Почему нельзя вылечить рак: Почему рак трудно вылечить и можно ли предсказать эту болезнь

Содержание

Почему рак трудно вылечить и можно ли предсказать эту болезнь

Когда ее совсем не ждешь

Молодая, красивая, успешная. Жанне было чуть за 30. Несмотря на молодость по меркам бизнес-сферы, ее приглашали в различные проекты, она бралась за самые смелые идеи. Времени на себя оставалось мало, поэтому, когда где-то у сердца начало болеть, женщина решила, что обязательно обратится к врачу, но после сдачи проекта. Сначала одного, потом второго, третьего... К доктору Жанна пришла только тогда, когда грудь вдруг стала странно бледнеть и наливаться фиолетовым цветом. Это была последняя стадия рака молочной железы, когда лечение уже бесполезно...

Такое небрежное отношение к своему здоровью становится нормой. Особенно для жителей густонаселенных городов: они не обращают внимания на «сигналы тревоги», которые подает им организм. Как правило, жители мегаполиса слишком заняты, чтобы из расписанного по минутам дня выделить целый час на поход к врачу. Часто это играет с ними злую шутку.

«60% пациентов приходят к нам, только когда время упущено, из них 30% вылечить уже нет ни малейших шансов. И очень показательно, что в основном это люди увлеченные и заинтересованные, которые много времени уделяют какому-то делу. К примеру, у меня есть пациентка — кандидат наук. У нее тоже болела грудь, но она все время была занята. Время на себя у нее появилось, только когда попала в больницу с «пневмонией». Там пожаловалась на грудь. Когда разделась, я стоял метрах в десяти от нее, и мне даже с этого расстояния стал ясен диагноз — двусторонний рак молочной железы. Настолько уже все было очевидно. И симптомы якобы пневмонии оказались на самом деле следствием метастазов», — с сожалением рассказывает Александр Лазарев, главный онколог края.

Конечно, не все такие истории — следствие безразличия к своему здоровью. Онкологи признают: действительно есть случаи, когда болезнь «затаилась», то есть на ранних этапах, как раз когда лечение эффективно, протекает бессимптомно. Этому есть логичное объяснение. Рак — это неправильное деление собственных клеток, поэтому организм воспринимает образовавшуюся опухоль как собственную ткань. Симптомы часто появляются тогда, когда она достигает больших размеров и начинает распадаться, нанося вред органам. Помочь здесь становится сложно, а подчас невозможно.

Есть и другая категория пациентов, которая не осознает в полной мере серьезности ситуации. Когда приходит такой сложный больной, он часто начинает говорить сразу о таргетной терапии. Это такой новомодный принцип лечения, при котором оказывается воздействие отдельного рецептора на опухоли, вследствие чего та временно прекращает расти, но потом развивается еще быстрее. Врачам приходятся раз за разом повторять, что это не панацея. Этот метод не лечит рак, а лишь блокирует рост образования на время. Спустя пару месяцев, год, два болезнь снова напомнит о себе, но уже в другом месте, и она становится нечувствительной к лечению лекарствами.

А само пройдет?

Кроме того, не всегда главная проблема кроется в размере опухоли. Иногда образование в полмиллиметра, появившееся на глазу и прорастающее в сетчатку глаза (меланома — рак кожи. — «МК».) оказывается смертельным для пациента, тогда как комок в несколько сантиметров в желудке при определенных условиях может сохранить человека в живых. Еще и поэтому так важно диагностировать заболевание на ранних этапах.

«Бывает и такое. Нашли у пациента опухоль в легком. Она всего полтора сантиметра, и ее нужно срочно удалить, — продолжает Лазарев. — На это мне больной говорит: «А зачем? Она же меня не беспокоит».

Отказов на этом этапе регистрируется 4% от всех заболевших. Дело в том, что опухоль действительно какое-то время не дает о себе знать и совсем не мешает нормальному существованию, но недолго. Как говорят врачи, когда новообразование достигнет определенной величины, начнет передавливать сосуды и бронхи, появятся и симптомы. Но тогда уже будет поздно что-то делать. На этом этапе подавляющее большинство отказавшихся от лечения возвращаются к врачу, умоляя о помощи, которую зачастую оказать уже невозможно. Тогда подключаются экстрасенсы, целители...

Справедливости ради надо сказать, что раньше цифра отказов была значительно выше. Несмотря на это, врачей очень заботит наличие таких больных. Причины нежелания лечиться банальны: страх операции, дороговизна лечения, недоверие к врачам.

При всем при этом, по данным ГУ Алтайского края по здравоохранению и фармацевтической деятельности, 22% жителей региона имеют онкологические заболевания на протяжении жизни. Сухая статистика говорит, что почти все мужчины в возрасте 80 лет страдают от рака предстательной железы, женщины старше 60 лет — от опухолей в щитовидной железе, матке либо в придатках.

Число впервые заболевших раком в Алтайском крае почти в два раза выше среднего по России показателя: у нас это 507,7 на 100 000 человек. От этого заболевания умирает каждый третий больной, поскольку сама структура образования, по словам онкологов, у сибирских пациентов более сложная и тяжелая. Кроме того, рак легких у мужчин встречается на Алтае чаще, чем где-либо в России. Причины этого кроются в длительном влиянии Семипалатинского полигона и высоком удельном весе активных и пассивных курильщиков.

Таблетка от рака

Валентина Карпова не меньше врачей-онкологов знает о том, какое страшное заболевание рак. Она — руководитель барнаульского хосписа. Это не больница, а место, в котором живут неизлечимо больные люди, которым уже нельзя помочь. Единственное, что можно сделать, — облегчить их страдания. И этим занимается Валентина Карпова. Ей приходится видеть самые разные истории болезней.

«Мы не ведем какой-то определенной статистики, но я могу сказать, что у нас живет 30 человек, и среди них существенная доля тех, кто несвоевременно обратился за помощью и, как следствие, оказался у нас, — уверяет Валентина Карпова. — К примеру, у нас сейчас лежит молодая женщина. В ее семье все было не совсем благополучно: муж выпивает, дети, много работы. У нее часто болела голова, но она на это не обращала внимания, потому что ей было совсем не до того. Когда она все-таки пришла, выяснилось, что у нее рак головного мозга и помочь ей нельзя».

Карпова говорит, что заметила интересную тенденцию. Людям почему-то кажется, что эта беда их не коснется, а если вдруг такое случится, то доктор обязательно поможет, выписав целебную таблетку.

«Нужно понимать: о своем здоровье человек должен заботиться сам. Даже люди, которые уже оказались у нас, не все это понимают. Лежит у нас человек с некогда сломанной шейкой бедра. Ему нужно разрабатывать ногу, чтобы она восстановилась. Говорит мне: «Я подожду сиделочку, она поможет». Я тогда объясняю, что, конечно, поможет, но о себе заботиться должен прежде всего он сам. Не стоит ждать, когда кто-нибудь придет и решит все проблемы. Нужно самому стремиться сохранять и поддерживать здоровье», — убеждена Карпова.

Помоги себе сам

Того же мнения и врачи. Дело в том, что клетки, которые в будущем могут стать опухолевыми, есть в каждом организме, но лишь 30% от их числа перерождаются. Рак, который распространился на весь организм, вылечить очень сложно или невозможно, поэтому так важно развивать направление профилактики и ранней диагностики.

Так, в крае развиваются методы инструментальной диагностики, компьютерной, в том числе исследование МРТ, УЗИ с 3Д-визуализацией. Благодаря этому шестеро из десятерых обследовавшихся узнали об онкологии на раннем этапе. Это лучший в России показатель, который в большинстве случаев позволяет не только сохранить жизнь, но и не допустить инвалидизации.

Также у нас в регионе формируют группы высокого онкологического риска. В них входят люди, у которых трое и более родственников страдали от рака, а также те, у кого заболевание с большой долей вероятности приводит к раку, и те, кто находился в зоне радиационных катастроф.

На первом этапе такие пациенты проходят анкетирование и сдают кровь, далее проводится подробное обследование организма с учетом различных факторов. Так, если у женщины мать болела раком шейки матки, то ее тщательно смотрят в этом направлении. Позже определяется степень онкориска и пациенту даются рекомендации. К примеру, некоторым женщинам нельзя использовать гормональные препараты, делать ЭКО, другим — рожать в зрелом возрасте. Тут все индивидуально.

«Те, кто не входит в группу высокого онкориска, но заботится о своем здоровье, также могут обследоваться, — объясняет Татьяна Синкина, завотделением профилактики онкологического диспансера «Надежда», кандидат медицинских наук. — Человек может обратиться в поликлинику и обследоваться, также необходимо не пропускать диспансеризацию и добросовестно ее проходить, стабильно делать флюорографию. При первых жалобах нужно не откладывать лечение и сразу идти к врачу».

Но, как ни странно, последний пункт для современного человека — самый нереалистичный. Забота о доме, работа, личные трудности заставляют откладывать поход к доктору на потом. Именно поэтому мы так часто слышим истории о том, что наш родной, знакомый, коллега ушел. Все они разные, как и сами больные: богатый, бедный, взрослый или ребенок, вегетарианец или любитель фастфуда. Болезнь не выбирает, в чьи двери стучаться. И очень важно, чтобы каждый человек понимал, что забота о собственном здоровье — это прежде всего его забота.

Если бы Жанна раз в год делала маммографию или хотя бы вовремя обратилась за помощью, ее можно было бы спасти. Дело в том, что рак молочной железы, выявленный на ранней стадии, в 94% случаев поддается излечению.

Как лечат рак?

автор: Dr. med. Gesche Tallen, erstellt 2003/12/11, редактор: Natalie Kharina-Welke, Разрешение к печати: Prof. Dr. med. Dr. h. c. Günter Henze, Последнее изменение: 2012/08/23

Раковые клетки способны "обманывать" собственную защитную систему организма (иммунная система‎) по причинам, которые для нас пока большей частью непонятны. Это значит, что человек, заболевший раком, самостоятельно не в состоянии справиться со смертельной болезнью и теми болями/жалобами, которые эта болезнь несёт с собой. Ему необходимо целенаправленное лечение.

Для того, чтобы лечение рака у детей и подростков было успешным, оно должно выполняться профессионалами, проводиться с учётом возраста больного ребёнка, оно должно быть интенсивным и эффективным, и одновременно по-возможности максимально щадящим.

Рак у детей и юношества является болезнью, которая поражает весь организм. Поэтому недостаточно лечить только первичную опухоль [первичная опухоль‎], если у ребёнка нашли, например, злокачественную солидную опухоль [солидная опухоль‎]. Как правило, к моменту постановки диагноза нужно исходить из того, что в организме есть (микро-)метастазы‎, чаще всего в лёгких, даже если их, как правило, нельзя увидеть. Их невозможно вылечить с помощью местного лечения, например, хирургической операции по удалению опухоли или облучения опухоли. Чтобы метастазы не становились больше и не разрушали лёгкие (или другие органы), необходимо проводить системную [системный‎] терапию, которая борется с раковыми клетками во всём организме.

Поэтому обычно лечение является комбинированным и состоит из химиотерапии [химиотерапия‎], операции [операция‎] и лучевой терапии [лучевая терапия‎]. Иногда дополнительно назначается высокодозная химиотерапия‎ и сразу за ней трансплантация стволовых клеток‎. Детей лечат по стандартизированным схемам/протоколам, в Германии это, как правило, исследования оптимизации терапии‎. На практике такое лечение требует слаженной совместной работы медицинского коллектива из специалистов различных областей: детских онкологов [детский онколог‎], радиологов, хирургов, патолог‎ов, детских психологов, среднего медицинского персонала и многих других сотрудников больницы.

Рак: мифы и действительность - Республиканский клинический онкологический диспансер

Борьба с онкологическими заболеваниями продолжается во всем мире уже длительный период времени, однако панацеи от данной болезни, увы, до сих пор не найдено. Однако сегодня вполне возможно полностью излечить больного от онкологии при условии, если рак выявлен на ранней стадии. Вот почему регулярные посещения врача, сдача элементарных анализов так важны, ведь именно благодаря этому можно вовремя заподозрить что-то неладное с организмом.

Очень часто человек, услышав от доктора диагноз «рак», впадает в депрессию, отказывается от лечения, чем очень вредит себе. Ведь, как правило, люди в таких случаях теряют драгоценное время и запускают болезнь, вместо того, чтобы воспользоваться всеми возможностями современной медицины и вылечиться или качественно продлить себе полноценную жизнь. Психологический настрой больных, безусловно, влияет на исход лечения. Если человек оптимистически настроен, то он, как правило, и выздоравливает быстрее.Воля к жизни, мобилизация всех сил организма, позитивный настрой пациента и его вера в будущее — все это повышает шансы на выздоровление и становится залогом успешного лечения рака. Рак — не приговор, и мысль эта двигает вперед и заставляет организм изыскивать скрытые резервы для борьбы с болезнью и побеждать её.

Миф 1. Рак неизлечим

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь. ..». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» - это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с онкологическим заболеванием. Именно из-за этого стереотипа многие люди при появлении настораживающих симптомов рака боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/mify-o-rake/9-mifov-o-rake/
© World of oncology | Мир онкологии. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с предварительного согласия правообладателей.

До сих пор большинство людей считает, что диагноз «рак» – это приговор. Этот миф об онкологии прочно засел в голове у многих людей и уже стал стереотипом, разрушающим надежду человека, который столкнулся с этим заболеванием.

Именно из-за этого стереотипа многие люди боятся пойти на обследование. Именно из-за этого мифа люди затягивают онкологические заболевания до серьезных стадий или вовсе отказываются от лечения, говоря: «а зачем? мне все равно уже ничем не помочь...». И самое страшное, что такие ситуации встречаются все чаще и чаще…

Злокачественные новообразования по смертности занимают второе место после сердечно-сосудистых заболеваний, а по страху, который внушают людям, - первое.

Нынешний уровень медицины позволяет успешно лечить многие виды рака, а опухоли, которые удалось застать на ранней стадии, излечимы практически все. Основная причина смертности от рака это поздняя диагностика, когда опухоль разрослась в соседние ткани, а ее дочерние опухоли, метастазы, распространились по организму. Но даже и в этой стадии рака, называемой терминальной, смертность не является стопроцентной. Есть люди, смогшие победить такую тяжелую болезнь, как метастатический рак.

Миф 2. Даже если рак вылечили, он вернется
Статистика говорит об обратном. Важно помнить, что после курса лечения и реабилитации необходимо регулярно проходить обследование у врача. Это поможет избежать рецидивов.

Миф 3. Онкологическим заболеванием можно заразиться, ведь его вызывают вирусы

Во-первых, достоверно установлено влияние вирусов на образование лишь некоторых видов рака, в остальных случаях этот фактор влияния либо предположителен, либо не нашел подтверждения. Во-вторых, даже в том случае, когда вирусное происхождение рака считается доказанным, как в случае с раком шейки матки или некоторыми видами лимфомы, заразиться им просто так нельзя. Вирусоносительство в самом худшем случае создает предрасположенность к раку, но не саму болезнь. В подавляющем же большинстве случаев вирусы, вызывающие рак, вообще не передаются от человека к человеку, относясь к так называемым эндовирусам – не проникающим извне, а образующимся непосредственно в организме человека при определенных условиях.

Миф 4. Народная медицина – единственный способ лечения рака
Один из самых опасных мифов, на счету которого не одна тысяча загубленных жизней. Увлечение альтернативной медициной на ранних стадиях рака приводит к самообману и прогрессированию опухоли, а на поздних стадиях вообще гарантированно обеспечивает летальный исход. Все знают, что врачи на дух не переносят появившихся в изобилии «потомственных целителей», предлагающих народные методики лечения рака, однако мало кто отдает себе отчет в том, что они имеют на это веские резоны. Кто хоть один раз видел умирающего от рака человека, упустившего все шансы на излечение из-за чрезмерного доверия к псевдоцелителям, тот уже не сможет относиться к этому явлению иначе.

Миф 5. Излучение провоцирует развитие раковых клеток.
Связь между использованием мобильных телефонов и онкологией не установлена. С подобной уверенностью можно утверждать, что шампуни и гели для душа тоже могут спровоцировать рак.

Миф 6. Онкология – наследственное заболевание
Многие слышали об отягощенной наследственности по поводу онкологических заболеваний, да и врачи при проведении плановых осмотров обычно задают вопросы о родственниках, страдающих онкопатологией, и потому люди полагают, что если раком заболел кто-либо из близких, они тоже приговорены. Это не так. Да, онкологи считают генетический фактор одним из важных в подверженности клеток мутациям, в том числе и злокачественным, но по наследству заболевание не передается, а может передаться лишь предрасположенность к нему. Если кто-либо из ваших родственников, особенно родственников первой линии, то есть кровных – мать, отец, брат, сестра – перенесли рак, то у вас действительно риск заболеть выше, чем у тех, чьи родные не страдали от опухолей. Врачи расценивают этот риск как высокий, в среднем он равен 7%. Но этот же факт означает и другое: таким людям нужно тщательнее других следить за своим здоровьем, в том числе проходить профилактические обследования. Риск заболеть раком у тех, кто заботится о своем организме, в десятки раз ниже, чем у тех, кто этого не делает. Сравните 7% наследственного риска, и, скажем, 85% риска заполучить рак дыхательных путей в результате курения.

Миф 7. Стрессы в большинстве случаев приводят к возникновению раковых опухолей
На самом деле, стрессы лишь вызывают гормональные нарушения, которые, в свою очередь, способны снизить иммунитет. Организм, утерявший естественную функцию защиты, становится уязвимым и подвергается возникновению онкозаболеваний. Поэтому активный образ жизни, полноценный отдых, сон, умеренная физическая нагрузка и отсутствие вредных привычек помогут избежать смертельного недуга.

Самоисцеление от рака: чудо или методика?

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, thinkstock

Несколько пациентов неожиданно вылечились от рака, чем сильно удивили медиков. Корреспондент BBC Future задается вопросом, можно ли на основании этих редких случаев разработать методику для борьбы с раком.

История болезни одной пациентки озадачила всех, кто имел к ней какое-либо отношение. 74-летнюю женщину беспокоила сыпь, которая никак не проходила. К тому времени, как она добралась до больницы, нижняя половина ее правой ноги покрылась бугорками с восковым налетом и яркой красно-фиолетовой сыпью. Анализы подтвердили худшие подозрения: у женщины диагностировали карциному – одну из форм рака кожи.

Прогнозы выглядели неутешительно. Учитывая распространение опухоли, радиотерапия оказалась бы неэффективной, а удалить очаги воспаления из кожи доктора не могли. Скорее всего, лучшим решением оказалась бы ампутация, рассказывает лечащий врач пациентки Алан Ирвайн из больницы Св. Джеймса в Дублине – однако пожилой возраст женщины вряд ли позволил бы ей нормально адаптироваться к протезу. После долгой и откровенной дискуссии было решено подождать, пока будет выбран оптимальный вариант. "Мы долго мучились, что же делать", - объясняет Ирвайн.

А затем началось чудо. Хотя пациентку никак не лечили, опухоли уменьшались и съеживались буквально на глазах. "Мы наблюдали ее в течение нескольких месяцев, и опухоли просто исчезли", - говорит врач. Спустя 20 недель рак исчез. "Сомнений в ее диагнозе не было, - уточняет он. - Однако ни результаты биопсии, ни УЗИ не показали никаких следов карциномы".

Каким-то образом женщина излечилась от, пожалуй, самой страшной болезни наших дней. "Все были в восторге, но несколько озадачены, - сдержанно комментирует ситуацию Алан Ирвайн. - Получается, организм самостоятельно может избавиться от рака – даже если это случается крайне редко".

Вопрос в том, как именно это произошло? Пациентка Ирвайна была уверена, что помогло божественное вмешательство: она поцеловала религиозную святыню ровно перед тем, как начался процесс выздоровления. Однако ученых интересует биологическая подоплека произошедшего, так называемая спонтанная регрессия. Исследовав ее, они надеются найти зацепки, благодаря которым можно было бы провоцировать самоизлечение. "Если вообще получится обучить организм делать подобные вещи, подобная методика получит самое широкое применение", - считает Ирвайн.

Автор фото, SPL

Підпис до фото,

Если научиться провоцировать иммунную систему, можно способствовать излечению от рака

Теоретически наша иммунная система должна вычислять и уничтожать мутировавшие клетки, предупреждая развитие рака. Однако иногда этим клеткам удается остаться незамеченными, и они начинают размножаться, что ведет к росту опухоли.

К тому моменту, когда рак привлекает внимание врачей, самостоятельно вылечиться пациент уже вряд ли сможет: по статистике лишь один из ста тысяч раковых больных избавляется от болезни без помощи медицины.

Внезапное исчезновение

Среди этих редких случаев попадаются и совершенно невероятные. Так, недавно была опубликована история пациентки одной из британских больниц, долгое время страдавшей от бесплодия. Спустя некоторое время врачи нашли у нее опухоль между прямой кишкой и маткой, но когда женщина была уже готова ложиться на операцию, ей наконец удалось забеременеть. Все прошло хорошо, родился здоровый ребенок. Обследование показало, что во время беременности рак мистическим образом улетучился. Через девять лет никаких следов рецидива не наблюдается.

Не менее впечатляющие истории выздоровления отмечались у пациентов с самыми разными видами рака, включая особо агрессивные формы – такие как острый миелоидный лейкоз, предполагающий патологическое размножение белых кровяных клеток. "Если пациента не лечить, он обычно умирает в течение нескольких недель, а иногда и дней", - рассказывает Армин Рашиди из Университета Вашингтона в Сент-Луисе. Однако ему удалось обнаружить 46 случаев, когда острый миелоидный лейкоз отступил сам. Правда, лишь в восьми из них удалось избежать последующего рецидива. "Если спросить случайно взятого онколога, может ли подобное произойти, 99% ответят, что нет, так не бывает", - говорит Рашиди, вместе с коллегой Стивеном Фишером опубликовавший исследование на эту тему.

Мучительное ожидание

В то же время случаи радикального излечения от детской формы рака под названием нейробластома происходят удивительно часто, что дает ученым простор для гипотез относительно причин спонтанной ремиссии. Этот вид рака характеризуется опухолями в нервной системе и эндокринных железах. Если он затем распространяется (дает метастазы), на коже могут появиться узлы, а в печени – новообразования. Из-за опухоли в брюшной полости ребенку становится сложно дышать.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Обследование показало, что во время беременности рак мистическим образом исчез

Нейробластома крайне неприятное заболевание, однако порой оно исчезает так же быстро, как появилось, даже без медицинского вмешательства. Более того, если возраст пациента составляет меньше года, регрессия встречается так часто, что врачи обычно не начинают химиотерапию сразу, надеясь, что опухоль рассосется самостоятельно. "Помню три случая, когда на коже были видны внушительных размеров метастазы, а печень увеличилась, однако мы просто наблюдали больных – и они справились сами", - говорит Гарретт Бродер из Детской больницы Филадельфии.

Но принять решение сидеть сложа руки и наблюдать может быть непросто: хотя возможность избежать мучительного лечения одним родителям приносит облегчение, другим бездействие и беспомощность даются несладко. Бродер стремится понять причину исчезновения рака, чтобы избежать подобных страданий. "Мы хотим разработать конкретный препарат, который может запустить механизм регрессии – чтобы нам не приходилось ждать милости природы или "божественного вмешательства", - поясняет он.

Ключи к пониманию

К настоящему моменту Гарретту Бродеру удалось обнаружить несколько интересных зацепок. Так, в отличие от других нервных клеток, клетки опухоли при нейробластоме, похоже, научились выживать в отсутствие так называемого "фактора роста нервов" (NGF) – секретируемого организмом белка, который стимулирует развитие и активность нейронов. Спонтанная ремиссия может быть вызвана естественными изменениями в опухолевых клетках нейробластомы – не исключено, что в этом процессе участвуют клеточные рецепторы, с которыми связывается NGF. Каковы бы ни были изменения, это может значить, что клетки не смогут дальше выживать без важнейшего для них питательного вещества.

В таком случае лекарство, воздействующее непосредственно на рецепторы, могло бы способствовать выздоровлению других пациентов. По словам Бродера, две фармацевтические компании уже подобрали несколько возможных вариантов, и он надеется, что вскоре начнутся клинические испытания. "Оно бы избирательно уничтожало опухолевые клетки, чувствительные к подобному метаболическому пути, и пациенты смогли бы обойтись без химиотерапии, радиотерапии или хирургического вмешательства, - полагает он. - Их бы не тошнило, их волосы не выпадали бы, а анализы крови не ухудшались".

Ответный иммунный огонь

К сожалению, случаи неожиданного избавления от других форм рака изучены хуже — возможно, потому что они так редки. Однако некоторые ориентиры имеются, их появлению способствовала в том числе новаторская деятельность малоизвестного американского врача более ста лет назад.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Ученые не хотят ждать милости от природы или "божественного вмешательства"

В конце XIX века Уильям Брэдли Коли пытался спасти пациента, в шее которого нашли большую опухоль. Пять проведенных операций не помогли излечить рак. Затем мужчина заболел неприятной кожной инфекцией, сопровождавшейся высокой температурой. К тому моменту, как он оправился от инфекции, опухоль исчезла. Коли решил проверить этот принцип на небольшой группе других пациентов и обнаружил, что неоперабельные опухоли рассасываются, если больной принимает микробные токсины или его намеренно заразили бактериями.

Может ли инфицирование в общем случае стимулировать спонтанную ремиссию? Анализ недавних данных явно говорит в пользу дальнейшего изучения этого вопроса. Так, исследование Рашиди и Фишера показало, что 90% пациентов, излечившихся от лейкемии, перенесли другое заболевание – например, воспаление легких – незадолго до исчезновения рака. В других работах отмечается, что опухоли отступали после того, как пациент заболевал дифтерией, гонореей, гепатитом, гриппом, малярией, корью, оспой и сифилисом. Вот уж воистину – что не убивает вас, делает вас сильнее.

Причиной излечения становятся не сами микробы; считается, что инфекция вызывает иммунный ответ, неблагоприятный для существования опухоли. Например, высокая температура может сделать опухолевые клетки более уязвимыми и вызвать их "самоубийство". Или же важную роль играет тот факт, что при борьбе нашего организма с бактериями или вирусами в нашей крови содержится много молекул воспаления, которые активируют клетки-макрофаги, и эти иммунные клетки становятся воинами, уничтожающими и поглощающими микробы – а потенциально и рак.

"Думаю, инфекция способствует тому, чтобы иммунные клетки организма переставали способствовать развитию опухолевых клеток и начинали их уничтожать", - считает Хенрик Шмидт из больницы Орхусского университета в Дании. Это, в свою очередь, может также стимулировать другие составляющие иммунной системы – например, дендритные клетки и Т-клетки – к тому, чтобы распознавать опухолевые клетки и в случае рецидива рака атаковать их вновь.

По мысли Шмидта, понимание процесса спонтанной ремиссии необходимо для развития новейшей методики иммунотерапии, использующей систему естественной защиты организма для борьбы с раком. Так, один способ лечения предполагает инъекцию воспалительных "цитокинов", благодаря которой начинает работать иммунная система. Побочные эффекты – высокая температура и другие симптомы гриппа – обычно смягчаются лекарствами вроде парацетамола для облегчения состояния пациента.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Стандартное противотуберкулезная прививка, очевидно, снижает вероятность рецидива меланомы после химиотерапии

Однако учитывая, что температура сама по себе может вызвать ремиссию, Шмидт предположил, что парацетамол способен уменьшить действенность методики. И действительно, он обнаружил, что в два раза больше пациентов – 25% против 10% – смогли пережить двухлетний период, если им не сбивали температуру.

Возможны и другие простые, но действенные способы борьбы с раком, основанные на этих данных. Так, у одного человека произошла спонтанная ремиссия после вакцинации от столбняка и дифтерии – возможно, благодаря тому, что прививки также активизируют иммунную систему. Исходя из этого, Рашиди указывает, что стандартная ревакцинация – например, противотуберкулезная прививка БЦЖ – по всей видимости, снижает вероятность рецидива меланомы после химиотерапии.

Переформатировать иммунную систему

Другие исследователи считают нужным применять более радикальные методы воздействия. Так, приверженцы одного из подходов утверждают, что необходимо намеренно заражать раковых больных тропическим заболеванием.

Этот метод, разработанный американским стартапом под названием PrimeVax, предполагает борьбу сразу по двум направлениям. Дендритные клетки из крови пациента, способствующие координации иммунного ответа на угрозу, подвергаются воздействию его опухолевых клеток в лабораторных условиях. Таким образом они программируются на распознавание раковых клеток. Одновременно пациента заражают лихорадкой денге, разносчиком которой обычно являются насекомые, после чего ему делают инъекцию "обученных" дендритных клеток.

Автор фото, SPL

Підпис до фото,

Раковых больных предлагают заражать тропическими болезнями, чтобы активизировать их иммунную систему

Под наблюдением врачей температура пациента поднимается до 40,5 градуса, в то же самое время в его кровь выбрасывается множество молекул воспаления – в результате иммунная система организма начинает работать в авральном режиме. Опухоль, ранее остававшаяся незамеченной, становится мишенью для атаки иммунных клеток, которыми управляют запрограммированные дендритные клетки. "Лихорадка денге вторгается и переформатирует иммунную систему таким образом, что она начинает уничтожать опухолевые клетки", - рассказывает Брюс Лайдей из PrimeVax.

Заразить ослабленных пациентов тропической лихорадкой – казалось бы, рискованный шаг, однако для среднего взрослого человека вероятность умереть от лихорадки денге меньше, чем от обычной простуды, так что это самая безопасная из возможных инфекций. Когда температура спадет, запрограммированные иммунные клетки продолжат сохранять бдительность в отношении опухолевых клеток, если они вновь появятся. "Рак – это движущаяся мишень. В большей части методик его атакуют только с одной стороны, мы же стараемся поставить его раз и навсегда в заведомо проигрышное положение", - говорит Лайдей.

Сложно усомниться в мотивации, движущей разработчиками этого метода лечения. "Наша миссия – воссоздать спонтанную ремиссию максимально стандартным образом", - объясняет коллега Лайдея Тони Чен. Тем не менее, сотрудники PrimeVax подчеркивают, что их идея пока находится на раннем этапе разработки – и, пока не начались клинические испытания, они не знают, как все обернется. Исследователи надеются, что первыми на себе методику опробуют больные меланомой в развитой стадии, это может произойти уже к концу года.

Очевидно, нужно действовать осторожно. Как указывает Ирвайн, "спонтанная ремиссия – лишь крошечная зацепка в огромной сложной головоломке". Но если ученым все-таки удастся одержать победу (что совершенно не факт), то последствия их работы будут колоссальными. Быстрое и относительно безболезненное избавление от рака сейчас считается чудом. Как хотелось бы, чтобы оно стало нормой!

Почему не будет изобретено универсальное лекарство от рака. Ридус

Практически каждый человек на том или ином этапе своей жизни сталкивался со страшным заболеванием, которое у нас принято называть рак. У кого-то смертельной болезнью болеют родственники или друзья, кто-то сам борется с этой проблемой, есть и те, кто никогда не сталкивался с таким недугом, но не мог не слышать о нем в сообщениях СМИ.

Эпидемия или медиаатака? 

Подтвержденный факт: в последнее время мы слышим о раке все чаще. От него умирают всем известные люди, медики находят новые причины образования опухолей, а ученые обещают изобрести универсальное лекарство.


Это не удивительно, так как количество онкобольных с годами не уменьшается, а сам рак стал одним из самых распространенных заболеваний в мире наравне с сердечно-сосудистыми болезнями.

Онколог доктор медицинских наук Александр Братик рассказал «Ридусу», что на телевидении и в интернете действительно появляется все больше информации об онкологических заболеваниях. Но происходит это, по его мнению, совсем не потому, что люди стали чаще болеть, а потому, что они стали уделять больше внимания собственному здоровью. 

Сейчас мы видим следующую тенденцию: выявление рака увеличивается, потому что технологии постоянно развиваются, а показатель смертности, наоборот, падает, так как медики умеют выявлять рак на самой ранней стадии, когда это еще исправимо. Конечно, в XVIII и XIX веке заболеваемость раком была чуть меньше, чем сейчас, но с того времени многое поменялось, появились новые факторы, влияющие на появление опухоли, — пояснил онколог.

И факторов таких немало: плохая экология, вредные привычки, малоподвижный образ жизни, хронические заболевания. Не исключено, что в будущем к этому списку добавятся и новые причины образования рака, о которых сейчас мы не знаем.

Несмотря на печальный прогноз, многие ученые уверены, что при современном уровне медицины и технологий еще через 100 лет мы сможем не только быстро выявлять различные заболевания, но и полностью их вылечивать даже на поздних стадиях.

Где взять таблетку

Но если в медицине все так стремительно развивается, то почему ученые никак не могут изобрести вакцину или универсальное лекарство от рака? Ежегодно научные издания печатают сотни статей, в которых специалисты из разных стран рассказывают о своих разработках, но, как правило, за пределы лабораторий эти препараты так и не выходят.

Ученые пытаются бороться с раком с помощью радиации, вводить в раковые клетки дорогие препараты, но и это не всегда помогает. Почему же так происходит?

Человечество живет с раком очень давно: первое упоминание об онкологии относится к эпохе Среднего царства в Египте (VII век до нашей эры). Это знаменитый медицинский папирус Эдвина Смита, в котором указаны все известные египтянам болезни, в том числе и рак молочной железы.

Фрагмент папируса Эдвина Смита

И, наверное, с тех самых пор человек задается вопросом: когда же появится лекарство, которое сможет избавить нас от этого недуга? Но большинство современных ученых уверено, что такого универсального лекарства никогда не будет. Давайте разбираться почему.

Тело человека неоднородно: мы состоим из разных органов, а органы — из клеток. Каждая клетка нашего организма — это самостоятельная ячейка, отделенная от других специальной мембраной. Несмотря на то, что все клетки работают сообща, каждая из них — это отдельный независимый объект. При этом каждая клетка находится на своем месте, в связи с чем она не может делиться постоянно, чтобы не нарушать сложнейшую систему организма.

Конечно, у нас есть ткани, клетки которых обязаны делиться, например кожа. Размножаясь, они помогают кожному покрову быстрее восстановиться после травм или отмирания. То есть у клетки есть способность принимать и отвечать на сигналы, которые командуют ей делиться или нет.

Но если клетка вдруг переродилась в раковую, то такие сигналы могут до нее и не доходить. В результате мутировавшая клетка начинает размножаться постоянно, формируя опухоль.

Если ученые могут проследить за этим процессом, то почему нельзя его остановить? 

Дело в том, что воздействовать на растущую опухоль — целую армию раковых клеток — нужно разными способами. Когда говорят об обычном заболевании, например простуде, мы понимаем, что какие-то отдельные клетки организма начали работать неправильно. Чтобы снова привести их в порядок, нужно всего лишь принять таблетку.

В случае с раком вразумить клетки не получится, так как в них уже накопились мутации и они изменены навсегда. Такие клетки нужно не лечить, а сразу уничтожать. Один из наиболее распространенных способов борьбы с раком — химиотерапия — не лечит клетки, а просто их убивает.

Однако когда клетку хотят убить, она начинает защищаться. В медицине это называется устойчивость. Что происходит с организмом человека, когда раковые клетки пытаются уничтожить:

  • Во-первых, вместе с мутировавшими погибают и здоровые клетки, которые находятся рядом. В существующих сегодня методах борьбы с раком используется химиотерапия широкого спектра, которая затрагивает и здоровые участки.
  • Во-вторых, каждая раковая клетка уникальна. Во время мутации в ней произошли поломки, из-за которых каждое следующее поколение раковых клеток будет отличаться от предыдущих. Если ученые и найдут препарат, который убивает какие-то раковые клетки, то пока они умирают, образуются новые, устойчивые к этому препарату. И так по кругу.

Методом проб и ошибок специалисты создали целую систему, которая с переменным успехом может бороться с некоторыми видами рака.

Если ученому удастся выделить белок из клетки, то с большой вероятностью он сможет подобрать нужный препарат. Но часто бывает так, что сделать это невозможно.

Еще один фактор борьбы с раком — это увеличение дозы вводимых препаратов. Чтобы полностью уничтожить все клетки, нужно несколько раз воздействовать на пораженную область сильными веществами.

Однако со временем в организме начинают накапливаться токсины, что тоже крайне вредно для его здоровья. Поэтому постоянно вводить высокие дозы лекарства нельзя.

Мы уже знаем, что раковые клетки уникальны, поэтому уничтожить их одним препаратом не получится. Поэтому онкологи используют смесь различных веществ, чтобы поразить максимальное количество раковых клеток.

Выполнив все эти условия, человек может выздороветь. Но это происходит не всегда, так как каждый из описанных этапов крайне сложен не только в плане реализации, но и в части дальнейшего восстановления пациента.

Рак — это уникальное явление, и практически к каждому пациенту нужен свой подход и метод. То есть создать универсальную «пилюлю от рака» нереально, так как лечение онкологии — это процесс, состоящий из множества этапов.

Сейчас ученые работают над тем, чтобы усовершенствовать каждый из них.

Альтернативная медицина

Процесс такого лечения не только долгий и неприятный, но еще и очень дорогой, поэтому многие люди, столкнувшиеся с онкологией, пытаются найти альтернативные способы решения этой проблемы.

Ежедневно сотни пациентов получают от врачей страшное заключение — «злокачественное новообразование». В этот момент начинается паника: что делать, куда обращаться, как быть. Нередко люди обращаются за помощью к знакомым или пытаются найти информацию в интернете.

А там на них обрушивается масса «полезных» статей и рецептов, где предлагается попробовать «действенные» таблетки, которыми якобы лечились знаменитости, или безопасные народные методы, изгоняющие рак.

И тогда из-за незнания или отсутствия средств на дорогостоящее лечение человек выбирает путь альтернативной медицины, который не всегда хорошо заканчивается.

Под термином «альтернативная медицина» можно понимать разные вещи, но официально альтернативными называют методы лечения, которые не были одобрены контролирующими государственными органами или имеющими соответствующие полномочия структурами отраслевого профессионального саморегулирования.

Реклама лечения рака, встречающаяся на просторах интернета

То есть все диеты, БАДы, физические упражнения или экстрасенсорные сеансы, которые не прошли проверку регулирующими органами, не могут считаться безопасными и действенными в лечении заболеваний, в том числе и рака.

На сегодняшний день ни один альтернативный метод лечения рака не прошел клинических испытаний или результаты этих испытаний не были опубликованы в официальных научных изданиях.

Проблему лечения рака альтернативной медицины хорошо освятил знаменитый немецкий профессор, доктор медицины Эдзард Эрнст:

Какая-то альтернатива лечению рака — ложь по определению. Никогда не будет альтернативных способов лечения рака. Почему? Потому что если какой-то альтернативный метод выглядит перспективным, он будет проверен научно очень быстро и тщательно, и если будет доказана его эффективность, он автоматически перестанет быть альтернативным и станет медицинским. Все существующие „альтернативные методы лечения рака“ основаны на ложных заявлениях, являются поддельными и, я бы сказал, даже преступными.

Поэтому ни один уважающий себя онколог не предложит лечиться от рака народными средствами или другими неофициальными методами.

Ранее «Ридус» уже рассказывал об опасности альтернативной медицины и об уловках мошенников, которые торгуют опасными лекарствами и медицинской техникой.

Кто не спрятался, рак не виноват

Несмотря на то, что универсальной таблетки и вакцины от рака нет, ученые и медики изобрели немало действенных способов не только лечения онкологии, но и ее ранней диагностики.

Современное медицинское оборудование способно распознать рак даже на ранней стадии, поэтому пациенты узнают о своих проблемах намного раньше, чем это было 10—15 лет назад. Но даже своевременная диагностика не всегда может помочь.

При современном уровне продолжительности жизни у 40% людей рано или поздно разовьется рак, но это далеко не значит, что этот рак будет причиной смерти. Чтобы обезопасить себя от онкологии, нужен здоровый образ жизни, внимательное отношение к себе и к своим симптомам, но без канцерофобии и лишних ненужных анализов, благо хорошие врачи в доступности, — рассказал «Ридусу» Михаил Ласков, онколог, кандидат медицинских наук, руководитель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии.

Перспектива получается не очень-то веселой: появление рака зависит от множества условий и, даже если сделать все от себя зависящее, нельзя быть до конца уверенным, что опухоль тебя не «найдет». Но и сидеть сложа руки, согласитесь, глупо. Пообщавшись с врачами, все в основном выделяли два правила, которыми не стоит пренебрегать.

Конечно, эти факторы не могут гарантировать 100-процентную защиту от рака, но это на самом деле и есть самые действенные способы борьбы с раком. Если ведешь здоровый образ жизни — меньше подвергаешь организм факторам, которые влияют на образование рака. Проходишь врачебные осмотры — есть шанс диагностировать рак на ранней стадии, когда его можно вылечить практически без последствий. И вот с последним обычно и возникают трудности, ведь люди откладывают поход к доктору до последнего, а это надо менять в себе, надо внимательнее относиться к собственному здоровью, — посоветовал читателям «Ридуса» онколог Евгений Черемушкин.

Как победить рак.

Пять поводов для оптимизма по итогам прошлого года

В 2018 году 9,6 миллиона человек в мире умерли от онкозаболеваний. Рак – причина примерно каждой шестой смерти в мире, подсчитали во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Исследовательские центры, фармкомпании и государства инвестируют миллиарды долларов в поиск новых способов лечения и каждый год продвигаются к цели: научиться предотвращать и исцелять рак.

Ко Всемирному дню борьбы против рака, который отмечается 4 февраля, Настоящее Время выбрало для вас важные научные достижения прошлого года, которые помогают в борьбе с раковыми заболеваниями – на основе ежегодного отчета Американского общества клинической онкологии (АОКО), итогового годового обзора в журнале Oncology (Онкология) и других источников.

Достижение года в США: лечение редких форм рака

Американское общество клинической онкологии назвало достижением года успехи в лечении редких форм рака. В США это примерно каждый пятый обнаруженный случай, и как правило прогресс в лечении этих болезней не поспевал за развитием терапии более распространенных онкозаболеваний. Для клинических исследований редких форм рака гораздо сложнее найти нужное число участников, а значит и проверить новые способы лечения. Тем не менее, прошедший год отметился сразу несколькими успехами в этой сфере.

В 2018-м было найдено первое за 50 лет средство лечения редкой формы рака щитовидной железы, анапластической карциномы с мутацией BRAF V600Е. Плохо реагирующая на стандартные методы лечения опухоль тем не менее оказалась чувствительной к таргетной терапии препаратами "Дабрафениб" (коммерческое название Tafinlar) и "Траметиниб" (Mekinist) –​ у 61% пациентов в клиническом испытании опухоль частично или полностью уменьшилась в размерах.

Появилось и первое средство для улучшения выживаемости без признаков прогрессирования при десмоидной фиброме, редкой форме саркомы, злокачественной опухоли – сорафениб (Nexavar). Положительная реакция зафиксирована у 87% пациентов из группы получивших это лекарство.

Редкоземельный лютеций, вернее его радиоактивный изотоп (177Lu) в новом препарате "177Lu-дотатат" (Lutathera) успешно борется с гастроэнтеропанкреатическими нейроэндокринными опухолями (от такой умер создатель Apple Стив Джобс) на поздних стадиях: риск развития заболевания или смерти у получивших лекарство пациентов снижался на 79%. Лекарство использует комбинацию особых пептидов, аналогов гормона соматостатина, с радиоактивным изотопом. Пептид находит раковые клетки, которые уничтожаются радиацией.


Такое лечение называют таргетной радиорецепторной терапией, и его уже несколько лет предлагают в ЕС и Израиле. Заинтересовался созданием отечественных аналогов подобной терапии и российский Минздрав.

Ученые также обнаружили способ продлить жизнь пациенткам с серозной карциномой тела матки, у которых обнаружена избыточная выработка – экспрессия – белка HER2 (примерно 30% случаев). Для этого к их стандартной химиотерапии добавили трастузумаб, что позволило увеличить сроки выживаемости без прогрессирования почти наполовину.

В 2018-м американские ученые нашли и первые эффективные способы борьбы с теносиновиальными гигантоклеточными опухолями – редким видом рака суставов, поражающим обычно молодых людей. В 39% случаев был зафиксирован ответ опухоли на лечение пексидартинибом.

Определить рак по анализу крови

Раннее обнаружение рака обычно определяет успешность дальнейшего лечения. Но именно на ранних стадиях найти рак трудно. Появление дешевых, простых и универсальных способов обнаружения онкозаболеваний могло бы перевернуть всю отрасль.

Недавние исследования показали, что анализ крови, в котором изучаются множественные маркеры – как гены, так и протеины – может быть достаточно точным способом определения рака.

Один из перспективных вариантов, CancerSEEK, позволяет определять до восьми распространенных видов рака на основе биомаркеров и отдельных мутаций генов, для них характерных. Тесты показали, что методика CancerSEEK позволила обнаружить признаки рака с чувствительностью 69-98% (т.е. вероятностью того, что положительный результат действительно свидетельствует о раке) и специфичностью 99% (т.е. вероятностью того, что отрицательный результат действительно означает отсутствие рака).

Австралийские ученые сумели определить универсальный ДНК-признак сразу для нескольких типов рака (груди, простаты, кишечника), который можно будет в дальнейшем использовать для проведения быстрых и простых тестов.


Заявления на тему революционных универсальных методик обнаружения онкозаболеваний по анализу крови делались и раньше, но до действующих и клинически-подтвержденных результатов дело пока так и не дошло.

Иммунотерапия: прорывное направление

В 2018-м году Нобелевскую премию по медицине получили двое ученых, исследовавших механизмы контрольных точек (“чекпоинтов”) иммунного ответа: особых рецепторов и молекул, с помощью которых организм – а еще, как оказалось, многие опухоли – подавляет чрезмерную активность Т-лимфоцитов, "клеток убийц" иммунной системы, чтобы те не уничтожали нормальные клетки (и маскирующиеся под них клетки опухолей).

Позднее ученые поняли, что если эти блокирующие механизмы "чекпоинтов" заблокировать, то Т-лимфоциты начинают активно бороться с раковыми клетками. Больше 15 лет спустя этого важного открытия иммунотерапия – то есть применение собственного иммунитета для борьбы с раком – становится все более многообещающим средством для лечения онкозаболеваний, а лекарств (они называются “ингибиторы чекпоинтов”) – все больше.


Активация Т-лимфоцитов действует пока не на все опухоли, ее эффективность зависит от генотипа каждого больного. К тому же пока такое лечение дорого и применяется не везде.

Американское общество клинической онкологии отмечает, что прошедший год принес не только новые иммунотерапевтические препараты, но и сразу несколько подтверждений эффективности иммунотерапии на ранних этапах лечения и в комбинации с другими способами терапии онкозаболеваний.

Так, ингибиторы чекпоинтов атезолизумаб (Tecentriq) и пембролизумаб (Keytruda​) показали эффективность в качестве средства первоочередной терапии против немелкоклеточного рака легких на поздних стадиях. А почечно-клеточный рак с неблагоприятным прогнозом хорошо отвечал на терапию из ниволюмаба (OPDIVO) и ипилимумаба (Yervoy), ингибиторов чекпоинтов, обычно используемых для лечения меланомы.

Кстати, комбинация этих же препаратов на пациентах с меланомой, метастазирующей в головной мозг, показала исчезновение опухоли в четверти случаев (26%) и ее уменьшение почти в трети (30%). При этом 82% получивших эти препараты больных остались живы по прошествии года с начала лечения, тогда как раньше они могли рассчитывать максимум на недели или месяцы.

Минусы таких "коктейлей" – в серьезных побочных эффектах. Они были отмечены у 55% участников клинических испытаний с метастазирующей меланомой.

Но иммунотерапия включает в себя не только ингибиторы чекпоинтов. В 2017 году американский регулятор FDA (управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств) одобрил революционный метод иммунотерапии: генную CAR-T. Официально этот способ называется “адоптивная иммунотерапия генетически модифицированными Т-лимфоцитами, экспрессирующими химерные антигенные рецепторы”.


Лекарство под названием "Тисагенлеклейсел-T" (Kymriah) готовят отдельно для каждого пациента с особой формой острого лимфобластного лейкоза. У человека забирают Т-клетки иммунной системы, модифицируют их для эффективной "атаки" на раковые клетки (используется биомаркер CD19) и вводят обратно.

Терапия оказалась чрезвычайно успешной и очень дорогой – около полумиллиона долларов за курс. Чуть позже другое аналогичное лекарство, "Yescarta", было одобрено для еще одного вида рака, агрессивной В-крупноклеточной лимфомы у взрослых (самая распространенная форма неходжкинской лимфомы) – если опухоль не реагирует на другую терапию. Позже для лечения этого рака одобрили и Kymriah.

Клинические испытания показывают длительные сроки выживаемости (полная ремиссия для половины участников теста Yescarta) и подтверждают эффективность такой терапии. Главные минусы, кроме стоимости, – серьезные побочные эффекты, в том числе высокая температура, затрудненное дыхание, сильная тошнота или понос. Еще одна проблема – сложность в производстве лекарства, из-за чего продажи Kymriah оказались гораздо ниже ожидаемых.

Микробы и рак: перспективное направление

В человеческом теле живет огромное количество разнообразных микроорганизмов, и о нем даже иногда говорят как о "суперорганизме", составленном из клеток человека и микробов. Лабораторные и клинические исследования показывают, что изменения отдельных организмов микробиома ("экосистемы" всех микроорганизмов человека) может привести к развитию болезней, в том числе – рака.

И хотя отдельные микробы могут ускорять рост опухолей, другие, похоже, помогают иммунным механизмам человека эффективнее с ними бороться.

Исследователи обращают все больше внимания на это направление.

В двух крупных исследованиях ученые выяснили, что, например, обилие коринебактерий (Corynebacterium) и кингелл (Kingella) в ротовой полости свидетельствовало о менее опасных формах плоскоклеточного рака головы и шеи, тогда как например присутствие таннереллы (Tannerella forsythia) связывали с более опасными формами рака пищевода – эзофагеальной аденокарциномы. Ученые пока лишь изучают возможность применения этих знаний для предотвращения или лечения отдельных онкозаболеваний головы и шеи, но отмечают, что в дальнейшем при лечении рака может быть необходим анализ особенностей микробиома каждого пациента.

Таргетная терапия: новые лекарства

Активно развивались в 2018-м году и новые виды таргетной терапии рака. Этот способ лечения раковых заболеваний, в отличие от химиотерапии, не бьет по всем клеткам сразу, а действует избирательно, лишь на клетки опухоли отмеченные “мишенями” – определенными генетическими мутациями. Таргетная терапия развивается уже более десятилетия, в минувшем году появились новые многообещающие лекарства.

Например, FDА одобрило осимертиниб (Tagrisso) для лечения рака легких с мутацией гена EGFR – лекарство практически вдвое увеличивает срок выживаемости без признаков развития болезни. Появились новые способы для лечения отдельных видов рака груди поздней стадии (абемациклиб, Verzenio) и острых миелоидных лейкозов у пожилых (венетоклакс, Venclexta).

Новые цели для исследователей: девять направлений

Американское общество клинической онкологии назвало девять направлений, на которых ученым стоит сконцентрировать свою работу. Им, по версии АОКО, следует:

  • Найти способы лучше предсказывать ответ рака на иммунотерапию,
  • Научиться лучше выявлять пациентов, которым действительно нужна послеоперационная (адъювантная) терапия,
  • Перенести достижения клеточной терапии рака на сóлидные опухоли,
  • Усилить исследования способов таргетной терапии для лечения онкозаболеваний у детей,
  • Оптимизировать лечение людей старшего возраста с раковыми заболеваниями,
  • Увеличить равноправный доступ к клиническим исследованиям рака,
  • Уменьшить долгосрочные последствия лечения рака,
  • Лучше исследовать влияние ожирения на возникновение рака и его лечение,
  • Создать стратегии обнаружения и терапии предраковых состояний.

"Эти приоритеты соответствуют нашему видению в сфере поиска следующего поколения лекарств от рака и снижению негативного воздействия рака на жизни пациентов, – заявил Ричард Шчильски (Richard L. Schilsky), старший вице-президент АОКО. – Эти приоритеты призваны выделить те сферы, в которых более всего нужен прогресс и в которых он окажется наиболее многообещающим".

Поводы для пессимизма

Многие научные достижения и новые способы лечения пока лишь несколько улучшают прогноз и не всегда способны привести к полному или даже длительному избавлению от опухолей и метастазов. Похоже, что в ближайшей перспективе таких достижений не предвидится, особенно если не обращать внимания на громкие заявления без достаточных научных и клинических доказательств.

Еще одна проблема: современные препараты для комплексной терапии рака очень дороги – от десятков до сотен тысяч долларов – и доступны далеко не повсеместно. Не всюду можно принять участие в испытаниях новых экспериментальных антираковых средств и схем лечения.

При этом, по данным ВОЗ, почти 70% всех смертей от рака приходится на страны с низким и средним достатком, где не хватает возможностей не только для лечения, но и для диагностики онкозаболеваний.

“Новое чудо-лекарство от рака”

Помимо серьезных научных исследований в рецензируемых журналах и результатов клинических тестов каждый год появляются рассказы о "волшебном" новом лекарстве от рака или методе его лечения, который вот-вот произведет революцию в онкологии.

Такой анонс уже произошел и в 2019-м: израильский стартап Accelerated Evolution Biotechnologies Ltd. (AEBI) пообещал миру "полное исцеление от рака" в ближайший год. В интервью газете The Jerusalem Post глава компании Дэн Аридор (Dan Aridor) заявил, что их противораковая терапия “MuTaTo” (multi-target toxin, “многоцелевой токсин”) – основанная на комбинации нескольких пептидов и пептида-токсина для раковых клеток – окажется эффективна с первого же дня, курс лечения займет лишь несколько недель и будет выгодно отличаться от конкурентов не только отсутствием побочных эффектов, но и ценой. Авторы говорят об успешных исследованиях на мышах и собираются вскоре начать клинические испытания, которые, по их словам, займут несколько лет.

“К сожалению, по опыту других похожих громких анонсов прорывных технологий для лечения рака, скорее всего [нынешний анонс] также не станет успешным, – считает замдиректора Американского онкологического общества Леонард Лихтенфилд. – Мы все надеемся на то, что лекарство от рака найдется и найдется быстро. Безусловно возможно, что этот подход [израильских ученых] может сработать. Но опыт нам много раз показывал, что между успешными экспериментами на мышах и эффективным, полезным применением лабораторных открытий для лечения реальных пациентов пролегает долгая и трудная дорога, полная непредвиденных и неожиданных препятствий”.

Глава онкологического центра в госпитале NYU Langone Health, доктор Бенджамин Ниил, высказался еще более жестко: "Я действительно думаю, что это очень несправедливо и почти жестоко давать подобные – скорее всего, ложные – надежды раковым больным”.

Будьте здоровы

Пока совершенного лекарства от всех форм рака не изобрели, попробуйте снизить риск онкозаболеваний, изменив свой образ жизни. Эксперты ВОЗ считают, что так можно предотвратить от 30 до 50% раковых заболеваний.

Бросьте курить: употребление табака ВОЗ называет самый главным фактором риска. Каждая пятая смерть от онкозаболеваний связана с курением.

Примерно треть всех смертей от рака ученые связывают с ожирением, недостаточным потреблением фруктов и овощей, употреблением алкоголя и табака, а также нехваткой физической активности.

ВОЗ рекомендует делать прививки против инфекций, вызываемых вирусом папилломы человека (ВПЧ) и вирусом гепатита В, меньше попадать под действие ультрафиолетового излучения (например, загорать), следить за безопасностью на рабочем месте и уменьшать воздействие ионизирующего излучения.

Лечение рака четвертой стадии - возможно! Какие условия должны быть соблюдены, как лечить и примеры из реальной практики

Новые методики лечения рака уже позволили довести выживаемость пациентов на ранних стадиях до значений, приближающихся к 100%. Но и четвертая стадия рака, когда опухоль метастазировала в другие органы, больше не является синонимом терминальной стадии заболевания. Какие подходы способны сделать лечение метастазов эффективным, и в каких случаях есть вероятность полностью вылечить метастатический рак, - в материале Онкологической клиники МИБС.

Еще два-три года назад метастатический рак любой локализации считался практически инкурабельным (неизлечимым). Системная химиотерапия с серьезными побочными эффектами и паллиативная лучевая терапия для снижения болевого синдрома - вот тот минимум, на который могли рассчитывать пациент и его родственники. Развитие медицины привело к развитию технологий и объединению усилий различных методов при лечении одного пациента. Но обновился не только арсенал доступных врачам средств и методик. Анализируя внушительные объемы результатов проводимых по всему миру исследований, ученым удалось подтвердить существование особой формы течения метастатического рака - “ограниченное системное метастазирование” (олигометастазы).

Что такое олигометастатическая болезнь?

В упрощенной форме особое течение опухолевого процесса можно описать как небольшое количество отдельных метастазов, распространившихся не по всему организму, а сконцентрированных в одном-двух органах (олигометастазы). То есть, имеет место олигометастатическое поражение или олигометастатическая болезнь. Дальнейшее изучение показало, что при адекватном лечении первичной опухоли и локальном лечении метастазов удается добиться даже полного выздоровления. Одновременно резко повышается качество жизни пациента, так как отсутствует мощное системное воздействие на организм (химиотерапия), и связанные с ним побочные эффекты.При каких видах рака чаще всего возникают олигометастазы?

Современная статистика в онкологии относит к олигометастатическому поражению случаи, в которых выявляется не более пяти метастазов, из них не менее трех - в одном органе. По этому критерию статистика США (как наиболее полная) показывает наличие около 90 тысяч новых случаев олигометастатического рака ежегодно.  Ведущий “источник” олигометастазов - рак легкого (около 56%), вторую и третью позиции занимают рак молочной железы и колоректальный рак (по 16%). Более подробная работа над совершенствованием критериев определения олигометастатического процесса может изменить соотношения, но и эти цифры близки к статистике успешных случаев лечения олигометастазов, наблюдаемой в клинической практике.

Лечение олигометастазов - важна синергия

Важнейшим этапом лечения олигометастатической болезни является адекватная терапия первичной опухоли. Хирургия, радиочастотная абляция, радиохирургия позволяют избавиться от первичной опухоли, чтобы избежать появления новых метастазов, кроме тех, которые уже были диагностированы.

Наиболее эффективно лечение олигометастазов, в котором объединяются усилия высокотехнологичных методов. В первую очередь, радиохирургии, которая позволяет разрушить метастаз, независимо от его расположения, не прибегая к хирургическому вмешательству, сохраняя окружающие ткани. Онкологическая клиника МИБС имеет возможность и подтвержденный опыт лечения олигометастазов рака молочной железы в головной мозг, олигометастатического течения немелкоклеточного рака легких и других внечерепных локализаций (радиохирургия на КиберНоже или высокоточном линейном ускорителе TrueBeam STx). Сочетание радикальных методик с системным воздействием (химиотерапией и, особенно, таргетной терапией) позволяет добиться лучших результатов, чем применение каждого из методов по-отдельности.

Поэтому в Онкологической клинике МИБС подразделения лучевого лечения активно взаимодействуют с отделением медикаментозного лечения, и собственной морфологической лабораторией, без которой таргетная терапия не имеет смысла.

Свои особенности имеет лечение олигометастатического колоректального рака в печень: и первичная опухоль, и олигометастазы могут быть удалены в рамках одного хирургического вмешательства. Но и в этом подходе все шире применяется радиочастотная абляция, как альтернатива хирургии в удалении части опухолевых тканей. Хирургическое лечение олигометастазов также может быть проведено в хирургическом отделении клиники МИБС.

Эффективность лечения олигометастазов

Комплексный подход позволяет излечить полностью 25-30% заболевших. А при метастазах РМЖ возможно взять под контроль, по данным разных исследований, до 89-97% опухолей.

Перспективы лечения олигометастатической болезни

Как показывает практика, лечения олигометастатического рака может быть успешным не только при хорошо изученных заболеваниях (рак кишки, рак легкого, молочной железы), но и при других вариантах опухолей. Этот подход необходимо начинать активно использовать. По мере набора материалов, критерии определения клинического случая, как олигометастатического рака (количество очагов, органы поражения), будут уточняться.

Эту гипотезу подтверждает и опыт Онкологической клиники МИБС: у нас есть случаи успешного лечения четвертой стадии рака. В том числе, такого агрессивного заболевания, как рак поджелудочной железы с олигометастатическим поражением печени (радиохирургия была применена как для первичной опухоли, так и для метастазов, пациентка наблюдается пять лет без прогрессии опухоли).

Радиохирургическое лечение олигометастазов и первичного рака поджелудочной железы на КиберНоже (скриншот плана лечения Онкологической клиники МИБС). Высокую дозу облучения получили зоны внутри красного контура, здоровые органы не повреждаются

Этот же пример иллюстрирует высокий потенциал расширения применения неинвазивных методов разрушающего воздействия. Например, два-три крупных олигометастаза рака груди в головной мозг можно попытаться удалить хирургическим путем. Но гораздо безопаснее, быстрее и дешевле (если считать не только стоимость операции, но и стоимость восстановления после хирургии) провести лечение олигометастазов в головной мозг Гамма-ножом. Знание врачом-маммологом (как и хирургом любого иного профиля) современных методик комплексного подхода к лечению олигометастазов открывает новые возможности для пациентов старшей возрастной группы и для тех, чье общее состояние не позволяет провести хирургическое вмешательство.

Залогом эффективной работы онкологической клиник является постоянное развитие специалистов, отслеживание, тестирование и внедрение новых методик лечения.

Отдельно следует выделить потенциал сочетания иммунотерапии с лучевыми методами. Чтобы “сработала” иммунная терапия, опухоль должна быть распознана иммунной системой. А лучевая терапия обладает способностью давать иммунной системе распознать опухоль - при облучении погибают опухолевые клетки, новые белки выходят из погибших клеток, их опознает иммунная система, начинается иммунный ответ.

Такой подход уже имеет успехи в лечении ряда заболеваний (рак легкого, рак мочевого пузыря). Ожидается, что часть из них будет зарегистрирована в качестве рекомендованных подходов к лечению в ближайшем будущем.

Но уже сейчас эффективное лечение олигометастазов доступно и в России. Онкологическая клиника МИБС предлагает все передовые возможности, используемые в мировой медицине для лечения олигометастатической болезни. У нас уже более десяти лет работает отделение радиохирургии и лучевой терапии для точечного разрушения метастазов и первичной опухоли, а также для упрощения распознавания опухоли препаратами иммунотерапии; отделение малоинвазивной лапароскопической и открытой хирургии для эффективного удаления первичных опухолей; собственная морфологическая лаборатория для определения потенциально возможного применения таргетных препаратов и иммунотерапии и т.д.

С первого дня работы Онкологическая клиника МИБС верна курсу на активное участие в мировом медицинском сообществе и реализацию ведущих международных стандартов на благо пациентов из России и других стран.

Звоните, чтобы получить больше информации о возможностях клиники МИБС для помощи в Вашем случае.

Почему мы не вылечили рак?

Нам часто задают вопрос: «Почему мы еще не вылечили рак?»

миллиарды фунтов были собраны, инвестированы и потрачены на исследования рака за многие десятилетия, но мы все еще не вылечили рак. Это почему? Наши эксперты по онкологическим исследованиям выделили некоторые ключевые моменты, которые вам необходимо знать. (И нет, это не потому, что Big Pharma скрывает лекарство).

Никогда не будет одного лекарства.

Чтобы понять, почему мы еще не вылечили рак, самое важное - это то, что рак - это не одна болезнь.Вместо этого это общий термин для более чем 200 различных заболеваний, поэтому мы финансируем исследования любого типа рака.

У каждого широкого типа рака есть много подтипов, и все они выглядят и ведут себя по-разному, потому что они различны на генетическом и молекулярном уровне. Это потому, что рак возникает из наших собственных клеток, поэтому каждый рак может быть таким же разным и разнообразным, как и люди.

Существуют мириады мутаций.

В основе более 200 различных видов рака лежит множество различных генетических мутаций.Каждый рак вызван различным набором мутаций, и по мере роста опухоли накапливается все больше и больше мутаций. Это означает, что каждая опухоль имеет индивидуальный набор мутаций, поэтому лекарство, которое работает для одного больного раком, может абсолютно не повлиять на другого.

Вот почему мы финансируем таких исследователей, как Хесус Гил, чей исследовательский проект направлен на понимание того, как определенные генетические мутации могут привести к тому, что клетки станут злокачественными.

Раковые клетки в одной опухоли не идентичны.

Не каждая раковая клетка в опухоли будет иметь те же генетические мутации, что и соседняя раковая клетка. Это означает, что лечение часто может убить один тип клеток в опухоли, в то время как другие выживают после лечения, позволяя опухоли снова расти.

Лечение может перестать работать.

Генетические мутации, которые раковые клетки приобретают с течением времени, означают, что клетки меняют свое поведение. Это может быть невероятно сложной проблемой во время лечения, потому что мутации могут привести к развитию у раковых клеток устойчивости к лечению со временем, что делает его неэффективным.

Если это произойдет, тогда пациенту придется назначить другое лечение - но опять же, рак может развить устойчивость к новому препарату. Вот почему мы финансируем таких исследователей, как Майте Уарте, которые пытаются выяснить, как преодолеть это сопротивление.

Раковые клетки действительно хорошо выживают.

Нормальные клетки имеют определенные механизмы, которые не позволяют им слишком сильно расти или делиться. Раковые клетки утратили эти механизмы контроля и могут разработать целый арсенал уловок, чтобы не погибнуть.

Вот почему мы финансируем таких исследователей, как Винченцо Джамбра, который стремится понять, как раковые клетки становятся такими экспертами по выживанию.

Исследования рака вселяют надежду, что однажды мы преодолеем все эти проблемы и остановим страдания, вызванные раком.

Рак сложен (чтобы узнать больше, прочтите нашу статью о том, что вызывает рак), и чем больше мы знаем о нем, тем яснее становится, что «волшебной пули» никогда не будет. Но мы уже добились невероятных успехов - благодаря исследованиям показатели выживаемости от рака удвоились за последние четыре десятилетия.

Некоторые виды рака, такие как лейкемия и рак яичек, сделали особенно впечатляющие скачки. В 1970-е годы только около 5% людей выживали после диагноза лейкемия в течение десяти или более лет, сейчас это почти 50%. Десятилетняя выживаемость при раке яичек сейчас составляет 91% - поразительное улучшение.

Благодаря вам мы с самого начала поддерживали инновационные исследования. Но впереди еще долгий путь. По-прежнему существуют виды рака, выживаемость которых за последние годы практически не улучшилась, включая рак легких, поджелудочной железы и пищевода.Вот почему нам нужна ваша помощь, чтобы продолжать создавать новые лекарства от рака.

Лекарство от рака: что так долго?

«В течение пяти лет рак будет исключен из списка смертельных болезней». Это было оптимистичное обещание президенту США Уильяму Ховарду Тафту в 1910 году, когда он посетил лабораторию Буффало Грэтвик, ныне онкологический центр Розуэлл-Парк. Спустя более чем столетие разумно спросить: "Что происходит так долго?"

Вот лишь несколько вещей, которые мы знаем сейчас, чего не знали тогда.

Рак - это не одна болезнь. Это сотни болезней.

«Рак так же индивидуален, как и человек, у которого он есть», - объясняет Джойс Ом, доктор философии, департамент генетики и геномики рака в Розуэлл-парке.

«Допустим, есть однояйцевые сестры-близнецы, обе больные раком груди. Возможно, они родились с точно такими же генетическими мутациями, но один реагирует на терапию, а другой - нет. Можно жить, а можно умереть ».

Как может быть такой разный результат для однояйцевых близнецов? Одной из причин может быть экологическая эпигенетика.Хотя близнецы родились с одинаковой ДНК, на протяжении всей своей жизни они подвергались различным воздействиям - например, пестицидам, вирусным инфекциям, курению, нездоровой пище или даже травматическим переживаниям, - которые могли включать или выключать нормальные гены, такие как гены-супрессоры опухолей, ответственные за остановку раковых клеток, когда они начинают расти. Это может повлиять на индивидуальный риск развития рака у близнецов.

Изменения ДНК, которые привели к росту раковых клеток, в первую очередь, заставляют клетки слишком быстро размножаться и заставляют их вести себя ненормально.«С раковой клеткой это как если бы вы позволяли двухлетнему ребенку собирать вещи на каникулы в Диснейленде, но не проверяли, что находится в чемодане, - говорит Ом. «У вас может быть купальный костюм, но также может быть банка стручковой фасоли. Ячейки полностью облажались ».

По мере того, как процесс продолжается, и клетки собираются, образуя опухоль, ДНК меняет свое вращение еще больше и выходит из-под контроля, пока все клетки не будут сильно отличаться друг от друга - и даже отличаться от «материнской» клетки, с которой они впервые возникли.

Короче говоря, ДНК опухоли в конечном итоге отличается от ДНК пациента и, безусловно, отличается от ДНК любой другой опухоли, включая однояйцевого близнеца пациента.

Многие опухоли содержат более одного типа раковых клеток.

Это верно для рака яичников, почечно-клеточного рака, рака груди, хронического лимфоцитарного лейкоза (ХЛЛ) и других видов рака. В то время как один тип клеток опухоли может реагировать на лечение, другие типы могут ускользать целыми и невредимыми и продолжать расти.«Даже если 99% клеток ответят, опухоль все равно вырастет из того 1%, которые не ответили», - говорит Ом.

Чтобы обойти проблему, можно комбинировать различные виды лечения, чтобы «поразить опухоль всеми необходимыми средствами и избавиться от нее».

Раковые клетки могут изменяться со временем.

Иногда лекарство сначала работает хорошо, но позже рак становится устойчивым и продолжает расти, потому что раковые клетки мутировали или изменились генетически. На самом деле, хотя нормальные клетки могут мутировать, раковые клетки в 100 раз чаще это делают.

Хорошая новость заключается в том, что постоянно внедряются новые методы лечения, в том числе многие из них, доступные в ходе клинических испытаний, поэтому, когда текущее лечение не дает результатов, некоторые пациенты могут переходить от одного нового лечения к другому. Так обстоит дело со многими пациентами с хроническим миелоидным лейкозом (ХМЛ). «Да, пациенты должны сменить терапию, и они принимают терапию в течение длительного времени, но их жизнь может быть продлена на годы и годы», - отмечает доктор Ом. «ХМЛ - это болезнь, которую мы знаем, как лечить.”

Раковые клетки «отлично выживают».

Когда тело работает так, как должно, аномальная клетка самоуничтожается в процессе, называемом апоптоз . «Но апоптоз отключается во многих раковых клетках», - говорит Ом. «Раковые клетки очень хорошо выживают».

Раковые клетки также могут найти способы защитить себя от лечения. Вот один пример: тестостерон, который вырабатывается в яичках, «питает» рак простаты, поэтому некоторые пациенты с раком простаты получают гормональную терапию, чтобы блокировать выработку тестостерона организмом.Однако в некоторых случаях опухолевые клетки затем развивают способность производить тестостерон из холестерина.

Найдем ли мы когда-нибудь лекарство?

«Мы добиваемся прогресса», - говорит доктор Ом. «Это кажется медленным, а иногда и недостаточно быстрым для наших пациентов. Мы знаем это, и это сложно, но мы добиваемся огромного прогресса ».

Картирование генома человека в 2003 году - историческое международное достижение, в котором Розуэлл Парк сыграл важную роль - предоставило огромное количество информации для решения головоломки.Это помогло исследователям идентифицировать 291 ген, связанный с риском рака, и сделало возможными такие прорывы, как геномный анализ, который сопоставляет ДНК пациента и опухоли с целевыми методами лечения, которые, вероятно, будут работать лучше всего.

И иммунотерапия, которую когда-то считали ограниченным потенциалом, показывает большие перспективы, особенно с развитием новых клеточных методов лечения.

«Сегодня, когда лечение действительно не помогает, у нас есть более широкий набор инструментов», - говорит д-р Ом. «У нас есть еще кое-что, что мы можем предложить, чего не было совсем недавно.В прошлом мы бы сказали: «Извините, мы больше ничего не можем сделать».

«Рак груди - отличный тому пример. Двадцать лет назад болезнь прогрессировала у пациентов на ранней стадии. Теперь это не так. Теперь мы знаем, как лечить пациента на ранней стадии. Сейчас живут пациенты, которых раньше не было бы. Ключевым моментом является увеличение числа пациентов, которым мы можем помочь, и улучшение этого лечения.

«Более тяжелые - это более редкие опухоли - те, с которыми мы еще не справились, например, рак поджелудочной железы, мелкоклеточный рак легких и глиобластома.

«Но мы здесь каждый день лечим рак. Каждый день выживают пациенты, которые не выжили бы даже пять лет назад. Каждый день пациентов вылечивают с помощью новых достижений. Некоторые пациенты справляются с этим, и мы наблюдаем за ними в течение длительного времени, и они никогда не возвращаются.

«И это все, что имеет значение для этих пациентов».

Узнайте, как пациенты, их друзья и семьи помогают ускорить исследования с помощью банка данных и биорепозитория Roswell Park (DBBR).

мифов о лечении рака: есть ли правда в этих распространенных убеждениях?

Мифы о лечении рака: Есть ли правда в этих распространенных убеждениях?

Неправильные представления о лечении рака могут вызвать у вас замешательство или неуверенность при выборе лечения. Узнайте правду, чтобы чувствовать себя более комфортно при лечении рака.

Персонал клиники Мэйо

Исследования позволили улучшить лечение рака, сделать его более эффективным и уменьшить побочные эффекты.Тем не менее, некоторые вводящие в заблуждение представления о лечении рака все еще сохраняются. Вот несколько распространенных заблуждений о лечении рака и объяснения, которые помогут вам понять правду.

Миф: позитивный настрой - все, что вам нужно, чтобы победить рак

Правда: Нет никаких научных доказательств того, что позитивный настрой дает вам преимущество в лечении рака или увеличивает ваши шансы на выздоровление.

Положительное отношение может улучшить качество вашей жизни во время лечения рака и после него. У вас может быть больше шансов оставаться активным, поддерживать связи с семьей и друзьями и продолжать общественную деятельность. В свою очередь, это может улучшить ваше самочувствие и помочь вам найти в себе силы бороться с раком.

Миф: если мы сможем отправить человека на Луну, мы должны уже вылечить рак

Правда: Найти лекарство от рака оказалось сложнее, чем освоить инженерные и физические знания, необходимые для космических полетов.

Рак фактически включает в себя большую группу болезней.У каждого человека может быть много разных причин рака. Несмотря на успехи в диагностике и лечении, врачам еще предстоит многое узнать о том, что заставляет клетку становиться злокачественной и почему одни люди, больные раком, справляются лучше, чем другие.

Кроме того, рак - это движущаяся мишень. Раковые клетки могут продолжать мутировать и изменяться в течение болезни. Это может привести к тому, что раковые клетки больше не будут реагировать на химиотерапевтические препараты или лучевую терапию, которые были введены изначально.

Миф: фармацевтические компании и Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) блокируют или отказываются от новых методов лечения рака

Правда: Ваш врач и FDA , которое должно одобрить новые лекарства, прежде чем их можно будет давать людям, которые не участвуют в клинических испытаниях, являются вашими союзниками. Таким образом, они делают вашу безопасность главным приоритетом.

К сожалению, научные исследования для определения безопасности и эффективности новых методов лечения рака требуют времени.Это может создать впечатление или привести к сообщениям о том, что новые эффективные методы лечения блокируются.

Врачи часто прибегают к исследованиям рака, потому что у них есть член семьи или друг, пострадавший от этого заболевания. Они так же заинтересованы в поиске лекарства, как и все остальные, по той же причине - оно влияет на них лично. Они ненавидят видеть, что любимый человек страдает, и не хотят терять этого человека. Они также хотят избавить других от того, через что они прошли.

Миф: регулярные осмотры и современные медицинские технологии могут обнаружить все виды рака на ранней стадии

Правда: Хотя регулярная медицинская помощь действительно может повысить способность выявлять рак на ранней стадии, она не может этого гарантировать.Рак - сложное заболевание, и не всегда есть надежный способ его обнаружить.

Регулярный скрининг был связан с уменьшением смертности от рака простаты, шейки матки, груди, легких, толстой и прямой кишки.

Миф: лечение рака означает, что вы не можете жить дома, работать или заниматься своими обычными делами

Правда: Большинство больных раком лечат амбулаторно в своих общинах.

Иногда бывает полезно поехать в специализированный медицинский центр для лечения.Но часто врачи такого медицинского центра могут работать с врачами в вашем родном городе, чтобы вы могли быть со своей семьей и друзьями.

Иногда люди могут захотеть отвлечься от работы, чтобы сосредоточиться на здоровье. Часто можно возобновить или продолжить работу.

Было проведено множество исследований, направленных на то, чтобы облегчить людям более нормальную жизнь во время лечения рака. Например, теперь доступны лекарства, которые помогают лучше контролировать тошноту, и поощряются программы упражнений.В результате вы часто можете работать и оставаться активным во время лечения.

Миф: рак всегда причиняет боль

Правда: Некоторые виды рака никогда не вызывают боли.

Для людей, которые действительно страдают от боли при раке, особенно для людей с запущенным раком, врачи стали лучше осознавать необходимость контролировать такую ​​боль и научились лучше справляться с ней. Хотя можно не полностью избавиться от боли, цель состоит в том, чтобы контролировать боль, чтобы она мало влияла на ваш распорядок дня.

Миф: пункционная биопсия может повредить раковые клетки, заставляя их перемещаться в другие части тела

Правда: Для большинства видов рака нет убедительных доказательств того, что биопсия иглы - процедура, используемая для диагностики многих типов рака - вызывает распространение раковых клеток.

Однако есть исключения, о которых знают врачи и хирурги. Например, пункционная биопсия обычно не используется для диагностики рака яичек. Вместо этого, если врач подозревает рак яичка, яичко удаляется.

Миф: операция вызывает распространение рака

Правда: Нет никаких доказательств того, что операция может вызвать распространение рака. Не откладывайте и не отказывайтесь от лечения из-за этого мифа. Хирургическое удаление рака часто является первым и наиболее важным лечением.

Некоторые люди могут поверить в этот миф, потому что во время выздоровления они чувствуют себя хуже, чем до операции.

Миф: Все, у кого один и тот же вид рака, получают одинаковое лечение

Правда: Ваш врач подберет для вас лечение.Какое лечение вы получите, зависит от того, где находится ваш рак, распространился ли он и насколько сильно, как он влияет на функции вашего тела, ваше общее состояние здоровья и другие факторы.

Все чаще и чаще лечение рака разрабатывается на основе генетического тестирования ваших раковых клеток. Определенные изменения или мутации в ваших раковых клетках могут помочь вам в лечении. Кроме того, лечение рака может зависеть от генов, с которыми вы родились. Определенные гены могут показывать, что ваше тело обрабатывает определенные химиотерапевтические препараты и лекарства иначе, чем чужой организм.

Миф: каждый, кто болен раком, должен лечиться

Правда: Вам решать, хотите ли вы лечить свой рак. Вы можете решить это, посоветовавшись с врачом и узнав о возможных вариантах.

Человек, больной раком, может отказаться от лечения, если у него есть:

  • Медленнорастущий рак. У некоторых людей, больных раком, может не быть никаких признаков или симптомов. Лабораторные тесты могут показать, что рак растет очень медленно.Эти люди могут подождать и посмотреть на рак. Если он внезапно начинает расти быстрее, лечение всегда возможно.
  • Прочие заболевания. Если у вас есть другие серьезные заболевания, вы можете отказаться от лечения рака, так как рак может не быть самой большой угрозой для вашего здоровья. Это может быть особенно верно в случае медленно растущего рака.
  • Рак поздней стадии. Если бремя побочных эффектов лечения превышает пользу, которую может принести лечение, вы можете отказаться от лечения.Но это не значит, что ваш врач бросит вас. Ваш врач по-прежнему может предложить меры по обеспечению комфорта, такие как обезболивание.
20 марта 2020 г. Показать ссылки
  1. Отношение и рак. Американское онкологическое общество. http://www.cancer.org/cancer/cancer-basics/attitude-and-cancer.html. Проверено 3 февраля 2020 г.
  2. Cheng CT, et al. Профиль борьбы с раком позволяет прогнозировать долгосрочные психологические функции и качество жизни выживших после рака. Поддерживающая терапия при раке.2019; DOI: 10. 1007 / s00520-018-4382-z.
  3. Стаблфилд, доктор медицины. Реабилитация рака: принципы и практика. 2-е изд. Demos Medical; 2018.
  4. Гиридхар К. (заключение эксперта). Клиника Майо. 4 февраля 2020 г.
  5. Siegel RL, et al. Оценка прогресса в борьбе с раком. КА: Онкологический журнал для клиницистов. 2018; DOI: 10.3322 / caac.21460.
  6. Van Everdingen MHJ, et al. Обновленная информация о распространенности боли у онкологических больных: систематический обзор и метаанализ.Журнал боли и управления симптомами. 2016; DOI: 10.1016 / j.jpainsymman.2015.12.340.
  7. Распространенные мифы и заблуждения о раке. Национальный институт рака. https://www.cancer.gov/about-cancer/causes-prevention/risk/myths. Проверено 3 февраля 2020 г.
  8. Steele GS, et al. Клинические проявления, диагностика и стадирование опухолей половых клеток яичек. https://www.uptodate.com/contents/search. Проверено 3 февраля 2020 г.
  9. Lissoni P, et al. Персонализация лекарства от рака: реальность или иллюзия.Журнал медицинской онкологии. 2018; 1: 9.
  10. Van Hemelrijck M, et al. Количественная оценка перехода от активного наблюдения к бдительному ожиданию среди мужчин с раком простаты с очень низким риском. Европейская урология. 2016; DOI: 10.1016 / j.eururo.2016.10.031.
Узнать больше Подробно

.

Ближе ли мы к лечению рака? | Онкологический центр Fox Chase

Обновлено: 6 февраля 2020 г.

Мы живем в мире захватывающих достижений.Мы отправили людей на Луну, разработали новые источники энергии и вылечили бесчисленное количество болезней. Но лекарство от рака все еще кажется нам недоступным. Несмотря на миллиарды долларов на исследования в год, это заболевание продолжает поражать слишком много людей.

Иногда может показаться, что ситуация ужасная. Но, по словам Джонатана Черноффа, доктора медицины, главного научного сотрудника онкологического центра Fox Chase, в борьбе с раком достигнуты значительные успехи.

«Вы можете видеть это в данных Американского онкологического общества - уровень смертности снижается», - сказал он.«Тем не менее, необходимо добиться очень большого прогресса, и эта чума далека от завершения».

Можно ли вылечить рак?

«Лечение рака» звучит как что-то, что нужно отметить в списке. Но это упрощает многогранный вопрос.

«Почему мы не вылечили рак? Дело не в том, что мы недостаточно умны, - сказал Чернофф. «Это очень сложная проблема, даже больше, чем мы думали 50 лет назад. Оказывается, рак - это общий термин. В разных тканях есть много разных видов рака, которые действуют по-разному.Не все они вызваны одними и теми же мутациями, и не все они будут реагировать на один и тот же тип лечения ».

По данным Американской ассоциации онкологических исследований, одного лекарства от рака, скорее всего, не будет, потому что более 200 отдельных заболеваний подпадают под «рак». Все эти болезни характеризуются неконтролируемым образованием клеток. Злокачественные клетки воспроизводятся и образуют опухоли или, в случае рака крови, вытесняют нормальные клетки в костном мозге и кровотоке.

Люди разные, и рак тоже. В одном органе могут возникать два типа рака, но они могут по-разному вести себя или реагировать на лечение. А генетическая структура может еще больше усложнить обнаружение, диагностику и лечение.

Новые достижения в области обнаружения и лечения

Несмотря на все проблемы, связанные с раком, исследователи добиваются прогресса в профилактике, обнаружении, лечении и борьбе с этим заболеванием.

«Возможно, самые большие успехи были достигнуты в профилактике», - сказал Чернофф.«Если вы посмотрите только на отказ от курения, то снижение уровня курения определенно повлияло на количество людей, страдающих раком легких. Возможно, общественное образование и последующие изменения в поведении спасли больше жизней, чем то, что люди вроде меня делают в лаборатории ».

Конечно, всегда важна профилактика. Но так же происходит поиск новых и лучших методов лечения. И методы лечения рака кардинально изменились. Химиотерапия и лучевая терапия больше не единственные варианты. Например, иммунотерапия ознаменовала огромный прорыв в лечении рака.

«Нельзя разговаривать о лечении рака, не говоря об иммунотерапии», - сказал Чернофф. «Это большой прогресс за последние 20 лет. Иммунная система играет важную роль в борьбе с раком - есть способы сделать иммунную систему более активной в борьбе с раком, чем она могла бы действовать сама по себе ».

Исследователи тестируют новые методы лечения, также ориентированные на обнаружение. Разрабатываются анализы крови, чтобы обнаружить рак до появления симптомов.

«Идея состоит в том, что с помощью простого анализа крови вы сможете обнаружить в крови что-то, что указывает на рак где-то в теле», - сказал Чернофф.«Это только начало для этих тестов, но когда-нибудь, особенно для тех, кто находится в группе риска - скажем, у них есть член семьи, болеющий раком или другим фактором высокого риска - когда они займутся физическим, в дополнение к регулярным тестам на холестерин и например, их врачи могут добавить к этому раунду анализов анализ циркулирующей ДНК опухоли ».

Сейчас это экспериментальное тестирование. Издержки и ложные срабатывания беспокоят исследователей. Но, как сказал Чернофф, «это очень захватывающий взгляд на будущее.”

Последние исследования рака

Рак - единственная цель нашей работы в Fox Chase, и наши ученые изучают каждый аспект.

«В Fox Chase мы занимаемся всей проблемой рака, от профилактики и обнаружения до лечения и выживания», - сказал Чернофф. «Во всех этих областях есть области передового опыта».

Одна из областей с большим импульсом - это программа эпигенетики рака.

«Эпигенетика даже тоньше, чем обычная генетика», - объяснил Чернофф.«Мы смотрим на второй уровень генетического кода - не на изменения в последовательности, а на то, что регулирует организацию и экспрессию ДНК. При раке изменяется эпигенетический профиль. В настоящее время существуют препараты, регулирующие эпигенетический профиль. Это определенно горячая область ".

Новые области и важные открытия в области рака, как правило, привлекают много внимания. Но постепенное продвижение вперед происходит постоянно. Они делают вещи немного лучше. Добавьте несколько дополнительных достижений вместе, и вы получите большой сдвиг в лечении рака.

«Мы всегда идем в гору с раком», - сказал Чернофф. «Если вы добьетесь достаточного прогресса, вы сможете изменить ситуацию к лучшему. Как правило, это приводит к новому пониманию того, как лечить рак ».

Узнайте больше об исследованиях наших ученых из Fox Chase.

Чудо от рака - не лекарство. Это профилактика. | Журнал Harvard Public Health

Мы не можем найти выход из растущего числа больных раком. Единственное решение - это полноценная защита, чтобы никто вообще не пострадал от болезни.

Мэдлин Дрекслер
Иллюстрации Стефани Далтон Коуэн

В ближайшие несколько лет рак станет основной причиной смерти в Соединенных Штатах. Позже в этом столетии он, вероятно, станет главной причиной смерти во всем мире. Этот сдвиг знаменует собой драматический эпидемиологический переход: впервые в истории рак станет убийцей номер один человечества.

Это хорошие новости / плохие новости. Рак - это в первую очередь болезнь старения, и сомнительно хорошая новость заключается в том, что мы живем достаточно долго, чтобы испытать на себе его разрушительные последствия.Новый рейтинг рака также отражает впечатляющие успехи общественного здравоохранения в борьбе с инфекционными заболеваниями, которые занимали первое место до прошлого века, и в борьбе с сердечными заболеваниями, которые занимали первое место в настоящее время.

Плохая новость заключается в том, что рак продолжает приносить боль и горе, куда бы он ни попадал. Сиддхартха Мукерджи назвал свою магистерскую биографию рака Императором всех болезней , цитируя хирурга 19 века. Он не упомянул вторую часть эпитета хирурга: «король ужасов».«Современные целевые методы лечения и иммунотерапия в некоторых случаях приводят к чудесным излечениям, и многие злокачественные новообразования выявляются достаточно рано, чтобы их больные могли жить полноценной жизнью. Но одних достижений в лечении никогда не будет достаточно, чтобы полностью избавиться от бремени рака.

Как известно каждому специалисту в области общественного здравоохранения, на уровне населения единственный способ существенно снизить заболеваемость и смертность от любого заболевания - это профилактика. В целом, мы добились гораздо меньшего прогресса в предотвращении рака, чем в предотвращении его предшественников.Мы приручили инфекции с помощью санитарии и вакцин, подстрекаемых антибиотиками. Мы справились с сердечными заболеваниями за счет отказа от курения, более эффективного медицинского управления такими факторами риска, как высокий уровень холестерина, и улучшенных вмешательств при заболевании, при котором есть четкие точки вмешательства и которое более быстро реагирует на изменения образа жизни.

Рак - это другая история. Даже сегодня он продолжает занимать наше коллективное воображение как король ужасов: коварный, капризный, безжалостный. Любой, кто болел раком или страдал вместе с любимым человеком с этой болезнью - значительная часть населения, учитывая, что более чем у каждого третьего из нас будет диагностирована злокачественная опухоль в течение нашей жизни, - знает о страданиях и беспомощности, которые следуют за этим. диагноз.

В 2015 году исследование Science , казалось, подтвердило наш изначальный страх. Он утверждал, что только одна треть вариации риска рака в тканях обусловлена ​​воздействием окружающей среды или наследственной генетической предрасположенностью. Исследователи пришли к выводу, что большая часть риска связана с «невезением» - случайными мутациями во время нормальной репликации ДНК.

И хотя это исследование вызвало поток критики по поводу того, можно ли распространить его выводы, основанные на исследованиях тканей, на популяцию, это правда, что рак - это цена, которую мы платим как организмы, состоящие из триллионов клеток.Деление клетки - несовершенный процесс; как биологическая клавиатура с отсутствующей буквой, она делает ошибки. По этой причине маловероятно, что рак когда-либо удастся искоренить.

Реальность рака лежит где-то между идеалом идеальной профилактики для общественного здравоохранения и удручающей стохастикой невезения. Текущие исследования показывают, что по крайней мере половину случаев рака - оценки варьируются от 30 до более 70 процентов - можно предотвратить, применив то, что мы уже знаем. Другая половина случаев рака, включая неуловимые и часто смертельные типы, которые часто обнаруживаются слишком поздно, чтобы что-то изменить, например, опухоли яичников, поджелудочной железы и мозга, могут быть обнаружены и потенциально даже предотвращены гораздо раньше, если будут получены фундаментальные знания и многообещающие диагностические технологии. необходимая им устойчивая государственная поддержка.

Проще говоря, рак следует рассматривать не только как излечимое заболевание, но и как болезнь, которую можно предотвратить. «Нам всегда будет требоваться хорошее лечение», - говорит Тимоти Реббек, профессор Винсента Л. Грегори младшего по профилактике рака в Гарвардском университете. Школа общественного здравоохранения Чан и Институт рака Дана-Фарбер, а также директор Семейного центра Чжу школы по глобальной профилактике рака. «Но мы не можем найти выход из этой проблемы. Чтобы повлиять на здоровье населения, мы должны предотвратить рак.”

Мрачный счет

В 2019 году, по данным Американского онкологического общества, примерно у 1762 450 человек будет диагностирован рак в Соединенных Штатах, и примерно 606 880 человек умрут от этого заболевания. По оценкам, в 2018 году в мире от рака погибло около 9,6 миллиона человек - больше, чем от малярии, туберкулеза и ВИЧ вместе взятых. В этом веке рак станет не только ведущей причиной смерти во всем мире (по данным Всемирной организации здравоохранения в 91 стране он уже считается первой или второй причиной смерти в возрасте до 70 лет), но и самым большим препятствием на пути к повышению уровня жизни. ожидание во многих странах.

Причины распространения рака сложны. Часть тенденции носит демографический характер: человеческое население растет и стареет с каждым годом, а это означает, что все больше людей становятся уязвимыми для этого заболевания, которое использует ослабление иммунной системы и накопленные повреждения ДНК, сопровождающие старение. Но основные факторы риска рака также меняются. В то время как курение снизилось, например, в Соединенных Штатах, оно выросло в Африке и Восточном Средиземноморье, поскольку табачные компании выходят на новые рынки.И хотя употребление сигарет является наиболее важным фактором риска развития рака во всем мире, на вызывающие рак инфекции, такие как гепатит и вирус папилломы человека (ВПЧ), которые можно предотвратить с помощью вакцин, приходится до 25 процентов случаев рака в некоторых странах с низким и низким уровнем риска. страны со средним уровнем дохода.

Эти зыбучие пески причинно-следственной связи также очевидны в Соединенных Штатах. За последние 25 лет, хотя количество смертей от рака увеличивалось по мере роста населения, уровень смертности от рака неуклонно снижался.По состоянию на 2016 год совокупный уровень смертности от рака среди мужчин и женщин снизился на 27 процентов по сравнению с пиком в 1991 году. Движущей силой этого впечатляющего достижения общественного здравоохранения стало сокращение курения, хотя раннее выявление и улучшение лечения также сыграли свою роль. В 1965 году 42 процента взрослого населения США курили сигареты; в 2017 году всего 14 процентов. Смертность от рака легких снизилась одновременно, упав на 48 процентов с 1990 по 2016 год среди мужчин и на 23 процента с 2002 по 2016 год среди женщин.

Эта победа общественного здравоохранения теперь в опасности.В ближайшие пять-десять лет, по мнению экспертов, канцерогенные эффекты ожирения могут фактически обратить вспять тенденцию к снижению, вызванную сокращением курения. Действительно, ожирение вскоре может стать фактором риска номер один для рака в Соединенных Штатах и, в конечном итоге, во всем мире. А учитывая кажущуюся необратимость ожирения, предотвратить сопутствующий рост рака будет чрезвычайно сложно. Согласно оценкам, в США 39,5% взрослых страдают ожирением и еще 31,8% имеют избыточный вес.

Ожирение является хорошо известным фактором риска по меньшей мере 13 видов рака. Согласно отчету The Lancet Public Health за 2019 год, избыточная масса тела в США составляет до 60 процентов всех случаев рака эндометрия, 36 процентов рака желчного пузыря, 33 процентов рака почек, 17 процентов рака поджелудочной железы и 11 случаев рака. процент множественных миелом в 2014 г.

Согласно исследованию The Lancet Public Health , рост ожирения среди молодых людей может предвещать в ближайшем будущем большую волну рака.В США заболеваемость шестью видами рака, связанными с ожирением, у молодых людей значительно увеличилась, причем каждое последующее более молодое поколение страдает от рака чаще, чем предыдущее поколение. Эти случаи рака служат стражем для будущих болезней у пожилых людей. В свете роста заболеваемости колоректальным раком среди молодых людей - тенденции, предполагающей наличие факторов окружающей среды, Американское онкологическое общество в прошлом году снизило рекомендуемый возраст для первого обследования людей на рак с 50 до 45 лет.

Расчет преимуществ профилактики

Два вида профилактики могут существенно снизить смертность от рака. Первым и наиболее важным является первичная профилактика: предотвращение злокачественного новообразования путем устранения его причин и содействия факторам, защищающим от него. Налоги на сигареты и алкоголь, вакцинация против патогенов, вызывающих рак, таких как ВПЧ и гепатит B, пропаганда здорового питания и регулярных физических упражнений: все это примеры первичной профилактики. Первичная профилактика работает, когда социальные и экономические условия, искусственная среда, а также общественное здравоохранение и медицинские системы работают согласованно для ее поддержки.

Вторичная профилактика контролирует рак путем скрининга для выявления болезни на самых ранних стадиях и, при необходимости, вмешательства на ранней стадии прогрессирования болезни. Вторичная профилактика помогла снизить уровень смертности, в частности, от рака груди, шейки матки и колоректального рака.

Долгосрочные эпидемиологические исследования прояснили, какие виды рака можно предотвратить и в какой степени, если снизить конкретные факторы риска. В отчете JAMA Oncology за 2016 год, подготовленном профессором питания и эпидемиологии Гарвардской школы Чана Эдом Джованнуччи, и Миньянгом Сонгом, доцентом клинической эпидемиологии и питания, было обнаружено, что 20-40% случаев рака и около половины смертей от рака могут потенциально можно предотвратить путем изменения образа жизни, включая отказ от курения, отказ от употребления алкоголя, поддержание индекса массы тела на уровне 18.От 5 до 27,5, и упражнения с умеренной интенсивностью не менее 150 минут или с высокой интенсивностью не менее 75 минут каждую неделю. (Дополнительным преимуществом является то, что пропаганда защитных факторов риска рака может также предотвратить другие распространенные неинфекционные заболевания, такие как диабет 2 типа, болезни сердца, деменция и депрессия.)

Исследование, проведенное в 2018 г. в журнале Science , в соавторстве с Сонгом, Джованнуччи и профессором эпидемиологии и питания Уолтером Уиллеттом из Гарварда Чана, сделало еще более убедительные аргументы в пользу профилактики.Он отметил, что для раковых заболеваний, при которых большинство ведущих генетических мутаций вызвано окружающей средой, таких как рак легких, меланома и рак шейки матки, от 85 до 100 процентов новых случаев могут быть устранены путем отказа от курения, избегания воздействия ультрафиолетового излучения, и вакцинация против ВПЧ соответственно.

«С такими дальнейшими исследованиями мы предполагаем, что уровень смертности от рака может быть снижен на 70 процентов во всем мире, даже без разработки каких-либо новых методов лечения», - заключили авторы.«Такое сокращение, как и в случае сердечно-сосудистых заболеваний за последние шесть десятилетий, произойдет только в случае изменения приоритетов исследований». В частности, авторы приводят доводы в пользу большей поддержки молекулярных, поведенческих и политических исследований по профилактике.

Даже люди с высоким наследственным генетическим риском рака могут извлечь выгоду из изменения образа жизни, добавляет Питер Крафт, профессор эпидемиологии Гарвардской школы Чана. В 2016 году Крафт опубликовал статью в JAMA Oncology , в которой показано, что U.S. женщины, которые были в наивысшем дециле риска рака груди из-за факторов, которые они не могли изменить - в основном, генетики, но также семейного анамнеза, роста, менструального и / или репродуктивного анамнеза - фактически получили наибольшую пользу от здорового образа жизни. Фактически, женщины, которые имели самый высокий немодифицируемый риск, но также сохранили свой вес, не пили, не курили и не принимали гормональную терапию в период менопаузы, имели примерно такой же риск рака груди, как и среднестатистическая женщина в общей популяции.

«Хотя наши обычные рабочие места изучают генетику рака, генетика - это ни в коем случае не судьба», - говорит Крафт.«Это то, что мы постоянно наблюдаем при многих видах рака - и при многих заболеваниях в целом. Даже если вы подвержены высокому риску в силу своей генетики, вы все равно можете многое сделать, чтобы снизить риск. Фактически, люди с высоким риском - это люди, которые, кажется, получают наибольшую пользу от принятия здорового образа жизни ».

Раковые улики в двух измерениях

Если кто-то все еще сомневается в том, что многие виды рака можно предотвратить, неоспоримым доказательством этого является то, как болезнь проявляется во времени и пространстве.Частота и типы рака могут резко меняться внутри страны и сильно варьироваться в зависимости от страны. Эти вариации не являются генетическими - небольшое количество раковых заболеваний напрямую связано с известными смертоносными мутациями ДНК. Скорее, они отражают внешние - и, в принципе, изменяемые - факторы риска.

Например, рак легких затмил все другие виды рака на протяжении большей части 20-го века в Соединенных Штатах, потому что потребление сигарет на душу населения выросло с 54 сигарет в год в 1900 году до 4345 сигарет в 1963 году, а затем упало до 2261 в 1998 году.Первоначальная восходящая тенденция была вызвана корпоративной спекуляцией. Нисходящий наклон был вызван знаменательным докладом главного хирурга США 1964 года о курении и здоровье, который прочно увязал курение и рак легких и привел к государственному просвещению, запрету на курение в помещении и повышению налогов на табак. Другой пример головокружительного успеха в профилактике в стране имел место в 1980-х и 1990-х годах на Тайване, где наблюдалось 80-процентное снижение заболеваемости раком печени в когортах новорожденных, получивших вакцинацию против гепатита В в раннем возрасте.(Наиболее частыми причинами рака печени являются заражение вирусом гепатита В в Африке и Восточной Азии и вирусом гепатита С в США и Европе.) А Австралия недавно сообщила, что в ближайшие десятилетия планируется полностью ликвидировать рак шейки матки. через прививки.

Не менее показательно и пространственное измерение рака. Когда расовые или этнические группы мигрируют из одной части мира в другую, их риск рака быстро принимает местные особенности. Например, с 1975 по 2003 год в многочисленных исследованиях изучалась заболеваемость раком в США.С. Кавказцы, группы иммигрантов и соответствующие контрольные группы. Среди исследованных групп населения были японские иммигранты в первом и втором поколении, американские женщины азиатского происхождения, вьетнамские американцы и беженцы хмонги из Вьетнама, Лаоса и Таиланда. Опираясь на данные Программы наблюдения, эпидемиологии и конечных результатов Национального института рака, исследования показали, что виды рака, впервые диагностированные у иммигрантов первого поколения в США, почти идентичны видам рака в их родных странах.Но в последующих поколениях их картина рака стала явно американской. Это особенно верно в отношении рака, связанного с гормонами, например рака груди, предстательной железы и яичников, а также рака, связанного с западными диетами, например злокачественных новообразований прямой кишки.

Понимание происхождения рака

Учитывая тот факт, что многие виды рака можно предотвратить, что нужно сделать, чтобы мечта о профилактике стала реальностью?

Во-первых, говорят ученые, мы должны понять самые ранние биологические события, которые привели к рождению раковой клетки.Хотя геномный анализ дал хорошее молекулярное описание рака, исследователи до сих пор не понимают, как и когда клетки начинают «выходить из строя».

«Возникновение рака изучено гораздо хуже, чем сама биология раковых клеток», - говорит Брендан Мэннинг, профессор генетики и сложных заболеваний в Гарвардской школе Чана. «Раковые клетки делают то же самое, что и нормальные клетки, только неконтролируемым образом. Итак, как возникает рак? Что тормозит ранний рак? С какими проблемами сталкивается раковая клетка, превращаясь в раковую клетку? Как раковая клетка устраняет эти тормоза в достаточном количестве, чтобы он стал злокачественным? » Ответы на эти вопросы также прольют свет на механизмы, с помощью которых очевидные факторы риска рака, такие как старение, ожирение или хроническое воспаление, вызывают неконтролируемый рост клеток и прогрессирование рака, говорит Мэннинг.

Лаборатория

Мэннинга исследует, как клетки и ткани организма воспринимают изменения питательных веществ в окружающей среде и соответствующим образом адаптируются. «Клетки в нашем организме обладают способностью адаптироваться к изменениям в доступности питательных веществ, и это достигается с помощью специальных линий связи, называемых путями восприятия питательных веществ, которые служат для настройки клеточного метаболизма в соответствии с этими изменениями», - говорит он. «Понимание этих фундаментальных механизмов дало нам ключ к пониманию того, как нарушается восприятие питательных веществ при раке человека, который повсеместно демонстрирует изменения клеточного метаболизма, лежащие в основе неконтролируемого роста.”

Другое биологическое неизвестное - это роль микробиома - триллионов микробов внутри и на наших телах - в развитии рака у человека. «Эти живые организмы иногда можно найти прямо на месте рака», - говорит Венди Гарретт, профессор иммунологии и инфекционных заболеваний Гарвардской школы Чана. «Мы начинаем видеть очень провокационные ассоциации между микробиомом и раком, и интересные молекулярные механизмы, возникающие в результате экспериментов с клетками, культурами тканей и доклиническими моделями мышей, могут объяснить эти ассоциации.”

Один интригующий виновник, на котором сосредотачиваются Гарретт и ее коллеги, - это Fusobacterium nucleatum , обычно микробный обитатель ротовой полости. Лаборатория Гаррета и другие показали, что бактерии изобилуют опухолями толстой кишки. Она хочет выяснить, почему, являются ли такие бактерии важными ранними сигналами канцерогенеза, и могут ли какие-либо вмешательства, такие как изменение повседневного поведения и воздействия, включая диету и употребление табака, наноситься на микробиом и потенциально остановить процесс болезни.

Микробиом оказался обширным и привлекательным ландшафтом в биологии рака. У людей заболевание десен, вызванное бактериальными инфекциями, связано с повышенным риском рака поджелудочной железы. У мышей опухоли легких, по-видимому, изменяют близлежащие популяции бактерий, чтобы помочь опухолям процветать, а антибиотики, по-видимому, уменьшают опухоли. Эксперименты на мышах даже связали нарушенный микробиом кишечника с повышенным риском инвазивного рака груди.

«Вполне возможно, что раковые заболевания, факторы риска которых мы в настоящее время не совсем понимаем, такие как рак поджелудочной железы и яичников, - могут быть связаны с инфекциями и, следовательно, их можно предотвратить», - говорит Джованнуччи.«Сорок лет назад мы не знали, что вызвало рак желудка. Теперь мы знаем: бактерия Helicobacter pylori ». H. pylori поддается лечению антибиотиками, в результате чего значительно снизились показатели заболеваемости раком желудка.

Предотвращение через обнаружение

При многих опухолях между развитием первой раковой клетки и началом метастатической болезни в конечной стадии проходит 20 или более лет. Знание базовой биологии каждого вида рака может привести к появлению множества новых технологий, регистрирующих ранние биомаркеры заболевания, потенциально открывая новые способы предотвращения злокачественного новообразования до его распространения.Эта перспектива преобразит неумолимые виды рака, которые не вызывают симптомов, пока не достигнут своих поздних и часто неизлечимых стадий.

Среди этих многообещающих биомаркеров есть белки, которые сигнализируют о ранних опухолях, ДНК или РНК, небольшие молекулы, циркулирующие опухолевые клетки, иммунные клетки и другие бесконечно малые биологические объекты. Ученые также создают синтетически модифицированные биомаркеры, которые используют собственную биологию тела, чтобы выдавать ранние сигналы болезни. «Речь идет о том, чтобы технология скрининга была настолько усовершенствована, чтобы вы могли обнаружить две подозрительные молекулы в четырех литрах крови, которые предполагают, что вы находитесь в группе риска или уже заболели раком», - говорит Реббек.

Сангита Бхатия, биомедицинский исследователь и пионер раннего обнаружения, и профессор инженерии Джона Дж. И Дороти Уилсон из Массачусетского технологического института вводят в кровоток наночастицы, которые реагируют на ферменты, связанные с раком. Когда частицы находят фермент, для которого они созданы, химическая реакция производит «репортеров»: синтетические химические вещества, удаляемые с мочой, которые могут подсказать исследователям зарождающееся злокачественное новообразование. Ее лаборатория занимается поиском высокоспецифичных биомаркеров для часто неуловимых опухолей яичников и легких, а также метастазов в толстую кишку.Клинические испытания технологии начнутся позже в этом году.

«В конечном счете, мы хотели бы быть в месте, где вы могли бы сделать анализ мочи на бумажной полоске для определенного набора видов рака», - говорит Бхатия. Другие ученые видят в более отдаленном будущем непрерывный мониторинг риска рака с помощью умных туалетов, носимых устройств, таких как бюстгальтеры для диагностической визуализации, и других пассивных и неинвазивных технологий.

В клинической медицине ценность скрининговых тестов определяется их чувствительностью и специфичностью.Чувствительность измеряет способность теста определять людей, у которых есть состояние, на которое проводится тестирование; высокочувствительный тест не даст ложноотрицательных результатов. Специфичность измеряет способность теста выявлять людей, не страдающих заболеванием, на которое проводится тестирование; высокоспецифичный тест не даст ложноположительных результатов.

Все футуристические подходы, описанные выше, требуют знания того, что молекулярный карьер технологии создается определенным видом раковых клеток и только этой раковой клеткой - то есть скрининговый тест должен быть высокоспецифичным.Поскольку многие крошечные злокачественные новообразования никогда не перерастают в метастатическое заболевание - потому что иммунная система управляет такими клетками, - идеальный биомаркер не только предупредит врачей о наличии рака или предрака, но и предскажет, являются ли подозреваемые клетки агрессивными или медленными. растет. «Мы можем представить себе день, когда здоровые люди будут регулярно проверяться на эти биомаркеры для выявления ранних форм рака, а также определять концентрацию липидов для выявления ранних сердечных заболеваний при периодических посещениях их врачей», - писали ученые Гарвардской школы Чана в журнале Science. в 2018 году.

До проведения жидкой биопсии «умные татуировки», которые загораются в присутствии раковых клеток, небольшие глотки, контролирующие работу желудочно-кишечного тракта, и другие тесты раннего обнаружения, которые проводят образцы крови, мочи, слюны или дыхания, могут когда-либо стать частью Ежегодный медосмотр, их необходимо доводить до точности 99,9% или выше, что сравнимо с точностью тестов мочи на раннюю беременность, доступных в любой аптеке. То есть они должны быть одновременно высокочувствительными и высокоспецифичными.Такая высокая степень точности предотвращает ложноотрицательные или ложноположительные результаты, когда тест используется большим количеством людей.

Такие тесты также могут помочь врачам решить, за кем более внимательно следить за раком. «Достижения в области тестирования биомаркеров могут помочь нам лучше стратифицировать риск среди населения», - говорит Джейн Ким, профессор науки о принятии решений в отношении здоровья в Гарвардской школе Чана. «Весь смысл скрининга состоит в том, чтобы выделить людей, которые подвергаются наименьшему риску, и сосредоточить ваше внимание на тех, кто подвергается наибольшему риску.Сегодня для рака шейки матки и даже колоректального рака существует механизм профилактики: вы удаляете предраковые поражения до того, как они перерастут в рак. Но в случае рака груди вам необходимо раннее выявление, потому что нет действительно сильных механизмов профилактики. Стратификация пациентов по риску поможет эффективно выявлять пациентов из группы высокого риска с помощью профилактики и раннего выявления ».

Проверка сегодняшних кандидатов на биомаркеры будет частично зависеть от долгосрочных когортных исследований, таких как исследование здоровья медсестер, которые отслеживали здоровых добровольцев на протяжении десятилетий, собирали биологический материал у этих добровольцев и отслеживали естественное течение болезней по мере старения участников.Чтобы ускорить клиническую валидацию таких ранних диагностических тестов, исследователи сначала опробуют их на людях с высоким генетическим риском различных видов рака, для которых тесты имеют более высокую вероятность обнаружения аномалии и оказания воздействия.

«Объединение фундаментальных наук и когортных исследований также будет способствовать открытию и проверке новых биомаркеров», - говорит Мэннинг. «Если вы собираете молекулярную информацию из крови и тканей, и данные меняются с течением времени, вы можете ретроспективно взглянуть на тысячи результатов для пациентов и посмотреть, предсказывают ли эти изменения исход или могут быть связаны с ним.Фундаментальная наука является ключом к определению того, как этот идентифицированный биомаркер связан с болезненным состоянием и способствует ли он возникновению болезни - возможно, как фактор риска - или является ее следствием ».

Но одной возможности обнаружить рак на ранней стадии или предсказать его прогрессирование недостаточно. «Главное, чтобы у вас было вмешательство, и чтобы оно было действенным», - говорит Реббек. Такие вмешательства могут включать в себя хирургическое вмешательство, вакцины против рака, противовоспалительные препараты, стандартную химиопрофилактическую терапию, изменение микробиома организма или даже изменение образа жизни.«Если вы обнаруживаете ранний биомаркер рака, но не можете воздействовать на него, это может вызвать беспокойство», - говорит он. «Есть цитата из Софокла, которую мы иногда используем:« Знание - всего лишь печаль, когда мудрость не приносит пользы »».

От науки к действию

Не менее важным будет перевод новых научных достижений в практику общественного здравоохранения - область, известную как наука о внедрении. «Воздействие на общественное здравоохранение - это время достижения эффективности», - говорит Карен Эммонс, профессор социальных и поведенческих наук в Гарвардской школе Чана.«Мы часто разрабатываем меры вмешательства, не думая о конечных пользователях и о том, что может помешать истинному воздействию, так что позор для нас как области. Как научное сообщество, мы думаем довольно высокомерно: «Ну, мы показали, что скрининг на колоректальный рак важен - почему бы общественным медицинским центрам просто не убедиться, что все проходят скрининг на колоректальный рак? Ясно, что вакцины важны - почему не все дети получают вакцину против ВПЧ? »Но реальный вопрос заключается в следующем: как вы структурируете системы, чтобы эти цели стали возможными?»

Сегодняшние усилия по профилактике и выявлению рака регулярно не дают результата.Хотя вакцинация против ВПЧ, проводимая в раннем подростковом возрасте, до того, как подросток станет сексуально активным, теоретически предотвращает около 90 процентов случаев рака шейки матки, уровень вакцинации подростков в США низкий. В 2017 году только 42 процента девочек и 31 процент мальчиков получили две рекомендуемые дозы до своего 13-летия. Аналогичным образом, в 2015 году только 50 процентов женщин в возрасте 40 лет и старше сообщили о том, что делали маммографию в течение предыдущего года, и только 64 процента в течение предыдущих двух лет.

Даже наиболее хорошо зарекомендовавшие себя меры по борьбе с самой серьезной угрозой рака в США - раком легких - используются лишь эпизодически. «В течение некоторого времени после того, как мы начали проводить скрининг курильщиков на рак легких, мы также не проводили с ними отказ от курения», - говорит Эммонс. «Даже сегодня мы делаем это непоследовательно. Насколько это глупо? "

Алан Геллер, старший преподаватель социальных и поведенческих наук Гарвардской школы Чана, внимательно изучил, как неспособность претворить науку в действия и политику ведет к неравенству в отношении здоровья.«Вся моя работа сейчас заключается в том, чтобы задать большой вопрос о том, кто без необходимости умирает от болезней, которые можно предотвратить», - говорит он. «Уровень курения в лучшем случае стабилизируется среди людей с низким доходом в США, но он стабилизируется на уровне от 30 до 33 процентов взрослого населения. Среди обеспеченных людей уровень курения в течение многих лет был значительно ниже 10 процентов. Это не расовое неравенство - это неравенство в доходах, потому что уровень курения среди белых и афроамериканцев абсолютно одинаков. Поэтому мы должны ориентироваться на людей с низкими доходами.Общественное здравоохранение должно быть там, где находятся люди с высоким риском ».

Геллер добавляет, что с курением четыре стратегии могут существенно снизить смертность от рака. «Во-первых, нужно очень усердно работать на юге США, где уровень курения вдвое выше, чем на севере. Во-вторых, это работа с людьми с проблемами психического здоровья, потому что у 41 процента всех курильщиков диагностированы психические расстройства. Третье - выяснить, как мы можем вмешаться в дела людей, имеющих GED [диплом об общем образовании, также известный как аттестат о среднем образовании]; У 14 миллионов человек в Соединенных Штатах есть один, а уровень курения в группе составляет 40 процентов.И в-четвертых, будет работать с людьми, проживающими в государственном жилищном фонде, выясняя, как их врачи и поставщики жилья могут предоставить им доступ к никотиновой заместительной терапии, которая чрезвычайно недорога, и как они могут использовать местных медицинских работников и навигаторов пациентов. Все это прекрасные недорогие модели общественного здравоохранения для отказа от курения и профилактики рака легких ».

Это почти трюизм общественного здравоохранения: когда на рынке появляются революционные достижения в медицине, они несоразмерно приносят пользу людям со средствами и, таким образом, увеличивают неравенство в отношении здоровья.Этот разрыв особенно очевиден в случае рака. Например, с 2012 по 2016 год уровень смертности в беднейших округах США был в два раза выше от рака шейки матки и на 40 процентов выше от рака легких и печени у мужчин по сравнению с показателями в самых богатых округах. Бедность также связана с более низкими показателями регулярного скрининга рака, более поздней стадией постановки диагноза и более низкой вероятностью получения наилучшего лечения.

«В этой стране все еще есть районы, где заболеваемость раком шейки матки повторяет уровень заболеваемости раком шейки матки в развивающихся странах, а не в развитых», - отмечает Сьюзан Карри, выдающийся профессор менеджмента и политики здравоохранения и почетный декан Колледжа общественного здравоохранения Университета Айова и бывший председатель U.S. Целевая группа по профилактическим услугам. «Существуют ли препятствия для скрининга среди населения, имеющего право на обследование? Есть ли препятствия с точки зрения организации и доступности скрининга? Существуют ли препятствия с точки зрения того, что вы можете пройти обследование, но если у вас нет средств для последующего подтверждения положительного результата теста или вы не понимаете, что это такое, то скрининг бесполезен? Мы можем выявить некоторые довольно тревожные различия. Но сколько мы вкладываем в науку о вмешательстве, которая нам нужна, чтобы закрыть эти пробелы? »

Эти расхождения более заметны на мировой арене.Ранее в этом году журнал The Lancet Global Health опубликовал статью с осуждающим заголовком: «Рак шейки матки: уроки, извлеченные из забытых тропических болезней». Злокачественное новообразование ежегодно уносит жизни 310 000 человек во всем мире, что делает его четвертым по распространенности убийцей женщин раком. «Рак матки - это не болезнь прошлого, это болезнь бедных», - заявляют авторы. Далее они перечисляют препятствия, которые характерны для рака шейки матки, который можно практически устранить с помощью вакцинации и скрининга, и забытых тропических болезней: и то, и другое сопровождает бедность; удары по населению, которое чаще всего игнорируется политиками; связаны со стигмой и дискриминацией; сильно влияют на женскую заболеваемость и смертность; часто игнорируются в клинических исследованиях и технологических разработках; и их можно контролировать, предотвращать и, возможно, устранять с помощью доступных в настоящее время решений, которые являются дешевыми и эффективными.

Стоит отметить, что в Африке от рака умирает больше людей, чем от малярии. И хотя общий уровень смертности от рака в Африке растет - и удвоится в следующие 20 лет, - показатели смертности от малярии снижаются благодаря согласованным усилиям по профилактике и лечению этой инфекции.

Исследование, проведенное в 2009 году в журнале Эпидемиология рака, биомаркеры и профилактика , подчеркнуло тот факт, что новейшие и лучшие средства профилактики рака несоразмерно приносят пользу людям со средствами.Исследование показало, что чем больше знаний, технологий и эффективных медицинских вмешательств существует для данного заболевания, т. Е. Чем болезнь поддается раннему выявлению и лечению, тем шире ее различия, поскольку люди, обладающие знаниями, доходом и полезные социальные отношения имеют больше шансов на выживание. Напротив, при заболеваниях, при которых эффективное медицинское вмешательство отсутствует или незначительно, таких как рак яичников или поджелудочной железы, социальные и экономические ресурсы используются ограниченно, а различия в выживаемости между наиболее и наименее социально благополучными людьми минимальны.

«Когда вы смотрите на раковые заболевания, которые можно предотвратить, как только что-то появляется в сети для выявления или предотвращения, вы начинаете получать довольно резкие различия по расе, этнической принадлежности и доходу», - говорит Эммонс. «Рак толстой кишки - отличный тому пример. До того, как появились скрининг с помощью ректороманоскопии и колоноскопии, уровень заболеваемости раком толстой кишки у белых был немного выше, чем у чернокожих. Буквально в течение трех лет после внедрения этих средств скрининга заболеваемость раком толстой кишки среди белых резко упала, а среди чернокожих - нет.Вы видите это снова и снова ».

Такое неравенство в отношении здоровья означает, что из-за рака унесены жизни. Когда Эммонс смотрит на новые технологии, она спрашивает: «Каковы точки зрения пользователей? Как новая технология будет взаимодействовать с местами, где получают помощь малообеспеченные слои населения? Что означает технология для управления здоровьем населения в отличие от управления здоровьем человека? Если вы не обращаете внимания на то, как эти технологии используются по расовым и экономическим признакам, вы столкнетесь с постоянным неравенством, которого мы не должны терпеть.”

Мышление о предотвращении

В 1970-х годах на карикатуре New Yorker были изображены два стереотипных (для той эпохи) мужчин-ученых, стоящих перед доской, исписанной сложными уравнениями. В середине этих непонятных каракулей есть фраза: «ТОГДА ПРОИСХОДИТ ЧУДО…».

То же самое и с раком. «Лекарство от рака» - наш культурный синоним чуда. Но, как отмечает Карри, «мы все еще ждем этого чуда». Когда методы лечения рака работают, а они все чаще работают, они кажутся действительно чудесными.Но часто они приходят слишком поздно. Настоящим чудом было бы предотвратить появление рака.

«Предотвратить очень сложно», - признает Реббек. «Люди хотят думать о лечении. Они говорят, что нам нужно вылечить рак, а если у кого-то есть рак, вы непременно захотите вылечить его. Но то, что не укоренилось в общественном сознании, - это то, что нам нужно предотвращать рак, чтобы никого не лечить ».

«На протяжении десятилетий успех в борьбе с раком был« не за горами », - писал Том Фриден, тогдашний комиссар Департамента здравоохранения и психической гигиены Нью-Йорка, в 2008 году в журнале The Oncologist .Фриден, который впоследствии возглавил Центры США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), добавил: «Тем не менее, чтобы вести настоящую войну с раком, мы должны расширить наш подход, чтобы превентивным вмешательствам уделялось не меньше внимания, чем лечению. ” В частности, он добавил, что такая цель потребует исправления дисбаланса между «деньгами, вложенными в лечение рака, и деньгами, вложенными в профилактику рака».

В настоящее время эти два потока финансирования совершенно неравны. В 2018 финансовом году, последнем году, по которому доступны данные, всего 5.7 процентов бюджета Национального института рака (NCI) было выделено на профилактику и борьбу с раком. Сегодня даже деньги на исследования в области лечения и другие программы могут быть сокращены. Предлагаемый бюджет NCI на 2020 финансовый год составляет 5,2 миллиарда долларов, что почти на 900 миллионов долларов меньше, чем утвержденный бюджет на 2019 год. В CDC предложенный бюджет на профилактику рака и борьбу с ним был сокращен более чем на 34 миллиона долларов, что на 9 процентов меньше, чем в прошлом году. Во всем мире на исследования в области профилактики рака выделяется от 2 до 9 процентов глобального финансирования исследований рака.

«Самым большим неизвестным в профилактике рака является то, как поддерживать проверенные, эффективные и спасающие жизни профилактические усилия в долгосрочной перспективе», - говорит Ховард Кох, профессор Харви В. Файнберг по практике лидерства в области общественного здравоохранения в Гарвардской школе Чана и Гарвардская школа Кеннеди; бывший помощник министра здравоохранения Министерства здравоохранения и социальных служб США; и бывший комиссар общественного здравоохранения Содружества Массачусетса. «Профилактика должна быть комплексной, а не необязательной.Но в правительстве бюджеты на профилактику всегда сокращаются в первую очередь и восстанавливаются в последнюю очередь ».

Некоторые исследователи заходят так далеко, что утверждают, что государственное финансирование исследований должно быть в некоторой степени переключено с лечения на профилактику, потому что решение начальной стадии проблемы спасет несчетное количество жизней. Другие не согласны, утверждая, что рак никогда не исчезнет полностью и что даже сегодня мы знаем, как предотвратить около половины случаев рака. «Вы можете взять пирог и разделить его по-другому или увеличить пирог», - говорит Карри.Она хотела бы видеть больше поддержки передовым общественному здравоохранению. «Ясно, что нам нужно больше науки о распространении. Между тем, что мы знаем, и тем, что мы делаем, огромная разница ».

Мэннинг настаивает на том, что лабораторные исследования не менее важны для профилактики. «В большинстве случаев крупнейшие прорывы в биомедицинских исследованиях, включая биологию рака, совершаются с использованием редукционистских подходов, в которых вы выделяете один аспект более широкой биологии», - говорит он. «Разобраться в биологической проблеме до ее сути является ключевым моментом.Нам необходимо продолжать финансирование исследований, которые позволят нам детально и точно понять аспекты биологии, которые важны для возникновения рака. Но прямо сейчас в NIH [Национальных институтах здравоохранения] и NCI делается излишний упор на поддержку исследований, которые претендуют на прямой перевод или, по-видимому, могут быть переведены на лечение существующего рака, а не на понимание того, как начинается рак ».

Популяционные исследования обувной кожи и высокотехнологичная лабораторная наука: и то, и другое необходимо, чтобы остановить неослабевающий рост рака.

Формирование общественного мнения

Отчаянные просьбы об усилении поддержки профилактики рака - не новость. В 1929 году Джеймс Юинг, директор по исследованиям рака в Мемориальной больнице в Нью-Йорке, написал в Отчетах об общественном здравоохранении : «Только в последние несколько лет рак стал считаться проблемой общественного здравоохранения. Я полагаю, что прежнее отношение было связано с тем, что рак не является инфекционным заболеванием; также в значительной степени из-за популярного мнения, что это невозможно предотвратить; и, вероятно, также, в значительной степени, из-за достаточно обоснованного чувства неизлечимости болезни.Юинг надеялся на изменение общественного мнения. «[C] ancer является проблемой общественного здравоохранения первостепенной важности, потому что многие формы рака можно предотвратить, и если бы население было тщательно проинформировано, могло бы последовать определенное снижение заболеваемости раком».

Девяносто лет спустя большинство людей до сих пор не понимают этого. Они также не видят, что с помощью надежных исследований заболеваемость сегодняшними более неуловимыми и пугающими видами рака также может снизиться. Например, в исследовании осведомленности о рисках рака, проведенном Американским институтом онкологических исследований в 2017 году, менее половины американцев признали, что алкоголь, переработанное мясо, большое количество красного мяса, небольшое количество фруктов и овощей и недостаточная физическая активность имеют четкую связь развитию рака.И вопреки научным данным они склонны винить в раке факторы, которые они не могут контролировать, а не те, которые они могут. Например, ядерная энергия заняла восьмое место как предполагаемая причина рака, а пищевые добавки - девятое. Ожирение, которое вскоре может стать главным изменяемым фактором риска рака, заняло 16-е место.

Как объяснил Фриден в 2008 году в книге «Онколог », канцерогенные агенты «в первую очередь не являются следовыми химическими веществами, обнаруженными в пище, воде или воздухе, а, напротив, являются основными составляющими того, что люди потребляют добровольно.Эти агенты лучше всего рассматривать как токсины, и государственная политика может существенно снизить наше воздействие на них ».

Лунный выстрел для предотвращения

В 1969 году Гражданский комитет по борьбе с раком, вдохновленный успехом космической миссии «Аполлон-11» в том году и движимый неукротимой филантропом Мэри Ласкер, задумал «лунный выстрел» от рака. В декабре того же года группа разместила рекламу на всю страницу в газетах The Washington Post и The New York Times : «МистерНиксон: Вы можете вылечить рак ». В то время считалось, что излечение неизбежно.

Высокопарный ответ президента Ричарда Никсона в его обращении о положении в стране в 1971 году: «В Америке настало время, когда такие же концентрированные усилия, которые раскололи атом и привели человека на Луну, должны быть направлены на победу над этой страшной болезнью. Давайте возьмем на себя общенациональное обязательство по достижению этой цели ».

Но война с раком, как называли лунный выстрел, не достигла своей цели.Отчасти потому, что «лечение» было ошибочной целью. Рак - это не одно заболевание, а их более 200. «Мы говорим о« лекарстве »от рака, но никто никогда не использовал бы термин« лекарство »от инфекционного заболевания - они говорили бы о лекарстве от СПИДа, туберкулеза или малярии, - говорит Джованнуччи из Гарвардской школы чана. «Вы должны думать об этих болезнях одну за другой». Более того, Война с раком потерпела неудачу, потому что слишком мало потратила на профилактику рака и исследования по профилактике рака.

Есть много причин, по которым исследования в области профилактики остаются незамеченными.Большинство обществ реактивны, а не проактивны. Заключительные этапы исследования лечения проще, чем исследования профилактики. Вылечить пациента с запущенной болезнью намного сложнее, чем предотвратить болезнь у здорового человека. И, что, пожалуй, наиболее заметно, лечение приносит гораздо более высокую прибыль, чем новые методы диагностики или профилактики.

Тем не менее, каждый крупный успех в области общественного здравоохранения позволял преодолевать эти укоренившиеся препятствия. «Я говорю законодателям, что наше благополучие - это подарок; мы не можем принимать хорошее здоровье как должное, и профилактика - мощный способ защитить этот дар.Когда профилактика работает, вы можете наслаждаться чудом совершенно нормального, здорового дня », - говорит Кох. «Когда я общаюсь с законодателями, я часто спрашиваю, испытывали ли они боль потери любимого человека, когда ее можно было предотвратить. Это обычно делает разговор более человечным и придает ему актуальность и непосредственность ».

Лекарство от рака - это устаревшая метафора чуда в нашей культуре. Но предотвратить рак даже лучше, чем вылечить. Когда рак станет нашей основной причиной смерти - а это скоро произойдет, - профилактика рака станет нашей главной причиной жизни.

Мэдлин Дрекслер - редактор Harvard Public Health .

Почему рак так трудно вылечить?

Недавние успехи в исследованиях рака показали гораздо больше о том, насколько сложен рак и насколько трудно его полностью вылечить.

Противостояние предстоящим вызовам может быть отрезвляющим. С каждым днем ​​исследователи все лучше понимают, почему мой рак - это не ваш рак, и универсальные методы лечения кажутся все менее и менее реалистичными.

Итак, картина исследований рака мрачна? Отнюдь не! Таргетная терапия принесет огромные выгоды с меньшим количеством серьезных побочных эффектов по сравнению с химиотерапевтическими и лучевыми методами, которые убивают почти все быстро делящиеся клетки, и которые в настоящее время служат стандартом лечения.Это просто помогает реалистично относиться к прогрессу и признать, что успех вряд ли даст «лекарства» от рака, по крайней мере, в ближайшем будущем. Тем не менее, это, вероятно, обеспечит гораздо лучшие прогнозы для большого числа онкологических больных.

Чтобы лучше понять, где мы сейчас находимся, какие проблемы еще предстоит преодолеть и какой прогресс может быть в ближайшем будущем, вот несколько ключевых биологических концепций, их отношение к раку, а также исследования в Центре рака JAX Онкологический центр лаборатории Джексона (JAXCC) - это онкологический центр, назначенный Национальным институтом рака, дополненный институциональными образовательными, ресурсными и сервисными инициативами, которые поддерживают исследования рака во всем мире.JAXCC состоит из примерно 50 членов с многопрофильным опытом, объединенных в исследованиях, направленных на понимание геномной сложности рака и изучение ее геномной сложности. Онкологический центр лаборатории Джексона, назначенный NCI это улучшает наше понимание каждой концепции и, в некоторых случаях, определяет новые терапевтические цели.

Понимание ключей к росту и выживанию раковых клеток

Раковые клетки, даже в пределах одной опухоли, могут существенно различаться.Технический термин неоднороден, и последствия неоднородности начали привлекать внимание всего несколько лет назад. В то время исследователи показали, что клетки, собранные из четырех разных областей одной и той же опухоли рака почки, на самом деле были совершенно разными. Дальнейшие исследования подтвердили это открытие, и сейчас широко признана гетерогенность раковых клеток. Учитывая, что биопсии обычно берут из одного места внутри опухоли, этот факт имеет серьезные последствия для улучшения диагностики и лечения.Это также указывает на то, что маловероятно, что любая таргетная терапия сама по себе устранит все раковые клетки.

Исследование вариабельности раковых клеток в JAX

Недавно созданный Что такое геномика одиночных клеток? Последние достижения в методах выделения одиночных клеток вместе с методами усиления их генетического материала теперь позволяют исследовать геномы одиночных клеток. Центр геномики одиночных клеток в JAX Genomic Medicine под руководством Пола Робсона, доктора философии.D. Области экспертизы включают транскриптомику отдельных клеток, раннее эмбриональное развитие приматов / человека, медицину матери и плода, программирование плода, биологию плюрипотентных клеток, регуляторные сети, гетерогенность опухоли, циркулирующие опухолевые клетки. Пол Робсон, доктор философии, предоставляет новую мощную платформу для исследования рака. Существует множество возможных применений, но легко увидеть, что сосредоточение внимания на одной клетке за раз позволяет идентифицировать, охарактеризовать и лучше понять влияние клеточных различий в опухолях.Секвенирование отдельных клеток позволяет отслеживать, как мутации распространяются в опухолях и делают некоторые из них устойчивыми к терапии. Технология также дает возможность раскрыть молекулы, которые контролируют межклеточную коммуникацию между многими типами клеток, которые находятся в опухоли, идентифицируя потенциальные мишени для лекарств. И он может выявить типы клеток, которые являются редкими или трудными для изучения по другим причинам, но важны для роста и выживания рака.

Что заставляет раковые клетки выжить и развиться? Эволюция.

Раковые клетки растут и делятся с невероятной скоростью и должны выдерживать определенное количество стрессов и повреждений своей ДНК. Быстрорастущие виды рака зависят от тонкого баланса между повреждением и восстановлением ДНК, но генетические изменения со временем накапливаются, и результат похож на эволюцию с большой скоростью, когда мутации, способствующие росту, приводят к еще более быстрому распространению. Это способствует рассмотренной выше неоднородности. Это также означает, что рак, который вы обнаружите сегодня, может отличаться от того, который вы пытаетесь лечить в ближайшие недели и месяцы.Благодаря современному секвенированию и анализу теперь можно отслеживать эволюцию раковых клеток и начинать прогнозировать изменения до того, как они произойдут. Тем не менее, поразить движущуюся цель намного сложнее, чем стационарную, и даже высокоэффективная, точно нацеленная комбинация методов лечения может не принести успеха, если достаточное количество раковых клеток выживает при первоначальном лечении и в дальнейшем эволюционирует.

Исследование эволюции раковых клеток в JAX

Глиобластома - это агрессивный рак головного мозга, который остается чрезвычайно трудно поддающимся лечению.К сожалению, менее 10% пациентов живут последние пять лет после постановки диагноза. Профессор и заместитель директора кафедры вычислительной биологии Роэль Верхаак, доктор философии. Опухоли головного мозга, секвенирование, вычислительная биология. Роэль Верхаак, Ph.D. , использует вычислительные методы с большим объемом данных, чтобы охарактеризовать глиобластому с гораздо большей точностью и большей детализацией, чем это было возможно ранее, с целью выявления ее слабых мест и разработки эффективных методов лечения. Недавняя работа включала уточнение «экосистемы» глиобластомы для более эффективных испытаний иммунотерапии. Исследовательская группа под руководством JAX обнаруживает паттерны экспрессии генов, отличные от паттернов экспрессии окружающих иммунных клеток, и характеризует эффекты химиотерапии и лучевой терапии. Классификация подтипов глиобластомы , поскольку глобальные различия между типами дают важные терапевтические ключи. Он также работает на уровне отдельных клеток, чтобы отслеживать изменения во времени как в клетках глиобластомы, так и в их микросреде, тканях и клетках, непосредственно окружающих раковые клетки. Изучение того, как и изменяются, и развиваются под давлением отбора, например, во время лечения, жизненно важно для уточнения режимов терапии. И поскольку их микросреда может помочь раковым клеткам уклоняться от терапии, расширение анализа за пределы самих клеток глиобластомы составляет Профилирование рака мозга для более целенаправленного лечения Профессор Роэль Верхаак, Ph.Д., сосредоточена на анализе данных геномики рака, чтобы улучшить наше понимание биологии рака. жизненно важный шаг вперед .

Структурная изменчивость генов, вызывающих рак

Структурные варианты и пределы последовательностей генома Последовательности генома говорят нам о многом, но структурные вариации также играют ключевую роль в здоровье и болезнях. Варианты конструкции включают дупликации, делеции, инверсии и вставки участков ДНК, изменения в геноме, которые не изменяют последовательность как таковую, но могут иметь серьезные последствия.Хотя большинство структурных вариантов трудно обнаружить, и подробности о них только начинают появляться, роль конкретного структурного варианта при раке была известна очень давно. В 1960 году исследователи обнаружили знаменитую филадельфийскую хромосому, которая приводит к хроническому миелоидному лейкозу (ХМЛ). Структурные варианты добавляют к списку генетических изменений, которые могут склонить чашу весов в сторону злокачественного роста за счет сверхэкспрессии дублированных онкогенных (вызывающих рак) генов. недостаточная экспрессия удаленных генов-супрессоров рака и другие вставки / транслокации, приводящие к образованию онкогенных белков.

Исследование структурных вариаций в JAX

Хотя относительно легко найти структурные варианты, которые включают длинные сегменты ДНК, такие как хромосома Филадельфии, многие из них ускользают от стандартных методов секвенирования и анализа. Научный директор JAX Genomic Medicine и профессор Чарльз Ли, доктор философии, FACMG Изучение структурных геномных вариаций в биологии человека, эволюции и заболеваниях Чарльз Ли, доктор философии. , помогли пионером исследования структурных вариантов и обнаружили, что такие варианты распространены у здоровых людей.Действительно, Ли внес значительный вклад в подробный каталог структурных вариантов в тысячах геномов человека. Работа Ли также направлена ​​на улучшение понимания роли структурных вариантов в развитии рака. При раке желудка, который в настоящее время имеет плохой прогноз, выявлено, что у значительного процента опухолей пациентов имелись дополнительные копии гена BCL2L1, , предотвращающего самоуничтожение клеток. Таким образом, даже в условиях, которые обычно инициируют процесс самоуничтожения, клетка будет продолжать расти и делиться и будет очень восприимчива к раку.Ли также обнаружил, что лекарство, которое ингибирует BCL2L1 , действует в раковых клетках. Это позволило реактивировать процесс самоуничтожения, что привело к гибели клеток, что сделало его многообещающей новой терапевтической мишенью для лечения рака желудка.

Раковые клетки могут спрятаться у всех на виду

Раковые клетки, хотя во многом отличаются от других клеток организма, известны своей способностью уклоняться от нашей иммунной системы или подавлять ключевые элементы обычного иммунного ответа. В некоторых случаях агрессивные цитотоксические (киллерные) Т-клетки - иммунные клетки, которые обнаруживают и убивают вторгшиеся патогены - фактически проникают в опухоли.Однако по какой-то причине они вскоре останавливают свою атаку за счет комбинации передачи сигналов от клетки к клетке и притока Т-регуляторных клеток, иммунных клеток другого типа, которые подавляют иммунный ответ. Другое исследование показало, что химическое соединение иногда добавляется к ДНК раковых клеток и подавляет активность определенных генов, делая клетки гораздо менее уязвимыми для иммунной системы. Контролируя активность этих генов, рак может скрываться на виду в организме и избегать иммунного ответа.

Исследование иммунотерапии рака в JAX

Иммунотерапия рака, использующая собственную иммунную систему организма для нацеливания и уничтожения раковых клеток, является одной из наиболее интересных областей биомедицинских исследований. Волнение заслужено, и у людей достигнуты впечатляющие успехи. Но проблемы остаются - многие пациенты не реагируют на терапию по не совсем понятным причинам, и были некоторые проблемы с токсичностью после слишком сильного иммунного ответа. JAX Professor Каролина Палуцкая, M.Н., К. Проводит исследования, чтобы понять, как работают вакцины, и точно определить иммунные механизмы, лежащие в основе вакцинации, с упором на иммунотерапию рака. Каролина Палуцкая, MD, Ph.D. , работает, чтобы лучше понять сложное взаимодействие между иммунной системой человека и раком. Для этого она разрабатывает специальную мышиную систему, которая представляет собой экспериментальную модель с использованием как опухолевой ткани человека, так и иммунных клеток человека. Она также изучает, как усилить реакцию на класс препаратов - ингибиторов контрольных точек - которые блокируют ингибирование иммунных клеток и способствуют разрушению раковых клеток.Один из методов - усилить рост или активацию Т-киллеров с помощью противораковых вакцин. Это тонкий баланс, поскольку чрезмерная стимуляция может привести к токсическим побочным эффектам, упомянутым ранее, но осторожные манипуляции могут привести к чрезвычайно эффективному разрушению рака.

Рак остается трудно поддающимся лечению заболеванием, но новые методы лечения становятся все более эффективными. По мере того, как мы приближаемся к новому десятилетию, интересно размышлять о том, что мы сможем сделать, когда перейдем к 2020-м годам.Какие методы лечения сегодня кажутся недоступными? Хотя прямые способы лечения, скорее всего, так и останутся недостижимыми, мы можем оказаться на грани важного шага или, тем не менее, сделать скачок вперед в нашей способности лечить рак. Сложность рака не исчезнет, ​​но наша способность понимать раковые клетки и управлять ими, а также подавлять и убивать их, будет продолжать расти.

Почему врачи не нашли лекарство от рака? Это сложно

Рак касается почти каждого - каждый второй мужчина и каждая третья женщина могут ожидать диагноза рака в какой-то момент своей жизни.

Вот почему так много людей лично посвящают себя борьбе с ней, от больницы до лаборатории, щедро жертвуя своим временем и оказывая благотворительную поддержку. С 1971 года, когда президент Никсон объявил «войну раку» и подписал Национальный закон о раке, Соединенные Штаты выделили миллиарды долларов на исследования рака.

Почему тогда нет лекарства? Будет ли когда-нибудь лекарство и сколько времени потребуется, чтобы его найти? Ответы сложные. Но вот что ясно: прогресс за последнее десятилетие был экспоненциальным, и пациенты получали от этого пользу.

Во-первых, важно знать, что мы не ищем лекарства. Рак - это не отдельное заболевание, а совокупность более 200 заболеваний, которые отличаются друг от друга и возникают по разным причинам, которые по-разному реагируют на лечение. По иронии судьбы, чем больше мы узнаем, тем больше видов рака обнаруживаем! Вряд ли мы найдем универсальное лекарство, которое эффективно лечит все виды рака. Мы также должны пересмотреть слово «лечить». Возможно, мы не сможем вылечить все виды рака, а будем лечить их как хроническое заболевание, такое как диабет.

Понимание различий между подтипами опухолей с помощью исследований рака привело к значительным достижениям и увеличению выживаемости при раке. Например, существует два основных типа рака легких, немелкоклеточный рак легкого и мелкоклеточный рак легкого, а также дополнительные подтипы в рамках этих категорий. Различные подтипы опухолей могут не возникать в одних и тех же частях легких, расти или распространяться с одинаковой скоростью или реагировать на одно и то же лечение. Рак груди - это не одно заболевание, а по крайней мере пять основных подгрупп рака, каждая из которых требует различных терапевтических вмешательств.

Кроме того, рак уникален, как и каждый человек, потому что на него влияют сложные факторы, уникальные для каждого человека. Клетки не растут независимо от окружающей среды, но на них сильно влияет биом или экосистема, в которой они живут. Например, рак, который метастазировал (распространился) в кость, может действовать совершенно иначе, чем тот же рак, который метастазирует в печень. Биом включает в себя микросреду, которая непосредственно окружает опухоль, среду пациента, на которую влияют такие факторы, как генетика, и физическое сообщество, на которое влияет пища, которую мы едим, условия жизни, стресс и социально-демографические факторы.

Ученые все еще делают открытия об основах развития и прогрессирования рака, которые обеспечивают понимание и прорывы, которые мы можем воплотить в новых методах лечения пациентов.

Эти прорывы могут занять десятилетия, чтобы превратиться в безопасное и эффективное лечение для пациентов, а иногда то, что работает в лаборатории, не воспринимается людьми. Но мы видим, что эти усилия приносят плоды. Согласно отчету Американской ассоциации исследований рака за 2019 год, в период с 1 августа 2018 года по 31 июля 2019 года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило 17 новых противоопухолевых препаратов.FDA также предоставило 10 новых разрешений на лечение дополнительных типов рака к ранее одобренным лекарствам за этот короткий период времени.

Мы делаем большие успехи в борьбе с раком по многим направлениям. В течение многих лет единственными вариантами лечения рака были хирургическое вмешательство, лучевая терапия и химиотерапия. Теперь есть и другие варианты, такие как иммунотерапия или таргетная терапия, многие из которых получили одобрение FDA только в последнее десятилетие.

Хотя мы часто полагаемся на стандартные методы лечения, потому что они по-прежнему являются наиболее эффективными во многих случаях, мы улучшили их.Например, мы обнаружили, что более короткий режим химиотерапии работает так же хорошо, как и более длительный, для лечения определенных видов рака. В настоящее время проводятся многочисленные клинические испытания, чтобы подтвердить, что сочетание старых и новых методов лечения, таких как химиотерапия и иммунотерапия, вместе более эффективны, чем любое другое лечение по отдельности.

Мы также становимся намного лучше в области профилактики рака и скрининга на раннее выявление.

./.

Карен Э. Кнудсен, Ph.D.

Вакцина против ВПЧ - значительный прорыв.Инфекция ВПЧ вызывает почти все случаи рака шейки матки, а также многие случаи других видов рака, включая рак головы и шеи, анального канала, влагалища и полового члена. Вакцина может предотвратить развитие этих видов рака.

Хотя курение по-прежнему является основной причиной предотвратимой смерти в Соединенных Штатах, уровень курения, который составлял 42,4% в 1965 году, является самым низким когда-либо существовавшим, и продолжает снижаться. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, в 2017 году в США курили 14% взрослого населения по сравнению с 20,9% в 2005 году.Следующий лучший способ полностью предотвратить рак - это обнаружить его на ранней стадии, когда он поддается лечению. Рак молочной железы, предстательной железы, шейки матки, толстой кишки, легких и кожи поддается скринингу и имеет очень хорошие показатели выживаемости при раннем выявлении.

Наконец, генетическое тестирование для выявления наследственных мутаций генов, повышающих риск рака, является развивающейся областью, связанной с профилактикой и ранним обнаружением рака. Исследователи получают более глубокое представление о наследственных формах рака, разрабатывая методы для более точного выявления людей, которым следует пройти генетическое тестирование.Филадельфия гордится тем, что открыла первую в стране клинику генетического тестирования мужчин на рак простаты, которая находится в онкологическом центре Сидни Киммела в Джефферсоне.

Что наиболее важно, эти коллективные достижения позволили значительно улучшить профилактику и лечение рака. Еще в середине 1970-х годов пятилетняя относительная выживаемость взрослых от всех видов рака вместе составляла всего 50%. Прорыв в исследованиях рака и оказании онкологической помощи повысил показатели выживаемости в среднем до 68%, при этом некоторые диагнозы рака еще больше превышают этот средний показатель.Например, некоторые лимфомы Ходжкина на ранней стадии и рак шейки матки имеют пятилетнюю относительную выживаемость более 90%. Среди некоторых меланом на ранних стадиях, рака груди, предстательной железы, яичек и щитовидной железы пятилетняя относительная выживаемость составляет более 95%.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *