, то у вас действительно риск заболеть выше, чем у тех, чьи родные не страдали от опухолей. Врачи расценивают этот риск как высокий, в среднем он равен 7%. Но этот же факт означает и другое: таким людям нужно тщательнее других следить за своим здоровьем, в том числе проходить профилактические обследования. Риск заболеть раком у тех, кто заботится о своем организме, в десятки раз ниже, чем у тех, кто этого не делает. Сравните 7% наследственного риска, и, скажем, 85% риска заполучить рак дыхательных путей в результате курения.

Миф 7. Стрессы в большинстве случаев приводят к возникновению раковых опухолей
На самом деле, стрессы лишь вызывают гормональные нарушения, которые, в свою очередь, способны снизить иммунитет. Организм, утерявший естественную функцию защиты, становится уязвимым и подвергается возникновению онкозаболеваний. Поэтому активный образ жизни, полноценный отдых, сон, умеренная физическая нагрузка и отсутствие вредных привычек помогут избежать смертельного недуга.

Семь самых излечимых видов рака на основе 5-летней относительной выживаемости

Хотя лекарства от рака еще нет, обнаружение и лечение болезни на ранней стадии может значительно улучшить мировоззрение человека. Раковые образования с наивысшими показателями 5-летней относительной выживаемости включают меланому, лимфому Ходжкина и рак груди, простаты, яичек, шейки матки и щитовидной железы.

Рак - это заболевание, вызывающее неконтролируемый рост и размножение клеток в определенных частях тела.Он может начаться в одной части тела, а затем распространиться на другие области. В результате рак может серьезно повлиять на окружающие ткани и органы.

Несмотря на значительные инвестиции и годы исследований во всем мире, рак остается основной причиной смерти в Соединенных Штатах. По оценкам Национального института рака, в 2018 году врачи диагностируют 1735350 новых случаев заболевания в США и что в этом году от рака умрут 609640 человек.

Успешное лечение может удалить все признаки рака с тела человека.Врачи называют это ремиссией. Однако рак может вернуться после ремиссии, иногда через много лет.

Вылечить рак означало бы полностью искоренить заболевание без его возвращения. Хотя это может случиться с некоторыми людьми, в настоящее время не существует специального лекарства от рака.

На вероятность успешного лечения рака влияют многие факторы, включая его тип.

Чтобы понять разницу во взглядах между типами рака, исследователи часто используют статистику, называемую 5-летней выживаемостью.Эта цифра относится к проценту людей, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рака.

Пятилетняя выживаемость не показывает, устранило ли лечение все признаки рака, но полезна для сравнения относительной тяжести различных типов рака. Важно помнить, что на выживаемость влияют многие другие факторы, например, насколько рано врачи обнаруживают болезнь.

Чтобы получить более точную оценку прогноза рака, врачи также могут ссылаться на 5-летнюю относительную выживаемость.Относительные коэффициенты выживаемости сравнивают людей с конкретным заболеванием и людей в общей популяции без этого заболевания. Они учитывают тот факт, что на выживание могут влиять и другие факторы.

В этой статье мы рассмотрим семь типов рака, у которых 5-летняя относительная выживаемость наиболее высока. Эти показатели выживаемости в первую очередь относятся к раковым заболеваниям, которые врачи диагностировали на ранней стадии.

Пятилетняя относительная выживаемость при раке груди 0 и 1 стадии составляет 99–100 процентов.Таким образом, вероятность того, что люди с этой стадией и типом рака выживут не менее 5 лет, почти на 100 процентов выше, чем у людей без этого заболевания.

Этапы описывают размер и расположение опухоли. Стадия 0 относится к росту аномальных клеток в ткани груди или долек внутри груди. На этом этапе врачи не считают его злокачественным, но это может указывать на очень ранние признаки рака.

На стадии 1 рака груди присутствуют крошечные опухоли, которые:

  • обычно имеют размер менее 2 сантиметров (см)
  • не распространились на другую область тела

Врачи могут изолировать и лечить эти типы рака груди, прежде чем они перерастут в более тяжелые формы рака.

Рак простаты имеет относительную 5-летнюю выживаемость 99 процентов на стадиях 1 и 2. Рак простаты либо растет очень медленно, либо не растет вообще, и они хорошо поддаются лечению. Рак простаты, размер которого не увеличивается, может не нуждаться в лечении, если врачи не считают его вредным.

5-летняя относительная выживаемость при раке яичек составляет 99 процентов для локализованных опухолей, которые находятся в яичках, и 96 процентов для региональных опухолей, которые распространились на ткани или лимфатические узлы, расположенные рядом с яичками.На ранних стадиях рака яичек врачи могут удалить одно или оба яичка для лечения этого заболевания.

Удаление яичка - эффективный метод лечения. Однако, когда рак распространился, это значительно менее полезно.

Относительная пятилетняя выживаемость рака щитовидной железы на стадиях 1 и 2 составляет 98–100 процентов. Щитовидная железа - это шейная железа, вырабатывающая гормоны для поддержания здоровых функций организма.

Большинство раковых заболеваний щитовидной железы растут медленно, что дает больше времени на лечение.Даже когда рак распространяется на окружающие ткани горла, удаление щитовидной железы может быть эффективным методом его искоренения.

Поделиться на Pinterest Раннее обнаружение и лечение меланомы увеличивает выживаемость человека.

У меланомы 5-летняя относительная выживаемость составляет около 92 и 97 процентов на стадиях 1A и 1B соответственно.

Меланома - это рак кожи, который отличается высокой выживаемостью, поскольку его легко обнаружить в этой части тела. Часто удается выявить и лечить меланому на ранних стадиях ее прогрессирования, что увеличивает шансы человека на выживание.

Однако без раннего обнаружения меланома может распространиться под поверхность кожи, и ее будет труднее удалить.

Рак шейки матки имеет относительную 5-летнюю выживаемость 93% на стадиях 0 и 1A. Раннее обнаружение позволяет врачам лечить аномально развитые клетки до того, как они смогут вырасти или распространиться на другие части тела. Даже на более поздних стадиях рака шейки матки раковые клетки растут очень медленно. В результате лечение все еще может быть эффективным.

Лимфома Ходжкина имеет 5-летнюю относительную выживаемость около 90 процентов на стадиях 1 и 2.

Высокая относительная выживаемость лимфомы Ходжкина обусловлена ​​хорошей реакцией на лучевую терапию. Это означает, что выживаемость остается высокой для людей с более запущенными формами этого рака. Однако другие типы лимфомы также не поддаются лечению.

В настоящее время лекарства от рака не существует. Однако успешное лечение может привести к ремиссии рака, а это значит, что все его признаки исчезли. Раннее обнаружение и лечение рака могут значительно улучшить шансы на ремиссию и улучшить мировоззрение.

Семь самых излечимых видов рака на основе 5-летней относительной выживаемости

Хотя лекарства от рака еще нет, обнаружение и лечение болезни на ранней стадии может значительно улучшить мировоззрение человека. Раковые образования с наивысшими показателями 5-летней относительной выживаемости включают меланому, лимфому Ходжкина и рак груди, простаты, яичек, шейки матки и щитовидной железы.

Рак - это заболевание, вызывающее неконтролируемый рост и размножение клеток в определенных частях тела.Он может начаться в одной части тела, а затем распространиться на другие области. В результате рак может серьезно повлиять на окружающие ткани и органы.

Несмотря на значительные инвестиции и годы исследований во всем мире, рак остается основной причиной смерти в Соединенных Штатах. По оценкам Национального института рака, в 2018 году врачи диагностируют 1735350 новых случаев заболевания в США и что в этом году от рака умрут 609640 человек.

Успешное лечение может удалить все признаки рака с тела человека.Врачи называют это ремиссией. Однако рак может вернуться после ремиссии, иногда через много лет.

Вылечить рак означало бы полностью искоренить заболевание без его возвращения. Хотя это может случиться с некоторыми людьми, в настоящее время не существует специального лекарства от рака.

На вероятность успешного лечения рака влияют многие факторы, включая его тип.

Чтобы понять разницу во взглядах между типами рака, исследователи часто используют статистику, называемую 5-летней выживаемостью.Эта цифра относится к проценту людей, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рака.

Пятилетняя выживаемость не показывает, устранило ли лечение все признаки рака, но полезна для сравнения относительной тяжести различных типов рака. Важно помнить, что на выживаемость влияют многие другие факторы, например, насколько рано врачи обнаруживают болезнь.

Чтобы получить более точную оценку прогноза рака, врачи также могут ссылаться на 5-летнюю относительную выживаемость.Относительные коэффициенты выживаемости сравнивают людей с конкретным заболеванием и людей в общей популяции без этого заболевания. Они учитывают тот факт, что на выживание могут влиять и другие факторы.

В этой статье мы рассмотрим семь типов рака, у которых 5-летняя относительная выживаемость наиболее высока. Эти показатели выживаемости в первую очередь относятся к раковым заболеваниям, которые врачи диагностировали на ранней стадии.

Пятилетняя относительная выживаемость при раке груди 0 и 1 стадии составляет 99–100 процентов.Таким образом, вероятность того, что люди с этой стадией и типом рака выживут не менее 5 лет, почти на 100 процентов выше, чем у людей без этого заболевания.

Этапы описывают размер и расположение опухоли. Стадия 0 относится к росту аномальных клеток в ткани груди или долек внутри груди. На этом этапе врачи не считают его злокачественным, но это может указывать на очень ранние признаки рака.

На стадии 1 рака груди присутствуют крошечные опухоли, которые:

  • обычно имеют размер менее 2 сантиметров (см)
  • не распространились на другую область тела

Врачи могут изолировать и лечить эти типы рака груди, прежде чем они перерастут в более тяжелые формы рака.

Рак простаты имеет относительную 5-летнюю выживаемость 99 процентов на стадиях 1 и 2. Рак простаты либо растет очень медленно, либо не растет вообще, и они хорошо поддаются лечению. Рак простаты, размер которого не увеличивается, может не нуждаться в лечении, если врачи не считают его вредным.

5-летняя относительная выживаемость при раке яичек составляет 99 процентов для локализованных опухолей, которые находятся в яичках, и 96 процентов для региональных опухолей, которые распространились на ткани или лимфатические узлы, расположенные рядом с яичками.На ранних стадиях рака яичек врачи могут удалить одно или оба яичка для лечения этого заболевания.

Удаление яичка - эффективный метод лечения. Однако, когда рак распространился, это значительно менее полезно.

Относительная пятилетняя выживаемость рака щитовидной железы на стадиях 1 и 2 составляет 98–100 процентов. Щитовидная железа - это шейная железа, вырабатывающая гормоны для поддержания здоровых функций организма.

Большинство раковых заболеваний щитовидной железы растут медленно, что дает больше времени на лечение.Даже когда рак распространяется на окружающие ткани горла, удаление щитовидной железы может быть эффективным методом его искоренения.

Поделиться на Pinterest Раннее обнаружение и лечение меланомы увеличивает выживаемость человека.

У меланомы 5-летняя относительная выживаемость составляет около 92 и 97 процентов на стадиях 1A и 1B соответственно.

Меланома - это рак кожи, который отличается высокой выживаемостью, поскольку его легко обнаружить в этой части тела. Часто удается выявить и лечить меланому на ранних стадиях ее прогрессирования, что увеличивает шансы человека на выживание.

Однако без раннего обнаружения меланома может распространиться под поверхность кожи, и ее будет труднее удалить.

Рак шейки матки имеет относительную 5-летнюю выживаемость 93% на стадиях 0 и 1A. Раннее обнаружение позволяет врачам лечить аномально развитые клетки до того, как они смогут вырасти или распространиться на другие части тела. Даже на более поздних стадиях рака шейки матки раковые клетки растут очень медленно. В результате лечение все еще может быть эффективным.

Лимфома Ходжкина имеет 5-летнюю относительную выживаемость около 90 процентов на стадиях 1 и 2.

Высокая относительная выживаемость лимфомы Ходжкина обусловлена ​​хорошей реакцией на лучевую терапию. Это означает, что выживаемость остается высокой для людей с более запущенными формами этого рака. Однако другие типы лимфомы также не поддаются лечению.

В настоящее время лекарства от рака не существует. Однако успешное лечение может привести к ремиссии рака, а это значит, что все его признаки исчезли. Раннее обнаружение и лечение рака могут значительно улучшить шансы на ремиссию и улучшить мировоззрение.

Семь самых излечимых видов рака на основе 5-летней относительной выживаемости

Хотя лекарства от рака еще нет, обнаружение и лечение болезни на ранней стадии может значительно улучшить мировоззрение человека. Раковые образования с наивысшими показателями 5-летней относительной выживаемости включают меланому, лимфому Ходжкина и рак груди, простаты, яичек, шейки матки и щитовидной железы.

Рак - это заболевание, вызывающее неконтролируемый рост и размножение клеток в определенных частях тела.Он может начаться в одной части тела, а затем распространиться на другие области. В результате рак может серьезно повлиять на окружающие ткани и органы.

Несмотря на значительные инвестиции и годы исследований во всем мире, рак остается основной причиной смерти в Соединенных Штатах. По оценкам Национального института рака, в 2018 году врачи диагностируют 1735350 новых случаев заболевания в США и что в этом году от рака умрут 609640 человек.

Успешное лечение может удалить все признаки рака с тела человека.Врачи называют это ремиссией. Однако рак может вернуться после ремиссии, иногда через много лет.

Вылечить рак означало бы полностью искоренить заболевание без его возвращения. Хотя это может случиться с некоторыми людьми, в настоящее время не существует специального лекарства от рака.

На вероятность успешного лечения рака влияют многие факторы, включая его тип.

Чтобы понять разницу во взглядах между типами рака, исследователи часто используют статистику, называемую 5-летней выживаемостью.Эта цифра относится к проценту людей, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рака.

Пятилетняя выживаемость не показывает, устранило ли лечение все признаки рака, но полезна для сравнения относительной тяжести различных типов рака. Важно помнить, что на выживаемость влияют многие другие факторы, например, насколько рано врачи обнаруживают болезнь.

Чтобы получить более точную оценку прогноза рака, врачи также могут ссылаться на 5-летнюю относительную выживаемость.Относительные коэффициенты выживаемости сравнивают людей с конкретным заболеванием и людей в общей популяции без этого заболевания. Они учитывают тот факт, что на выживание могут влиять и другие факторы.

В этой статье мы рассмотрим семь типов рака, у которых 5-летняя относительная выживаемость наиболее высока. Эти показатели выживаемости в первую очередь относятся к раковым заболеваниям, которые врачи диагностировали на ранней стадии.

Пятилетняя относительная выживаемость при раке груди 0 и 1 стадии составляет 99–100 процентов.Таким образом, вероятность того, что люди с этой стадией и типом рака выживут не менее 5 лет, почти на 100 процентов выше, чем у людей без этого заболевания.

Этапы описывают размер и расположение опухоли. Стадия 0 относится к росту аномальных клеток в ткани груди или долек внутри груди. На этом этапе врачи не считают его злокачественным, но это может указывать на очень ранние признаки рака.

На стадии 1 рака груди присутствуют крошечные опухоли, которые:

  • обычно имеют размер менее 2 сантиметров (см)
  • не распространились на другую область тела

Врачи могут изолировать и лечить эти типы рака груди, прежде чем они перерастут в более тяжелые формы рака.

Рак простаты имеет относительную 5-летнюю выживаемость 99 процентов на стадиях 1 и 2. Рак простаты либо растет очень медленно, либо не растет вообще, и они хорошо поддаются лечению. Рак простаты, размер которого не увеличивается, может не нуждаться в лечении, если врачи не считают его вредным.

5-летняя относительная выживаемость при раке яичек составляет 99 процентов для локализованных опухолей, которые находятся в яичках, и 96 процентов для региональных опухолей, которые распространились на ткани или лимфатические узлы, расположенные рядом с яичками.На ранних стадиях рака яичек врачи могут удалить одно или оба яичка для лечения этого заболевания.

Удаление яичка - эффективный метод лечения. Однако, когда рак распространился, это значительно менее полезно.

Относительная пятилетняя выживаемость рака щитовидной железы на стадиях 1 и 2 составляет 98–100 процентов. Щитовидная железа - это шейная железа, вырабатывающая гормоны для поддержания здоровых функций организма.

Большинство раковых заболеваний щитовидной железы растут медленно, что дает больше времени на лечение.Даже когда рак распространяется на окружающие ткани горла, удаление щитовидной железы может быть эффективным методом его искоренения.

Поделиться на Pinterest Раннее обнаружение и лечение меланомы увеличивает выживаемость человека.

У меланомы 5-летняя относительная выживаемость составляет около 92 и 97 процентов на стадиях 1A и 1B соответственно.

Меланома - это рак кожи, который отличается высокой выживаемостью, поскольку его легко обнаружить в этой части тела. Часто удается выявить и лечить меланому на ранних стадиях ее прогрессирования, что увеличивает шансы человека на выживание.

Однако без раннего обнаружения меланома может распространиться под поверхность кожи, и ее будет труднее удалить.

Рак шейки матки имеет относительную 5-летнюю выживаемость 93% на стадиях 0 и 1A. Раннее обнаружение позволяет врачам лечить аномально развитые клетки до того, как они смогут вырасти или распространиться на другие части тела. Даже на более поздних стадиях рака шейки матки раковые клетки растут очень медленно. В результате лечение все еще может быть эффективным.

Лимфома Ходжкина имеет 5-летнюю относительную выживаемость около 90 процентов на стадиях 1 и 2.

Высокая относительная выживаемость лимфомы Ходжкина обусловлена ​​хорошей реакцией на лучевую терапию. Это означает, что выживаемость остается высокой для людей с более запущенными формами этого рака. Однако другие типы лимфомы также не поддаются лечению.

В настоящее время лекарства от рака не существует. Однако успешное лечение может привести к ремиссии рака, а это значит, что все его признаки исчезли. Раннее обнаружение и лечение рака могут значительно улучшить шансы на ремиссию и улучшить мировоззрение.

Семь самых излечимых видов рака на основе 5-летней относительной выживаемости

Хотя лекарства от рака еще нет, обнаружение и лечение болезни на ранней стадии может значительно улучшить мировоззрение человека. Раковые образования с наивысшими показателями 5-летней относительной выживаемости включают меланому, лимфому Ходжкина и рак груди, простаты, яичек, шейки матки и щитовидной железы.

Рак - это заболевание, вызывающее неконтролируемый рост и размножение клеток в определенных частях тела.Он может начаться в одной части тела, а затем распространиться на другие области. В результате рак может серьезно повлиять на окружающие ткани и органы.

Несмотря на значительные инвестиции и годы исследований во всем мире, рак остается основной причиной смерти в Соединенных Штатах. По оценкам Национального института рака, в 2018 году врачи диагностируют 1735350 новых случаев заболевания в США и что в этом году от рака умрут 609640 человек.

Успешное лечение может удалить все признаки рака с тела человека.Врачи называют это ремиссией. Однако рак может вернуться после ремиссии, иногда через много лет.

Вылечить рак означало бы полностью искоренить заболевание без его возвращения. Хотя это может случиться с некоторыми людьми, в настоящее время не существует специального лекарства от рака.

На вероятность успешного лечения рака влияют многие факторы, включая его тип.

Чтобы понять разницу во взглядах между типами рака, исследователи часто используют статистику, называемую 5-летней выживаемостью.Эта цифра относится к проценту людей, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рака.

Пятилетняя выживаемость не показывает, устранило ли лечение все признаки рака, но полезна для сравнения относительной тяжести различных типов рака. Важно помнить, что на выживаемость влияют многие другие факторы, например, насколько рано врачи обнаруживают болезнь.

Чтобы получить более точную оценку прогноза рака, врачи также могут ссылаться на 5-летнюю относительную выживаемость.Относительные коэффициенты выживаемости сравнивают людей с конкретным заболеванием и людей в общей популяции без этого заболевания. Они учитывают тот факт, что на выживание могут влиять и другие факторы.

В этой статье мы рассмотрим семь типов рака, у которых 5-летняя относительная выживаемость наиболее высока. Эти показатели выживаемости в первую очередь относятся к раковым заболеваниям, которые врачи диагностировали на ранней стадии.

Пятилетняя относительная выживаемость при раке груди 0 и 1 стадии составляет 99–100 процентов.Таким образом, вероятность того, что люди с этой стадией и типом рака выживут не менее 5 лет, почти на 100 процентов выше, чем у людей без этого заболевания.

Этапы описывают размер и расположение опухоли. Стадия 0 относится к росту аномальных клеток в ткани груди или долек внутри груди. На этом этапе врачи не считают его злокачественным, но это может указывать на очень ранние признаки рака.

На стадии 1 рака груди присутствуют крошечные опухоли, которые:

  • обычно имеют размер менее 2 сантиметров (см)
  • не распространились на другую область тела

Врачи могут изолировать и лечить эти типы рака груди, прежде чем они перерастут в более тяжелые формы рака.

Рак простаты имеет относительную 5-летнюю выживаемость 99 процентов на стадиях 1 и 2. Рак простаты либо растет очень медленно, либо не растет вообще, и они хорошо поддаются лечению. Рак простаты, размер которого не увеличивается, может не нуждаться в лечении, если врачи не считают его вредным.

5-летняя относительная выживаемость при раке яичек составляет 99 процентов для локализованных опухолей, которые находятся в яичках, и 96 процентов для региональных опухолей, которые распространились на ткани или лимфатические узлы, расположенные рядом с яичками.На ранних стадиях рака яичек врачи могут удалить одно или оба яичка для лечения этого заболевания.

Удаление яичка - эффективный метод лечения. Однако, когда рак распространился, это значительно менее полезно.

Относительная пятилетняя выживаемость рака щитовидной железы на стадиях 1 и 2 составляет 98–100 процентов. Щитовидная железа - это шейная железа, вырабатывающая гормоны для поддержания здоровых функций организма.

Большинство раковых заболеваний щитовидной железы растут медленно, что дает больше времени на лечение.Даже когда рак распространяется на окружающие ткани горла, удаление щитовидной железы может быть эффективным методом его искоренения.

Поделиться на Pinterest Раннее обнаружение и лечение меланомы увеличивает выживаемость человека.

У меланомы 5-летняя относительная выживаемость составляет около 92 и 97 процентов на стадиях 1A и 1B соответственно.

Меланома - это рак кожи, который отличается высокой выживаемостью, поскольку его легко обнаружить в этой части тела. Часто удается выявить и лечить меланому на ранних стадиях ее прогрессирования, что увеличивает шансы человека на выживание.

Однако без раннего обнаружения меланома может распространиться под поверхность кожи, и ее будет труднее удалить.

Рак шейки матки имеет относительную 5-летнюю выживаемость 93% на стадиях 0 и 1A. Раннее обнаружение позволяет врачам лечить аномально развитые клетки до того, как они смогут вырасти или распространиться на другие части тела. Даже на более поздних стадиях рака шейки матки раковые клетки растут очень медленно. В результате лечение все еще может быть эффективным.

Лимфома Ходжкина имеет 5-летнюю относительную выживаемость около 90 процентов на стадиях 1 и 2.

Высокая относительная выживаемость лимфомы Ходжкина обусловлена ​​хорошей реакцией на лучевую терапию. Это означает, что выживаемость остается высокой для людей с более запущенными формами этого рака. Однако другие типы лимфомы также не поддаются лечению.

В настоящее время лекарства от рака не существует. Однако успешное лечение может привести к ремиссии рака, а это значит, что все его признаки исчезли. Раннее обнаружение и лечение рака могут значительно улучшить шансы на ремиссию и улучшить мировоззрение.

Можно ли вылечить рак? - Фонд онкологии Аризоны

Написано AZ Oncology . Размещено в информации.

TLDR: наиболее излечимые формы рака включают: рак толстой кишки, рак поджелудочной железы, рак груди, рак простаты и рак легких. Рак 1-й стадии также излечим, особенно на ранних стадиях. Чем раньше вы обнаружите рак, тем выше ваши шансы вылечить его до того, как он станет серьезным.

Рак - опасное заболевание, поражающее здоровые и нормальные клетки организма, вызывая мутации.Рак очень распространен; он может достичь практически любой части тела и повлиять на вашу способность нормально функционировать. Борьба с раком - непростая задача, но есть варианты лечения. Один из наиболее частых вопросов, которые задают больные раком, - можно ли вылечить рак.

В поисках лекарства от рака

Тем, кто имеет дело с раком, всегда может быть интересно найти лекарство. Ответ на вопрос, излечим ли рак, может быть довольно сложным; Хотя некоторые формы рака излечимы, не все.Чтобы узнать все подробности о том, можно ли вылечить рак, продолжайте читать, чтобы узнать больше информации ниже.

Можно ли вылечить рак?

Одна из наиболее легко излечимых форм рака - это стадия 1; в большинстве случаев рак 1 стадии даже не требует немедленного лечения. Как упоминалось ранее, рак - это очень изменчивое заболевание, так как оно может быстро распространиться на другие части вашего тела, если вы не будете осторожны. В зависимости от того, где находится рак в вашем теле, шансы на его излечение могут быть снижены или уменьшены.

Вот некоторые из наиболее излечимых форм рака:

⦁ Рак молочной железы
⦁ Рак толстой кишки
⦁ Рак предстательной железы
⦁ Рак поджелудочной железы
Рак легкого

Это некоторые из форм рака, которые излечимы, когда поймали на ранних стадиях. Это поднимает второй фактор, который влияет на то, насколько излечим ваш рак, - время. Чем раньше вы обнаружите рак в организме, тем выше вероятность излечения. Когда вы заболеете раком на поздних стадиях, прогрессирование распада, как правило, неизлечимо.

Доступные варианты лечения рака

Текущая выживаемость онкологических больных составляет около пяти лет; после этого периода ваш рак либо ухудшится. Пять лет - это типичный показатель выживаемости для большинства типов рака, это не означает, что он не может вернуться после этого периода; просто шансы очень низкие.

Чтобы принять решающее решение, поговорите со своим врачом, чтобы обсудить, какие варианты лечения доступны для вашего конкретного рака.

Люди тоже спрашивают

Q: Какой вид рака поддается лечению?
A: Некоторые формы рака излечимы, включая рак легких, рак простаты, рак груди, рак поджелудочной железы и рак толстой кишки. Лечение во многом зависит от ранней диагностики, чем раньше вы заразитесь раком, тем выше ваши шансы на выживание.

Q: Как долго вы можете жить с раком?
A: наиболее распространенный период выживаемости при раке составляет пять лет; как только вы достигнете этой точки, ваш рак в значительной степени достигнет своего пика.Если вы еще не испытали никаких смертельных симптомов, скорее всего, не повторится. Однако это не означает, что вероятность возобновления рака полностью исчезла.

Q: Можно ли вылечить рак 1 стадии?
A: да, рак 1 стадии - одна из наиболее излечимых форм рака; однако часто это не требует немедленного лечения.

Понимание ответа на вопрос: «Можно ли вылечить рак?»

Используйте всю информацию, которую мы дали вам в этой статье, чтобы помочь в борьбе с раком.Если вы примете необходимые меры предосторожности, вы вполне можете снизить тяжесть своего состояния. Для получения дополнительной информации о борьбе с раком свяжитесь с Arizona Oncology Foundation сегодня.

Можно ли вылечить рак?

Можно ли вылечить человека от рака, зависит от типа и стадии рака, типа лечения, которое он может получить, и других факторов. Некоторые виды рака излечиваются с большей вероятностью, чем другие. Но каждый вид рака нужно лечить по-своему. Нет одного лекарства от рака.

Лечение против ремиссии

A cure означает, что рак исчез после лечения, лечение больше не требуется, и не ожидается, что рак вернется. Врач редко может быть уверен, что рак никогда не вернется. В большинстве случаев необходимо время, чтобы узнать, может ли рак вернуться. Но чем дольше человек свободен от рака, тем больше вероятность того, что рак не вернется. Чаще, когда лечение оказывается успешным, врачи говорят, что рак «находится в стадии ремиссии», а не «излечен».”

Ремиссия - это период времени, когда рак поддается лечению или находится под контролем. Некоторые люди думают, что ремиссия означает, что рак излечен, но это может быть не так.

  • При полной ремиссии все признаки и симптомы рака исчезают, и раковые клетки не могут быть обнаружены никакими тестами.
  • При частичной ремиссии рак сокращается, но не исчезает полностью.

Ремиссия может длиться от нескольких недель до нескольких лет.Лечение может продолжаться или не продолжаться во время ремиссии, в зависимости от типа рака. Полная ремиссия может длиться годами, и со временем можно подумать, что рак излечим. Если рак возвращается (рецидив), повторная ремиссия может быть возможна после дальнейшего лечения.

Что означает статистика выживаемости?

Когда говорят, что у них рак, многие спрашивают врача, каковы их шансы на выживание. Хотя есть много факторов, которые влияют на ответ, есть статистика, которая может помочь.Статистика - это числа, которые описывают, что происходит с большими группами людей с одним и тем же диагнозом. Статистические данные не могут быть применены к конкретному человеку, но могут дать некоторое представление о том, чего ожидать.

Вот некоторые статистические данные, которые используются для рака:

  • Выживаемость: процент людей, которые остались живы в определенное время после постановки диагноза.
  • Общая выживаемость: процент людей с определенным типом и стадией рака, которые не умерли ни по какой причине в течение периода времени после постановки диагноза.
  • Коэффициент выживаемости, характерный для рака (или заболевания): процент людей с определенным типом и стадией рака, которые не умерли от рака в течение установленного периода времени после постановки диагноза.
  • 5-летняя относительная выживаемость: процент людей, которые будут живы через 5 лет после постановки диагноза. В него не входят те, кто умирает от других болезней.

Показатели выживаемости могут описывать любой отрезок времени. Однако исследователи обычно обращают внимание на 5-летнюю относительную выживаемость.

Что значит выжить после рака?

Существует несколько определений выживших после рака. Некоторые люди используют этот термин для обозначения любого, у кого когда-либо был диагностирован рак. Это то, что имеет в виду Американское онкологическое общество, когда мы говорим о выживании или выживании после рака.

Но некоторые люди используют термин «оставшийся в живых» для тех, кто прошел курс лечения рака. А третьи могут назвать человека выжившим, только если он прожил несколько лет после диагноза рака.Однако помните, что у некоторых людей лечение длится дольше, и не все завершают лечение. Некоторые люди могут жить много лет с раком как хроническим заболеванием.

Других пострадавших, таких как семья и друзья, также иногда можно считать выжившими после рака.

Быть выжившим после рака означает для разных людей разные вещи. Некоторые люди избавляются от рака после лечения, но могут испытывать поздние и долгосрочные побочные эффекты лечения. Другие могут избавиться от рака после лечения, но их рак вернулся, и их нужно лечить снова.Третьим нужно будет продолжить лечение рака, чтобы держать его под контролем. Но любому, у кого был диагностирован рак, нужна помощь, учитывающая его уникальные потребности.

Не всем нравится, когда их называют выжившими после рака. Каждый человек имеет право определить свой собственный опыт лечения рака. Так что любого, кто называет себя выжившим после рака, следует считать таковым.

Ближе ли мы к излечению от рака? | Онкологический центр Fox Chase

Обновлено: 6 февраля 2020 г.

Мы живем в мире захватывающих достижений.Мы отправили людей на Луну, разработали новые источники энергии и вылечили бесчисленное количество болезней. Но лекарство от рака все еще кажется нам недоступным. Несмотря на миллиарды долларов на исследования в год, эта болезнь продолжает поражать слишком много людей.

Иногда это может показаться ужасной ситуацией. Но, по словам Джонатана Черноффа, доктора медицины, главного научного сотрудника онкологического центра Fox Chase, в борьбе с раком достигнуты значительные успехи.

«Вы можете видеть это в данных Американского онкологического общества - уровень смертности снижается», - сказал он.«Тем не менее, необходимо добиться очень большого прогресса, и эта чума далека от завершения».

Можно ли вылечить рак?

«Лечение рака» звучит как что-то, что нужно отметить в списке. Но это упрощает многогранный вопрос.

«Почему мы не вылечили рак? Дело не в том, что мы недостаточно умны, - сказал Чернофф. «Это очень сложная проблема, даже более серьезная, чем мы думали 50 лет назад. Оказывается, рак - это общий термин. В разных тканях есть много разных видов рака, которые действуют по-разному.Не все они вызваны одними и теми же мутациями, и не все они будут реагировать на один и тот же тип лечения ».

По данным Американской ассоциации онкологических исследований, вряд ли будет одно лекарство от рака, потому что более 200 отдельных заболеваний подпадают под «рак». Все эти болезни характеризуются неконтролируемым образованием клеток. Злокачественные клетки воспроизводятся и образуют опухоли или, в случае рака крови, вытесняют нормальные клетки в костном мозге и кровотоке.

Люди разнообразны, и рак тоже. В одном органе могут возникать два типа рака, но они могут по-разному вести себя или реагировать на лечение. А генетический состав может еще больше усложнить обнаружение, диагностику и лечение.

Новые достижения в области обнаружения и лечения

Несмотря на все проблемы, связанные с раком, исследователи добиваются прогресса в профилактике, обнаружении, лечении и борьбе с этим заболеванием.

«Возможно, самые большие успехи были достигнуты в профилактике», - сказал Чернофф.«Если вы посмотрите только на отказ от курения, то снижение уровня курения определенно повлияло на количество людей, страдающих раком легких. Возможно, общественное образование и последующие изменения в поведении спасли больше жизней, чем то, что люди вроде меня делают в лаборатории ».

Конечно, всегда важна профилактика. Но так же происходит поиск новых и лучших методов лечения. И методы лечения рака кардинально изменились. Химиотерапия и лучевая терапия больше не единственные варианты. Например, иммунотерапия ознаменовала огромный прорыв в лечении рака.

«Нельзя разговаривать о лечении рака, не говоря об иммунотерапии», - сказал Чернофф. «Это большой прогресс за последние 20 лет. Иммунная система играет роль в борьбе с раком - есть способы сделать иммунную систему более активной в борьбе с раком, чем она была бы сама по себе ».

Исследователи тестируют новые методы лечения, также ориентированные на обнаружение. Разрабатываются анализы крови, чтобы обнаружить рак до появления симптомов.

«Идея состоит в том, что с помощью простого анализа крови вы сможете обнаружить в крови что-то, что указывает на рак где-то в теле», - сказал Чернофф.«Это только начало для этих тестов, но когда-нибудь, особенно для тех, кто находится в группе риска - скажем, у них есть член семьи, болеющий раком или другим фактором высокого риска - когда они займутся физическим, в дополнение к регулярным тестам на холестерин и например, их врачи могут добавить к этому раунду анализов анализ циркулирующей опухолевой ДНК ».

Такого рода тестирование сейчас является экспериментальным. Исследователей беспокоят затраты и ложные срабатывания. Но, как сказал Чернов: «Это очень захватывающий взгляд в будущее.”

Последние исследования рака

Рак - единственная цель нашей работы в Fox Chase, и наши ученые изучают каждый аспект.

«В Fox Chase мы занимаемся всей проблемой рака, от профилактики и обнаружения до лечения и выживания», - сказал Чернофф. «Во всех этих областях есть области передового опыта».

Одна из областей с большим успехом - это эпигенетика рака.

«Эпигенетика даже тоньше, чем обычная генетика», - объяснил Чернофф.«Мы смотрим на второй уровень генетического кода - не на изменения в последовательности, а на то, что регулирует организацию и экспрессию ДНК. При раке изменяется эпигенетический профиль. Сейчас существуют препараты, которые могут регулировать эпигенетический профиль. Это определенно горячая область ".

Новые области и важные открытия в области рака привлекают много внимания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *