Почему не получается кончиться: На нашем кассетнике не кончилась пленка? Почему британцы массово покупали кассеты в 2020-м

Содержание

На нашем кассетнике не кончилась пленка? Почему британцы массово покупали кассеты в 2020-м

Автор фото, Getty/PA

В Великобритании в уходящем году было продано в два раза больше музыки на аудиокассетах, чем в 2019-м. Британская ассоциация производителей фонограмм (BPI), представляющая интересы звукозаписывающей индустрии, сообщила, что до конца года количество проданных носителей на магнитной ленте составит около 157 тыс. штук.

Это самый высокий показатель с 2003 года, когда самым продаваемым альбомом стал сборник песен, включавший такие популярные на тот момент группы, как Busted, Girls Aloud и Oasis.

В этом году аудиофилы чаще всего покупали на пленке Леди Гагу, 5 Seconds of Summer и Yungblud.

Что послужило толчком к ренессансу аудиокассет?

В первую очередь стоит помнить, что по сравнению с общим объемом реализованной музыки в этом году продажа аудиокассет составляет лишь небольшой процент.

Этот показатель меркнет по сравнению с количеством проданных пластинок - 4,8 млн штук. Это самый высокий показатель с начала 1990-х годов.

В десятке самых продаваемых винилов по итогам года оказалась такая золотая классика мировой музыки, как Fleetwood Mac, Amy Winehouse и Nirvana. В десятку же самых востребованных в этом году аудиокассет вошли новые альбомы таких исполнителей, как The 1975, Blackpink и Селена Гомес.

Очевидно, что чаще всего люди слушали музыку на стриминговых сервисах - примерно в 80% случаев.

Но продажи кассет с каждым годом продолжают расти. Глава BPI Джеф Тейлор считает, что это связано с постоянной актуальностью коллекционирования музыки на физических носителях.

С ним согласна директор лейбла Sad Club Records Таллула Вебб. Свою собственную записывающую студию она запустила четыре года назад, и с того времени вся музыка лейбла выпускается исключительно на кассетах.

Автор фото, Tallulah Webb

Подпись к фото,

Вся музыка лейбла Таллулы Вебб выпускается исключительно на кассетах

"Мне кажется, это идеальный формат для продвижения начинающих артистов, которые все делают сами.

Таким образом, они могут выпускать что-то на физическом носителе и зарабатывать", - сказала она в интервью Би-би-си.

По ее словам, в этом году у артистов не было возможности выступать с концертами, поэтому у фанатов появились другие возможности поддержки любимых музыкантов.

"Люди начинают понимать, что они не могут просто слушать своего любимого артиста на стриминговых сервисах… необходимо давать им что-то более существенное", - добавила она.

Но почему аудиокассета, а не другие носители (CD или винил)?

Во-первых, в наши дни кассеты звучат более качественно, чем раньше, говорит Таллула, которая работает не только на лейбле, но и в музыкальном магазине. По ее словам, когда приходят покупатели постарше, они, опираясь на свой опыт прошлых лет, считают, что музыка на кассетах будет шипеть и трещать по сравнению с чистым звуком пластинок и компакт-дисков.

Но люди, не заставшие аудиокассеты на пике их популярности, не имеют никаких предубеждений в отношении качества звучания кассет: "Именно они покупают [кассеты], потому что им кажется, что это очень круто".

И это еще одна причина, по которой кассеты возвращаются.

Виниловая революция последних лет частично объясняется тем, что людям все чаще хочется альтернативы скачиванию песен и стримингу. Теперь виниловые пластинки вновь стали нормой, но стоит ли ждать победоносного возвращения кассет для поколения хипстеров?

"Наверное, некоторые покупают их, чтобы с ними фотографироваться и выкладывать снимки в "Инстаграм". Но это же никому не вредит, а лишь помогает идее", - считает Таллула.

Автор фото, Tallulah Webb

Хотя лейбл Талулулы продает намного меньше кассет, чем топовые музыканты, она считает, что, выпуская магнитоальбомы, они помогают и ее студии.

"Когда я только начинала, продавать их было намного сложнее. Сейчас стало намного проще, потому что люди видят, что известные артисты тоже выпускают музыку на кассетах. Мне это помогло", - сказала она.

"Мне кажется, людям, по-настоящему, нравится этот формат. Сколько раз бывало, что я слушала плейлист на Spotify и пропускала ту или иную песню… А когда включаешь кассету, быстро перепрыгнуть на другой трек уже не получится. В этом есть что-то особенное", - добавила она.

Наиболее продаваемые в Британии альбомы на кассетах в 2020-м (прогноз по итогам года)

  • 1. Леди Гага - Chromatica
  • 2. 5 Seconds Of Summer - Calm
  • 3. Yungblud - Weird
  • 4. The 1975 - Notes On A Conditional Form
  • 5. Blackpink - The Album
  • 6. Селена Гомес - Rare
  • 7. Кайли Миноуг - Disco
  • 8. Дуа Липа - Future Nostalgia
  • 9. Haim - Women In Music Pt III
  • 10. The Streets - None Of Us Are Getting Out Of This Life Alive

Окончательные итоговые результаты года будут известны 4

января 2021-го.

Чем разозлил зрителей сериал «Зулейха открывает глаза»

Роман Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» вышел в 2015 г. и имел счастливую судьбу. Он был обласкан несколькими престижными премиями, переведен, говорят, на тридцать языков, заметен на театре и номинирован на «Золотую маску». О нем спорили. Книга недвусмысленно обещала стать фильмом и вот наконец стала сериалом. Его ждали прошлой осенью, но сериал потребовал от создателей больших усилий, так что премьеру перенесли на весну. С этим не повезло. Первые четыре серии вызвали бурю проклятий и раскололи даже аудиторию канала «Россия 1», не говоря уж о социальных сетях периода самоизоляции.

История зажиточной татарской семьи, неприятной и несчастливой, в сериале довольно быстро сменилась затянутым, узнаваемо перестроечным сюжетом о раскулачивании, этапировании в Сибирь и смерти почти всего этапа. Неожиданно для не читавших книгу «Зулейха» превращается в остросюжетную коллективную робинзонаду. Тридцать выживших доходяг бестрепетно брошены в сибирской тайге вместе с товарищем Игнатовым из НКВД, экипированные двумя двуручными пилами и ящиком патронов к пистолету Игнатова.

Сюжет лихо закручивается. Наступает осень, в тайге бродит медведь-шатун, безумный профессор принимает сложные роды и излечивается от безумия, свободная женщина Настасья, что цитировала Коллонтай, избегает судьбы Игнатова, примкнув к мужчине из ГПУ чином повыше. Счастливо разродившаяся сыном Зулейха от голода теряет молоко и кормит грудного Юзуфа собственной кровью. У поселенцев много проблем, но уже ясно, что поселок Семрук (Семь Рук) будет построен, зимостойкий сорт пшеницы выведен, производство лаковых шкатулок налажено, а Игнатов и Зулейха полюбят друг друга. Выбирая между сыном и любовником, Зулейха поплачет и выберет сына. Игнатов запьет, но справится. Среди талантливых ссыльных Юзуф вырастет образованным и талантливым. Начнется и кончится война. Все до боли, до оскомины знакомо.

Казалось бы, откуда тут взяться зрительским проклятиям? Но «Коммунисты России» пишут письмо президенту и требуют немедленно убрать «эту клевету» из эфира. Нет бы по старинке порадоваться руководящей роли партии и НКВД.

Татарские националисты не готовы смириться с тем, что глаза Зулейхе открывает Игнатов из НКВД. К тому же, спасая повзрослевшего Юзуфа от судьбы раскулаченного, он дает ему свое русское имя. С этим трудно смириться? Но почему? Так бывало не раз, хотя дело не в этом. Это роман, история любви.

Список «основных ошибок Гузель Яхиной» с появлением сериала вырос. «Прекратить!!! Такого даже в 90-е не было!», «Пропагандируется ложь!» – возмущенно кричат одни, забывая, что ложь – самый востребованный вариант пропаганды. Другие называют «Зулейху» историей предательства, «осквернением истории» и даже «безродным космополитизмом».

Сетевые интеллектуалы не без брезгливости усматривают в «этой беллетристике» реальную травму потерянного гражданина в потерянном (самоустранившемся) государстве – история привычно проецируется в «сегодня». И вряд ли стоит удивляться, что мы не можем освободить беллетристику от страстей государственной пропаганды и контрпропаганды социальных сетей, а в наборе штампов видим каждый свое, незажившее.

Трудно уговорить аудиторию, пережившую в эти десятилетия такие политические перепады и такой пропагандистский бум, просто разойтись по домам и посмотреть татарскую «историю любви в аду», не вспоминая о национальном вопросе, особо чувствительном к имперским амбициям и социальным катастрофам, былым и нынешним.

Сериал Егора Анашкина, как и роман Яхиной, изначально не обещал неожиданных смыслов, но роман был интересен смесью сценарной простоты и фольклорно-мифологических устремлений автора, многочисленных литературных стереотипов и попыток их преодолеть. В сериале, к сожалению, нет и этого драйва. Даже прекрасные Чулпан Хаматова с Юлией Пересильд, Сергей Маковецкий с Александром Сириным, даже Роман Мадянов не спасают ситуации.

Но причина скандала, конечно, не в недостатках сериала. Не за них Хаматову в роли Зулейхи предают анафеме, а за участие в «лживом вымысле». Это пугает. Сэр Энтони Хопкинс, например, в фильме «На грани» задушил в горах гризли голыми руками, и ничего, никто его не проклял.

Этой весной у нас точно не получится отпустить прошлое и жить настоящим, как советует режиссер Анашкин. И определенно не получится перевести в режим развлечения историю о том, как открываются чьи-то глаза и начинается совсем другая жизнь. Момент неподходящий.

Академик РАН рассказал, когда может закончиться пандемия

Виктор Малеев. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Точных и научно обоснованных прогнозов, когда в России пойдёт на спад эпидемия коронавируса, сейчас не может дать никто. Пока учёные высказывают лишь предположения на этот счёт. Но вот что может существенно сократить этот срок всеобщей самоизоляции и действия экстренных мер, «Парламентской газете» рассказал ведущий российский инфекционист, советник директора Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН Виктор Малеев.

Влияние Запада

По данным на 9 апреля, новый коронавирус COVID-19 в разных регионах России подтверждён у 10 131 человека.

Больше всего заболевших в Москве — 6698.

По словам Малеева, потенциальные риски для России продолжают нести страны, где зафиксировано больше всего заразившихся.

«Это, например, Испания, Таиланд, — подчеркнул эксперт. — Поэтому всех, кто прилетает, согласно постановлению главного государственного санитарного врача РФ от 30 марта 2020 года, направляют в зависимости от места жительства на домашний карантин или в специальный обсерватор, который создали и открыли региональные власти».

За последние недели в Россию спецрейсами было возвращено более 130 тысяч граждан, застрявших за границей из-за пандемии. При этом своей очереди ждут ещё 25,8 тысячи человек. 

Помимо этого, рассказал Малеев, до сих пор неизвестно, какую угрозу ждать от стран, где коронавирус вообще не был зафиксирован или официальное количество заболевших крайне мало. «Мы не знаем, что будет в Африке, в Индии, где нет возможности тестировать население, — пояснил он. — Огромное количество людей до сих пор не обследовано, и, вероятно, из этих регионов может пойти новая волна заражений по всему миру».

Оптимистический вариант — июнь

Президент России Владимир Путин продлил режим нерабочих дней в стране до 30 апреля. Люди должны выходить из дома только по крайней необходимости, чтобы максимально сократить контакты. А тем, кто заразился коронавирусом, предписана принудительная самоизоляция с серьёзным наказанием за её нарушение.

«Насколько быстро закончится эпидемия, зависит, конечно, и от того, как граждане будут соблюдать эту самоизоляцию и другие рекомендации Правительства по предотвращению распространения вируса», — сделал акцент Малеев.

Насколько быстро закончится эпидемия, зависит, конечно, и от того, как граждане будут соблюдать самоизоляцию.

По мнению академика, самый оптимистичный прогноз о времени окончания эпидемии коронавируса в России — начало июня. Но он сбудется только при условии, что события будут развиваться наилучшим образом, не случится серьёзных врачебных ошибок, а люди дисциплинированно сократят контакты друг с другом.

«Но об окончательной победе можно будет говорить только тогда, когда мы разработаем вакцину от коронавируса и всех привьём, — отметил академик. — Но вакцина будет готова только к концу года. Хорошо, если получится раньше».

Сколько на самом деле умирает от коронавируса и когда кончится самоизоляция? Интервью доцента МГУ Михаила Тамма

https://www.znak.com/2020-04-28/skolko_na_samom_dele_umiraet_ot_koronavirusa_i_kogda_konchitsya_samoizolyaciya_intervyu

2020.04.28

Число зараженных коронавирусом в мире превысило 3 млн случаев, и большая часть развитых стран находятся на карантине. Вместе с тем граждане уже устают от продолжительной самоизоляции, и в России звучат предложения ослабить карантинные меры. Стоит ли это делать? Власть принимает решения, используя данные математических моделей о ходе эпидемии. А пользователи интернета каждый день изучают графики эпидемиологического подъема, ожидая выхода на плато и прохождения пика. О том, как правильно интерпретировать цифры эпидемии, Znak.com поговорил с доцентом МГУ Михаилом Таммом.

«В момент, когда вы составляете модель, вы понимаете, что так не будет»

— Михаил Владимирович, последние три месяца мы видим очень много моделей с прогнозами ситуации с коронавирусом в медиа, и, кажется, ни одна до сих пор не сбылась. В начале эпидемии в Китае была страшная таблица-прогноз, обещавшая стране сотни тысяч умерших уже в январе, но этого не произошло. Почему такие прогнозы не сбываются? 

— В каком-то смысле тут не может быть работающих моделей. Поведение системы, которую мы моделируем, очень чувствительное: вы что-то немного поменяли, и итоговый ответ поменялся достаточно сильно. Другая проблема в том, что вы никакие параметры не можете определить точно, и любое приблизительное определение параметров дает большой разброс вариантов. Но это еще полбеды. 

Главная проблема в том, что этот процесс не развивается органически. Моделировать можно какой-то процесс, который запущен и идет своим естественным течением. А этот процесс естественным течением не идет. Как вы заметили, мы с вами живем сегодня совсем не так, как два месяца назад. Наши ответы на происходящее очень масштабные. И было бы довольно странно ожидать, что процессы будут развиваться в точности так, как было до этого.

Sander Ilvest via www.imago-imag /  Global Look Press

Тот же Китай полностью прекратил все сообщение между городами, закрыл провинцию Хубей, выставил на ее границах военных. Было бы удивительно, если бы после этого у них все пошло по тому же сценарию, по которому шло до этого. Когда я сам влез в моделирование этой ситуации, я сказал, что 100–120 тыс. человек в Москве может умереть, если никаких мер не предпринять. Но это не значит, что так и произойдет. Это ориентир — что было бы, если бы меры не предпринимались. Невозможно представить, что мы будем сидеть и смотреть, как у нас 120 тыс. человек за два месяца умирает и ничего не предпримем. Даже в момент, когда вы составляете модель, вы понимаете, что так не будет. Такой расчет — это некий ориентир, от которого надо отталкиваться, но не прогноз.

— Кто рассчитывает эти модели и на каких основаниях? Это могут делать только эпидемиологи, математики или предсказанию других специалистов тоже можно доверять?

— Кто по профессии конкретно садится и считает — не имеет большого значения: этим занимаются эпидемиологи, биологи, специалисты по анализу данных, демографы и кто угодно. Людей, которых тема волнует и которые умеют пользоваться математическим аппаратом, довольно много.

Если говорить про основания, то существует два класса моделей с содержательной разницей. Первый — если вы закладываете в модель чистую экстраполяцию данных на основе прошлых результатов и потом пытаетесь приблизить график с помощью кривой, которая кажется вам подходящей для этого. Такой подход довольно распространен, в частности, вроде бы так выглядят даже прогнозы, которые кладутся на стол Трампу. Если вы хотите предсказать что-то на короткий срок, — например, на два дня, — это может работать лучше, чем что-то другое.  

Но на длинные сроки такой подход работать не может, потому что динамика зависит от реакции государства и правительства на кризисную ситуацию, а ее невозможно предсказать, только глядя на старые данные. Глядя на историю заражений предсказать, что Швеция не объявит локдаун, а Финляндия — объявит, невозможно. Это зависит от воли конкретных лиц. Второй вариант — модели, которые имеют какое-то эпидемиологическое содержание. Это когда вы пытаетесь понимать логику естественно-научного процесса, то, как распространяется эпидемия. 

— Например?

— В частности, банальная вещь, которая будет в каждой модели, — заразность болезни. Невозможно заразиться заразной болезнью, никак не взаимодействуя с зараженным. С другой стороны, когда вы заразились, вы сами еще какое-то время не заразны. А потом, ближе к концу инкубационного периода, вы начинаете быть заразными. Это нужно учитывать в модели.

Модели могут быть разной степени сложности. Мы знаем, что у кого-то болезнь идет легко и быстро, у кого-то тяжело и ужасно медленно. Разброс данных очень большой, и тут можно придумывать разные более или менее правдоподобные модели, описывающие неоднородность в обществе. Все знают, что эта болезнь более опасна для стариков, так что естественно ожидать, что они больше озабочены тем, чтобы меньше контактировать с окружающими. Это можно как-то включить в модель.

Яромир Романов / Znak.com

Что-то зависит от географии. Если речь идет о большом городе, как Москва или Екатеринбург, где все ездят на работу, пользуются общественным транспортом, вспышка пойдет очень быстро, если в одном районе города кто-то заболел. А если вы пытаетесь моделировать Россию или город с областью, то там есть очень разные районы и группы. Где-то имеет значение не внутреннее распространение внутри населенного пункта, а занос снаружи; в какие-то места можно вообще не занести болезнь. 

Но в первом приближении какими-то из таких усложнений можно и нужно пренебречь. Дело в том, что чем сложнее модели, тем больше в них параметров и тем больше данных нужно для их калибровки, а наблюдаемых данных не так много. В маленьких населенных пунктах данные очень «шумные». Поэтому важно не переусложнить модель. 

— Второй подход, естественно-научный, позволяет рассчитывать что-то на дальние сроки?

— На дальние сроки предсказать что-то невозможно. Это нерешаемая задача, потому что то, что будет через четыре месяца, зависит от решений, принятых властью через два месяца, которые предсказать нельзя. Но полезно обрисовать класс возможных сценариев развития событий и выбрать, что мы считаем оптимальным. В том или ином смысле тут все сценарии плохие, но если мы хотим оказаться на одной кривой, а не другой, надо думать, что мы можем для этого сделать. Это осмысленная постановка вопроса. И если мы хотим этого, то модели первого класса бесполезны совершенно. Другое дело, что к моделям второго класса тоже надо относиться с большой долей осторожности.

«Вопрос в том, существует ли решение, которое позволяет избежать смерти 0,5% людей»

— Какие исходные данные в нашей ситуации отсутствуют, а на какие мы можем опираться с большой долей доверия?

— Мы увидели, что в мире, в котором мы привыкли существовать до февраля 2020 года, вирус распространяется очень свободно. Чему равен в точности коэффициент распространения, сколько человек заражает один больной — на самом деле сказать нельзя. Ошибка в 50% туда-сюда вполне возможна, и там, где мы говорим, что один человек заражает троих, значение вполне может быть 2,5 или 4. Но это точно не 1,5 и не 10. И некоторые вещи не очень сильно зависят от того, 2,5 это или 4.

Например, количество людей, которое должно переболеть, чтобы пандемия прекратилась, это 50% — если коэффициент 2; 80% — если это 5. Может быть 50%, может быть 80%, может быть что угодно между. Но точно не меньше и не больше, это можно довольно уверенно говорить.

Летальность этой заразы тоже определена с довольно широким зазором, но с точностью плюс-минус два раза мы знаем. То, что она не меньше, чем 0,5%, и не больше, чем 1,5–2%, мы можем говорить более-менее уверенно. 

Дальше не нужны особо сложные модели. Просто умножая эти показатели, вы можете утверждать, что от 0,25 до 1,2% населения может умереть, если пытаться «доболеть» до группового иммунитета. И большинство из нас скажет, что это неприемлемо высокая цена и что надо искать другой вариант.

В зависимости от того, как вы попытаетесь «доболеть» до этого состояния — с более жесткими или мягкими ограничениями, — потери могут быть разными. Но то, что цена попытки обрести групповой иммунитет такова — это более или менее устойчивое предсказание. Оно скачет в четыре-пять раз вверх-вниз, но не в 50 раз туда-сюда. Это важнейший и очень легко получаемый без сложных моделей устойчивый ориентир, вокруг которого все и крутится. И дальше встает вопрос: существует ли решение, которое позволяет избежать того, что у вас 0,5% людей умерли, или надо зажмуриться, закрыть голову руками и пережить этот страшный момент?

— Если говорить про летальность, мы знаем, что Китай ее определенным образом занижал, не внося в статистику бессимптомных больных, а Италия показывает больше 10%, потому что часть не тестируется. В России данные отличаются и от первых, и от вторых. Чьей статистике мы можем доверять?

— В подавляющем большинстве стран статистика отвратительная и не говорит ни о чем. Но у нас будут данные по смертности, которые в том числе и в России собираются неплохо, потому что сложно в массовом порядке скрыть смерть. Когда они будут, мы сможем оценить избыточную смертность — и это и будет ответом на вопрос. Кажется довольно логичным, что летальность не очень отличается от страны к стране. Это не специальный вирус, который поражает исключительно ломбардцев. 

Вглядываться в цифры по России сейчас нет никакого смысла, потому что большинство болеющих еще не переболели. Но в Нью-Йорке недавно провели слепой тест и обнаружили, что там 14% уже переболели, при этом 0,1% жителей Нью-Йорка уже умерли, по официальным данным. Из этого мы получаем 0,7% летальности. При этом большая часть тяжело болеющих людей еще не доболели, а как мы видели по ситуации с Diamond Princess, люди умирают и через месяц, и через полтора. Если верить Нью-Йоркской точке, то это указывает скорее на то, что летальность ближе к верхнему краю интервала, то есть к 1,5%. Но, может быть, у них не очень хороший тест на антитела и они кого-то пропустили.

Тестирование на коронавирус в ТаиландеPrawet Puengsawangphol / Keystone Press Agency /  Global Look Press

С другой стороны, возьмем тот же Diamond Princess. Там летальность 1,9%, но там очень пожилой состав болеющих. Если пересчитать на типичную для больших стран возрастную пирамиду, то, насколько я понимаю, летальность будет скорее ближе к нижнему порогу в 0,5–0,7%. Есть ощущение, что много найдено в Южной Корее, потому что они остановили вспышку, а для этого надо на какой-то момент найти всех болеющих или почти всех. У них смертность около 2%, но реально она меньше потому, что нашли не всех. 

Все эти случаи с подробным сбором статистики дают летальность, которая ложится в указанный нами интервал. Поэтому убеждение, что это обычный грипп или даже слабее с летальностью 0,1 или 0,05%, явно непохоже на правду. С другой стороны, смотреть на цифры Италии, где летальность выше 10%, и от этого впадать в ужас — тоже неправильно, потому что там и смертность-то недооценена, а то, что количество случаев неверно оценено, это совершенно очевидно. Потому что там было прямое указание: если вы не умираете, сидите дома.

Другое дело, что статистика по избыточной смертности по северной Италии уже есть. И там скачок очень большой, она выросла в 2,5–3 раза. И более того, она выше, чем официальная смертность от COVID-19. Но Италия — единичная страна, в которой очень большая вспышка. Кажется, нигде в развитых странах такого больше нет. 

«То, что мы видим на графиках, отражает ситуацию, какой она была три недели назад»

— Есть ли в мире какая-то страна, на статистику которой Россия может ориентироваться, чтобы понимать свое будущее?

— В какой-то момент мы шли с некоторым запаздыванием за Турцией (на сегодня там зафиксировано уже 110 тыс. случаев заражения и 2 тыс. 805 смертей. — Прим. Znak.com). У них был головокружительный рост в определенный период, когда у нас случаев было мало, а потом началось и у нас. Но эту похожесть не нужно преувеличивать, и это не значит, что у нас будет все так же, как и у них.

В России, я думаю, ситуация в Москве и вне Москвы ощущается по-разному. У нас есть ощущение «близости» проблемы, у меня есть несколько знакомых, которые болеют прямо сейчас. В других местах, где меньше случаев, это, наверное, ощущается как что-то далекое. Но когда случаев мало, очень сложно людей убедить в том, что надо всем закрыться, не ходить на улицу и ограничить общение. С другой стороны, чем раньше это сделаешь, тем проще можно будет ограничить вспышку и ее подавить.

Яромир Романов / Znak.com

— У меня возникло ощущение, что регионы закрылись даже раньше, чем стоило, — и теперь карантинные меры ослабляются, хотя сейчас опасность выросла в разы.

— В этом есть своя правда. Но в статистике есть еще одна неочевидная вещь. Если вы посмотрите на иностранные примеры — Италия, Испания, Нью-Йорк, — то там вы увидите, что максимум ежедневных приростов заболевших — через 11–13 дней после локдауна. И потом они начинают медленно, с колебаниями и флуктуациями спадать. В Москве неделю назад был максимальный ежедневный прирост. В Перми статистический эффект от их локдауна, который у нас называют «режимом самоизоляции», тоже наступил дней через 17. Зазор очень большой по времени, он, видимо, происходит потому, что все тормознуто работает:  люди поздно обращаются к врачу, им долго делают тесты, потом они не попадают в статистику, потом попадают со второго или третьего раза. Было очень странно, когда спустя две недели после локдауна в Москве не было никакого статистического эффекта. А потом оказалось, что он есть, но на неделю позже.

Поэтому то, что мы видим в статистике, реально отражает риск заразиться три недели назад, в лучшем случае — 18 дней назад. И при всяком принятии решений политиками и гражданами это должно быть учтено. 

Задержка очень большая, и когда вы закрывались в начале апреля, тогда на самом деле была ситуация такая, какой вы ее считаете сейчас. А сейчас она — другая, и может быть, получше, чем она была тогда, потому что вы все-таки три недели посидели. И если бы регионы не закрылись, вполне возможно, что ситуация там была бы как в Москве. То есть, гэп [промежуток] между тем, что произошло, и отражением в статистике довольно большой во времени и больше, чем можно было бы ожидать, глядя на западные данные. 

— То есть эффект карантина на графиках видно только через 17 дней? 

— Эти 17 дней — минимум, если мы говорим о статистике зараженных. Статистика умерших — это еще плюс 7–10 дней. Но при этом статистика умерших в принципе лучше. Там что-то тоже неправильно атрибутируется, но все же мы понимаем, что это вещь более надежная. Потому что в заболеваемости мы смотрим на выявленных, а выявленных подавляющее меньшинство. При составлении моделей и оценок мы, правда, надеемся, что это более-менее устойчивое меньшинство, которое не скачет в разы. 

«Есть надежда, что ситуация улучшится, пока мы сидим в локдауне. Но не надейтесь, что все пройдет через три недели»

— Сейчас часто публикуют графики подтвержденных случаев, где рост идет по экспоненте и пандемия с каждым днем становится все более пугающей. О чем реально может рассказать такой график? 

— Насколько мы видим по странам, в которых были давние локдауны и ситуация развивается по хорошему сценарию, быстрого улучшения не бывает. Сложно представить, что где-нибудь заболеваемость будет спадать быстрее, чем вдвое за две недели. У нас может быть надежда, что ситуация улучшается, пока мы сидим в локдауне. Но на то, что через три недели ситуация станет отличной и никто не будет болеть, не надейтесь. Да, из-за запаздывания графики могут показывать ситуацию хуже, чем она есть на самом деле в данный момент, но ненамного.

Оперативный штаб по противодействию коронавируса в Москве

— За чем стоит следить, если хочешь понимать объективную картину происходящего в твоем регионе?

— Вещь, за которой стоит следить наиболее внимательно, — это тестирование. Выход из локдауна обусловлен не только серьезным снижением заболеваемости. Болезнь от нас никуда не уйдет. И если мы пытаемся тем или иным способом досидеть до вакцины и не хотим оказаться в режиме группового иммунитета за счет того, что у нас переболеет половина населения, нам надо будет контролировать распространение другими способами, после того как мы снимем «режим самоизоляции». 

— Это возможно?

— В принципе да. Тайвань у себя не допускает вспышки уже четыре месяца, несмотря на то, что туда с декабря начали завозить [вирус]. Мы видим Южную Корею, которая героическими усилиями остановила вспышку без локдауна. 

Но для этого нужно тестировать всех на вирус. И пока тестирование не будет быстрое, легкодоступное — доступное как минимум для каждого, у кого есть симптомы ОРВИ, то почти наверняка, когда мы отпустим локдаун, заболеваемость поползет наверх.

У всех нас цель — выйти из состояния, в котором мы находимся. И для этого нужно всеми возможными способами стучать по голове начальству, насколько мы можем это делать с наших низких позиций, чтобы делать массовое тестирование. Без него ничего не выйдет.

— В начале пандемии многие эксперты выступали против массового тестирования. Выходит, этот подход был неправильным?

— До какой-то степени я могу этих экспертов понять. На начальном этапе тестирование бывает ненадежным, и если у вас высокий риск ложноположительных результатов — 5%, а реально заболевших мало, в массе ложноположительных будут тонуть реально положительные результаты. Но сейчас у нас ситуация другая: и тесты получше, и заболевших больше. Поэтому чем дальше, тем более необходимо массовое тестирование. Удерживать без этого распространение болезни невозможно.

— Среди политиков идут споры о том, когда можно считать, что их регион вышел на некое «плато» по заболеваемости. Что по этому поводу говорят прогнозисты, с какого момента реально можно ждать падения темпов заражения?

—  Тут есть две стороны проблемы. Одна заключается в том, что всякая физическая система, близкая к переходному состоянию, флуктуирует больше, чем в иных местах. Какую модель вы ни возьмете, когда она будет близка к коэффициенту воспроизводства 1, она будет вести себя более непредсказуемо, чем в других режимах. И вы будете смотреть на статистику и все равно сомневаться, что темпы заражения перестали расти. 

Мне кажется, что если есть неделя без выраженного роста — то, наверное, можно сказать, что есть плато. Но может быть плато и с медленным понижением, и с медленным повышением. И может быть, что у вас понижение, а потом вы ослабили режим изоляции, и через три недели увидите, что опять пошли на рост. Сейчас я смотрю на московские данные, где уже несколько дней новые случаи заражения на одном уровне, и какая-то уверенность, что это «плато», появляется.

— Можно ли в таком случае ослаблять ограничительные меры?

— Ни в коем случае! Во-первых, у вас задержка данных в три недели, и это очень портит ситуацию. Хотелось бы, конечно, этот временной лаг снизить хотя бы до 10 дней за счет быстрого сбора и обработки тестов. 

Во-вторых, ваша цель — не продемонстрировать всем, что вы можете остановить рост эпидемии, и отчитаться перед вышестоящими властями. Она в том, чтобы победить болезнь. И плато — это не достижение результата. Вам нужно снижение и уверенность, что вы с него не сорветесь в момент, когда снимете ограничения.

А это достигается другими методами контроля. Понятно, что выход на плато сам по себе большая радость: это означает, что через три недели не будет полного коллапса. Но если снять локдаун, то он будет через шесть недель. И чтобы его снять, надо, во-первых, снизить заболеваемость и, во-вторых, научиться ее контролировать без локдауна. Если у вас сотни тысяч заболевших, вы с этим не справитесь. Но если вы это на порядок снизите, то задача станет легче. Поэтому локдаун должен тратиться на то, чтобы наращивать институциональные и технологические возможности, чтобы можно было его снять и контролировать эпидемию.

В некоторых регионах продолжают вести службы в храмах, несмотря на наложенные ограниченияЯромир Романов / Znak.com

 — Как понять, что результат достигнут?

— Когда вы думаете, не пора ли снять ограничения, спросите себя: а маски всем доступны? А тестирование получает каждый, у кого есть симптомы ОРВИ? А за больными ОРВИ вы можете следить, чтобы они из дома не выходили? Можете ли вы выявлять и контролировать контакты зараженных? Если на эти вопросы ответ положительный, тогда можно думать об ослаблении ограничений. А плато недостаточно.

«Если мы не сможем подавить вспышку, будет страшно, но недолго»

— Как далеко мы можем относительно точно предсказывать будущее с помощью математического моделирования?

— Если ваша цель точно предсказать будущее, например, с точностью плюс-минус 10% установить общее число умерших, то прогнозировать дальше, чем на три-четыре дня, я бы не рискнул. Если же мы обсуждаем сценарии, которые в принципе могут быть в нашей ситуации, и как будут влиять принятые нами меры на ситуацию, но очень приблизительное понимание, чем мы рискуем и что мы можем выиграть с допущениями в два-три раза в каждую сторону, — то делать такие оценки можно на всю протяженность эпидемии, сколько бы она ни длилась. То есть базовые, хотя и очень грубые реперные точки могут быть долгосрочными, а точные количественные показатели вряд ли можно прогнозировать дальше, чем на неделю. 

В какой-то степени это похоже на предсказание погоды. Сказать, сколько градусов будет в конкретный день, мы можем не дальше, чем на 10 дней вперед. Остальное будет полная ересь. Но при этом мы можем сказать, что 1 сентября в Екатеринбурге может быть +20 градусов, но вряд ли будет +35 или –20. Вот такие ориентиры мы можем задавать. С климатом мы все более-менее понимаем, где эти вешки стоят, а с пандемией — нет. Поэтому задача ученых, в том числе моя, скорее расставлять эти вешки, давать систему долгосрочных ориентиров, а не конкретный прогноз. Понимая, что в буквальном смысле эти сценарии не сбудутся.

— Можем ли мы понять, когда все это кончится — в масштабах мира, страны, региона или хотя бы конкретного города? Какие сценарии у нас есть?

— Мы не знаем, получится ли вакцина и насколько быстро она получится. Оптимистический сценарий заключается в том, что мы сейчас подавим нынешнюю вспышку, что может занять несколько месяцев — 2–3 месяца, может, больше. А потом будем сидеть на изготовке, сможем выходить на улицы, но не вернемся в полной мере к нормальной жизни, а все время будем немножко настороже и будем отлавливать новые случаи заражения. Мы будем жить как на вулкане, но тем не менее жить. До тех пор, пока не появится вакцина либо лекарство.

Другой сценарий: мы все поймем в какой-то момент, что больше дома сидеть невозможно, болезнь распространяется и мы ее не подавили. Тогда эта штука пройдет пожаром, за два-три месяца. Будет страшно, но недолго. Мы останемся с большим количеством умерших, достаточно тяжелой травмой для всех, но все это кончится. Это плохой сценарий.

Промежуточный сценарий заключается в том, что полтора года мы просидим, но вакцина не появится. Что будет в таком случае, я загадывать не берусь.

— Есть версия, что мы досидим максимум до сентября, а дальше, если не появится вакцина, все выйдут на улицы.

— До сентября вакцина в достаточном количестве не появится. Просидеть два года в локдауне мы не сможем, это очевидно. Если мы не сможем контролировать ситуацию не локдаунными мерами, то да, мы свалимся в плохой сценарий. Поэтому мне кажется, что стоит во время этих ограничений научиться тестировать и сдерживать вспышку. Даже не самая работающая бюрократия, как наша, понимает, что нужно что-то делать, и готовность к ситуации выше, чем была полтора месяца назад. Может быть, за полтора-два месяца, которые мы еще в состоянии просидеть взаперти, мы что-нибудь и сможем придумать. На это и есть надежда. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Пресная вода и правда может закончиться? Когда?

Так что: пресной воды становится больше или меньше?

 

К сожалению, порадовать нечем. Запасы сокращаются в большинстве крупнейших водоемов мира. Например, уровень воды в бассейне Ганга ежегодно уменьшается на 6,3 см, а в Калифорнии семь лет длилась засуха. В целом, по данным ООН, в домах у 2,1 млрд человек (это 28% населения Земли) нет доступа к чистой воде, а по данным ВОЗ, 3,4 млн человек, в основном дети, ежегодно умирают от болезней, связанных с водой. При этом ежегодно спрос на пресную воду увеличивается на 1% из-за роста населения.

 

Но вода — это ведь возобновляемый ресурс. Как она может кончиться?

 

Действительно, вода — это возобновляемый ресурс. Однако население Земли увеличивается примерно на 86 млн человек в год. Ежегодный прирост потребности в пресной воде — 64 млн кубометров. За то время, когда население планеты увеличилось в три раза, использование пресной воды возросло в 17 раз. Причем, по некоторым прогнозам, через 20 лет оно может увеличиться еще втрое. А количество доступной чистой пресной воды уменьшается. В основном из-за недостаточной очистки промышленных и сельскохозяйственных стоков, способных отравить целые реки и озера и сделать их воду непригодной и даже опасной.

 

Так, а сколько воды вообще осталось? На сколько ее хватит?

 

Сейчас люди в основном пользуются легкодоступной водой из озер или рек. В пресных озерах находится 91 тысяча куб. км, или 0,26% от всех запасов пресной воды в мире, в парах атмосферы — 12,9 тысячи куб. км (0,04), в реках — только 0,006%, или 2,12 тысячи куб. км. При этом треть мировых запасов пресной воды находится под землей, а 68,7% содержится в ледниках.

 

Получается, что пресной воды в целом на планете много, вряд ли она кончится в обозримом будущем. Но сокращаются источники легкодоступной воды, и это большая проблема. Будет появляться всё больше регионов, страдающих от нехватки воды.

 

И что делать таким регионам? Откуда брать воду?

 

Там, где естественных источников не хватает, проблему решают с помощью опреснительных станций. Так поступают в Израиле и Сингапуре. Опреснительные установки Саудовской Аравии обеспечивают до 70% пресной воды в стране. А в Марокко питьевую воду добывают из тумана. Это дорогая вода: система, способная производить 2 тысячи литров воды в день обойдется в $15 тысяч.

 

В Египте с нехваткой пресной воды борются с помощью строительства системы каналов. Она позволит передавать нильскую воду для орошения пустынь. Строительство проекта «Новая Долина» началось еще в 1997 году, но в данный момент неизвестно, когда масштабный проект закончат.

 

Производство воды из айсбергов пока лишь в планах у ученых. А опыты по перевозке ледяных гор из Антарктиды в Африку не оправдали затрат.

 

А есть смысл экономить воду?

 

Да, и, скорее всего, это и есть реальный способ решить проблему в масштабах планеты.

 

70% пресной воды в мире потребляет сельское хозяйство, а при внедрении капельного полива воды тратится в разы меньше. Такие системы орошения начали внедрять в Израиле еще в 50-е годы ХХ века. Сегодня из страны, где воды совсем мало, экспортируется продуктов на $1,3 млрд в год.

 

Крупные компании, помимо очистки стоков, сокращают объемы потребления пресной воды. Например, за последние шесть лет Coca-Cola в России стала тратить на производство одного литра продукции на 27% меньше воды.

 

Еще в 2015 году компании удалось выйти на уровень, при котором она возвращает в природу больше чистой воды, чем потребляет. Она сделала этой первой из 500 крупнейших компаний мира. За 2017 год Coca-Cola вернула миру 248 млрд литров воды в рамках 281 водоохранного проекта.

 

А если я живу в регионе, где много воды, мне всё равно стоит ее экономить? (Людей в Африке, конечно, жаль, но я ведь не могу поделиться с ними нашей водой.)

 

Даже если в ваших краях воды достаточно, идея экономить такой важный ресурс выглядит разумной. Если вы не льете воду впустую, вы экономите еще и энергию, которая тратится на доставку воды — на работу насосов и очистных сооружений.

 

Хорошо, что нужно делать?

 

Экономьте воду. Принимайте душ вместо ванны, закрывайте кран, пока чистите зубы или бреетесь. Посудомоечная или стиральная машины также экономят воду по сравнению с мойкой и стиркой вручную (при условии, что вы загружаете машину полностью). Приятным бонусом к моральному удовлетворению будут сэкономленные на воде деньги.

Как я открыл Andilburger в 21 год — Личный опыт на vc.ru

{"id":211987,"url":"https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god","title":"\u041a\u0430\u043a \u044f \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u043b Andilburger \u0432 21\u00a0\u0433\u043e\u0434","services":{"facebook":{"url":"https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god","short_name":"FB","title":"Facebook","width":600,"height":450},"vkontakte":{"url":"https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god&title=\u041a\u0430\u043a \u044f \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u043b Andilburger \u0432 21\u00a0\u0433\u043e\u0434","short_name":"VK","title":"\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","width":600,"height":450},"twitter":{"url":"https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god&text=\u041a\u0430\u043a \u044f \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u043b Andilburger \u0432 21\u00a0\u0433\u043e\u0434","short_name":"TW","title":"Twitter","width":600,"height":450},"telegram":{"url":"tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god&text=\u041a\u0430\u043a \u044f \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u043b Andilburger \u0432 21\u00a0\u0433\u043e\u0434","short_name":"TG","title":"Telegram","width":600,"height":450},"odnoklassniki":{"url":"http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god","short_name":"OK","title":"\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438","width":600,"height":450},"email":{"url":"mailto:?subject=\u041a\u0430\u043a \u044f \u043e\u0442\u043a\u0440\u044b\u043b Andilburger \u0432 21\u00a0\u0433\u043e\u0434&body=https:\/\/vc.ru\/life\/211987-kak-ya-otkryl-andilburger-v-21-god","short_name":"Email","title":"\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443","width":600,"height":450}},"isFavorited":false}

12 443 просмотров

Платёжная система Square Джека Дорси приобрела биткоины на $170 млн — Крипто на vc.ru

С покупкой биткоинов в октябре 2020 года компания перевела в криптовалюту около 5% активов.

  • Square Джека Дорси купила 3318 биткоинов на общую сумму $170 млн. Об этом пишет CNBC со ссылкой на финансовый отчёт компании за четвёртый квартал.
  • Square заявила, что на конец 2020 года перевела в биткоины около 5% от общих активов компании, учитывая покупку 4709 биткоинов на $50 млн в октябре 2020 года.
  • «Зачем мы это делаем? Мы считаем, что интернет нуждается в собственной валюте, и верим, что это биткоин», — заявил Джек Дорси во время телеконференции с инвесторами.
  • В январе 2021 года Tesla обновила свою инвестиционную политику и вложила $1,5 млрд в биткоин. После этого в феврале курс биткоина впервые превысил $50 тысяч в ходе торгов.
  • В 2020 году Square выделила $10 млн на поддержку экологичного майнинга биткоинов — это стало частью плана компании по сокращению углеродных выбросов к 2030 году.

4060 просмотров

{ "author_name": "Евгения Евсеева", "author_type": "editor", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u0438","\u0431\u0438\u0442\u043a\u043e\u0438\u043d"], "comments": 148, "likes": 16, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 212720, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Wed, 24 Feb 2021 12:06:17 +0300", "is_special": false }

{"id":617692,"url":"https:\/\/vc.ru\/u\/617692-evgeniya-evseeva","name":"\u0415\u0432\u0433\u0435\u043d\u0438\u044f \u0415\u0432\u0441\u0435\u0435\u0432\u0430","avatar":"e5523bf6-a7b7-52ee-8922-fc78e5045b29","karma":10747,"description":"","isMe":false,"isPlus":true,"isVerified":false,"isSubscribed":false,"isNotificationsEnabled":false,"isShowMessengerButton":false}

{"url":"https:\/\/booster.osnova.io\/a\/relevant?site=vc","place":"entry","site":"vc","settings":{"modes":{"externalLink":{"buttonLabels":["\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c","\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c","\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c","\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c","\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c","\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c","\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438"]}},"deviceList":{"desktop":"\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f","smartphone":"\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b","tablet":"\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b"}},"isModerator":false}

Вы можете закончить предложение предлогом (но берегитесь!)

Наша история
Быстрый ответ
Совершенно приемлемо заканчивать предложение предлогом.

Но будьте осторожны!

Многие люди (почти каждый пятый) все еще считают это ошибкой. Поэтому, чтобы не раздражать этих читателей, вам следует избегать использования предлога в конце предложения. Кроме того, вероятно, что ваше измененное предложение будет лучше и короче.


Понятно? Сделайте быстрый тест.

Окончание предложения предлогом

Предлог обычно стоит перед существительным, чтобы показать связь существительного с другим ближайшим словом. Слово «предлог» означает «расположенный раньше». Итак, поскольку предлоги предназначены для размещения перед существительными, есть некоторая логика в том, что предлог не может стоять в конце предложения. В конце концов, предлоги предназначены для размещения перед вещей.

Тем не менее, вполне приемлемо заканчивать предложение предлогом не в последнюю очередь потому, что предлог часто является частью фразового глагола (например, «взорвать», «мириться», «перейти») и фразового у глаголов есть свои правила расположения целых предлогов.

Но все это не имеет значения. Если кто-то из ваших читателей думает, что вы не можете закончить предложение предлогом, а вы это делаете, то он ошибается. Итак, чтобы все были довольны, старайтесь не заканчивать предложение предлогом.Считайте это игрой, а не правилом. Кроме того, избегание предлога в конце предложения часто сохраняет слово, дает ощущение формальности и создает более плавное предложение.

Несколько "неправильных" примеров, которые нужно исправить.

Вот несколько примеров предложений, оканчивающихся предлогами. Помните, что это технически не ошибочно, но мы отметили их как неправильные, потому что в глазах тех, кто думает, что вы не можете закончить предложение предлогом, это так.
  • Это ситуация, о которой я не думал.
  • (Слово «из» - это предлог.)
  • Она человек, с которым я не могу справиться.
  • (Слово «с» - это предлог.)
  • Это поведение, с которым я не потерплю.
  • (Этот пример заканчивается двумя предлогами: «вверх» и «с».)
Наша задача - сделать эти предложения правильными для каждые .

Реструктурированные предложения обычно кажутся надуманными.

Реструктурированная версия часто кажется надуманной и неестественной. Например:
  • Это ситуация, о которой я не думал.
  • Она человек, с которым я не могу справиться.
  • Это поведение, которое я не приложу.
Эти примеры (особенно последний) кажутся крайне надуманными. Ни один из них не требует отметки, даже если теперь они не оканчиваются предлогами.

Измененные предложения часто звучат лучше.

Часто лучшим решением является перефразировать предложение. Например:
  • Я не рассматривал эту ситуацию.
  • Она человек, с которым я не могу справиться.
  • Я не потерплю такого поведения.
В этих предложениях нет предлогов, и все они имеют одинаковое значение. Они короче, звучат более формально, и все они текут лучше. Эти предложения заслуживают этих отметок.

Просто оставьте предлог в конце.

Если после изменения формулировки предложение кажется слишком надуманным, и вы не хотите потворствовать тем, кому не нравятся предлоги в конце предложения, то другой вариант - оставить предлог в конце предложения.
  • Есть только одна вещь на свете хуже, чем о том, о чем говорят, и о ней не говорят. (Драматург Оскар Уайльд)
  • (Это пример предложения, которое следует оставить с предлогом в конце.)

Заключительный совет

В: Можно ли закончить предложение предлогом?
A: Да

Однако помните: если ваш читатель думает, что это неправильно, так оно и есть.

Дело не в том, чтобы быть правым. Речь идет о написании предложения, которое точно не вызовет раздражения ваших читателей. Кроме того, есть большая вероятность, что если вы изменили формулировку предложения, чтобы избежать предлога в конце, это будет лучшее и более сжатое предложение.

Итак, избегайте предлогов в конце предложений.Просто играй в игру.


Помогите нам улучшить грамматику Monster
  • Вы не согласны с чем-то на этой странице?
  • Вы заметили опечатку?
Сообщите нам, используя эту форму.

См. Также

Что такое предлоги? Предлог Глаголы с предлогами - емкое написание

Почему мы не можем покончить с бедностью

Я понимаю, что то, что я собираюсь опубликовать, не будет очень популярным.Но я готов опубликовать его, потому что надеюсь, что он положит начало здоровому обсуждению.

Вот оно: за последние несколько лет я слышал эту фразу буквально десятки раз на конференциях миссий, мероприятиях служения, в церквях, в блогах и т. Д. поколение, которое может положить конец бедности ».

Не знаю, верю ли я этому. На самом деле, я не совсем уверен, что христиан называют , чтобы покончить с бедностью. Прежде чем вы отправитесь искать удобные камни для метания, позвольте мне объяснить:

Во-первых, позвольте мне сказать, что я действительно верю, что в нашем мире достаточно ресурсов, чтобы позаботиться обо всех.Еды хватит. Достаточно воды. Достаточно материалов для укрытия и одежды.

Но чтобы каждый получил свою справедливую долю, это означало бы конец жадности и коррупции. Это означало бы массовый сдвиг в человеческой природе. Я не думаю, что это поколение или любое другое поколение сможет этого добиться.

Во-вторых, я не знаю ни одного отрывка из Священного Писания, в котором говорится, что мы призваны положить конец бедности. Мы призваны бороться с несправедливостью. Мы призваны быть голосом за безмолвных, заботиться о сироте и вдове.Но я не знаю ни одного стиха, в котором говорится, что мы должны положить конец бедности.

И в-третьих, мне интересно, противоречит ли утверждение, что мы можем положить конец бедности, тому, что сказал нам Иисус:

«Бедный всегда будет с тобой…» –Марк 14: 7 (NIV)

Конечно, многие люди злоупотребляют этой цитатой. Они используют это как аргумент против того, чтобы что-либо делать с бедностью: «У нас всегда будет бедность, поэтому бесполезно бороться с ней».

Я не об этом говорю.Многие не знают, что Иисус на самом деле цитировал отрывок из Второзакония. В этом оригинальном отрывке из Священного Писания говорится, что мы должны делать с бедностью:

«На земле всегда будут бедняки. Поэтому я приказываю вам быть открытыми по отношению к своим братьям и бедным и нуждающимся в вашей стране ». - Второзаконие 15:11 (NIV)

Обратите внимание, что заповедь не «покончить с бедностью», а дать. Делиться. А когда дана команда, ожидается послушание.

Я не думаю, что мы призваны покончить с бедностью. Я с до считаю, что мы призваны повиноваться повелениям Бога.

Это забота о тех, кому повезло меньше. Я думаю, что речь идет о том, чтобы ни один ребенок никогда не умер от голода из-за недостатка еды или от болезни, которую можно предотвратить. Речь идет о том, чтобы никто не пил небезопасную воду. Речь идет о том, чтобы у каждого был шанс на жизнь.

Когда мы объединяемся, чтобы бороться с бедностью, сияет слава Божья.И разве мы не к этому призваны? Быть отражателями Его славы?

Мой босс напомнил мне старую рекламную кампанию McGruff the Crime Dog. Помните его знаменитую фразу? «Откусите от преступления». Не КОНЕЦ преступности ... но откусите от этого кусочек. Я думаю, что мы можем откусить от бедности. Я думаю, что мы можем остановить некоторые несправедливости. Я просто не уверен, что мы сможем положить этому конец.

Хорошо. Теперь можешь брать свои камни.

Как безопасно положить конец социальному дистанцированию и облегчить пандемию Covid-19

Неудачи первоначального ответа Соединенных Штатов на пандемию Covid-19 уже хорошо известны: официальные лица слишком медленно осознавали угрозу болезни и слишком медленно проводили диагностические тесты, и были плохо подготовлены к нагрузке на наша система здравоохранения.

Но сейчас американцы в основном делают что-то правильно: социальное дистанцирование.

Полное ограничение передвижения в некоторых городах, а также менее жесткая политика, проводимая по всей стране, могут замедлить распространение пандемии. И, по крайней мере, по одному опросу, люди в целом подчиняются.

Кристина Анимашаун / Vox

К сожалению, мы должны быть терпеливыми в нашей изоляции.Последствия задержки социального дистанцирования в данных о количестве случаев могут проявиться в течение нескольких недель. Прямо сейчас среди населения есть инфекции, которые были засеяны задолго до того, как эти приказы вступили в силу. Между заражением человека и появлением у него симптомов может пройти 10 дней или более, в течение которых он может передать вирус другим.

Действующие меры социального дистанцирования также не являются герметичными, поэтому эти инфекции все равно будут способствовать возникновению некоторых других. И ожидается, что только те случаи, которые уже есть, переполнят больницы.

Важно понимать, что на снятие ограничений социального дистанцирования могут пройти месяцы. И сроки могут варьироваться в зависимости от того, где вы живете и когда вирус поражает сильнее всего.

Нам необходимо социальное дистанцирование, потому что оно замедляет распространение болезни до контролируемых уровней. Когда это произойдет, мы сможем перейти к более устойчивой стратегии смягчения последствий. Но нам нужно быть осторожными. Достаточно взглянуть на Гонконг: после месяца строгих мер контроля, включая социальное дистанцирование, число случаев заболевания снова растет, возможно, за счет жителей, возвращающихся из-за границы.

Знайте это: непрерывное социальное дистанцирование - не единственный способ положить конец этой эпидемии. А президент Трамп нарисовал ложный выбор между спасением жизней и спасением экономики. Мы можем найти баланс. Просто нынешние порядки социального дистанцирования должны быть заменены всеобъемлющим, чрезвычайно амбициозным планом.

Эпидемиологи и эксперты по пандемиям рассказывали мне о том, что нужно сделать, чтобы безопасно положить конец социальному дистанцированию во время борьбы с распространением Covid-19.Это непросто. Это потребует огромного лидерства, координации и больших жертв. Это потребовало бы усилий на уровне лунных выстрелов. Но тактика, которую они описывают, не является незнакомой. Это учебник по эпидемиологии - их просто нужно довести до невиданного ранее уровня.

«Нам действительно нужны усилия Манхэттенского проекта, чтобы реализовать все это в течение двух или трех месяцев», - говорит Джереми Конындык, старший научный сотрудник Центра глобального развития.

Нам нужно социальное дистанцирование по всей стране, и нам нужно поддерживать его в течение нескольких недель, если не месяцев, чтобы выиграть время. Если социальное дистанцирование сработает, будет введено в действие широко и будет продолжаться, количество новых случаев инфицирования может снизиться. Это дало бы нам паузу в действиях, чтобы потенциально перейти от социального дистанцирования к более целевой стратегии пандемии. Сейчас самое время подготовить планы, чтобы, когда наступит эта пауза, мы сможем все исправить.

Почему США не откроются в ближайшее время: это слишком опасно

Понятно, что некоторые - а может, и большинство - людей уже хотят, чтобы жизнь вернулась в нормальное русло.Трамп тоже был обеспокоен и до 29 марта говорил, что надеется открыть страну к Пасхе 12 апреля.

Это «кошмар для эпидемиологов и медицинских работников», - говорит Тара Смит, изучающая новые инфекционные заболевания в Кентском государственном университете. «Представьте себе смешение популяций, которое произошло бы на Пасху, если бы было« все ясно »- люди, которые могут быть носителями вируса, не подозревая об этом, обнимать своих близких, проводить часы в тесном контакте, а затем все возвращаются домой.К счастью, Трамп объявил, что продлит федеральные правила социального дистанцирования по крайней мере до конца апреля.

Хотя данные показывают, что все возрастные группы и люди, не имеющие факторов риска, могут серьезно заболеть этим заболеванием, социальное дистанцирование не только для вас. Это очень важно для защиты уязвимых людей от болезни. Без этого они снова становятся уязвимыми.

«Если бы мы все вернулись к тому, что было раньше, передача инфекции началась бы снова с такой же интенсивностью», - говорит Кейтлин Риверс, профессор Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса.«Трудно испытать столько ограничений и трудностей, и не чувствовать, что это не работает. Нам нужно признать, что мы делаем правильные вещи. Просто нужно проявить немного терпения ».

Getty Images

От кувалды до скальпеля

Стоит вспомнить, почему мы в такой ситуации. «Факт остается фактом: мы потратили много времени на расширение тестирования», - говорит Саад Омер, директор Йельского института глобального здравоохранения.Тестирование во время эпидемии выполняет две функции. Один - диагностировать тех, кто болен. Другой - наблюдение: чтобы увидеть, где может скрываться вирус, особенно в случаях, когда симптомы легкие или совсем не проявляются. В США едва ли было достаточно возможностей для тестирования самых больных, не говоря уже о возможности проводить слежку. Многие врачи советуют пациентам с более легкими симптомами оставаться дома и не сдавать анализы.

«Социальное дистанцирование - это, по сути, кувалда», - говорит Конындык, который работал над прошлыми вспышками, такими как Эбола.«Вы просто останавливаете все и надеетесь, что в процессе вы также замедляете передачу». По его словам, нам нужно превратить эту кувалду социального дистанцирования в скальпель: повсеместное тестирование и отслеживание контактов.

«Классический эпидемиологический подход к борьбе с болезнями - не закрывать общество; он нацелен на людей, которые, как вы знаете, болеют этой болезнью, и чтобы понять, кому они ее передают », - говорит Конындык. «Мы не можем сделать это прямо сейчас, потому что у нас недостаточно тестов, чтобы узнать, кто болен.”

Нам нужно не только больше тестирования, но и тестирование, которое можно завершить в течение нескольких минут. «Я была бы так счастлива, если бы у нас была быстрая диагностика», - говорит Саския Попеску, эпидемиолог больницы в Фениксе, штат Аризона. «Если вам когда-либо оказывалась неотложная помощь, когда они делают тест на грипп, во многих случаях это занимает около 10 минут. Так что, если мы сможем перейти к более быстрой диагностике, когда это будет очень, очень быстрое решение, тогда мы сможем убедиться, что эти люди вернутся домой и изолированы.«В настоящее время на получение диагностического теста могут уйти дни, и люди могут не знать, что им делать, пока они ждут.

Эти быстрые тесты находятся в разработке: недавно FDA одобрило тест, который может дать результаты за пять минут. Но нам понадобятся и другие виды тестирования, например серология - анализ крови людей. Таким образом, мы сможем выяснить, кто уже переболел этой болезнью, у кого есть иммунитет, и мы можем безопасно вернуться в контакт с другими членами общества. (Хотя ученым еще предстоит проделать большую работу, чтобы определить, как выглядит иммунитет у каждого конкретного человека.)

США необходимо выяснить, кто будет проводить тестирование и отслеживание

«Первая часть лунной выстрела - это то, что мы делаем сейчас и, надеюсь, сохраним, а именно массовое социальное дистанцирование, чтобы нанести удар кувалдой, чтобы снизить количество людей», - говорит Конындык. «Как только вы снизите цифры до приемлемого уровня, - говорит он, - нам нужно вернуться к некоторым учебникам эпидемиологии.

После проведения повсеместного тестирования потребуется огромная команда работников общественного здравоохранения, чтобы отслеживать контакты тех, у кого результаты тестов оказались положительными.Всех, у кого был положительный результат теста или кто контактировал с кем-то, у кого был положительный результат теста, необходимо поместить в карантин или изолировать, чтобы вирус больше не распространялся. Именно так власти обычно борются со вспышками - даже таких невероятно инфекционных заболеваний, как корь.

В Южной Корее этой работе помогли технологии. Власти использовали данные GPS с мобильных телефонов людей, чтобы выяснить, с кем они могли контактировать. Данные GPS могут оказаться более надежными, чем их память.«Нам нужно хорошенько взглянуть на то, что сделала Южная Корея, и на то, что люди здесь готовы смириться, в том числе некоторые из этих вторжений общественного здравоохранения в их нормальную жизнь, их частную жизнь», - говорит Смит.

Также будет полезна «функция прогнозирования приливов и отливов болезни на уровне сообществ», - говорит Конындык. В стране уже есть инструменты для прогнозирования вспышек гриппа. Мы могли бы адаптировать их для Covid-19. С помощью такого инструмента прогнозирования «мы могли бы увидеть рост числа случаев, а затем восстановить социальное дистанцирование», - говорит он.

Даже с технологией эта работа потребовала бы огромного количества рабочих. «Поиск контактов с больными людьми - очень трудоемкий процесс, - говорит Риверс. «Часть того, что мы делаем при отслеживании контактов, - это проверять их каждый день, чтобы узнать, не заболели ли они». Сохранение некоторых мер социального дистанцирования также может облегчить эту работу: если у людей будет меньше мест, куда можно пойти, меньше людей будет собираться, будет меньше контактов, которые нужно отслеживать.

Конындык предполагает, что для этого потребуются «десятки тысяч человек, а может и больше.”

Итак, вот вопросы, которые наши лидеры должны задать сейчас: Кто будет выполнять эту работу? Будет ли это Национальная гвардия? Можем ли мы нанять и обучить уволенных работников из-за одновременного экономического кризиса для оказания поддержки? «Я думаю, что есть много вариантов , , но мы должны начать с видения и стратегии», - говорит Риверс.

И прямо сейчас эти эксперты не видят этого видения со стороны федерального правительства. По большому счету, ответные меры на эту вспышку находятся в руках руководителей штатов и местных властей.Но «вы хотите, чтобы федеральное правительство сформулировало:« Вот стратегия, вот и путь »и запустило дело», - говорит Конындык.

И даже в этом агрессивном сценарии тестирования и отслеживания, в нашей жизни может быть много нарушений. Это может означать, что много людей все еще находятся под карантином. Возможно, также потребуется установить некоторый уровень общего социального дистанцирования. Возможно, например, школы могли бы снова открыться, но взрослых по-прежнему поощряли бы к дистанционной работе, а спортивные мероприятия и другие массовые мероприятия были бы отменены.Это не тот случай, чтобы все могло вернуться на круги своя. Дело в том, что мы можем вернуть , некоторые вещей в норму. Социальное дистанцирование - это лечение, от которого нам нужно будет постепенно избавляться. (Нам также нужно быть бдительными в отношении возможности импорта новых случаев из-за границы.)

Исследователи из Имперского колледжа Лондона предложили еще один способ сокращения в статье: пульсация. То есть мы можем ослабить политику социального дистанцирования, когда кажется, что больницы занимаются лечением больных, и усилить ее, когда не хватает коек в отделениях интенсивной терапии.Но это не идеально. «Как бы выглядела жизнь, если бы она продолжалась, а затем мы уходили, а затем снова и снова, я думаю, было бы трудно представить, как жизнь развернется при таком сценарии», - говорит Риверс. Скорее всего, это не положит конец пандемии, но распространит ее боль на более длительный период.

В любом случае, нам, вероятно, придется применить поэтапный подход к социальному дистанцированию и посмотреть, как мы можем наилучшим образом сбалансировать его с возвращением к какой-то небольшой части нормальной жизни. Со временем мы узнаем, как достичь этого баланса.На данный момент - и поскольку об этом вирусе так много неизвестно, - нам нужно оставаться на месте.

Getty Images

Тем не менее, вы можете задаться вопросом: сколько времени все это может занять?

Риверс вместе с бывшим комиссаром FDA Скоттом Готлибом и другими соавторами опубликовали в воскресенье план о том, как ослабить социальное дистанцирование. План состоит из нескольких этапов: первый этап - замедление распространения через социальное дистанцирование, увеличение возможностей тестирования и обеспечение больниц необходимым оборудованием.На втором этапе ограничения социального дистанцирования ослабляются, а работники общественного здравоохранения продолжают отслеживать и изолировать случаи.

Но добраться туда придется немало. Авторы утверждают, что эти решения необходимо принимать для каждого региона: второй этап следует начинать только после 14 дней устойчивого сокращения случаев заболевания в районе и только после того, как возможности тестирования резко увеличиваются. Они подчеркивают, что даже на втором этапе нам придется вернуться к серьезному социальному дистанцированию. Прежде чем появится вакцина, мы должны будем сохранять бдительность.

Нам все еще нужны лекарства и, наконец, вакцина. Здесь тоже нужно терпение.

Конечная цель остановки пандемии - это безопасная и эффективная вакцина, которая может предотвратить заражение людей вирусом. Хорошая новость в том, что они уже проходят испытания. Плохая новость заключается в том, что на поиск безопасного и эффективного средства может потребоваться год или больше. «Честно говоря, я считаю, что вакцина через 12–18 месяцев - это уже шансы на успех», - говорит Смит.

А пока мы сможем быстрее найти лечение.Всемирная организация здравоохранения в настоящее время способствует проведению многонациональных клинических испытаний, тестированию лекарств - и комбинаций лекарств - для лечения Covid-19. Если ученые действительно обнаружат «лекарства, которые сокращают время пребывания в интенсивной терапии на 20–30 процентов, это будет в сумме», - говорит Омер, и снизит нагрузку на больницы. Но даже эти лекарства не обязательно остановят вспышку.

«Я думаю, это было бы здорово для спасения жизней», - говорит Риверс. «Но вы действительно не ожидали, что это вообще замедлит передачу.«Люди все еще могут болеть и распространять вирус. И в этом сценарии нам также необходимо проявить бдительность и терпение. Даже если мы снизим риск тяжелых заболеваний и смерти, если мы увеличим число случаев заболевания, больше людей все равно могут заболеть и умереть.

Пришло время подготовить

- и сделать все правильно

Все ученые, с которыми я говорил для этой статьи, понимают чрезвычайную тяжесть и бремя социального дистанцирования. «Экономические проблемы действительно влияют на здоровье», - говорит Омер.«Дело не в том, что мы бесцеремонно относимся к этому делу». Экономические последствия пандемии только усугубляют существующую нагрузку на психическое здоровье. Ученые тоже хотят, чтобы это закончилось.

Но баланс нужен. «Я не хочу, чтобы экономика снова включалась таким образом, чтобы нанести ядерный удар по нашей больничной системе, и это то, что мы будем делать прямо сейчас», если бы мы внезапно прекратили социальное дистанцирование, - говорит Конындык.

Итак, какое бы время мы ни покупали на социальное дистанцирование, мы должны использовать его с умом. Нам необходимо увеличить производство важнейших медицинских принадлежностей; нам необходимо создать цепочки поставок для режима массовых испытаний, которые потребуются.Нам нужно обучить больше людей, чтобы они помогали. И мы можем это сделать. «Amazon родился в этой стране, UPS была создана в этой стране, и мы преподаем логистику цепочки поставок в каждой школе менеджмента, и у нас не может быть стабильной цепочки поставок средств индивидуальной защиты?» - говорит Омер. Ясно, что мы можем - и должны - добиться большего.

Но все это требует лидерства. Президент Трамп не решался использовать всю мощь своего офиса, чтобы гарантировать, что компании производят необходимые материалы. Во всяком случае, он часто использует свой офис, чтобы преуменьшить вред вируса и предложить недоказанные лекарства.

Прямо сейчас у нас все еще есть шанс уменьшить вред, который может нанести этот вирус. Как? «Давайте разберемся с испытаниями, давайте получим достаточно средств индивидуальной защиты (средств индивидуальной защиты) для служб быстрого реагирования», - говорит Смит. «Давай возьмем достаточно мазков. Давайте купим больше аппаратов ИВЛ, создадим больше аппаратов ИВЛ - чтобы иметь второй шанс не испортить дело ".

Нам нужно сделать это как нация. Хотя пандемия сейчас сильнее всего поражает регион Нью-Йорка, со временем она, вероятно, сильно ударит и по другим городам.

Самая большая сила, которая у нас есть сейчас, - это терпение. Нелегко собраться перед лицом такой жертвы. И иногда это может показаться неэффективным. Но там, где вы его найдете, выпейте. В настоящее время это, вероятно, наш лучший шанс на излечение.


Слушайте

Сегодня, объясните

Брайан Резник из Vox (благополучно) встречает Шона в парке Вашингтона, округ Колумбия, чтобы передать Пять заповедей социального дистанцирования.

Подпишитесь на Today, Explained , где бы вы ни находили свои подкасты, в том числе: Apple Podcasts , Google Podcasts , Spotify и Stitcher .

Это не может закончиться хорошо у солнца Комната

на потоковых платформах сейчас ... вот так: https://open.spotify.com/album/4yCmN2nKdJ4i0k6rtRyExL?si=qGSsvJLqRSqSK3Ox1nC_nQ Эта песня ни в коем случае не романтизирует стрельбу в школах, это просто то, что пришло мне в голову, когда я грустил о состоянии мира и насилии с применением огнестрельного оружия в США. Если у вас есть плохие мысли, обратитесь за помощью и обратитесь за помощью <3 вы не одиноки, и бессмысленное насилие - не выход в таких ситуациях.Пожалуйста, оставайтесь в безопасности и берегите друг друга. _____ в свете последних событий. текст песни:. поэтому он просыпается каждое утро так же одинок, как прошлой ночью и он идет в школу с его рюкзаком и его пальто никто не бьет глазом о, о, о, о мой и он идет домой вечером в дом никто не коснется и он смотрит в потолок все голоса слишком много тот голос, который он убивает он не может сидеть на месте поэтому он просыпается одним ярким утром пустой взгляд на его лице никто не задается вопросом вечером почему он приходит домой так ужасно поздно он идет в кровать облака собираются в его голове поэтому он идет в школу этим утром тяжелый багаж на спине вытаскивает ружья с боеприпасами о, и он не будет последним это не может закончиться хорошо этого никогда не будет.

@ axel-rojas-832136468: https://open.spotify.com/track/5JpTQRaOjlo8e6puFEkT9o?si=68CSfkX2QsOgMdWTIhp4HQ;)

<3

@ calob-martinez-6

866: берегите себя и не забывайте проявлять чуткость <3

@ joey-giron-606561796: береги себя, хорошо?

@ lewis-bevan-5: спасибо, это очень много значит!

@ user-911593597: я тоже!

@ user-285388933: <3

@prodbyknd: огонь!

@ turtle_999: ты мне нравишься

@ kendrick-evans-632765104: спасибо!

@blastcheetah: большое спасибо

@drkss: u r

@ user-422640613: спасибо !!

@ jordan_mitch2: спасибо!

@bayuwiratma: спасибо

@ user-795047766: u r

@ axel-rojas-832136468: если бы я только знал, как это сделать

@ поцелуй-левенте-766991980: 🙂

@ Алиссон-Лима-01: <3 <3 <3

@ user-389768652: спасибо

@ user-391378880: спасибо, я рад, что вы его нашли.береги свое сердце <3

Комментарий от Dakk

Я наткнулся на это при редактировании, и с тех пор меня зацепили. У меня как-то болит сердце. Я так влюблен в эту песню. Желаю, чтобы его слушало как можно больше людей

Красивый 🙃😢

❤️❤️❤️

😮

звучит как мои мысли, когда я иду в школу.я могу понимать слова, не слушая, потому что они исходят из моей головы.

Черт

🥺🖤🖤

спасибо <3

Комментарий от mrtsw

кто нибудь знает аккорды?

Мы не сможем положить конец массовому заключению под стражу, не покончив с денежным залогом

Сажаете ли вы в тюрьму или нет, не должно зависеть от вашей способности платить за свою свободу.Тем не менее, именно так работает наша нынешняя система денежного залога. Это одна из самых коррумпированных и сломанных частей нашей системы правосудия.

Около полумиллиона человек сегодня находятся в тюрьме в ожидании суда, многие из них находятся в заключении, потому что они слишком бедны, чтобы позволить себе денежный залог. Пришло время отменить эту систему. Кампания ACLU за разумное правосудие сегодня запускает общенациональную кампанию, чтобы положить конец этой несправедливости тюремного заключения, основанного на богатстве, используя все наши инструменты - от нашей общенациональной государственной дочерней структуры до наших стратегических судебных процессов, коммуникации и законодательной защиты для поддержки движений за реформу залога и наших партнеры в штатах по всей стране.

Первоначальная цель залога заключалась в том, чтобы служить стимулом для возвращения в суд, когда лицо арестовано, освобождено и его дело продолжается. Однако нынешняя система денежного залога имеет мало общего с этим первоначальным намерением. Скорее он превратился в способ отделения людей, у которых есть деньги, от тех, у кого их нет. Люди с деньгами почти всегда могут купить себе путь к свободе, независимо от предъявленных им обвинений. Тем не менее, люди, не имеющие доступа к наличным деньгам, слишком часто попадают в тюрьму просто потому, что не могут позволить себе залог, или, в качестве альтернативы, они должны брать ссуды в компаниях по оказанию помощи, которые взимают непомерные сборы.

Даже если в глазах закона вы считаются невиновными, если вы не можете позволить себе залог наличными, вы попадете в тюрьму на недели, месяцы или, в некоторых случаях, на годы, ожидая своего дня в суде. . Это тюремное заключение из-за богатства несоразмерно наказывает чернокожих и других цветных, а также людей из экономически неблагополучных сообществ и преследует их. Те, кто попал в ловушку этой системы, часто теряют свои семьи, работу и дома, поскольку им отказывают в правосудии в ожидании передачи их дела через систему.

Они также с большей вероятностью будут осуждены за преступление, в котором их обвиняют. Одно исследование показало, что количество обвинительных приговоров, не связанных с уголовным преступлением, возрастает с 50 до 92 процентов среди заключенных до суда. Для дел о тяжких преступлениях ставка подскакивает с 59 до 85 процентов. Если вас задержали до суда, можно очень хорошо предсказать, будете ли вы в конечном итоге осуждены, поскольку люди отчаянно пытаются покинуть тюрьму и соглашаются на сделки о признании вины. Прокуроры знают, как работать с этой системой и извлекать выгоду из этих безвыходных ситуаций.

Но не только прокуратура получает пользу от этой системы. Многонациональные страховые корпорации и коммерческие компании по выпуску залога зарабатывают миллиарды прибыли за счет людей с низкими доходами и неблагополучных общин. Это потому, что если вы хотите выйти из тюрьмы и не можете себе этого позволить, вам придется обратиться в одну из этих компаний, чтобы обезопасить свою свободу. Согласно недавнему отчету Color of Change и ACLU Campaign for Smart Justice, менее 10 компаний несут ответственность за значительную часть облигаций на сумму 14 миллиардов долларов, ежегодно вносимых под коммерческий залог.Отрасль получает около 2 миллиардов долларов прибыли в год.

Эти компании требуют авансовый невозмещаемый взнос - обычно 10 процентов - для оплаты вашего залога. Тем не менее, зачастую семьи не могут позволить себе эту плату и в конечном итоге платят в рассрочку с высокими процентными ставками, что приводит к многолетним долгам. Таким образом, люди, у которых достаточно денег, чтобы выплатить всю сумму залога вперед, обычно получают все свои деньги обратно, когда их дело будет разрешено, но если коммерческий поручитель выручил вас - даже если вы ни разу не пропустили ни дня в суде и были признаны невиновными - вы и ваша семья по-прежнему в финансовом отношении, много раз в течение многих лет выплачивая им выплаты.

Это происходит по всей стране. В Мэриленде, например, Управление государственного защитника штата обнаружило, что за пятилетний период «более 75 миллионов долларов в виде премий по залогам было начислено в случаях, которые были урегулированы без установления каких-либо нарушений». В целом премии по коммерческим облигациям обходятся семьям в штате более чем в 250 миллионов долларов за пять лет, и это не включает проценты и другие сборы. Если вы посмотрите более внимательно, как это сделали мы, вы увидите, что эта хищническая практика кредитования часто концентрируется в самых бедных общинах и несоразмерно оплачивается чернокожими людьми.Мы наблюдаем, как сотни миллионов долларов уходят из наших наиболее недостаточно обслуживаемых сообществ в руки индустрии залога и транснациональных корпораций.

Есть лучший путь к справедливости. В некоторых штатах - например, в Нью-Джерси - уже проведены важные реформы, направленные на пересмотр системы денежного залога. Они прекращают наказание людей только за то, что они не могут позволить себе денежный залог. Они меняют культуру судов и следят за тем, чтобы судьи принимали информированные решения для каждого человека, которого они видят, и исчерпывают все другие альтернативы, прежде чем прибегать к денежному залогу.

И эти реформы начинают работать. С тех пор как 1 января 2017 года вступил в силу закон штата Нью-Джерси о реформе залога, ежедневное количество заключенных в тюрьмах штата сократилось на 17,2 процента, а денежный залог взимался только 33 раза из 33 400 обвиняемых. Пример Нью-Джерси показывает, что мы можем исправить эту хищническую систему, не ограничивая способность нашей системы правосудия выполнять свои обязательства. Показатели лишения свободы снижаются там, где были проведены реформы, и общинам от этого лучше.

Деньги не должны определять чью-либо свободу от заключения. Крупный бизнес не должен быть привратником, решающим, кого выпускать из тюрьмы до суда. Прибыль должна быть лишена возможности играть какую-либо роль в принятии решения о том, находится ли человек на свободе или в тюрьме.

Джим Бохейм на Covid, внезапно завершивший сезон Герцога: «Не могу себе представить»

Сиракузы, Нью-Йорк - Сиракузы проиграли баскетбольный матч в четверг.

Это была важная игра для баскетбольных матчей колледжа.Сиракузы, отчаянно нуждавшиеся в победе, чтобы сохранить свои надежды на участие в турнире NCAA, проиграли Вирджинии душераздирающее поражение 72-69 из-за трехочкового на последней секунде в четвертьфинале турнира ACC

Но Сиракузы, по крайней мере, имели шанс поиграть. У Герцога не было такого шанса.

Рано утром в четверг, в годовщину закрытия колледжа баскетбола из-за коронавируса, тест на Covid игрока Duke оказался положительным.

Duke, обыгравший Луисвилл во втором раунде ACC в среду, не смог сыграть в четвертьфинале в четверг вечером против штата Флорида, потому что остальные игроки и тренеры команды были помещены в карантин, поскольку школа вела протоколы отслеживания контактов.

«Не могу. Я не могу '', - сказал тренер Сиракуз Джим Бохейм о внезапном окончании сезона Дьюка. «Чтобы просто не иметь возможности играть? Я не могу. Я не могу себе этого представить ''.

Коронавирус серьезно сказался на студенческом баскетбольном сезоне. Конференции посчитали, что им повезло, что они сыграли примерно 75-80% запланированных игр. Команды пошли на продолжительные паузы. Игры были отложены и отменены.

Но спорт продолжался.

«Я думаю, нам очень повезло, что мы провели все эти игры, - сказал Бохейм, - чтобы провести хороший сезон.''

Как ни странно, это был первый положительный тест на Covid для члена баскетбольной программы Duke за последний год.

Положительный тест Герцога и решение школы прекратить решение баскетбольной команды - это темная туча, нависшая над спортом, поскольку NCAA готовится провести турнир полностью в штате Индиана, чтобы сократить поездки и снизить вероятность заражения и распространения болезни.

Команды должны будут давать отрицательный результат в течение семи дней подряд до начала турнира NCAA.Игроки будут изолированы в своих отелях. Они будут носить чипы, которые контролируют их близость друг к другу, чтобы предотвратить дисквалификацию команды из-за положительного результата теста.

«Вы пытаетесь получить это так, чтобы, если один парень это понял, вы могли изолировать его, а другие парни не были рядом с ним достаточно, и вы надеетесь, что это так», - сказал Бохейм. «Но да, я имею в виду, мы не знаем, что будет дальше».

Бохейм сказал, что игроки пережили необычный сезон.

«Игроки проделали невероятную работу по самоизоляции», - сказал Бохейм. «Я имею в виду, что здесь 75 градусов тепла, и мы живем в отеле с тех пор, как приехали. Я имею в виду, это действительно сложно. Это действительно сложно сделать. Я считаю, что игроки просто великолепны. Я действительно люблю ''.

Ранее в этом сезоне тренер Duke Майк Кшижевски отменил игры вне конференции, когда он не считал, что игра в интересах его игроков отвечает интересам его игроков.

Во время турнира ACC «Голубые дьяволы» не остались в Гринсборо.Вместо этого команда осталась в кампусе школы в Дареме и ехала на автобусе почти час в каждую сторону до места проведения турнира.

Несмотря на все это, сезон Герцога закончился из-за вируса.

«Я имею в виду, это может случиться», - сказал Бохейм, который сам заразился коронавирусом прошлой осенью. «Это прискорбно».

Свяжитесь с Майком Уотерсом в любое время: электронная почта | Twitter

БОЛЬШЕ ОРАНЖЕВОГО БАСКЕТБОЛА

Насколько тяжелым было поражение СУ от Вирджинии? «Я плакал, потому что мы отдали все»

Бадди Бохейм набрал 31 балл за карьеру; заставляет отца гордиться своей потерей

SU проигрывает Вирджинии душераздира в последнюю секунду 3

Трехочковая эффективность Вирджинии - и потрясающий выстрел - побеждает Сиракузы в оранжевом сердцееде (быстрые попадания Донны Дитоты)

Вы оцениваете результат Оранжевый: Оцените результаты баскетбольных матчей в Сиракузах и баскетболах.Вирджиния на турнире ACC

Счет по боксу из Сиракуз-Вирджиния

Bubble watch: Впервые за несколько месяцев фанаты Сиракуз могут очень хорошо оценить шансы NCAA

ОРАНЖЕВЫЕ БАСКЕТБОЛЬНЫЕ ФАНАТЫ

Маски для лица | Снаряжение и одежда | Смотрите игры на fuboTV, Sling, Hulu + Live TV

Почему Индия не может положить конец жестокости полиции? - The Diplomat

Реклама

В жутком рассказе о леденящей кровь жестокости полиции двое мужчин умерли в заключении в портовом городе Тутукуди в южном индийском штате Тамил Наду.Сообщается, что они оставили свой мобильный магазин открытым после 20:00. 19 июня, несмотря на ограничения, введенные государством в рамках мер изоляции для сдерживания распространения COVID-19.

Полиция задержала дуэт отца и сына, 59-летнего Джеяраджа и 31-летнего Беникса, оттащила их в полицейский участок Сатханкулама, где их якобы избили, раздели догола и изнасиловали. Друзьям мужчин, которые были адвокатами, было отказано во входе в полицейский участок. В течение почти трех часов из-за закрытых дверей станции они слышали горестные вопли двух мужчин, которых пытали те же самые силы, которые должны были их защищать.По словам очевидцев и друзей, ожидавших снаружи станции, которым удалось заглянуть в открытую дверь после 23:00, Беникс лежал голый на полу в луже крови. Но история заканчивается не на этом - здесь леденящий кровь сюжет становится еще более мрачным.

В одном из новостных сообщений говорится, что избитые отец и сын были доставлены в ближайшую больницу. Полиция якобы потребовала от врача предоставить медицинскую справку о том, что мужчины были в хорошей форме и здоровы, хотя, очевидно, они не были здоровы, поскольку к этому времени у них обоих было обильное кровотечение из прямой кишки.Справка была предъявлена ​​районному судье, чтобы получить официальный кивок на содержание двоих мужчин под стражей в тюрьме Ковилпатти, примерно в 100 километрах от нее. 22 июня Джейарадж и Беникс тяжело заболели и были доставлены в больницу, где скончались на расстоянии одного дня друг от друга.

Это вопиющее нарушение прав человека, которого нельзя допустить ни в одном цивилизованном обществе. Аресты и жестокость никоим образом не кажутся соразмерными предполагаемому «преступлению», заключающемуся в том, что магазин остается открытым сверх установленного времени.В ответ на общественный резонанс, два младших инспектора были отстранены от должности, а инспектор назначен на скамейку запасных правительством штата, и против двух главных констеблей были возбуждены дела.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получите краткую информацию об истории недели и разработке историй для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

В этом случае так много вопросов и так много ошибок. Прежде всего, статья 21 Конституции Индии гласит: «Никто не может быть лишен жизни или личной свободы, кроме как в порядке, установленном законом.Это «процессуальная magna carta, защищающая жизнь и свободу».

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Раздел 49 Уголовно-процессуального кодекса Индии (УПК) предоставляет арестованному несколько прав. В нем конкретно говорится, что не должно быть больше сдерживания, чем это справедливо необходимо для предотвращения побега. Статья 50 УПК обязывает полицию, производящую аресты без ордера, информировать задержанных об основаниях ареста и их праве на освобождение под залог.Самое главное, что арестованные имеют право на бесплатную юридическую помощь и право проконсультироваться со своими адвокатами.

Даже если полиция нагло не знала об этом и жестоко обращалась с заключенными, сомнительно, что окружной магистрат отправил двух мужчин в тюрьму. Сообщается, что «обвиняемые» находились возле своего офиса в окружении нескольких полицейских; магистрат должен был провести их устный осмотр или даже потребовать осмотреть их, что показало бы, что имело место серьезное нарушение прав человека.Разве это не означает, что окружной судья виновен в их смерти?

Почему «полицейские-добровольцы» внутри участка не подняли тревогу? Если бы они были частью сообщества, разве они не могли бы предупредить сообщество, чтобы они собрались вместе, толпились вокруг станции и не допустили этого в рамках позитивной общественной активности линчевателей?

Реклама

Но опять же, то, что случилось с Джеяраджем и Бениксом, - это только верхушка айсберга в стране, в которой есть история таких смертей в местах лишения свободы и которая предлагает продолжающуюся безнаказанность полицейским, бессердечно унижающим человеческое достоинство.Правительства в центре и в штатах не смогли внедрить четкие механизмы подотчетности, которые могли бы наказать таких офицеров, которые неоднократно злоупотребляли своими полномочиями.

В последние годы в Индии растет число случаев смерти в условиях содержания под стражей. Национальная комиссия по правам человека (NHRC) зафиксировала ошеломляющие 1674 случая смерти в заключении за 334 дня (11 месяцев) с апреля 2017 года по февраль 2018 года, что означает более пяти смертей в заключении в день. К сожалению, большинство смертей регистрируются как самоубийства или смерти по состоянию здоровья.Например, из 97 случаев смерти в заключении, о которых сообщили индийские власти в 2015 году, только шесть указаны как результат пыток со стороны полиции. В частности, в период COVID-19 полиция прибегала к чрезмерному насилию и неизбирательному использованию дубинок против людей, которые, как считается, нарушают ограничения, введенные штатами.

В 2006 году, в историческом деле Пракаш Сингх против Союза Индии , верховный суд Индии вынес исторический приказ, предписывающий центральному правительству и правительству штата выполнить набор из семи директив, чтобы начать реформы полиции.Главным из них было назначение Управления по рассмотрению жалоб на полицию (PCA), где каждый гражданин мог подавать свои жалобы или претензии в отношении поведения полиции. Но исследование, проведенное организацией Commonwealth Human Rights Initiative (CHRI), обнаружило, что ни один штат не выполнил полностью постановление Верховного суда. Правительства не только «явно отклонили, проигнорировали или размыли важные элементы директив», но также проигнорировали «схему Суда с точки зрения состава, процесса отбора и функционирования СПС.”

Такие инциденты также указывают на критическую роль граждан и общества в целом. Обидно отметить отсутствие репортажей о подобных инцидентах в основных национальных английских СМИ, о чем точно указывает это видео, опубликованное популярным певцом. Хотя Джейарадж и Беникс скончались в заключении 22 и 23 июня соответственно, об этом широко не сообщалось только через несколько дней, а национальное освещение стало постепенно появляться только сейчас.

Привилегированные индейцы и знаменитости подвергались критике за то, что они избирательно высказывались против определенных несправедливостей и выбирали конкретные причины для поддержки.Индийские кинозвезды подверглись критике за их «удобную активность» и за то, что они вскочили на подножку причин, которые могут принести им социальную выгоду - ярким примером является излияние известных знаменитостей в Твиттере против убийства Джорджа Флойда полицией в Соединенных Штатах. Замечание индийского политика Омара Абдуллы было окрашено сарказмом, когда он написал в Твиттере: «Большое уважение ко всем знаменитостям, пишущим #BlackLivesMatter. Требуется смелость, чтобы выдвинуть на первый план свою трусость, когда вы пишете в Твиттере в защиту жизни американцев, но не можете писать в Твиттере в защиту жизни индейцев.”

Это может быть действительный пункт. Ужасная жестокость полиции, потрясшая Соединенные Штаты, является повседневным явлением в Индии, но, к сожалению, не вызывает возмущения, которое могло бы перевернуть систему с ног на голову и дать толчок реформам, предписанным Верховным судом Индии почти 14 лет назад. Суд также истолковал конституционное право на свободу и человеческое достоинство как «встроенную гарантию против пыток или нападений со стороны государства или его должностных лиц».

Итак, куда дальше пойдет Индия? И сколько времени потребуется, чтобы добиться справедливости в отношении семей Джеяраджа и Беникса и всех тех, кто умер во время содержания под стражей в полиции? В 2017 году было зарегистрировано 100 смертей в местах лишения свободы, но ни одного обвинительного приговора - если это так, то в этом деле мало надежд.Это может измениться, если индийцы смогут сплотиться вокруг этого дела, поднять свой голос против такой несправедливости, усилить давление и потребовать принятия мер против жестоких и заблудших полицейских. Все это происходит, когда Индия борется с одним из самых серьезных кризисов в области здравоохранения. COVID-19 должен выявить лучшее во всех нас. Или это слишком большая проблема в эпоху оппортунистического активизма?

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Сумитра Прасанна - писатель и отмеченный наградами режиссер-документалист.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *