Письмо отца к сыну карнеги: Письмо отца к спящему сыну

Содержание

Письмо отца карнеги. Это письмо отца сыну было написано ливингстоном ларнедом почти 100 лет назад, но трогает сердца людей и по сей день.

Письмо отца карнеги. Это письмо отца сыну было написано ливингстоном ларнедом почти 100 лет назад, но трогает сердца людей и по сей день.

Оно стало популярным после того, как его опубликовал в своей книге дейл Карнеги.

"Послушай, сын. Я произношу эти слова, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один в твою комнату прокрался. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я к твоей кроватке с сознанием своей вины пришел.

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил свои ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я придирался тоже к тебе. Ты чай пролил. Ты жадно пищу глотал. Ты локти на стол положил. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: "до свидания, папа! "- я же Нахмурил Брови и Ответил:"распрями плечи! Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят - и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

Помнишь, как ты вошел затем в библиотеку, где я читал, - робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. "Что тебе нужно? Я." - резко спросил

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать - такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя Меркой своих собственных лет.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын.

Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени! Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснулся. Но завтра я настоящим отцом буду! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: "он ведь только мальчик, маленький мальчик! Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком много.

Письмо отца к сыну карнеги. Письмо отца спящему сыну (У. Ливингстон Ларнед «Раскаяние отца»)

Вслед за хочу предложить вашему вниманию ещё одно очень интересное и трогательно письмо, о котором я впервые узнал из книги Дейла Карнеги «Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей» .

Это письмо от отца своему сыну было написано Ливингстоном Ларнедом почти столетие назад, но трогаетлюдей и по сей день. Оно стало популярным после того как его опубликовал в своей книге Дейл Карнеги . Письмо произвело сильное впечатление на многих людей и с тех пор переведено на множество языков и перепечатано сотнями изданий по всему миру.

Это письмо должен прочитать каждый родитель , и поэтому очень хочется поделиться им с вами.

У. Ливингстон Ларнед «Раскаяние отца»

Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!», я же нахмурил брови и отвечал: «Распрями плечи!»

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят ‒ и, если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

Помнишь, как ты вошел потом в библиотеку, где я читал, ‒ робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?» ‒ резко спросил я.

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце, и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук, и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать ‒ такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын. Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени!

Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснешься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери, и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком многого…

А вот ив котором зачитывается это удивительное письмо.

Текст песни Письмо отца сыну

Сегодня у меня двое детей. Оба мальчики, и они даже еще не ходят в школу. Сейчас мне незачем говорить им то, что здесь написано. Но они вырастут, и возможно, пройдут часть своей жизни теми же тропами, какими шел когда-то и я. Возможно, они совершат те же ошибки. А значит, я знаю, чем им помочь и от чего предостеречь.
039 2
Это письмо я распечатал, поставил на нем дату и положил в коробочку, которую подарю старшему сыну, когда ему исполнится 18 лет. А он уже даст почитать его своему брату, который всего на три года младше. Поэтому и обращение не к обоим сразу, а к одному. Каждый из них будет читать и видеть своё.

* * * *
«Мой любимый сын. Сегодня я хочу сказать то, что родилось от наблюдения за тобой, когда тебе было четыре года, а твоему брату год. Это не совсем советы, обычно от них нет никакой пользы. Это что-то другое, из глубины своей души, но как это назвать, пока не знаю. Каждая строчка писалась не сразу, а складывалась буквально по крупицам из разных событий моей жизни, в том числе не всегда приятных. Надеюсь, что некоторые из этих слов со временем понадобятся тебе. Может не сейчас, а в будущем. Зачем тебе этот листок? Когда ты родился – я стоял рядом, с первой минуты, поэтому мне не может быть безразличной твоя судьба.
367
1) Всегда помни, что ты пришел в этот мир быть счастливым. Не стать им. Не пытаться стать им. Не пробовать. Не страдать во имя чего-то или кого-то. А именно «быть». И ты всегда умел это, с самого рождения. Ты никогда не искал счастье – ты просто был счастлив. От всего вокруг, от самых простых вещей и событий. Не теряй это состояние, не обесценивай его, и не разменивай на негативные переживания.
2) Ты когда-нибудь задумывался о том, что не похож ни на кого на этой планете? Что в точности второго такого как ты нет и никогда больше не будет? Это не значит, что ты лучше других, или они хуже тебя, ни в коем случае. Но это значит, что ты родился прожить только свою жизнь и ничью другую. И что ты должен идти своим путем. Думать своей головой, выбирать своим сердцем, и нести за это ответственность. Это действительно сложно. Даже от близких людей тебя всегда будет окружать громкий шум самых разных мнений, порой противоположных. Но тебе никуда не сбежать от необходимости собственного выбора. Смирись с тем, что за все результаты своей жизни ты можешь спросить только с самого себя.
3) Если у тебя что-то не получается – это не повод считать себя неудачником. Когда ты родился – ты вообще ничего не умел, даже дышать. Мы с мамой учили тебя держать ложку, чистить зубы, ходить, читать по слогам, одевать носочки. Сегодня тебе кажется, что ты всегда умел делать это. Нет! Всему, что ты сейчас умеешь делать, ты учился. Шаг за шагом. День за днем. Месяц за месяцем. Год за годом. Многое тебе очень трудно давалось – и ты даже расстраивался и плакал, но продолжал делать. До тех пор, пока у тебя, наконец, не начинало получаться. И в этом проявлялась твоя удивительная мудрость даже в трехлетнем возрасте. А значит, если ты искренне захотел чего-то – просто делай это! И у тебя получится. Не с первого, а может и не с сотого раза, но все равно получится.
4) Обязательно посмотри фильм «Москва слезам не верит». Даже если уже видел, посмотри еще раз. Очень хороший фильм.
5) Научись любить. Ты появился на этом свете, потому что мы с твоей мамой полюбили друг друга. Если бы этого не произошло, тебя бы не существовало. Многое, очень многое рождается только благодаря Любви. Она – единственный искренний источник творчества, созидания. И когда твое сердце будет переполнено Любовью, ты почувствуешь себя единым целым со всем вокруг. Мир будет словно «на твоей стороне». Никогда не ищи Любовь (она внутри тебя), и не пытайся получить ее от других. Люби сам. Люби первый. Люби, потому что наполнен. Люби как ты дышишь: настолько естественно, чтобы даже не думать об этом.

Письмо отцу от сына. Письмо маленького сына к отцу

Здравствуй, папа! Ты не видел,
Как я в первый раз пошел,
Как собрал я пирамиду,
Что хожу я на горшок,
Как впервые взял я ложку,
Как впервые не пролил
Суп на стол и лишь немножко
Хлеба на пол накрошил,
Как я сам у мамы веник
Взял и начал подметать,
Я ведь многое умею,
А не только все ломать!
Ты не знаешь, даже странно,
Когда мама в магазин
Побежала утром рано,
Что проснулся я один.
Как хотел пойти за мамой,
Поскорей ее найти,
Дверь открыть: надел сандали,
Но закрыл лишь все замки…
Как же мама испугалась
И просила дверь открыть,
Только как это, признаюсь,
Не сумела объяснить.
Зато служба 112
Здесь работает отменно!
И прислали к нам пожарных -
Это необыкновенно!
Толстый дядя лез в окошко
К нам по лестнице большой.
А я хлопал все в ладошки -
Развеселый я такой!
Дверь открыли маме быстро.
Я не думал горевать:
На цветах сорвал все листья,
Лег спокойно дальше спать.
Очень сильно я машины
Этим летом полюбил.
Проходил я с мамой мимо -
Задний дворник отломил.
А когда сбежал с качели,
Оторвал я номера.
Как-то слабо прикрутили!
Вроде было два болта…
И теперь меня не очень
Любят дяди во дворе.
Моей маме все пророчат,
Что механик я в душе.
А в душе я - лишь ребенок,
Но с огорооомным интересом!
Не у всех такой с пеленок.
И не важно, будь я слесарь
Или кто другой по жизни.
Это все ведь пустяки.
Лишь держали бы отныне
ДВЕ родительских руки!
А то, знаешь, наша мама
Как-то странно поступает:
То со спицами к экрану,
То розетку вдруг меняет.
Вроде только что-то шила,
Тут же, смотришь, с молотком…
Я нечаянно в квартире
(Просто бегал за котом)
Отрывал не раз ей шторы -
Возвращала все на место…
Ночью клеила обои,
Засыпала, сидя в кресле…
Я пишу тебе сегодня,
Знаешь папа, не со злости.
Лишь бы в жизни ты в итоге
Для меня не стал лишь ГОСТЕМ!..

Видео Письмо Отца к Сыну, Которое Потрясло Мир!

О чем забывают отцы или Исповедь отца (Дейл Карнеги)

В одной из книг Дейла Карнеги есть небольшой рассказ " Исповедь отца ", он был взят из популярного издания того времени, в котором был опубликован под названием " О чем забывают отцы ".

Послушай сын, я говорю это сейчас, когда ты спишь. Щека лежит на маленькой ручонке, светлые кудри прилипли к влажному лбу. Я тайком прокрался в твою комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел с газетой в библиотеке, меня охватила волна раскаяния. Я пришел в твою спальню с повинной.
Я подумал о том, что был слишком строг к тебе. Я отругал тебя, когда ты собирался в школу, потому что ты едва ли коснулся лица полотенцем. Я отчитал тебя за то, что не чистишь ботинки, зло прикрикнул на тебя, когда ты бросил свои вещи на пол.

За завтраком я тоже нашел, за что тебя поругать. Ты что-то пролил, глотал пищу большими кусками, клал локти на стол и намазывал слишком много масла на хлеб. А когда я спешил на свой поезд, а ты, уходя гулять, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: "До свидания, папочка!", я, нахмурившись, бросил в ответ: "Расправь плечи, не сутулься".
Вечером повторилось то же самое. Проходя мимо, я увидел, как ты, стоя на коленях, играешь в шарики. На чулках уже образовались дырки. Я унизил тебя при твоих друзьях, когда ты брел впереди меня по направлению к дому. Чулки были дорогими, если бы ты сам платил за них, то был бы более аккуратным.
Слушай сын, что говорит тебе отец.

Помнишь, как позже, когда я читал, сидя в библиотеке, ты робко вошел и посмотрел на меня с какой-то болью в глазах. Я бросил на тебя взгляд поверх газеты, нетерпеливый и недовольный, что мне мешают. Ты нерешительно стоял в дверях. "Чего ты хочешь?" - пробурчал я.
Ты, ничего не сказав, стремительно бросился ко мне, обвил руками мою шею и поцеловал. И твои ручонки сжались с любовью, которую Бог разжег в твоем сердце и которую не может притушить даже пренебрежение. А потом ты ушел, и я слышал, как ты поднимаешься по ступенькам.

И в этот момент, сынок, газета выпала у меня из рук и жуткий, парализующий страх охватил меня. Что же сделала со мной привычка? Привычка отчитывать, выискивать ошибки, делать замечания. Это не потому, что я не люблю тебя, а потому, что слишком много жду от ребенка. Я оцениваю тебя мерками своих лет. А в тебе, в твоем характере так много хорошего, замечательного, искреннего. Твое маленькое сердечко похоже на огромный диск солнца, встающего над дикими холмами. Я увидел это в твоем внезапном порыве, когда ты подбежал и поцеловал меня перед сном. И сегодня больше ничего не имеет значения, сынок. Я пришел в темноте к твоей кровати и, пристыженный, встал на колени.

Слова сыну от отца. Сыну от отца

Бывает, что родители осознают, что что-то потеряли с детьми раз и навсегда.
Вначале этого не замечаешь, но проходит время, и вот — расчет.
При большом желании все поправимо, но время уже упущено.
Отцам порой так не хватает открытости в своей любви к детям. Все-таки отец, и сюсюкаться с сыном как-то не с руки. Надо воспитывать мужчину, хватит излишней заботы со стороны мамы. К сожалению, жизнь нас учит, но не всегда вовремя.
Надеюсь, мой стих станет небольшим уроком для отцов.
СЫНУ ОТ ОТЦА
Я виноват перед тобой,
Что был не тем отцом, кем надо,
Раз не хватало теплоты,
Любви и дружеского взгляда.
Не баловал тебя, сынок,
Рукой отцовской обнимая,
И на ночь сказок не читал,
Лишь улюлюкал, в такт кивая.
Нередко был излишне строг
И пресекал все послабленья,
Мне жаль, что я так и не смог
Открыть в себе души веленье.
Я понимал, что был не прав,
Был молод, жизнь сама учила,
Хотел быть, мог, но вот беда:
Любви отцовской не хватило.
Не потому, что не была,
Я сам её порой стеснялся,
Душа звала, душа могла,
Но я в ответ не поддавался,
Считал, что к сыну должен строг
Быть я всегда, ведь я в ответе,
Чтоб в жизни сын хотел и смог
И не рассчитывал в совете.
Надеясь только на себя,
На свою волю, силу духа,
Я всё ж любил, жалел тебя,
Но про себя и не для слуха.
Что ж, время лечит и не зря,
Я стал мудрей, к себе лишь строже.
За всё, сынок, прости меня,
Я был неправ, любя ведь все же.

Напутствие сыну от отца. Напутствие сыну

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, –
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!
Р. Киплинг, стихи к сыну
Дорога всякая трудна,
Не налегке идти придется,
Но то, что с легкостью дается,
Не стоит брать - гласит молва.
Когда ослаб средь горных круч,
Не падай духом: высь прекрасна!
Ты только помни ежечасно,
Что солнце выйдет из-за туч!
Во тьме нет сил грести вперед?
Не дай снести себя теченью,
И вопреки твоим сомненьям
Надежда маячок зажжет.
Коль равнодушья едким льдом
Сковало пылкий ум и душу,
Ты победишь лихую стужу
Любовью светлой и добром!
Не стой! Иди хоть понемногу,
Ведь так устроен мир наш сущий,
Что лишь один вперед идущий
Осилит трудную дорогу!
А если в песне под конец
Порвались струны у гитары,
Не думай ты, что это кара.
«Все к лучшему»,- сказал мудрец.
Беда стучится у ворот?
Ты знай: придет конец потерям,
Не уставай священно верить:
За ночью следует восход!
Если окажешься столь слаб,
Чтобы подняться сил хватило,
Не унижайся перед силой,
Как жалкий и покорный раб!
Когда повержен ты с высот,
И пал с твоей главы венец,
Ты верь, что это не конец,
Что за паденьем будет взлёт!
Пусть не всегда легка дорога,
Не дай играть с собой судьбе,
Запомни: сила есть в тебе,
В любом из нас – частица Бога!
Не отвечай на подлость злом.
Коль помогать, так бескорыстно,
И сладкой ложью горьких истин
Не покрывай, не стань лгуном!
Из всех пороков, чуждых нам,
Ужасней всех не страх и глупость,
А равнодушие и скупость,
Неблагодарность и обман!
Что сеем, то и жать самим!
Твори добро на радость людям:
Известно, кто себя лишь любит,
Тот вряд ли будет сам любим.
Твой путь – дорога к совершенству,
Храни достоинство и честь
И помни: в этом мире есть
Любовь, и счастье, и блаженство!
Смотри: зажглась твоя звезда!
Весь мир теперь в твоих ладонях,
Мои заветы свято помни,
Верши, твори и созидай!

Раскаяние отца :: Частный Корреспондент

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan. usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Не сыном единым – Газета Коммерсантъ № 9 (6971) от 21.01.2021

«Галеев-галерея» завершила публикацию дневников Ивана Ювачева (1860–1940). Народоволец и мистик, знатокам литературы он известен как отец Даниила Хармса, но и без этого обстоятельства десять томов читаются взахлеб, утверждает Алексей Мокроусов.

Иные жизни похожи на приключенческий роман. Биография Ивана Ювачева уместится разве что в несколько сезонов длинного сериала, к тому же поставленного не худшим из режиссеров. Одно лишь путешествие его из Владивостока в Петербург в 1897 году, когда еще не был построен Транссиб, и сегодня вызывает зависть самим маршрутом: Гонолулу, Сандвичевы острова, Сан-Франциско, Чикаго, Нью-Йорк, Лондон, Берлин, Гатчина, Тосно, Любань.

Любань в Новгородской губернии — ближайший к Петербургу город, где Ювачеву разрешили жить. В 1884 году его приговорили к смертной казни за революционную деятельность (главной виной была переписка с Верой Фигнер), казнь заменили тюрьмой и каторгой. В Шлиссельбурге Ювачев обратился к христианству, стал переводить с греческого Евангелие по Матфею. Библию, которую ему сначала не разрешили взять в ссылку, на Сахалин досылали отдельно, посылка из Одессы шла полгода.

Мало кто из знавших семью Ювачева мог предвидеть такую судьбу. Он был сыном придворного полотера, ставшего капельдинером дворцовой ложи в Мариинском театре, а в старости жившего в казенной квартире вблизи Аничкова дворца. Сын воспользовался льготами, полагавшимися детям дворцовых служащих,— изучал штурманское дело в Техническом училище Морского ведомства в Кронштадте, служил на Черноморском флоте. Там он создал кружок морских офицеров, что в итоге и привело к аресту в 1883 году.

Дневники Ювачева теперь поделены между четырьмя собраниями. Большая их часть хранится у издателя Ильдара Галеева, они поступили в составе коллекции литературоведа Владимира Глоцера вместе с материалами Александра Введенского, Николая Олейникова и Алисы Порет, остальное — в Пушкинском Доме, частной коллекции в Петербурге и в Государственном архиве Тверской области. В Твери дневники оказались перед революцией — во время служебных поездок Ювачев, работавший в инспекции Управления сберегательными кассами, подружился с сотрудниками тамошнего архива и в итоге решил сохранить у них часть тетрадей. Что-то уже публиковалось, но впервые все сохранившиеся дневники — половина их пропала в годы Большого террора и блокаду — собраны вместе, их заново прокомментировал крупнейший знаток Ювачева Николай Кавин; примерно две трети записей опубликованы впервые. Кавин, прошлым летом вынужденный из-за сгоревшего компьютера дважды готовить к печати десятый том (те, кто видел каракули Ювачева, оценят тяжесть этой работы), написал и вступительный очерк на 130 страниц — практически готовая биография в ЖЗЛ, и Ювачев ее заслуживает.

Много кого знавший, в том числе Льва Толстого и Антона Чехова, Сергия Булгакова и Максимилиана Волошина, не говоря уже о народовольцах и товарищах по заключению, Ювачев далеко не идеальный автор дневников. Общественно значимое словно оставлено для публичных текстов — под псевдонимом Миролюбов он издал до революции 25 книг и брошюр, не считая мемуаров и путевых очерков. В дневниках же он словно провоцирует будущего читателя — о собрании Религиозно-философского общества пишет вскользь, без деталей, зато нет числа бытовым подробностям. Из них вырастает в итоге портрет и личности, и эпохи — мало кто оставил столько подробного материала о повседневной жизни, хоть часы сверяй и пиши сценарии. Современность, конечно, прорывается, автор скептичен, часто с непривычного угла зрения. Даже о ценимом о. Иоанне Кронштадтском он пишет независимо: «взобрался на головокружительную высоту. Из России сделал один приход. Писание его слабо. Есть еретическое». А рядом — провидец и поэт, вот запись 1903 года: «Поезда теперь пресмыкаются, как черви. Пользуются всею поверхностью земли; но скоро люди полетят, как бабочки, по голубому эфиру».

Многое цензурировано. Вырезано все о Волошине, а в дневнике за 1932 год отсутствуют первые страницы, связанные с арестом сына, Даниила Хармса. Так неожиданно вернулась шлиссельбургская молодость, отец ходил к сыну на свидания, носил передачи и даже тайком пробрался на вокзал, чтобы посмотреть, как Хармса отправляют в ссылку.

Знаменитый сын упоминается в дневниках не так часто, особенно если сравнивать с хроникой церковной жизни отца. Но и эти записи, связанные в основном с детством, важны для истории.

Семь лет работы над изданием, десять томов, почти шесть тысяч страниц, подробные комментарии и указатели — огромный труд. Госструктуры не стали финансировать проект, который не выглядит прибыльным — его значение для культуры прямо пропорционально затратам и обратно пропорционально доходам. Как профессиональный ревизор, Иван Ювачев вряд ли одобрил бы подобное разорение, но как отец Даниила Хармса вполне мог и простить расходы ради подвига.

Он умер от заражения крови, начавшегося после пустякового пореза во время бритья. Абсурдный финал большой и сложной жизни.

Иван Ювачев. Собрание дневников в десяти книгах. М.: Галеев-галерея. 2016–2020

Письмо отца сыну, которое потрясло мир. Письмо отца спящему сыну (У. Ливингстон Ларнед «Раскаяние отца»)

"ОТЕЦ ЗАБЫВАЕТ".

Послушай сын, я говорю это сейчас, когда ты спишь. Щека лежит на маленькой ручонке, светлые кудри прилипли к влажному лбу. Я тайком прокрался в твою комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел с газетой в библиотеке, меня охватила волна расскаяния. Я пришёл в твою спальню с повинной.
Я подумал о том, что был слишком строг к тебе. Я отругал тебя, когда ты собирался в школу, потому что ты едва ли коснулся лица полотенцем. Я отчитал тебя за то, что не чистишь ботинки, зло прикрикнул на тебя, когда ты бросил свои вещи на пол.

За завтраком я тоже нашёл, за что тебя поругать. Ты что-то пролил, глотал пищу большими кусками, клал локти на стол и намазывал слишком много масла на хлеб. А когда я спешил на свой поезд, а ты, уходя гулять, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папочка!», я, нахмурившись, бросил в ответ: «Расправь плечи, не сутулься».
Вечером повторилось то же самое. Проходя мимо, я увидел, как ты, стоя на коленях, играешь в шарики. На чулках уже образовались дырки. Я унизил тебя при твоих друзьях, когда ты брёл впереди меня по направлению к дому. Чулки были дорогими, если бы ты сам платил за них, то был бы более аккуратным.
Слушай сын, что говорит тебе отец.

Помнишь, как позже, когда я читал, сидя в библиотеке, ты робко вошёл и посмотрел на меня с какой-то болью в глазах. Я бросил на тебя взгяд поверх газеты, нетерпеливый и недовольный, что мне мешают. Ты нерешительно стоял в дверях. «Чего ты хочешь?»- пробурчал я.
Ты, ничего не сказав, стремительно бросился ко мне, обвил руками мою шею и поцеловал. И твои ручонки сжались с любовью, которую Бог разжёг в твоём сердце и которую не может притушить даже принебрежение. А потом ты ушёл, и я слышал, как ты поднимаешься по ступенькам.

И в этот момент, сынок, газета выпала у меня из рук и жуткий, парализующий страх охватил меня. Что же сделала со мной привычка? Привычка отчитывать, выискивать ошибки, делать замечания. Это не потому, что я не люблю тебя, а потому, что слишком много жду от ребёнка. Я оцениваю тебя мерками своих лет. А в тебе, в твоём характере так много хорошего, замечательного, искреннего. Твоё маленькое сердечко похоже на огромный диск солнца, встающего над дикими холмами. Я увидел это в твоём внезапном порыве, когда ты подбежал и поцеловал меня перед сном. И сегодня больше ничего не имеет значения, сынок. Я пришёл в темноте к твоей кровати и, пристыженный, встал на колени.
Это недостаточное искупление. Я знаю, что ты не понял бы всё то, что я сейчас тебе говорю, в часы бодрствания. Но завтра я буду настоящим отцом. Я буду твоим закадычным другом, буду страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеёшься. Я прикушу язык, когда с него будут срываться нетерпеливые слова. И буду повторять как заклинание: «Это всего лишь мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, я представлял тебя взрослым мужчиной. Теперь, когда я смотрю на тебя, сынок, устало свернувшегося в своей кроватке, я вижу, что ты всё ещё ребёнок. Ещё вчера мать носила тебя на руках, и твоя головка лежала у неё на плече. Я требовал слишком многого...

Подробнее:

Этот рассказ стал чрезвычайно популярным во всем мире после того, как его опубликовал в своей книге Дейл Карнеги. Он переведён на множество языков, перепечатан сотнями изданий и процитирован тысячами блогеров. Его должен прочитать каждый родитель, или тот, кто просто планирует им когда-либо стать.

Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито накричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: “До свидания, папа!”, я же нахмурил брови и отвечал: “Распрями плечи!”

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят - и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

Я забыла свою четырёхмесячную дочь в лифте. Я вышла с детьми - Васей и Симой - гулять. По дороге домой я, как всегда, орала на восьмилетнего Васю - уже не помню, по какому поводу. Ехали в грузовом лифте. Я продолжала орать на Васю, когда открывала одну, потом вторую дверь, мыла руки, переодевалась. В дверь позвонили. На пороге стояла консьержка с нашей коляской. Я спустилась вниз по косяку. Грузовой лифт у нас всегда спускается на первый этаж. Коляску нашу знают все. Сима - девочка молчаливая и уравновешенная. Боже, хорошо, что муж не знает…

Помнишь, как ты вошел потом в библиотеку, где я читал,- робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. “Что тебе нужно?”- резко спросил я.

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать – такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

Есть в жизни удовольствия, не испытав которые, нельзя догадаться об их существовании... Например, я бы не поверил, если бы мне кто-то сказал, насколько это здорово отвозить с утра человечков в школу. Как это радостно - ехать с ними в машине и разговаривать о жизни, неудачах и успехах, победах и поражениях, любви и ненависти, жизни и смерти.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын. Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени!

Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснешься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: “Он ведь только мальчик, маленький мальчик!”

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери, и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал от тебя слишком многого, слишком многого”.

Это письмо отца сыну было написано Ливингстоном Ларнедом почти 100 лет назад, но трогает сердца людей и по сей день. Оно стало популярным после того, как его опубликовал в своей книге Дейл Карнеги.
«Послушай, сын. Я произношу эти слова, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.
Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил свои ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.
За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!» - я же нахмурил брови и ответил: «Распрями плечи!»
Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят - и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!
Помнишь, как ты вошел затем в библиотеку, где я читал, - робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?» - резко спросил я.
Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.
Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать - такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.
А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын.
Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени! Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснулся. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»
Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком много."

Исповедь отца.(Дейл Карнеги) Послушай сын, я говорю это сейчас, когда ты спишь. Щека лежит на маленькой ручонке, светлые кудри прилипли к влажному лбу. Я тайком прокрался в твою комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел с газетой в библиотеке, меня охватила волна расскаяния. Я пришёл в твою спальню с повинной. Я подумал о том, что был слишком строг к тебе. Я отругал тебя, когда ты собирался в школу, потому что ты едва ли коснулся лица полотенцем. Я отчитал тебя за то, что не чистишь ботинки, зло прикрикнул на тебя, когда ты бросил свои вещи на пол. За завтраком я тоже нашёл, за что тебя поругать. Ты что-то пролил, глотал пищу большими кусками, клал локти на стол и намазывал слишком много масла на хлеб. А когда я спешил на свой поезд, а ты, уходя гулять, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папочка!», я, нахмурившись, бросил в ответ: «Расправь плечи, не сутулься». Вечером повторилось то же самое. Проходя мимо, я увидел, как ты, стоя на коленях, играешь в шарики. На чулках уже образовались дырки. Я унизил тебя при твоих друзьях, когда ты брёл впереди меня по направлению к дому. Чулки были дорогими, если бы ты сам платил за них, то был бы более аккуратным. Слушай сын, что говорит тебе отец. Помнишь, как позже, когда я читал, сидя в библиотеке, ты робко вошёл и посмотрел на меня с какой-то болью в глазах. Я бросил на тебя взгяд поверх газеты, нетерпеливый и недовольный, что мне мешают. Ты нерешительно стоял в дверях. «Чего ты хочешь?»- пробурчал я. Ты, ничего не сказав, стремительно бросился ко мне, обвил руками мою шею и поцеловал. И твои ручонки сжались с любовью, которую Бог разжёг в твоём сердце и которую не может притушить даже принебрежение. А потом ты ушёл, и я слышал, как ты поднимаешься по ступенькам. И в этот момент, сынок, газета выпала у меня из рук и жуткий, парализующий страх охватил меня. Что же сделала со мной привычка? Привычка отчитывать, выискивать ошибки, делать замечания. Это не потому, что я не люблю тебя, а потому, что слишком много жду от ребёнка. Я оцениваю тебя мерками своих лет. А в тебе, в твоём характере так много хорошего, замечательного, искреннего. Твоё маленькое сердечко похоже на огромный диск солнца, встающего над дикими холмами. Я увидел это в твоём внезапном порыве, когда ты подбежал и поцеловал меня перед сном. И сегодня больше ничего не имеет значения, сынок. Я пришёл в темноте к твоей кровати и, пристыженный, встал на колени. Это недостаточное искупление. Я знаю, что ты не понял бы всё то, что я сейчас тебе говорю, в часы бодрствания. Но завтра я буду настоящим отцом. Я буду твоим закадычным другом, буду страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеёшься. Я прикушу язык, когда с него будут срываться нетерпеливые слова. И буду повторять как заклинание: «Это всего лишь мальчик, маленький мальчик!» Боюсь, я представлял тебя взрослым мужчиной. Теперь, когда я смотрю на тебя, сынок, устало свернувшегося в своей кроватке, я вижу, что ты всё ещё ребёнок. Ещё вчера мать носила тебя на руках, и твоя головка лежала у неё на плече. Я требовал слишком многого...

Сохраните себе и перечитывайте каждый раз, когда соберетесь накричать на своего ребенка.

«Послушай, сын. Я произношу эти слова, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием твоей вины.

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил свои ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!» - я же нахмурил брови и отвечал: «Распрями плечи!»

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят - и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только сын, что это говорил твой отец!

Помнишь, как ты вошел затем в библиотеку, где я читал, - робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?» - резко спросил я.

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газеты выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать - такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын.

Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени! Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснешься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком много.»

РАСКАЯНИЕ ОТЦА (ПИСЬМО СЫНУ) - WayISay

 

"Раскаяние отца" (или "О чем забыл отец") — это одно из тех небольших произведений, написанных в минуту искреннего душевного подъема, которые задевают чувствительную струнку в сердцах столь большого количества читателей... Со времени первого опубликования (в 1927 г. в журнале The People’s Home Journal) статья была воспроизведена в сотнях журналов и изданий, а также в газетах во всех уголках США. Она почти так же широко публикуется на многих иностранных языках…

Иногда небольшие произведения имеют непостижимую востребованность и затрагивают самое важное. ..

 

Это нижеследующее письмо сыну – наш выбор к статье

«ТАПОК» ИЛИ «ОБЪЯТИЕ»?

 

 

 

"РАСКАЯНИЕ ОТЦА"

 

«Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.

 

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

 

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!», я же нахмурил брови и отвечал: «Распрями плечи!»

 

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят ‒ и, если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

 

Помнишь, как ты вошел потом в библиотеку, где я читал, ‒ робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?» ‒ резко спросил я.

 

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце, и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

 

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук, и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать ‒ такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

 

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын. Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени!

 

Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснешься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»

 

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери, и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком многого…»

УИЛЬЯМ ЛИВИНГСТОН ЛАРНЕД

 

 

 

FATHER FORGETS

by W. Livingston Larned

 

«Listen, son; I am saying this as you lie asleep, one little paw crumpled under your cheek and the blond curls stickily wet on your damp forehead. I have stolen into your room alone. Just a few minutes ago, as I sat reading my paper in the library, a stifling wave of remorse swept over me. Guiltily I came to your bedside.

 

There are things I was thinking, son: I had been cross to you. I scolded you as you were dressing for school because you gave your face merely a dab with a towel. I took you to task for not cleaning your shoes. I called out angrily when you threw some of your things on the floor.

 

At breakfast I found fault, too. You spilled things. You gulped down your food. You put your elbows on the table. You spread butter too thick on your bread. And as you started off to play and I made for my train, you turned and waved a hand and called, «Goodbye, Daddy!» and I frowned, and said in reply, «Hold your shoulders back!»

 

Then it began all over again in the late afternoon. As I came Up the road, I spied you, down on your knees, playing marbles. There were holes in your stockings. I humiliated you before you boyfriends by marching you ahead of me to the house. Stockings were expensive — and if you had to buy them you would be more careful! Imagine that, son, form a father!

 

Do you remember, later, when I was reading in the library, how you came in timidly, with a sort of hurt look in your eyes? When I glanced up over my paper, impatient at the interruption, you hesitated at the door. «What is it you want?» I snapped.

 

You said nothing, but ran across in one tempestuous plunge, and threw your arms around my neck and kissed me, and your small arms tightened with an affection that God had set blooming in your heart and which even neglect could not wither. And then you were gone, pattering up the stairs.

 

Well, son, it was shortly afterwards that my paper slipped from my hands and a terrible sickening fear came over me. What has habit been doing to me? The habit of finding fault, of reprimanding — this was my reward to your for being a boy. It was not that I did not love you; it was that I expected too much of youth. I was measuring you by the yardstick of my own years.

 

And there was so much that was good and fine and true in your character. The little heart of you was as big as the dawn itself over the wide hills. This was shown by your spontaneous impulse to rush in and kiss me good night. Nothing else matters tonight, son. I have come to your bedside in the darkness, and I have knelt there, ashamed!

 

It is a feeble atonement; I know you would not understand these things if I told them to you during your waking hours. But tomorrow I will be a real daddy! I will chum with you, and suffer when you suffer, and laugh when you laugh. I will bite my tongue when impatient words come. I will keep saying as if it were a ritual: «He is nothing buy a boy — a little boy!»

 

I am afraid I have visualized you as a man. Yet as I see you now, son, crumpled and weary in your cot, I see that you are still a baby. Yesterday you were in your mother’s arms, your head on her shoulder. I have asked too much, too much.»

 

 

Родительское собрание "Необходимость внимания к индивидуальности ребёнка, его душевному и духовному развитию".

Выступление на общешкольном родительском собрании на тему: «Необходимость внимания к индивидуальности ребенка, его душевному и духовному развитию»

Подготовила Шпакова Т. Н., учитель начальных классов МОУ СОШ№-1

Добрый вечер, уважаемые родители! Я рада приветствовать Вас на сегодняшнем собрании. Тема моего выступления звучит так: «Необходимость внимания к индивидуальности ребенка, его душевному и духовному развитию»

(Задачи:

– показать родителям значимость и важность духовно-нравственного воспитания

          ребёнка; прививать культуру общения родителей и детей,

– наглядно продемонстрировать отрицательные моменты в воспитании собственных детей.

_проанализировать ошибки детско-взрослых взаимоотношений.          

_ формировать стремление воспитывать в детях доброту, отзывчивость, трудолюбие.)

Все мы, у которых разные имена, характеры, судьбы, разное образование, разные взгляды на жизнь, но есть одно, что нас объединяет: мы все люди. Кому, как не нам, знать, что для каждого человека весь мир – это его семья. Ведь многие из нас живут в семье.

Что такое семья?

Это слово, которое понятно всем. Оно с первых мгновений жизни рядом с каждым из нас. Семья – это дом, родители, близкие родственники.

В семейном кругу мы с вами растём,
Основа основ – родительский дом.
В семейном кругу все корни твои,
И в жизнь ты выходишь из семьи.

Семья-это небольшой коллектив, который имеет свои обычаями и традиции.

  • Не для кого ни секрет, что добрая семейная атмосфера складывается из:

  • -         выполнений распределенных обязанностей в семье;

-         добрых отношений между членами семьи;

-         вклада каждого в общее семейное дело;

-         семейных праздников.

Напомню, что тема посвящена такой проблеме, как необходимость внимания к индивидуальности ребенка, а именно его душевному и духовному развитию.

Ее цель — создание необходимых условий для благоприятного и гармоничного развития личности ребёнка.          

Достаточно большое количество родителей считают, что уделять внимание необходимо только маленьким деткам. Получается, что пока ребенок не стал самостоятельным, родители его опекают, уделяют ему максимум внимания. Однако когда он становится старше, все реже интересуются его делами.

Тем не менее, взрослеющим детям очень необходима помощь и внимание любимых родителей. Они более самостоятельные: с легкостью могут сами одеться, погулять, поесть, но им довольно часто трудно принять какое-либо решение. Поэтому, им нужны родители, которые не редко забывают, что уделять внимание необходимо также и взрослеющим детям. К великому сожалению, есть еще родители, которые склонны считать, что улица и различные сложности могут укрепить характер их чада.

Для того чтобы этого не допустить, взрослые должны, возвратившись с работы, уделить внимание ребенку. Постарайтесь чаще привлекать ваше любимое чадо к домашним делам. Если же вы хотите пожарить картофель, тогда попросите ребенка ее почистить. А взамен после приготовленного ужина пообещайте поиграть с ним в его самую любимую игру. Если вы собираетесь за покупками, скажите ребенку, что вам очень необходима его помощь. Очень часто взрослые не задумываются над тем, что детям просто необходимо уделять больше внимания. Недостаток внимания может привести к тому, что ребенок может вырасти замкнутым и скрытным.

Давайте каждый себе ответит на вопросы:

  • Когда вы последний обнимали своих детей?

  • Когда вы последний раз наедине по душам разговаривали с ними?

  • Когда вы с любовью говорили им, что вы их любите, при этом чувствуя взаимные чувства?

Если вы не сделали этого вчера и не позавчера, то сделайте это сегодня.

А сейчас я предлагаю вам послушать рассказ, который называется Отец и сын.

Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задерганный, и увидел, что в дверях его ждет семилетний сынок.

- Папа, можно у тебя кое-что спросить?

- Конечно, что случилось?

- Пап, а сколько ты получаешь?

- Это не твое дело! — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?

- Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?

- Ну, вообще-то, 500. А что?

- Пап- — сын посмотрел на него снизу вверх очень серьезными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?

- Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать! Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь.

Мальчик тихо ушел к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег? Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да Бог с ними, с тремя сотнями, он ведь еще вообще ни разу у меня не просил денег.

Когда он вошел в детскую, его сын уже был в постели.

- Ты не спишь, сынок? — спросил он.

- Нет, папа. Просто лежу, — ответил мальчик.

- Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил. Мальчик подсел к отцу и улыбнулся.

- Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.

Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А сын сложил все деньги вместе, тщательно пересчитал купюры, и затем снова посмотрел на отца.

- Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.

- Потому что у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок.

- Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу, чтобы ты поужинал вместе с нами.

В одной цитате есть такие слова: «Если Вы хотите вырастить хороших детей, тратьте на них в два раза меньше денег и в два раза больше времени» (Эстер Селсдон)»

Проблема взаимоотношений между детьми и родителями всегда была актуальна во все времена. Такой рассказ как «Раскаяние отца» стал чрезвычайно популярным во всем мире после того, как его опубликовал в своей книге американский писатель, публицист, психолог Дейл Карнеги. Это письмо отца к своему сыну было написано Ливингстоном Ларнедом более полувека назад, но трогает сердца людей, по сей день. Оно произвело сильное впечатление на многих и с тех пор переведено и перепечатано сотнями изданий по всему миру.

Сейчас я предлагаю вам, уважаемые родители, посмотреть видеоролик, который называется «Раскаяние отца». Его содержание, как нельзя лучше демонстрирует взаимоотношения очень многих людей друг с другом.

(Демонстрация видеоролика)

Письмо отца к сыну

У. Ливингстон Ларнед. «Раскаяние отца».

«Послушай, сын. Я произношу эти слова в то время, когда ты спишь; твоя маленькая рука подложена под щечку, а вьющиеся белокурые волосы слиплись на влажном лбу. Я один прокрался в твою комнату. Несколько минут назад, когда я сидел в библиотеке и читал газету, на меня нахлынула тяжелая волна раскаяния. Я пришел к твоей кроватке с сознанием своей вины.

Вот о чем я думал, сын: я сорвал на тебе свое плохое настроение. Я выбранил тебя, когда ты одевался, чтобы идти в школу, так как ты только прикоснулся к своему лицу мокрым полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не почистил ботинки. Я сердито закричал на тебя, когда ты бросил что-то из своей одежды на пол.

За завтраком я тоже к тебе придирался. Ты пролил чай. Ты жадно глотал пищу. Ты положил локти на стол. Ты слишком густо намазал хлеб маслом. А затем, когда ты отправился поиграть, а я торопился на поезд, ты обернулся, помахал мне рукой и крикнул: «До свидания, папа!», я же нахмурил брови и отвечал: «Распрями плечи!»

Затем, в конце дня, все началось снова. Идя по дороге домой, я заметил тебя, когда ты на коленях играл в шарики. На твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед товарищами, заставив идти домой впереди меня. Чулки дорого стоят — и если бы ты должен был покупать их на собственные деньги, то был бы более аккуратным! Вообрази только, сын, что это говорил твой отец!

Помнишь, как ты вошел потом в библиотеку, где я читал,- робко, с болью во взгляде? Когда я мельком взглянул на тебя поверх газеты, раздраженный тем, что мне помешали, ты в нерешительности остановился у двери. «Что тебе нужно?»- резко спросил я.

Ты ничего не ответил, но порывисто бросился ко мне, обнял за шею и поцеловал. Твои ручки сжали меня с любовью, которую бог вложил в твое сердце и которую даже мое пренебрежительное отношение не смогло иссушить. А затем ты ушел, семеня ножками, вверх по лестнице.

Так вот, сын, вскоре после этого газета выскользнула из моих рук и мною овладел ужасный, тошнотворный страх. Что со мною сделала привычка? Привычка придираться, распекать — такова была моя награда тебе за то, что ты маленький мальчик. Нельзя ведь сказать, что я не любил тебя, все дело в том, что я ожидал слишком многого от юности и мерил тебя меркой своих собственных лет.

А в твоем характере так много здорового, прекрасного и искреннего. Твое маленькое сердце столь же велико, как рассвет над далекими холмами. Это проявилось в твоем стихийном порыве, когда ты бросился ко мне, чтобы поцеловать меня перед отходом ко сну. Ничто другое не имеет сегодня значения, сын. Я пришел к твоей кроватке в темноте и, пристыженный, преклонил перед тобой колени!

Это слабое искупление. Я знаю, ты не понял бы этих вещей, если бы я тебе сказал все это, когда ты проснешься. Но завтра я буду настоящим отцом! Я буду дружить с тобой, страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу свой язык, когда с него будет готово сорваться раздраженное слово. Я постоянно буду повторять как заклинание: «Он ведь только мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, что я мысленно видел в тебе взрослого мужчину. Однако сейчас, когда я вижу тебя, сын, устало съежившегося в твоей кроватке, я понимаю, что ты еще ребенок. Еще вчера ты был на руках у матери, и головка твоя лежала на ее плече. Я требовал слишком многого, слишком многого…»

Вы только, что послушали рассказ, посмотрели видеоролик иллюстрирующий ошибку отца: нежелание и неумение принимать ребенка таким, какой он есть, которая приводит к непониманию, обидам и ссорам…

(Подведение итогов.)

Слушая мое выступление, я думаю, что каждый из вас проанализировал свои взаимоотношения в семье.

Истинную сущность воспитания известный педагог Василий Александрович Сухамлинский заключил в словах высказывания: «Самый лучший учитель для ребенка тот, кто духовно общаясь с ним, забывает, что он учитель, и видит в своем ученике друга, единомышленника. Такой учитель знает самые сокровенные уголки сердца своего воспитанника, и слово в его устах становится могучим орудием воздействия на молодую, формирующуюся личность. От чуткости учителя к духовному миру воспитанников как раз зависит создание обстановки, побуждающей к нравственному поведению, нравственным поступкам. »

И в завершение, хочу вам пожелать, чтобы в ваших семьях всегда царила атмосфера любви, добра, взаимопонимания и взаимоподдержки, а ваши дети находили в вашем лице не только заботливых родителей, но и верных надежных друзей, мудрых наставников и интересных людей.

Уважаемые родители, если у вас возникли какие- либо вопросы по представленной теме, вы можете мне сейчас их задать.

Спасибо за внимание!

 

 

                                                        

Капранов Дмитрий: книга

Дейл Карнеги в своей самой популярной книге цитирует пронзительную историю об отношениях отца и сына, которая была написана В. Ливингстоном Ларнедом и впервые опубликована в журнале «Ридерз Дайджест».

Father forgets считается подлинной классикой американской журналистики и бережно хранится у меня в заметках.

«Послушай, сын, я говорю это сейчас, когда ты спишь. Щека лежит на маленькой ручонке, светлые кудри прилипли к влажному лбу. Я тайком прокрался в твою комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел с газетой в библиотеке, меня охватила волна раскаяния. Я пришел в твою спальню с повинной.

Я подумал о том, что был слишком строг с тобой. Я отругал тебя, когда ты собирался в школу, потому что ты едва ли коснулся лица полотенцем. Я отчитал тебя за то, что ты не чистишь ботинки, зло прикрикнул на тебя, когда ты бросил вещи на пол.

За завтраком я тоже нашел, за что тебя поругать. Ты что-то пролил, глотал пищу большими кусками, клал локти на стол и намазывал слишком много масла на хлеб. А когда я спешил на поезд, а ты, уходя гулять, обернулся, помахал мне рукой и крикнул: „До свидания, папочка!“ — я, нахмурившись, бросил в ответ: „Расправь плечи, не сутулься“.

Вечером повторилось то же самое. Проходя мимо, я увидел, как ты, стоя на коленях, играешь в шарики. На чулках уже образовались дырки. Я унизил тебя при твоих друзьях, когда ты брел впереди меня по направлению к дому. Чулки были дорогими, если бы ты сам заплатил за них, то был бы более аккуратным. Слушай сын, что говорит тебе отец.

Помнишь, как позже, когда я читал, сидя в библиотеке, ты робко вошел и посмотрел на меня с какой-то болью в глазах. Я бросил на тебя взгляд поверх газеты, нетерпеливый и недовольный, что мне мешают. Ты нерешительно стоял в дверях. „Чего ты хочешь“, — пробурчал я.

Ты, ничего не сказав, стремительно бросился ко мне, обвил руками мою шею и поцеловал. И твои ручонки сжались с любовью, которую Бог разжег в твоем сердце и которую не может осушить даже пренебрежение. А потом ты ушел, и я слышал, как ты поднимался по ступенькам.

И в этот момент, сынок, газета упала у меня из рук, и жуткий, парализующий страх охватил меня. Что же сделала со мной привычка? Привычка отчитывать, выискивать ошибки, делать замечания. Это моя награда тебе за то, что ты мальчишка. Это не потому, что я не люблю тебя, а потому, что слишком многого жду от ребенка. Я оцениваю тебя мерками своих лет.

А в тебе, в твоем характере так много хорошего, замечательного, искреннего. Твое маленькое сердечко похоже на огромный диск солнца, встающего над дикими холмами. Я увидел это в твоем внезапном порыве, когда ты подбежал и поцеловал меня перед сном. И сегодня больше ничего не имеет значения, сынок. Я пришел в темноте к твоей кровати и, пристыженный, встал на колени.

Это недостаточное искупление. Я знаю, что ты не понял бы все то, что я сейчас тебе говорю, в часы бодрствования. Но завтра я буду настоящим отцом. Я буду твоим настоящим другом, буду страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я прикушу язык, когда с него будут готовы сорваться нетерпеливые слова. И буду повторять как заклинание: „Это всего лишь мальчик, маленький мальчик!“

Боюсь, я представлял тебя взрослым мужчиной. Теперь, когда смотрю на тебя, сынок, устало свернувшегося в своей кроватке, я вижу, что ты все еще ребенок. Еще вчера мать носила тебя на руках, и твоя головка лежала у нее на плече. Я требовал слишком многого, слишком многого.»

Оригинал:

«Listen, son; I am saying this as you lie asleep, one little paw crumpled under your cheek and the blond curls stickily wet on your damp forehead. I have stolen into your room alone. Just a few minutes ago, as I sat reading my paper in the library, a stifling wave of remorse swept over me. Guiltily I came to your bedside.

There are things I was thinking, son: I had been cross to you. I scolded you as you were dressing for school because you gave your face merely a dab with a twoel. I took you to task for not cleaning your shoes. I called out angrily when you threw some of your things on the floor.

At breakfast I found fault, too. You spilled things. You gulped down your food. You put your elbows on the table. You spread butter too thick on your bread. And as you started off to play and I made for my train, you turned and waved a hand and called, „Goodbye, Daddy!“ and I frowned, and said in reply, „Hold your shoulders back!“

Then it began all over again in the late afternoon. As I came Up the road, I spied you, down on your knees, playing marbles. There were holes in your stockings. I humiliated you before you boyfriends by marching you ahead of me to the house. Stockings were expensive — and if you had to buy them you would be more careful! Imagine that, son, form a father!

Do you remember, later, when I was reading in the library, how you came in timidly, with a sort of hurt look in your eyes? When I glanced up over my paper, impatient at the interruption, you hesitated at the door. „What is it you want?“ I snapped.

You said nothing, but ran across in one tempestuous plunge, and threw your arms around my neck and kissed me, and your small arms tightened with an affection that God had set blooming in your heart and which even neglect could not wither. And then you were gone, pattering up the stairs.

Well, son, it was shortly afterwards that my paper slipped from my hands and a terrible sickening fear came over me. What has habit been doing to me? The habit of finding fault, of reprimanding — this was my reward to your for being a boy. It was not that I did not love you; it was that I expected too much of youth. I was measuring you by the yardstick of my own years.

And there was so much that was good and fine and true in your character. The little heart of you was as big as the dawn itself over the wide hills. This was shown by your spontaneous impulse to rush in and kiss me good night. Nothing else matters tonight, son. I have come to your bedside in the darkness, and I have knelt there, ashamed!

It is a feeble atonement; I know you would not understand these things if I told them to you during your waking hours. But tomorrow I will be a real daddy! I will chum with you, and suffer when you suffer, and laugh when you laugh. I will bite my tongue when impatient words come. I will keep saying as if it were a ritual: „He is nothing buy a boy — a little boy!“

I am afraid I have visualized you as a man. Yet as I see you now, son, crumpled and weary in your cot, I see that you are still a baby. Yesterday you were in your mother’s arms, your head on her shoulder. I have asked too much, too much.»

Урок отцовства от Дейла Карнеги - Dad-O-Matic

Забавно, что все «старое» снова новое. Недавно я отряхнул пыль со своей копии книги Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и влиять на людей». Внутри я обнаружил отрывок, который я отметил, который находит отклик во мне как отце. Ребята из Карнеги не будут возражать, я поделюсь отрывком здесь.

Отец забывает У. Ливингстон Ларнед

Послушай, сын; Я говорю это, пока ты спишь на маленькой лапе, скомканной под твоей щекой, и на мокрых светлых кудряшках на твоем влажном лбу. Я прокрался в вашу комнату один. Всего несколько минут назад, когда я сидел и читал свою газету в библиотеке, меня охватила удушающая волна раскаяния. Я виновато подошел к вашей постели.

Есть вещи, о которых я думал, сынок: я был зол на тебя. Я ругал тебя, когда ты одевалась в школу, потому что ты просто промокнул свое лицо полотенцем. Я наказал тебя за то, что ты не вымылся. Я сердито окликнул тебя, когда ты бросил свои вещи на пол.

За завтраком я тоже придирался.Вы пролили что-то. Вы проглотили еду. Вы положили локти на стол. Вы намазали хлеб слишком густым маслом. И когда вы начали играть, а я направился к своему поезду, вы повернулись, махнули рукой и крикнули: «До свидания, папа!» и я нахмурился и сказал в ответ: «Держи плечи!»

Потом все началось снова ближе к вечеру. Поднимаясь по дороге, я заметил, как ты стоишь на коленях и играешь в шарики. В твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими парнями своим маршем. впереди меня к дому. Чулки были дорогими - и если бы вам пришлось их покупать, вы были бы осторожнее! Представьте себе это, сынок, от отца!

Вы помните, позже, когда я читал в библиотеке, как вы могли робко, с каким-то обиженным взглядом в глазах? дверь. «Что ты хочешь?» - огрызнулся я.

Ты ничего не сказал, но бросился на них одним бурным рывком, обнял меня за шею и поцеловал меня, и твои маленькие ручки сжались с любовью, которую Бог вложил в твое сердце и которую даже пренебрежение не могло иссякнуть.А потом ты ушел, топая по лестнице.

Ну, сынок, вскоре после этого моя газета выскользнула из моих рук, и меня охватил ужасный тошнотворный страх. Что со мной делала привычка? ты за то, что ты мальчик. Дело не в том, что я тебя не любил; это было то, что я ожидал слишком многого от молодости. Я мерил вас меркой своих лет.

И в твоем характере было так много хорошего, хорошего и правдивого.Твое маленькое сердце было таким же большим, как сама заря над широкими холмами. Это было продемонстрировано твоим спонтанным порывом броситься ко мне и поцеловать меня, спокойной ночи. Ничего другого сегодня не имеет значения, сынок. Я подошел к твоей постели. в темноте, и я преклонил колени в стыде!

Это жалкое искупление; Я знаю, что вы не поняли бы этих вещей, если бы я сказал их вам в часы бодрствования. Но завтра я буду настоящим папой! Я буду дружить с вами и страдать, когда вы страдаете, и смеяться, когда вы смеетесь.Я буду прикусывать свой язык, когда вылезут нетерпеливые слова. Я буду повторять, как если бы это был ритуал: «Он всего лишь мальчик, маленький мальчик!»

Боюсь, я представлял тебя мужчиной. Но когда я вижу тебя сейчас, сынок, измятым и усталым в твоей кроватке, я вижу, что ты все еще младенец. Вчера ты был на руках у матери, твоя голова на ее плече. Я просила слишком многого, слишком многого.

Вы когда-нибудь чувствовали это? Неужели мы слишком сильно давим на наших детей, чтобы они вели себя как маленькие взрослые? Возможно. Â Может быть, нам просто нужно читать это время от времени, чтобы напоминать себе, что эти маленькие дети просто такие; маленькие дети.

Фото: satakieli

Бенджамин Стронг - директор по маркетингу поисково-спасательной программы Амвера береговой охраны США. Он отец трех мальчиков, самого старшего из них с синдромом Дауна. Вы можете следить за его профессиональными подвигами в блоге Амвера или в Твиттере. . Его личные мысли здесь.

«Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» - отличная книга, о которой я узнал благодаря Уоррену Баффету… Плюс прекрасное стихотворение!

Когда я прочитал «Снежок», меня поразило, насколько разумно Уоррен Баффет относился к критике и насколько критическое поведение матери повлияло на него и его старшую сестру.В этой книге упоминается, что одна из лучших вещей, которые он когда-либо узнал о том, как себя вести, была из курса самосовершенствования, который он прошел, чтобы научиться преодолевать свои страхи и выступать публично. Курс диктовал Дейл Карнеги, написавший книгу под названием «Как заводить друзей и оказывать влияние на людей». Это одна из лучших книг, которые я сейчас читаю (еще одна - «Предсказуемо иррационально; скрытые силы, определяющие наши решения» Дэна Ариэли). Книга Карнеги - отличная книга по самосовершенствованию, занимательная и освежающая.Он начинается с того, что показывает, насколько важно избегать критики. Я только что рассказал о первой части: «Фундаментальные методы обращения с людьми», «Если хочешь собирать мед, не перебивай улей» . Больше всего меня поразило стихотворение, упомянутое в книге. Вот стенограмма:

Отец забывает
У. Ливингстон Ларнед
________________________________________

Послушай, сынок:
Я говорю это, пока ты спишь,
одна лапа скомкана тебе под щекой, а
- светлые локоны, липко влажные на твоем влажном лбу.
Я один пробрался в вашу комнату.
Всего несколько минут назад,
, когда я читал свою газету в библиотеке,
захлестнула меня душная волна раскаяния.
Я виновато подошел к твоей постели.

Вот о чем я думал,
сын: Я был зол на тебя.
Я ругал тебя, когда ты одевалась в школу
, потому что ты просто промокнул лицо полотенцем.
Я наказал вас за то, что вы не чистите обувь.
Я сердито крикнул
, когда ты бросил свои вещи на пол.

За завтраком я тоже придирался.
Вы пролили вещи.
Вы проглотили еду.
Вы кладете локти на стол.
Вы намазали хлеб слишком густым маслом.
И когда вы начали играть
, а я направился к своему поезду,
вы повернулись и махнули рукой
и крикнули: «До свидания, папа!»
, и я нахмурился и сказал в ответ:
«Держи плечи! '

Потом все началось снова ближе к вечеру.
Когда я шел по дороге, я заметил тебя,
, стоящего на коленях, играющего в шарики.
В твоих чулках были дыры.
Я унизил тебя перед твоими парнями
, проведя тебя до дома впереди меня.
Чулки были дорогими -
, и если бы вам пришлось их покупать, вы были бы поосторожнее!
Представь, сынок, от отца!

Вы помните,
позже, когда я читал в библиотеке,
, как вы робко вошли,
с каким-то обиженным взглядом в глазах?
Когда я взглянул на свою газету,
нетерпеливо перебил,
вы замешкались у двери.
«Что вам нужно?» - рявкнул я.
Вы ничего не сказали,
, но натолкнулись на один стремительный рывок,
и обняли меня за шею
и поцеловали меня,
и ваши стрелковые руки сжали
с любовью, которую Бог дал цвету в вашем сердце
и которой даже пренебрегают не мог увядать.
А потом ты ушел,
топал по лестнице.

Ну, сынок,
, вскоре после этого,
, моя газета выскользнула из моих рук
, и меня охватил ужасный тошнотворный страх.
Что со мной делала привычка?
Привычка придираться, ругать
- это была моя награда тебе за то, что ты мальчик.
Дело было не в том, что я не любил тебя;
было то, что я ожидал слишком многого от молодости.
Я измерял вас
меркой своих лет.

И в твоем характере было так много хорошего, хорошего.
и правдивого.
Ваше маленькое сердце
было большим, как сама заря
над широкими холмами.
Это было продемонстрировано вашим спонтанным порывом
броситься ко мне и поцеловать спокойной ночи.
Сегодня все остальное не имеет значения, сынок.
Я подошел к твоей постели в темноте,
и я встал на колени, стыдно!

Это жалкое искупление;
Я знаю, что вы не поняли бы этих вещей
, если бы я сказал вам их в часы вашего бодрствования.
А вот завтра
я буду настоящим папой!
Я буду дружить с тобой,
и страдать, когда ты страдаешь,
и смеяться, когда ты смеешься.
Я закуслю свой язык
, когда придут нетерпеливые слова.
Я буду повторять, как если бы это был ритуал:
«Он всего лишь мальчик - маленький мальчик!»

Боюсь, я представил вас мужчиной.
И все же, когда я вижу тебя сейчас, сынок,
измятый и усталый в твоей кроватке,
Я вижу, что ты все еще младенец.
Вчера ты был на руках у матери,
- твоя голова ей на плечо.
Я слишком много просил.

Стихотворение мне очень понравилось, вот современная видеоверсия на YouTube. Судя по всему, голос тот же, что и в аудиоверсии книги.

Вот что Дейл Карнеги сказал о критике:

Вместо того, чтобы осуждать людей, давайте попробуем их понять.Давайте попробуем разобраться, почему они делают то, что делают. Это намного выгоднее и интригует, чем критика; и это порождает сочувствие, терпимость и доброту.

После нескольких интересных исторических примеров о негативности критики это стихотворение знаменует конец части 1. Оно завершается первым принципом: Принцип 1 - Не критикуйте, не осуждайте и не жалуйтесь.

Дейл Карнеги оказал огромное влияние на Баффета. Он сказал, что его курс был самым важным, что он когда-либо делал, и изменил его больше всего.

Я думаю, что сегодня, когда большая часть коммуникаций осуществляется косвенно в Интернете, в письменной форме, которая легко может быть неправильно истолкована, практические советы Дейла Карнеги ценны не меньше, чем когда-либо.

Я уверен, что молодой Уоррен Баффет быстро понял, насколько полезен во всех смыслах этот совет. С этого момента он начал жить по мудрым принципам, усвоенным у Карнеги, и применять их, чтобы улучшить свое поведение по отношению к людям и самому себе.

Желая узнать, какие еще принципы повлияли на поведение Уоррена Баффета, я вернусь к своему чтению сейчас

Ура!
jrv

О компании JRV

Я родился в Испании и жил в Бельгии, Чили, Франции, США, Аргентине и других местах.Сейчас пытаюсь обосноваться в диком месте. Я «на пенсии», хотя сейчас я посвящаю «работе» больше времени на свои инвестиции, чем когда-либо работал на реальном рынке труда, где раньше работал в сфере информационных технологий и банковского дела. Я семейный человек, у меня прекрасная жена, несколько сыновей и одна падчерица. У меня скромные вкусы, я люблю сидеть дома и читать о компаниях и инвестициях. Я начал инвестировать в 25 лет до того, как лопнул интернет-пузырь. Я мало разбирался в инвестировании и любил технический анализ, поэтому мои результаты были довольно плохими. К счастью, терять было нечего. Несколько лет спустя, в 2006 году, мне надоело делать только реальные государственные инвестиции, и, накопив довольно много денег, я открыл счет у дешевого и отличного онлайн-брокера и начал снова. На этот раз я не хотел повторять ту же ошибку, поэтому решил следовать модели. Я слышал, что Уоррен Баффет лучше всех зарабатывал деньги на акциях, поэтому я начал с того, что много читал о нем, обо всех его письмах акционерам и нескольких книгах, которые он рекомендовал. Я многому научился, начал применять его принципы инвестирования и читал много «10К».Дайджест новостей из множества разных источников. В основном я начал покупать очень хорошие и дешевые компании и удерживать их, если возможно, и если ничего принципиально не изменится. Когда начался жилищный кризис, у меня было более 75% наличных. В то время я определил хорошие компании по невероятно низким ценам, поэтому я вложил большую часть своих сбережений в акции. Менее чем за год я увеличился вдвое. Ко второму семестру 2009 года я превратил свою софтверную компанию в инвестиционный инструмент и посвятил ей все свое время. Мы с женой решили изменить свой образ жизни и переехали из Бельгии на пляж в дикой стране. Цель состояла в том, чтобы удерживать фиксированные затраты на низком уровне, чтобы иметь возможность жить с минимальной годовой доходностью 6-8%, но особенно, чтобы отойти от бесчеловечной жизни цивилизации и, наконец, получить немного покоя и солнечную погоду, чтобы лучше сосредоточиться на инвестициях. Теперь я могу думать и изучать компании 60 часов в неделю, и у меня все отлично. Я наконец-то могу заниматься тем, что хочу, и могу с гордостью сказать, что я никогда не был так счастлив, особенно со своим только что родившимся четвертым сыном, другими моими замечательными детьми и моей милой женой, которая полностью меня поддерживает, пока я учусь большую часть дня и терпеливо жду возможности сделать качели! Вы можете узнать больше о моем портфолио, просмотрев его на сайте www.kuchita.com/view/sumo.php или вы можете узнать больше обо мне и моей семье, перейдя по ссылке «Сайт автора» в меню выше.

Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей: краткое содержание рассказов

Вот краткое изложение книги «Как заводить друзей и оказывать влияние на людей»:

Поймите человеческую природу, а затем работайте с ней, а не против нее.

Я обобщил классику Дейла Карнеги, выделив несколько ключевых принципов, а затем добавив несколько историй и анекдотов из книги.

Давайте начнем:

Люди действуют в своих интересах

Эндрю Карнеги и занятые племянники

Эндрю Карнеги (не связанный с Дейлом Карнеги) имел племянников, которые плохо поддерживали связь с семьей. Их родители писали им, но они не отвечали. Естественно, их родители были разочарованы и расстроены.

Карнеги знал, как получить ответ от мальчиков.

Он написал каждому из них письмо, спрашивая, как они поживают, как и родители.Но он сделал другое: он упомянул, что вложил деньги в письмо, , но не включил деньги!

Как он и ожидал, теперь, когда он создал стимул для ответа, оба племянника написали ответ своему дорогому дяде Эндрю.

Как сделать так, чтобы ваш ребенок был в восторге от учебы в школе?

Одна из причин, по которой книгу так интересно читать, заключается в том, что Дейл включает в себя истории из опыта своих учеников, когда они применяли его уроки.

В одном из рассказов у ​​мужчины были проблемы с ребенком, который сопротивлялся посещению детского сада. Каждое утро было трудным, ребенок поднимал шум, не просыпался вовремя и так далее.

Осуждение и наказание ребенка не работали, и это становилось бременем для семьи.

Итак, он попробовал другой подход: однажды утром в выходной день мужчина собрал других членов семьи на кухне для рисования пальцами и убедился, что они прекрасно проводят время.

Ребенок, естественно, хотел присоединиться к семейному веселью, но когда он попытался это сделать, мужчина остановил его и сказал: «А, тебе сначала нужно пойти в детский сад, чтобы научиться»

С целью получить взволнованный, ребенок пошел в следующую школу, все готовый пойти в школу.

Вывод:

Люди будут действовать, когда у них будет сильный стимул к действию.

Обычные люди пользуются клюшкой. Умные люди употребляют морковь.

Люди просто хотят, чтобы их слышали

Разъяренный покупатель на складе пиломатериалов

Одна история связана с бизнесом по поставке пиломатериалов, у которого был разгневанный покупатель. Заказчик настаивал на том, что отправленные ему пиломатериалы некачественные, и требовал возмещения.

Менеджер предприятия убедился, что заказчик неправильно оценивает поставку, и решил навестить его. Но вместо того, чтобы доказать свою правоту, он хотел увидеть, как заказчик делает свои выводы.

Он попросил клиента выложить пиломатериалы, которые ему поставлялись, затем спросил, какие части были отклонены. Клиент какое-то время разглагольствовал, успокаивая , осматривая больше деталей.

Затем менеджер задавал вопросы, которые заставляли покупателя переосмыслить то, как он оценивал изделия. С более ясной головой заказчик осознал (самостоятельно), что его методы неверны.

Покупатель принял заказ, перестал требовать возврата денег и после этого стал счастливым покупателем.

Вывод:

Люди хотят, чтобы их слышали и признавали.

Обычные люди тушат огонь огнем. Умные люди тушат пожар.


Читать дальше: Лучшие книги по маркетингу, чтобы стать лучше маркетологом


Люди будут делать свои идеи 9017, только если они думают, что это будет 9017 убедить кого-то снизить вашу арендную плату

Дейл Карнеги регулярно проводил семинары по своим учениям в определенной гостинице.Однажды он получил письмо от менеджера отеля, в котором говорилось, что им придется поднять его арендную плату на 300%.

Вместо того, чтобы ссориться и спорить с персоналом отеля о том, что он был постоянным постоянным клиентом, он знал, что у него будет больше шансов, если они будут думать, что в их интересах сохранить его в качестве клиента.

Итак, Карнеги встретился с менеджером отеля и сказал ему, что если бы он был на месте менеджера, он сделал бы то же самое .Он понимал, что это его обязанность - максимизировать прибыль.

Карнеги также упомянул, что он должен был делать то, что было в его собственных интересах; в том, что если бы он не мог позволить себе проводить там свои семинары, он просто нашел бы другое место. При этом он также упомянул, что его семинары привлекали в отель сотни образованных, умных и успешных людей, что было невероятным источником бесплатной рекламы для отеля. Он попросил менеджера отеля учесть их при принятии решения.

Вскоре после этого Карнеги получил письмо, в котором говорилось, что его арендная плата увеличится, но значительно ниже первоначальных 300%.

Вывод

Люди ненавидят ощущение, будто им говорят, что им делать.

Обычные люди сносят бульдозеры. Умные люди сажают семена.

Людям нравится быть героями

Как заставить соперника работать с вами

Эндрю Карнеги (в книге довольно много упоминаний Эндрю Карнеги; он был чем-то вроде Билла Гейтса своего времени) был когда-то в остром соперничестве с другим стальным магнатом по имени Джордж Пуллман.

Они были втянуты в ценовую войну, каждая из сторон доводила себя до безумия, борясь за одних и тех же клиентов, в то время как ни одна из них не зарабатывала очень много денег.

Карнеги встретился с Пуллманом и предложил слияние как способ остановить безумие. Он утверждал, что с такими похожими операциями можно было бы повысить эффективность и, что наиболее важно, они оба могли бы заработать больше денег.

Заинтересованный, но настроенный скептически, Пуллман затем спросил Карнеги, как бы он назвал это предприятие, на что Карнеги ответил: «Ну, конечно, автомобильная компания Pullman Palace».

Pullman согласился, и конкуренты в отрасли стали партнерами.

The Takeaway

У людей есть эго, которых нужно погладить; всем нам нравится быть героями.

Обычные люди берут кредит. Умные люди верят.

Заключение

Изучите человеческую природу, а затем работайте с ней, а не против нее.

При написании этого краткого обзора книги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей» я обнаружил, что ни одно из кратких изложений, включая это, не передает его должным образом.

Откровенно говоря, принципы, которым он учит, являются здравым смыслом.

Ценность книги в том, что в ней полно историй и анекдотов , которые действительно помогут вам понять, как она применима к вашей жизни. Карнеги так хорошо объясняет, почему и как работают эти принципы, поэтому вы не получите советов, связанных с предубеждением, связанным с выживанием.

Хотите больше? Вот некоторые из лучших цитат Дейла Карнеги из книги «Как заводить друзей и оказывать влияние на людей».

Как заводить друзей и оказывать влияние на людей Дейл Карнеги...

3 - «Тот, кто может сделать это, имеет с собою весь мир.

Тот, кто не может ходить одиноким путем»

Летом я часто ловил рыбу в штате Мэн.

Лично я

очень люблю клубнику и сливки, но я обнаружил, что по какой-то странной причине рыба предпочитает червей.

Поэтому, когда я ходил на рыбалку, я не думал о том, чего хочу.

Я подумал о том, что они хотели. Я не наживал на крючок клубникой и сливками.

Скорее, я подвесил червяка или кузнечика перед рыбой и сказал: «Разве ты не хочешь этого?»

Почему бы не использовать тот же здравый смысл при ловле людей?

Именно так поступил Ллойд Джордж, премьер-министр Великобритании во время Первой мировой войны.

Когда кто-то спросил его, как ему удалось остаться у власти после того, как другие лидеры военного времени - Уилсон, Орландо и Клемансо - были забыты, он ответил, что, если его пребывание на вершине может быть связано с чем-то одним, то это будет его узнав, что надо наживать на крючок под рыбу.

Зачем говорить о том, что мы хотим?

Это по-детски. Абсурд. Конечно, вам интересно то, что вы хотите.

Вы вечно этим интересуетесь.

Но больше никого нет. Остальные из нас такие же, как и вы: нам интересно то, что мы хотим.

Итак, единственный способ повлиять на других людей - это говорить о том, чего они хотят, и показывать им, как этого добиться.

Помните об этом завтра, когда вы пытаетесь заставить кого-нибудь что-то сделать.

Если, например, вы не хотите, чтобы ваши дети курили, не проповедуйте им и не говорите о том, чего вы хотите; но покажите им, что сигареты могут помешать им попасть в баскетбольную команду или выиграть стометровый рывок.

Об этом следует помнить независимо от того, имеете ли вы дело с детьми, телятами или шимпанзе.

Например: однажды Ральф Уолдо Эмерсон и его сын пытались затащить теленка в хлев.

Но они сделали распространенную ошибку, думая только о том, чего хотят: Эмерсон толкал, а его сын тянул.

Но теленок делал именно то, что делали они; он думал только о том, чего хотел; поэтому он напрягся его ногой и упорно отказывался покинуть пастбище.

Ирландская горничная увидела их затруднительное положение. Она не могла писать эссе и книги; но, по крайней мере, в этом случае, у нее было больше здравого смысла или теленка, чем у Эмерсона.

Она подумала о том, чего хотел теленок; поэтому она засунула материнский палец в рот теленка и позволила теленку пососать ее палец, когда она осторожно повела его в сарай.

Каждое действие, которое вы когда-либо совершали со дня вашего рождения, было выполнено, потому что вы чего-то хотели.

Как насчет того времени, когда вы сделали большой вклад в Красный Крест?

Да, это не исключение из правил.

Вы сделали пожертвование Красному Кресту, потому что хотели протянуть руку помощи; вы хотели совершить красивый, бескорыстный, божественный поступок.

«Поскольку вы сделали это одному из меньших из этих братьев Моих, вы сделали это и мне».

Если бы вы не хотели этого чувства больше, чем ваших денег, вы бы не заработали вклад.

Конечно, вы могли сделать взнос, потому что вам было стыдно отказаться или потому что покупатель попросил вас сделать это.

Но одно можно сказать наверняка. Вы внесли свой вклад, потому что чего-то хотели.

Гарри А. Оверстрит в своей книге «Влияние на человеческое поведение» сказал; "Действия проистекают из того, чего мы в основном желаем

... и лучший совет, который можно дать потенциальным уговорам, будь то в бизнесе, дома, в школе, в политике, - это: во-первых, пробудите в другом человеке нетерпеливое желание

Тот, кто может это сделать, имеет с собой весь мир.

Тот, кто не может идти одиноким путем ».

Эндрю Карнеги, бедный шотландец, который начал работать за два цента в час и, наконец, раздал 365 миллионов долларов, рано понял, что единственный способ влиять на людей - это говорить о том, чего хочет другой человек.

Он учился в школе всего четыре года, но он научился обращаться с людьми.

Для иллюстрации: его невестка заболела из-за своих двух мальчиков.

Они были в Йельском университете и были так заняты своими делами, что пренебрегали письмами домой и совершенно не обращали внимания на яростные письма матери.

Тогда Карнеги предложил поспорить сто долларов, что он сможет получить ответ по обратной почте, даже не спросив об этом.

Кто-то уравнял свою ставку; поэтому он написал племянникам болтливое письмо, вскользь упомянув в постскриптуме, что посылает каждому по пятидолларовой купюре.

Однако он не позаботился вложить деньги.

В ответ пришли ответы по почте с благодарностью «Дорогой дядя Эндрю» за его любезную записку, и вы можете закончить фразу самостоятельно.

Другой пример убеждения исходит от Стэна Новака из Кливленда,

Огайо, участника нашего курса.

Стэн пришел домой однажды вечером с работы и обнаружил, что его младший сын Тим брыкается и кричит на полу в гостиной.

Он должен был пойти в детский сад на следующий день и протестовал, что не пойдет.

Нормальной реакцией Стэна было бы выгнать ребенка в свою комнату и сказать ему, что ему лучше принять решение уйти.

У него не было выбора. Но сегодня вечером, осознав, что это не поможет Тиму начать работу в детском саду в лучшем расположении духа, Стэн сел и подумал: «Если бы я был Тимом, почему бы я был взволнован, идя в детский сад?

» Он и его жена сделали список всех забавных вещей, которые Тим делал бы, например, рисование пальцами, пение песен, поиск новых друзей.

Затем они привели их в действие.

«Мы все начали рисовать пальцами на кухонном столе - моя жена, Лил, мой другой сын Боб и я, все веселились.

Вскоре Тим выглянул из-за угла.

Затем он стал умолять поучаствовать. «О, нет! Сначала тебе нужно пойти в детский сад, чтобы научиться рисовать пальцами».

«Со всем энтузиазмом, который я мог собрать, я просмотрел список, говоря словами, которые он мог понять, - рассказывая ему обо всем том веселье, которое он будет иметь в детском саду.

На следующее утро я подумал, что встал первым. Я спустился вниз и обнаружил, что Тим крепко спит в кресле в гостиной.

'Что ты здесь делаешь? ' Я спросил. «Я жду, чтобы пойти в детский сад.

Я не хочу опаздывать. «Энтузиазм всей нашей семьи пробудил в Тиме страстное желание, которого невозможно было достичь никакими обсуждениями или угрозами».

Завтра вы можете убедить кого-нибудь что-то сделать.

Прежде чем говорить, сделайте паузу и спросите себя : «Как я могу заставить этого человека захотеть этого?»

Этот вопрос не даст нам броситься в ситуацию беззаботно, с бесполезной болтовней о наших желаниях.

Однажды я арендовал большой бальный зал в одном нью-йоркском отеле на двадцать ночей в каждом сезоне, чтобы проводить серию лекций.

В начале одного сезона мне внезапно сообщили, что мне придется платить за аренду почти в три раза больше, чем раньше.

Эта новость дошла до меня после того, как билеты были распечатаны и распространены, и все объявления были сделаны.

Естественно, я не хотел платить надбавку, но какой толк говорить с отелем о том, что я хочу?

Их интересовало только то, что они хотели.

Итак, через пару дней я пошел к менеджеру.

«Я был немного шокирован, когда получил ваше письмо, - сказал я, - но я вас ни в чем не виню.

Если бы я был на вашем месте, я бы, наверное, сам написал подобное письмо.

Ваша обязанность как управляющего отелем состоит в том, чтобы получить всю возможную прибыль.

Если вы этого не сделаете, вас уволят, и вы должны быть уволены.

А теперь давайте возьмем лист бумаги и напишем вниз о преимуществах и недостатках, которые вы получите, если будете настаивать на повышении арендной платы.

Затем я взял фирменный бланк, провел линию по центру и озаглавил одну колонку «Преимущества», а другую - «Недостатки».

Я написал под заголовком «Преимущества» следующие слова: «Ballroom free.

"Затем я продолжил:" У вас будет преимущество в том, что бальный зал будет бесплатным для сдачи в аренду для танцев и собраний.

Это большое преимущество, поскольку за подобные дела вам будут платить гораздо больше, чем вы можете получить за серию лекций.

Если я свяжу ваш бальный зал на двадцать ночей в течение сезона, это обязательно будет означать для вас потерю очень прибыльного бизнеса.

"А теперь давайте рассмотрим недостатки.

Во-первых, вместо того, чтобы увеличивать свой доход от меня, вы собираетесь его уменьшить.

Фактически, вы собираетесь стереть его, потому что я не могу платить за аренду, которую вы зарабатываете. спрашиваю.

Я буду вынужден проводить эти лекции в другом месте.

«У вас есть еще один недостаток.

Эти лекции привлекают в ваш отель толпы образованных и культурных людей.

Это хорошая реклама для вас, не правда ли?

На самом деле, если вы потратите пять тысяч долларов на рекламу в газетах, вы не сможете привлечь столько людей, чтобы посмотреть на ваш отель, сколько я могу привести на эти лекции.

Это дорого стоит для отеля, не так ли? »

Во время разговора я написал эти два« недостатка »под соответствующим заголовком и вручил листок менеджеру со словами:« Я бы хотел вы должны внимательно рассмотреть как преимущества, так и недостатки, которые будут вам доступны, и затем дадите мне свое окончательное решение ».

На следующий день я получил письмо, в котором сообщалось, что моя арендная плата будет увеличена только на 50 процентов вместо 300 процентов.

Имейте в виду, я получил это сокращение, не сказав ни слова о том, что я хотел.

Я все время говорил о том, чего хочет другой человек и как он может это получить.

Предположим, я сделал человеческий, естественный поступок; Предположим, я ворвался в его офис и сказал: «Что вы имеете в виду, подняв мою арендную плату на триста процентов, когда вы знаете, что билеты напечатаны и объявления сделаны?

Триста процентов!

Смешно!

Абсурд! Я не буду платить! »

Что было бы тогда?

Спор начал бы кипеть, кипеть и брызгать шлейфом - а вы знаете, чем кончаются споры.

Даже если бы я убедил его в том, что он ошибается, из-за его гордости ему было бы трудно отступить и сдаться.

Вот один из лучших советов, которые когда-либо давались по поводу изящного искусства человеческих взаимоотношений.

«Если и есть хоть один секрет успеха, - сказал Генри Форд, - то он заключается в способности понять точку зрения другого человека и увидеть вещи не только с вашей, но и с точки зрения этого человека».

Это так хорошо, что я хочу повторить: «Если и есть хоть один секрет успеха, то он заключается в способности понять точку зрения другого человека и увидеть вещи с точки зрения этого человека, а также с вашей собственной."

Это настолько просто, настолько очевидно, что любой должен увидеть истину с первого взгляда; тем не менее, 90 процентов людей на этой земле игнорируют это 90 процентов времени.

Пример?

Посмотрите на письма, которые попадут на ваш стол завтра утром, и вы обнаружите, что большинство из них нарушают этот важный канон здравого смысла.

Возьмите это письмо, написанное руководителем радиоотдела рекламного агентства, офисы которого разбросаны по всей территории. континент.

Это письмо было отправлено руководителям местных радиостанций по всей стране.

(Я записал в скобках свою реакцию на каждый абзац.)

Г-н Джон Бланк, Бланквилл, Индиана Уважаемый г-н Бланк: Компания ------ желает сохранить свое положение в руководстве рекламного агентства. в радиополе.

[Кого волнует, чего хочет ваша компания?

Меня беспокоят собственные проблемы.

Банк аннулирует закладную на мой дом, жуки уничтожают мальвы, вчера фондовый рынок рухнул.

Я пропустил сегодня восемь пятнадцать, вчера вечером меня не пригласили на танцы Джонсов, доктор сказал мне, что у меня высокое кровяное давление, неврит и перхоть.

А что потом? Сегодня утром я прихожу в офис, обеспокоенный, открываю почту и вижу, как какой-то маленький хищник из Нью-Йорка тявкает о том, чего хочет его компания.

Ба! Если бы он только осознал, какое впечатление производит его письмо, он бы ушел из рекламного бизнеса и занялся производством овечьего соуса.

]

Национальные рекламные счета этого агентства были оплотом сети.

Наши последующие проверки рабочего времени на станции год за годом удерживали нас на вершине рейтинга агентств.

[Ты большой, богатый и наверху, не так ли?

И что? Я не дам два ура в Аиде, если вы такой же большой, как General Motors и

General Electric и Генеральный штаб армии США

вместе взятые.

Если бы у вас было столько же разума, как у недоумка колибри, вы бы поняли, что меня интересует, насколько я большой, а не насколько вы большие.

Все эти разговоры о вашем огромном успехе заставляют меня чувствовать себя маленьким и незначительным.

]

Мы хотим обслуживать наши счета с последним словом информации о радиостанциях.

[Желаете!

Желаете. Ты пропадал задницей. Меня не интересует, чего вы желаете или чего желает президент Соединенных Штатов.

Позвольте мне сказать вам раз и навсегда, что меня интересует то, чего я желаю, - и вы еще не сказали об этом ни слова в этом своем абсурдном письме.

]

Поэтому, включите ли вы компанию ---------- в предпочтительный список еженедельной информации о станциях - каждую деталь, которая будет полезна агентству при разумном резервировании времени.

["Список предпочтений.

" У вас есть смелость! Вы заставляете меня чувствовать себя незначительным своими громкими разговорами о вашей компании - и затем вы просите меня включить вас в список «предпочтительных», и вы даже не говорите «пожалуйста», когда спрашиваете об этом.

]

Быстрое подтверждение этого письма, сообщающее нам о ваших последних «делах», будет взаимно полезным.

[Дурак!

Вы отправляете мне дешевый формат письма - письмо, разбросанное повсюду, как осенние листья, - и у вас есть наглость спросить меня, когда я беспокоюсь об ипотеке, мальвах и моем кровяном давлении, сесть и диктовать личная записка, подтверждающая вашу форму письма - и вы просите меня сделать это «как можно скорее».

Что значит «оперативно».

?

Разве вы не знаете, что я так же занят, как и вы - или, по крайней мере, мне нравится думать, что я занят.

И, раз уж мы заговорили об этом, кто дал вам лордское право командовать мной?

... Вы говорите, что это будет «взаимно полезным.

» Наконец-то вы начали понимать мою точку зрения.

Но вы не знаете, как это будет мне на пользу.

]

Искренне ваш, Джон Доу, менеджер отдела радио

P.S.

Прилагаемая перепечатка из журнала Blankville Journal заинтересует вас, и вы, возможно, захотите транслировать ее по своей станции.

[Наконец, здесь, в постскриптуме, вы упоминаете кое-что, что может помочь мне решить одну из моих проблем.

Почему вы не начали свое письмо с - но что толку?

У любого рекламщика, виновного в том, что вы мне прислали, что-то не так с его продолговатым мозгом.

Вам не нужно письмо с нашими последними делами.

Вам понадобится литр йода в щитовидной железе. ]

Итак, если люди, которые посвящают свою жизнь рекламе и выдают себя за экспертов в искусстве влияния на людей покупать, - если они напишут подобное письмо, чего мы можем ожидать от мясника и пекаря или автомеханика?

Вот еще одно письмо, написанное суперинтендантом большого грузового терминала студенту этого курса Эдварду Вермилену.

Какое впечатление произвело это письмо на человека, которому оно было адресовано?

Прочтите, а потом я вам расскажу.

A. Zerega's Sons, Inc. 28 Front St.

Brooklyn, NY

11201 Внимание:

Г-н Эдвард Вермилен. Джентльмены:

. весь бизнес доставлен нам ближе к вечеру.

Это состояние приводит к заторам, сверхурочной работе наших сил, задержкам с грузовиками и, в некоторых случаях, задержкам с отправкой грузов.

10 ноября мы получили от вашей компании партию из 510 штук, которая прибыла сюда в 16.20.

Приглашаем к сотрудничеству для преодоления нежелательных последствий, связанных с несвоевременным получением груза.

Можем ли мы попросить, чтобы в дни, когда вы отправляете объем, который был получен в указанную выше дату, прилагались усилия либо для доставки грузовика сюда раньше, либо для доставки нам части груза утром?

Преимущество, которое вы получите при таком соглашении

, будет заключаться в более быстрой разгрузке ваших грузовиков и

гарантии того, что ваш бизнес будет развиваться в день его получения

.

Искренне ваш, J ----- B ----- Supt.

Прочитав это письмо, г-н Вермилен, менеджер по продажам

Sons, Inc. А. Зереги, отправил его мне со следующим комментарием:

Это письмо имело обратный эффект по сравнению с тем, что было задумано.

Письмо

начинается с описания трудностей Терминала, которые нас, вообще говоря, не интересуют

.

Затем мы запрашиваем наше сотрудничество

, не задумываясь о том, доставит ли оно нам неудобства, и

, а затем, наконец, в последнем абзаце упоминается тот факт, что если мы будем сотрудничать с

, это будет означать более быстрое освобождение наши грузовики

с заверением, что наш груз будет отправлен в день его получения

.

Другими словами, то, что нас больше всего интересует, упоминается

в последнюю очередь, и весь эффект заключается в поднятии духа антагонизма

, а не сотрудничества.

Посмотрим, не сможем ли мы переписать и улучшить это письмо.

Давайте не будем тратить время

на разговоры о наших проблемах.

Как предостерегает Генри Форд,

давайте «поймем точку зрения другого человека и посмотрим на вещи с его или

ее точки зрения, а также с нашей."

Вот один из способов отредактировать письмо.

Возможно, это не лучший способ,

, но разве это не улучшение?

Мистер

Эдвард Вермилен% A. Zerega's Sons, Inc. 28 Фронт St.

Brooklyn, NY

11201

Уважаемый г-н Вермилен:

Ваша компания была одним из наших хороших клиентов на протяжении четырнадцати

лет.

Естественно, мы очень благодарны за ваше покровительство и готовы

чтобы предоставить вам быстрое и эффективное обслуживание, которого вы заслуживаете.

Однако мы с сожалением вынуждены констатировать, что мы не можем сделать это

, когда ваши грузовики привозят нам крупную партию поздно вечером, как это было сделано

10 ноября. Потому что многие другие клиенты

также осуществляют доставку во второй половине дня.

Естественно, это вызывает перегрузку

.

Это означает, что ваши грузовики неизбежно останутся на пристани

, а иногда даже ваш груз задерживается.

Это плохо, но этого можно избежать.

Если вы отправляете доставку на причал

утром, когда это возможно, ваши грузовики смогут поддерживать движение

, ваш груз будет немедленно привлечен к себе внимания, а наши рабочие

вернутся домой рано вечером, чтобы насладиться ужин из вкусных

макарон и лапши, которые вы производите.

Независимо от того, когда ваши грузы прибудут, мы всегда с радостью

сделаем все, что в наших силах, чтобы обслужить вас в кратчайшие сроки.

Вы заняты.Пожалуйста, не беспокойтесь

, чтобы ответить на это примечание.

С уважением, J ----- B -----, supt.

Барбара Андерсон, работавшая в банке в Нью-Йорке, хотела

переехать в Феникс, штат Аризона, по причине здоровья своего сына.

Используя принципы

, которые она усвоила в нашем курсе, она написала следующее письмо

двенадцати банкам в Фениксе:

Уважаемый господин:

Мой десятилетний опыт работы в банке должен быть интересен быстрорастущим банк как ваш.

На различных должностях в банковских операциях с компанией Bankers Trust

в Нью-Йорке, что привело к моему нынешнему назначению в качестве менеджера отделения

, я приобрел навыки на всех этапах банковской деятельности, включая

отношения с вкладчиками, кредиты, займы и администрирование .

Я перееду в Феникс в мае и уверен, что смогу внести

в ваш рост и прибыль.

Я буду в Фениксе на неделе 3 апреля

и буду признателен за возможность показать вам, как я могу помочь

вашему банку в достижении его целей.

С уважением, Барбара Л. Андерсон

Как вы думаете, миссис Андерсон получила ответ на это письмо?

Одиннадцать из двенадцати банков пригласили ее на собеседование, и она

могла выбрать, какое предложение банка принять.

Почему? Миссис Андерсон

не сообщила, чего она хотела, но написала в письме, как она могла бы помочь им,

, и сосредоточилась на их желаниях, а не на собственных.

Тысячи продавцов топчутся сегодня по тротуарам, усталые,

разочарованные и им недоплачиваемые.

Почему? Потому что они всегда думают

только о том, чего хотят.

Они не понимают, что ни ты, ни я

ничего не хотим покупать.

Если бы мы это сделали, мы бы пошли и купили это. Но

мы оба вечно заинтересованы в решении наших проблем.

И если

продавцов смогут показать нам, как их услуги или товары помогут

нам решить наши проблемы, им не нужно будет нас продавать.

Купим. И

клиентам нравится чувствовать, что они покупают, а не продаются.

Тем не менее, многие продавцы проводят всю жизнь в продажах, не видя

вещей с точки зрения покупателя.

Например, в течение многих лет я

жил в Форест-Хиллз, небольшом сообществе частных домов в центре

Большого Нью-Йорка.

Однажды, когда я спешил на станцию, мне

довелось встретить оператора недвижимости, который много лет покупал и продавал

собственности в этом районе.

Он хорошо знал Форест-Хиллз, поэтому я

поспешно спросил его, был ли мой лепной дом построен из металлической рейки

или из пустотелой черепицы.

Он сказал, что не знает, и рассказал мне то, что я

уже знал - что я мог узнать, позвонив в ассоциацию Forest Hills Garden

.

На следующее утро я получил от него письмо.

Он дал мне информацию, которую я хотел?

Он мог получить его за

шестьдесят секунд по телефону.

Но он этого не сделал. Он снова сказал мне

, что я могу получить его по телефону, а затем попросил передать ему

оформить мою страховку.

Он не хотел мне помогать.

Его интересовало только

, помогающее самому себе.

J.

Говард Лукас из Бирмингема, Алабама, рассказывает, как два продавца

из одной и той же компании справлялись с одной и той же ситуацией, He

сообщил: Компания

Рядом с нами находился районный офис крупной страховой компании

.

Их агентам были назначены территории, а наша рота

была назначена двум агентам, которых я буду называть Карлом

и Джоном.

"Однажды утром Карл зашел к нам в офис и случайно упомянул

, что его компания только что представила новый полис страхования жизни для руководителей

и подумал, что мы могли бы заинтересоваться позже, и он

свяжется с нами, когда он имел больше информации об этом.

"В тот же день Джон увидел нас на тротуаре, возвращаясь с перерыва на кофе

, и он крикнул: 'Эй, Люк, подожди, у меня есть отличные новости

для вас, ребята.

«Он поспешил к нам и очень взволнованно рассказал нам

о полисе страхования жизни руководителей

, который его компания представила в тот же день.

(Это была та же самая политика, которую Карл случайно упомянул

.

) Он хотел, чтобы мы выпустили одну из первых. Он сообщил нам несколько важных фактов о покрытии

и закончил словами: «Политика

настолько нова, что я собираюсь попросить кого-нибудь из домашнего офиса

прийти завтра и объяснить ее.

А пока давайте получим

приложений, подписанных и готовых к работе, чтобы у него было больше

информации для работы.

«Его энтузиазм пробудил в нас желание

этой политики, хотя у нас все еще не было деталей. Когда

они были предоставлены нам, они подтвердили первоначальное понимание Джоном политики

, и не только он. продал каждому из нас полис

, но позже увеличил наше покрытие вдвое.

«Карл мог бы иметь такие продажи, но он не предпринял никаких усилий, чтобы пробудить в

нас какое-либо желание к полисам.

Мир полон людей, которые хватают и ищут себя.

Итак,

редкий человек, бескорыстно пытающийся служить другим, имеет огромное преимущество

.

У него мало конкурентов. Оуэн Д. Янг, известный юрист

и один из великих бизнес-лидеров Америки однажды сказал: «Людям, которые

могут поставить себя на место других людей, которые могут понять

работу своего разума, не нужно беспокоиться о том, что будет в будущем

. приготовил для них."

Если, прочитав эту книгу, вы получите только одно - усиление

тенденции всегда думать с точки зрения других людей,

и смотреть на вещи с их точки зрения - если вы поймете это из этого

, она может легко оказаться одним из строительных блоков вашей карьеры

.

Глядя на точку зрения другого человека и пробуждая в нем

страстное желание чего-то, не следует истолковывать как манипулирование

этого человека, чтобы он делал что-то только для вас.

и во вред себе.

Каждая сторона должна выиграть от переговоров. В

письма г-ну Вермилену, как отправителю, так и получателю переписки

, получены в результате реализации того, что было предложено.

И банк

, и миссис Андерсон выиграли по ее письму, так как банк

получил ценного сотрудника, а миссис Андерсон - подходящую работу.

И

в примере продажи Джоном страховки г-ну Лукасу оба получили

в результате этой сделки.

Другой пример, в котором каждый выигрывает благодаря этому принципу

, пробуждая нетерпеливую нужду, исходит от Майкла Уиддена из Уорика,

Род-Айленд, который является торговым агентом Shell Oil Company.

Майк хотел стать продавцом номер один в своем районе,

, но одна станция обслуживания сдерживала его.

Управлял им пожилой человек

, у которого не было мотивации навести порядок на своем участке.

Было в таком плохом состоянии

, что продажи значительно снизились.

Этот менеджер не стал бы слушать ни одну из просьб Майка обновить станцию ​​

.

После множества увещеваний и задушевных разговоров - всех

, которые не повлияли - Майк решил пригласить менеджера посетить

новейшую станцию ​​Shell

на его территории.

Менеджер был настолько впечатлен помещениями на новой станции

, что когда Майк посетил его в следующий раз, его станция была очищена

и зафиксировал рост продаж.

Это позволило Майку достичь

номер один в своем районе.

Все его разговоры и обсуждения не помогли

, но, пробудив нетерпеливое желание у менеджера, показав

ему современную станцию, он достиг своей цели, и и менеджер

, и Майк получили пользу.

Большинство людей заканчивают колледж и учатся читать Верджила и осваивают

тайны исчисления, никогда не открывая, как функционирует их собственный разум

.

Например: однажды я читал курс по Эффективному

Выступая для молодых выпускников колледжей, которые поступали на работу

корпорации Carrier, крупного производителя кондиционеров

.

Один из участников хотел убедить остальных

поиграть в баскетбол в свободное время, и вот что он сказал:

«Я хочу, чтобы вы вышли и поиграли в баскетбол.

Мне нравится играть в баскетбол,

, но в последние несколько раз, когда я был в спортзале, там не хватило

людей, чтобы начать игру.

Двое или трое из нас добрались до

, бросая мяч в ту ночь - и у меня синяк под глазом.

Желаю, чтобы вы все спустились завтра вечером.

Я хочу играть в баскетбол. «

Он говорил о том, о чем вы хотите?

Вы же не хотите ходить в гимназию

, в которую никто не ходит, не так ли?

Вам все равно

, что он хочет.

Вы не хотите получить синяк под глазом

Мог ли он показать вам, как получить то, что вы хотите, используя

в спортзале?

Конечно.Больше бодрости. Более острый аппетит.

Более ясный мозг.

Удовольствие. Игры. Баскетбол.

Повторяю мудрый совет профессора Оверстрита: во-первых, пробудите в

другом человеке страстное желание. Тот, кто может это сделать, имеет с собой весь мир

.

Тот, кто не может идти одиноким путем.

Один из учеников авторского курса

переживал за своего маленького мальчика.

Ребенок имел недостаточный вес и отказывался нормально есть

.

Его родители использовали обычный метод. Они ругали и ругали

.

«Мама хочет, чтобы ты ел то и это» «Отец хочет, чтобы ты

вырасти большим мужчиной»

Обращал ли мальчик какое-то внимание на эти мольбы?

Примерно столько же, сколько

, вы платите за одну песчинку на песчаном пляже.

Ни один человек с хоть каплей здравого смысла не ожидает, что ребенок трех лет

отреагирует на точку зрения тридцатилетнего отца.

Тем не менее, это было именно то, что ожидал отец

.

Это было абсурдно. Наконец он

увидел это.

Итак, он сказал себе: «Чего хочет этот мальчик? Как

Я могу связать то, что я хочу, с тем, что он хочет?»

Это было легко для отца, когда он начал думать об этом.

У его мальчика

был трехколесный велосипед, на котором он любил кататься по тротуару перед

дома в Бруклине.

Через несколько дверей дальше по улице жил хулиган -

мальчик побольше, который стащил маленького мальчика со своего трехколесного велосипеда и сам на нем ездил

.

Естественно, маленький мальчик с криком побежал к своей матери, а ей

приходилось выходить и снимать хулигана с трехколесного велосипеда и снова надевать

своего маленького мальчика. Это происходило почти каждый день.

Что хотел мальчик?

Шерлоку Холмсу не потребовалось, чтобы

ответил на этот вопрос.

Его гордость, его гнев, его стремление к ощущению

важности - все самые сильные эмоции в его макияже - побудили его

отомстить, разбить хулигану нос.

И когда его отец

объяснил, что мальчик сможет когда-нибудь выбить дневной свет из

, старший ребенок, если он будет есть только то, что его мать

хотела, чтобы он ел - когда отец пообещал ему это - было

проблем с диетой больше нет.

Этот мальчик съел бы

шпината, квашеную капусту, соленую скумбрию - все, чтобы быть большим

, достаточно, чтобы ударить хулигана, который так часто унижал его.

Решив эту проблему, родители взялись за другую: у маленького мальчика

была нечестивая привычка мочиться в постель.

Он спал с бабушкой.

Утром его бабушка

просыпалась, ощупывала простыню и говорила: «Послушай, Джонни, что ты

снова сделал прошлой ночью».

Он говорил: «Нет, я этого не делал. .

Ты сделал это.

Ругать, шлепать, стыдить его, повторять, что родители не

хотели, чтобы он это делал - ничто из этого не оставило кровать сухой.

Итак, родители

спросили: «Как мы можем заставить этого мальчика перестать мочиться в его кровать

Чего он хотел?

Во-первых, он хотел носить пижаму, как папа

, вместо того, чтобы носить ночную рубашку, как бабушка.

Бабушке

надоели его ночные беззакония, поэтому она с радостью предложила

купить ему пижаму, если он исправится.

Во-вторых, ему нужна была собственная кровать

.

Бабушка не возражала.

Его мать отвела его в универмаг в Бруклине, подмигнула продавщице

и сказала: «Вот маленький джентльмен, который хочет, чтобы

совершил покупки».

Продавщица заставила его почувствовать себя важным, сказав : «Молодой человек, что я могу вам показать?»

Он встал на пару дюймов выше и сказал: «Я хочу купить себе кровать за

».

Когда ему показали тот, который его мать хотела, чтобы он купил, она

подмигнула продавщице, и мальчика уговорили купить ее.

Постель доставили на следующий день; и в ту ночь, когда отец пришел домой, маленький мальчик подбежал к двери с криком: «Папа! Папа!

Поднимись наверх и посмотри на мою кровать, которую я купил!»

Отец, глядя на кровать, подчинился наставлению Чарльза Шваба: он был «искренен в своем одобрении и щедр в своей похвале».

«Ты же не собираешься мочить эту кровать, не так ли?

», - сказал отец. «О, нет, нет!

Я не собираюсь мочить эту кровать», - мальчик сдержал свое обещание, потому что в этом была его гордость.

Это была его кровать. Он и он один купил это.

И он был теперь в пижаме, как маленький человечек. Он хотел вести себя как мужчина.

И он сделал.

Другой отец, К.

Дучманн, инженер-телефонист, студент этого курса, не мог заставить свою трехлетнюю дочь есть завтрак.

Обычные ругательства, умоляющие, уговоры - все закончилось тщетностью.

Итак, родители спросили себя: «Как мы можем заставить ее хотеть этого?»

Маленькая девочка любила подражать своей матери, чувствовать себя большой и взрослой; поэтому однажды утром они усадили ее на стул и позволили готовить завтрак.

Как раз в этот психологический момент отец прошел на кухню, пока она помешивала хлопья, и она сказала: «Послушай, папа, я делаю хлопья сегодня утром».

Она съела две порции хлопьев без всяких уговоров, потому что они ей были интересны.

Она достигла чувства важности; Она нашла в превращении хлопьев в способ самовыражения.

Уильям Винтер однажды заметил, что «самовыражение является доминирующей необходимостью человеческой натуры.

«Почему мы не можем адаптировать ту же психологию к деловым отношениям?

Когда у нас есть блестящая идея, вместо того, чтобы заставить других думать, что она наша, почему бы им не позволить им

готовить и размешивать идею самим.

Они тогда они будут рассматривать это как свое собственное; им это понравится и, возможно, они съедят пару порций.

Помните: «Во-первых, пробудите в другом человеке страстное желание.

Тот, кто может это сделать, имеет с собой весь мир.

Тот, кто не может идти одиноким путем.

· Принцип 3 - Пробуждайте в другом человеке страстное желание.

В двух словах Основные методы работы с людьми

· Принцип 1 Не критикуйте, не осуждайте и не жалуйтесь.

· Принцип 2 Дайте честную и искреннюю признательность

· Принцип 3 Вызвать в собеседнике сильное желание.

Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей Дейл Карнеги - Сын - Рецензия на книгу «Мать и сын»

Как заводить друзей и оказывать влияние на людей

Эта книга написана для того, чтобы ее можно было читать, перечитывать и изучать.

Дейл Карнеги написал эту книгу еще в 1930-х годах как текст для улучшения коммуникативных и межличностных навыков в социальной и деловой сферах. Мне показалось очень интересным то, как он указывает на применение своих идей. Многие люди указывают на теории, основанные на исследованиях. Они работают в обратном направлении от данных. У Карнеги есть свои теории, а его ученики применяют их на практике, и эти примеры из реальной жизни затем служат «доказательствами» легитимности теорий. Многие из его указаний основаны на здравом смысле, но он представляет их таким образом, что они мне понравились.Я чувствовал, что его подходы не только помогут в общении, но и помогут мне стать лучше. Понимание и объяснение человеческих эмоций и мыслей объясняет, как работают его директивы.

Вот мои основные моменты:

Бернард Шоу: Если вы научите человека чему-нибудь, он никогда не узнает. (Обучение - это активный процесс).

Часть I - «Основополагающие принципы обращения с людьми»

1) Не критикуйте, не осуждайте и не жалуйтесь.

2) Дайте честную и искреннюю признательность.

3) Пробудите в другом человеке нетерпеливое желание.

История «Отец забывает» проходит через день, очень похожий на мой, когда отец постоянно придирается к недостаткам своего сына, прежде чем наконец, в конце дня, понимает, что его сын - всего лишь ребенок. Отец ожидает, что его мальчик теперь станет мужчиной, но он всего лишь мальчик.

Показан список вещей, которые нужны всем людям.Подчеркивается необходимость того, чтобы люди «чувствовали себя важными». Этого можно добиться, проявив сочувствие и искренне прислушиваясь.

Чарльз Шваб сказал: «Я считаю свою способность вызывать энтузиазм среди моих людей самым большим достоянием, которым я обладаю, и способ развить лучшее в этом человеке - это признательность и поддержка. Нет ничего более убивающего амбиции человека, чем критика начальства. Никогда никого не критикую. Я верю в то, что нужно дать человеку стимул к работе.Мне не терпится хвалить и не терпится найти недостатки ».

****** Я пройду этот путь только один раз; поэтому любое добро, которое я могу сделать, или любую доброту, которую я могу оказать любому человеку, позвольте мне сделать это сейчас. Позвольте мне не откладывать и не пренебрегать этим, потому что я больше не пойду этим путем.

Эмерсон: «Каждый мужчина, которого я встречаю, в некотором роде является моим начальником. В этом я узнаю о нем ».

Единственный способ на земле влиять на других людей - это говорить о том, чего они хотят, и показывать им, как этого добиться.

Гарри Оверстрит: «Действие проистекает из того, чего мы в основном желаем ... и лучший совет, который можно дать потенциальным уговорам, будь то в бизнесе, дома, в школе или политике, - это: во-первых, возбудите в другом человеке нетерпеливое желание. Тот, кто может это сделать, имеет с собой весь мир. Тот, кто не может идти одиноким путем.

Завтра вы можете уговорить кого-нибудь что-то сделать. Прежде чем говорить, сделайте паузу и спросите себя: «Как я могу заставить этого человека захотеть этого?»

Если и есть один секрет успеха, то он заключается в способности понять точку зрения другого человека и увидеть вещи с его точки зрения, а также со своей собственной.

Барбара Андерсон написала письмо 12 потенциальным работодателям, в котором изложила, что она может сделать для их компаний, а не список ее квалификаций. (p40)
Часть II - «Шесть способов сделать людей такими, как вы»

1) По-настоящему проявляйте интерес к другим людям.

2) Улыбка

3) Помните, что имя человека для него - самый приятный и самый важный звук на любом языке.

4) Будьте хорошим слушателем. Поощряйте других говорить о себе.

5) Говорите, исходя из интересов другого человека.

6) Заставьте другого человека почувствовать себя важным - и сделайте это искренне.

Вы можете завести больше друзей за два месяца, заинтересовавшись другими людьми, чем за два года, пытаясь заинтересовать других людей вами.

Адлер: «Человек, который не интересуется своими собратьями, испытывает самые большие трудности в жизни и причиняет наибольший вред другим.Именно из таких людей возникают все человеческие неудачи.

Профессор Нью-Йоркского университета: «Если автор не любит людей, людям не понравятся его рассказы».

Если мы хотим подружиться, давайте приветствовать людей с воодушевлением и энтузиазмом. Когда кто-то звонит вам по телефону, используйте ту же психологию. Скажите «Привет» тоном, который показывает, насколько вы довольны тем, что вам позвонил.

За сто лет до рождения Христа известный римский поэт Публилий Сир заметил: «Мы интересуемся другими, когда они интересуются нами.”

Всякий раз, когда Теодор Рузвельт ожидал посетителя, он садился поздно ночью и читал на предмет, который, как он знал, особенно интересовал его гостя. Ибо Рузвельт знал, как и все лидеры, что королевский путь к сердцу человека - говорить о вещах, которые он или она больше всего ценит.

Часть III - «Как привлечь людей к своему образу мышления»

1) Единственный способ извлечь максимальную пользу из аргумента - это его избежать.

2) Проявляйте уважение к мнению другого человека.Никогда не говорите: «Вы ошибаетесь».

3) Если вы ошибаетесь, признайте это быстро и решительно.

4) Начните по-дружески.

5) Заставьте другого человека немедленно сказать «да, да».

6) Позвольте другому человеку много говорить.

7) Позвольте другому человеку почувствовать, что идея принадлежит ему.

8) Старайтесь честно смотреть на вещи с точки зрения другого человека.

9) С сочувствием относитесь к идеям и желаниям другого человека.

10) Обращение к благородным мотивам.

11) Драматизируйте свои идеи.

12) Бросьте вызов.

Вы не можете выиграть спор. Вы не можете, потому что проигрываете, если проигрываете, а если выигрываете, то проигрываете.

Линкольн: «Ни один человек, решивший максимально использовать себя, не может уделить время личным раздорам. Еще меньше он может позволить себе принять последствия, в том числе испорченный характер и потерю самообладания.

Артикул в Биты и детали :

- Когда два партнера всегда соглашаются, один из них не нужен.

- Не доверяйте своему первому инстинктивному впечатлению (обычно оборонительному).

- Контролируйте свой нрав

- Сначала послушайте

- Ищите области согласия

- Будьте честны

- Обещайте рассмотреть позицию ваших оппонентов и внимательно ее изучить

- Поблагодарите оппонента за проявленный интерес

- Отложить действие, чтобы дать время подумать

- Может ли другой быть прав? Отчасти верно? Есть ли в их позиции правда или достоинства? Уменьшит ли моя реакция проблему или я просто избавлюсь от разочарования? Оттолкнет ли моя реакция другого человека дальше или ближе? Я выиграю или проиграю? Какую цену мне придется заплатить, если я выиграю? Если я умалчиваю об этом, исчезнут ли разногласия? Является ли эта ситуация возможностью для меня?

Галилей: «Человека ничему нельзя научить; вы можете только помочь ему найти это внутри себя.”

Карл Роджерс (стр. 120): «Наша первая реакция на большинство высказываний, которые мы слышим, - это оценка или суждение, а не их понимание. Когда кто-то выражает какое-то чувство, отношение или убеждение, мы почти сразу склоняемся к ощущению «это правильно» или «это глупо», «это ненормально», «это неправильно» или «это нехорошо». Очень редко мы позволяем себе точно понять, что означает это утверждение для другого человека ».

Бен Франклин: «Я взял за правило воздерживаться от всякого прямого противоречия с мнениями других и от любых позитивных утверждений о себе.”

Менеджер по продажам автосалона (с. 155): он попросил своих сотрудников сказать ему, чего именно они от него ожидают, и написал это на доске. «Я наделяю тебя всеми этими качествами, которые ты от меня ожидаешь. Теперь я хочу, чтобы ты сказал мне, чего я вправе ожидать от тебя ».

** Эмерсон в своем эссе «Самостоятельность»: В каждой гениальной работе мы узнаем наши собственные отвергнутые мысли; они возвращаются к нам с некоторым отчужденным величием ».

* Декан Гарвардской школы бизнеса: «Я предпочитаю пройти два часа по тротуару перед офисом человека перед собеседованием, чем войти в этот офис, не имея четкого представления о том, что я собирался сказать и что этот человек - от мое знание его или ее мотивов - собирался ответить.”

Единственная причина, по которой вы не гремучая змея, заключается в том, что ваши родители не были гремучими змеями.

Три четверти людей, которых вы когда-либо встретите, жаждут сочувствия. Дайте им это, и они полюбят вас за это.

J.P. Morgan: «У человека есть две причины что-то делать: одна, которая звучит хорошо, и настоящая. Человек сам подумает об истинной причине. Не нужно подчеркивать это.Но все мы, будучи в душе идеалистами, любим думать о хороших мотивах. Итак, чтобы изменить людей, апеллируйте к их более благородным мотивам.

Часть IV - «Быть ​​лидером: как изменить людей, не обижаясь и не вызывая негодования»

Работа лидера часто включает изменение отношения и поведения ваших людей.

1) Начните с похвалы и искренней признательности.

2) Привлекайте внимание к ошибкам людей косвенно.

3) Прежде чем критиковать другого человека, расскажите о своих ошибках.

4) Задавайте вопросы вместо того, чтобы отдавать прямые приказы.

5) Позвольте другому человеку сохранить лицо.

6) Хвалите малейшее улучшение и хвалите каждое улучшение. Будьте сердечны в своем одобрении и щедр в своей похвале.

7) Дайте другому человеку хорошую репутацию, которой он сможет соответствовать.

8) Нас ободрение. Сделайте так, чтобы ошибку легко исправить.

9) Сделайте то, что вы предлагаете, порадует другого человека.

Французский пионер авиации: «Я не имею права говорить или делать что-либо, что унижает человека в его собственных глазах.Важно не то, что я думаю о нем, а то, что он думает о себе. Унизить достоинство человека - преступление ».

По сравнению с тем, чем мы должны быть, мы только наполовину проснулись. Мы используем лишь небольшую часть наших физических и умственных ресурсов. Говоря широко, человеческая личность, таким образом, живет далеко в своих пределах. Он обладает разного рода способностями, которые обычно не использует.

Заключительный раздел - «Быстрый путь к отличию»

Умение говорить - это кратчайший путь к отличию.Он ставит человека в центр внимания, поднимает одну голову и плечи над толпой. И человеку, который может приемлемо говорить, обычно приписывают способности, несоразмерные тем, которыми он или она на самом деле обладает.

Карнеги утверждал, что все люди могут говорить, когда злятся. Он сказал, что если ударить самого невежественного человека в городе в челюсть и сбить с ног, он встанет на ноги и заговорит с красноречием, пылкостью и упорством, с которыми мог бы соперничать всемирно известный оратор Уильям Дженнингс Брайан на пике его карьеры. карьера.Он утверждал, что почти любой человек может приемлемо выступать публично, если у него есть уверенность в себе и идея, которая кипит и тушится внутри.

Способ развить уверенность в себе - это делать то, что вы боитесь делать, и получать за плечами послужной список успешного опыта. Поэтому он заставлял каждого ученика говорить на каждом занятии курса. Публика отзывчивая. Все они в одной лодке; и благодаря постоянной практике они развивают смелость, уверенность и энтузиазм, которые переходят в их личные выступления.

Карнеги сказал бы вам, что все эти годы он зарабатывал на жизнь, не обучая публичных выступлений - это было случайно. Его основная работа заключалась в том, чтобы помочь людям преодолеть свои страхи и развить храбрость.

Как это:

Нравится Загрузка ...

Как заводить друзей и оказывать влияние на людей Дейл Карнеги, ...

Часть первая - Основные методы работы с людьми

1 «Если хочешь собирать мед, не пинай улей»

7 мая 1931 года самая сенсационная охота, которую когда-либо знал Нью-Йорк, достигла своего апогея.

После нескольких недель поисков «Два пистолета» Кроули - убийца, вооруженный преступник, который не курил и не пил - был в страхе, заперт в квартире своей возлюбленной на Вест-Энд-авеню. Сто пятьдесят полицейских и детективов осадили его убежище на верхнем этаже. Они проделали дыры в крыше; они пытались выкурить Кроули, «убийцу копов», слезоточивым газом. Затем они установили свои пулеметы на окружающие здания, и более часа один из прекрасных жилых районов Нью-Йорка отдавался треском пистолетных выстрелов и грохотом пулеметов.Кроули, пригнувшись за набитым креслом, беспрерывно стрелял в полицию. За боем наблюдали десять тысяч взволнованных людей. Ничего подобного раньше не видели на тротуарах Нью-Йорка.

Когда Кроули был схвачен, комиссар полиции Э. П. Малруни заявил, что этот головорез с двумя пистолетами был одним из самых опасных преступников, когда-либо встречавшихся в истории Нью-Йорка.

«Он убьет, - сказал комиссар, - по малейшей точке». Но как относился к себе Кроули из «Два пистолета»? Мы знаем, потому что, когда полиция стреляла в его квартиру, он написал письмо, адресованное «тем, кого это может касаться», и, как он писал, кровь, текущая из его ран, оставила на бумаге малиновый след.В этом письме Кроули сказал: «Под моей курткой - усталое, но доброе сердце, которое никому не причинит вреда».

Незадолго до этого Кроули устраивал вечеринку со своей подругой на проселочной дороге на Лонг-Айленде.

Вдруг к машине подошел полицейский и сказал: «Дайте мне посмотреть ваши права». Не говоря ни слова, Кроули вытащил пистолет и зарезал полицейского ливнем свинца. Когда умирающий офицер упал, Кроули выскочил из машины, схватил офицерский револьвер и выпустил еще одну пулю в поверженное тело.И это был убийца, который сказал: «Под моей курткой сердце усталое, но доброе - такое, которое никому не причинит вреда».

Кроули был приговорен к электрическому стулу.

Когда он прибыл в дом смерти в Синг-Синге, сказал ли он: «Это то, что я получаю за убийство людей»? Нет, он сказал: «Это то, что я получаю за то, что защищаюсь». Суть истории такова: «Два пистолета» Кроули ни в чем себя не винил. Это необычное отношение преступников? Если вы так думаете, послушайте следующее: «Я провел лучшие годы своей жизни, даря людям легкие удовольствия, помогая им хорошо провести время, и все, что я получаю, - это оскорбления, существование преследуемого человека.«Это говорит Аль Капоне. Да, самый известный общественный враг Америки - самый зловещий лидер банды, который когда-либо стрелял в Чикаго. Капоне не осуждал себя. Он на самом деле считал себя общественным благодетелем - недооцененным и неправильно понятым общественным благодетелем.

Так же поступил и Датч Шульц, прежде чем он погиб под гангстерскими пулями в Ньюарке.

Датч Шульц, один из самых известных крыс Нью-Йорка, сказал в интервью газете, что он был общественным благотворителем. И он этому верил.У меня была интересная переписка с Льюисом Лозом, который много лет был начальником печально известной тюрьмы Синг-Синг в Нью-Йорке, и он заявил, что «немногие преступники в Синг-Синге считают себя плохими людьми. Они такие же такие же люди, как вы и я. Итак, они рационализируют, они объясняют. Они могут сказать вам, почему им пришлось взломать сейф или поспешить на спусковой крючок. Большинство из них пытаются, используя форму рассуждения, ошибочную или логическую, оправдать свои антиобщественные действует даже по отношению к себе, следовательно, решительно утверждая, что их вообще не следовало сажать в тюрьму.«

Если Аль Капоне, «Два пистолета» Кроули, Датч Шульц и отчаявшиеся мужчины и женщины за тюремными стенами ни в чем себя не винят - как насчет людей, с которыми мы с вами общаемся?

Джон Ванамейкер, основатель магазинов, носящих его имя, однажды признался: «Тридцать лет назад я узнал, что глупо ругать. У меня достаточно проблем, чтобы преодолеть свои собственные ограничения, не беспокоясь о том, что Бог не счел нужным распространять равномерно дар интеллекта."Ванамакер рано усвоил этот урок, но мне лично пришлось зевать в этом старом мире в течение трети столетия, прежде чем я даже начал осознавать, что в девяноста девяти случаях из ста люди не критикуют себя ни за что, как бы это ни было неправильно.

Критика бесполезна, потому что она заставляет человека защищаться и обычно заставляет его стремиться оправдать себя.

Критика опасна, потому что ранит драгоценную гордость человека, задевает его чувство значимости и вызывает негодование.Всемирно известный психолог Б. Ф. Скиннер доказал своими экспериментами, что животное, получившее вознаграждение за хорошее поведение, будет учиться намного быстрее и запоминать то, чему оно учится, гораздо эффективнее, чем животное, наказанное за плохое поведение. Более поздние исследования показали, что то же самое относится и к людям. Критикуя, мы не вносим долговременных изменений и часто вызываем негодование.

Ганс Селье, другой великий психолог, сказал: «Как бы мы ни жаждали одобрения, мы боимся осуждения». Негодование, порождаемое критикой, может деморализовать сотрудников, членов семьи и друзей и все же не исправить осуждаемую ситуацию.

Джордж Б. Джонстон из Инида, Оклахома, является координатором по безопасности в инженерной компании. Одна из его обязанностей - следить за тем, чтобы сотрудники носили каски, когда они работают в поле. Он сообщил, что всякий раз, когда он сталкивался с рабочими, которые не носили каски, он с большим авторитетом говорил им о правилах и о том, что они должны соблюдать. В результате его мрачно принимали, и часто после его ухода рабочие снимали шляпы. Он решил попробовать другой подход.В следующий раз, когда он обнаружил, что некоторые из рабочих не носят каски, он спросил, неудобны ли шляпы или нет. Затем он приятным тоном напомнил мужчинам, что шляпа предназначена для защиты от травм, и посоветовал всегда носить ее на работе. Результатом было повышенное соблюдение правил без недовольства или эмоционального расстройства.

Вы найдете примеры тщетности критики, ощетинившейся на тысячах страниц истории. Возьмем, к примеру, знаменитую ссору между Теодором Рузвельтом и президентом Тафтом - ссору, которая расколола республиканскую партию, поместила Вудро Вильсона в Белый дом и писал смелые яркие строки о Первой мировой войне и изменил ход истории.

Давайте быстро рассмотрим факты. Когда Теодор Рузвельт вышел из Белого дома в 1908 году, он поддержал Тафта, который был избран президентом. Затем Теодор Рузвельт отправился в Африку стрелять львов. Когда он вернулся, он взорвался. Он осудил Тафта за его консерватизм, сам пытался добиться выдвижения на третий срок, сформировал партию Bull Moose и почти уничтожил G.O.P. На последовавших за этим выборах Уильям Ховард Тафт и Республиканская партия выступили только в двух штатах - Вермонте и Юте.Самое ужасное поражение, которое когда-либо знала партия. Теодор Рузвельт обвинил Тафта, но виноват ли президент Тафт себя? Конечно, нет. Со слезами на глазах Тафт сказал: «Я не понимаю, как я мог поступить иначе, чем то, что имею». Кто виноват? Рузвельт или Тафт? Честно говоря, я не знаю, и мне все равно. Я пытаюсь подчеркнуть, что вся критика Теодора Рузвельта не убедила Тафта в его неправоте. Это просто заставило Тафта попытаться оправдать себя и повторить со слезами на глазах: «Я не понимаю, как я мог поступить иначе, чем то, что у меня есть.«

Или возьмите скандал с нефтью Teapot Dome.

Это заставляло газеты гудеть от возмущения в начале 1920-х годов. Это потрясло нацию! На памяти живых людей ничего подобного никогда не происходило в американской общественной жизни. Вот голые факты скандала: Альберту Б. Фоллу, министру внутренних дел в кабинете Хардинга, было поручено арендовать правительственные запасы нефти в Элк-Хилле и Чайпот-Доум - запасы нефти, которые были зарезервированы для будущего использования. военно-морской флот.Разрешила ли секретарь Фолл торги? Нет, сэр. Он сразу передал жирный и сочный контракт своему другу Эдварду Л. Доэни. А что сделал Доэни? Он дал секретарю Фоллу то, что он с удовольствием назвал «ссудой» в сто тысяч долларов. Затем министр Фолл самовольно приказал морским пехотинцам США войти в округ, чтобы отогнать конкурентов, чьи соседние скважины выкачивали нефть из запасов Элк-Хилла. Эти конкуренты, оттесненные концами пистолетов и штыков, бросились в суд - и сорвали крышку со скандала с Teapot Dome.Возникло зловоние, настолько отвратительное, что оно разрушило администрацию Хардинга, вызвало тошноту у всей нации, пригрозило развалить республиканскую партию и посадило Альберта Б. Фолда за решетку.

Падение было сурово осуждено - осуждено, как мало кто когда-либо был в общественной жизни.

Он раскаялся? Никогда! Спустя годы Герберт Гувер в публичной речи намекнул, что смерть президента Хардинга произошла из-за душевного беспокойства и беспокойства из-за того, что друг предал его. Услышав это, миссис Фолл вскочила со стула, заплакала, потрясла кулаками судьбе и закричала: «Что! Фолл предал Хардинга? Нет! Мой муж никогда никого не предавал.Весь этот дом, полный золота, не стал бы искушать моего мужа на зло. Это тот, кого предали и привели на бойню и распяли. "Вот вы; человеческая природа в действии, грешники, обвиняющие всех, кроме себя. Мы все такие. Итак, когда мы с вами соблазняемся критиковать кого-то завтра , давайте вспомним Аль Капоне, «Два пистолета» Кроули и Альберта Фолла. Давайте осознаем, что критика подобна почтовым голубям. Они всегда возвращаются домой. Давайте осознаем, что человек, которого мы собираемся исправить и осудить, вероятно, оправдает себя и осудит нам в ответ, или, как нежный Тафт, скажет: «Я не понимаю, как я мог бы поступить иначе, чем то, что имею.«

Утром 15 апреля 1865 года Авраам Линкольн лежал умирая в холле дешевого пансионата прямо через дорогу от театра Форда, где его застрелил Джон Уилкс Бут.

Длинное тело Линкольна лежало, раскинувшись по диагонали на провисшей кровати, которая была для него слишком короткой. Над кроватью висела дешевая репродукция знаменитой картины Розы Бонер «Лошадиная ярмарка», и мрачная газовая струя мерцала желтым светом. Когда Линкольн умирал, военный министр Стэнтон сказал: «Это самый совершенный правитель людей, которого мир когда-либо видел.«В чем был секрет успеха Линкольна в общении с людьми? Я изучал жизнь Авраама Линкольна в течение десяти лет и посвятил все три года написанию и переписыванию книги под названием« Линкольн Неизвестный ». Я считаю, что сделал столь же подробный и исчерпывающий документ. изучать личность Линкольна и его семейную жизнь, насколько это возможно для любого существа. Я специально изучил метод Линкольна в обращении с людьми. Выражался ли он критикой? Ах да. В молодости жил в долине Пиджен-Крик в Индиану он не только критиковал, но и писал письма и стихи, высмеивая людей, и бросал эти письма на проселочные дороги, где их обязательно можно было найти.Одно из этих писем вызвало возмущение, которое разгорелось на всю жизнь.

Даже после того, как Линкольн стал практикующим юристом в Спрингфилде, штат Иллинойс, он открыто нападал на своих оппонентов в письмах, опубликованных в газетах.

Но он делал это лишь однажды, слишком часто. Осенью 1842 года он высмеял тщеславного и драчливого политика по имени Джеймс Шилдс. Линкольн обрушился на него через анонимное письмо, опубликованное в Springfield Journal. Город захохотал. Щиты, чувствительные и гордые, кипели негодованием.Он узнал, кто написал письмо, вскочил на лошадь, двинулся за Линкольном и вызвал его на дуэль. Линкольн не хотел драться. Он был против дуэлей, но не мог выйти из них и спасти свою честь. Ему был предоставлен выбор оружия. Поскольку у него были очень длинные руки, он выбрал кавалерийские палаши и брал уроки боя на мечах у выпускника Вест-Пойнта; и в назначенный день он и Шилдс встретились на песчаной косе в реке Миссисипи, приготовившись сражаться насмерть; но в последнюю минуту их секунданты прервали и остановили поединок.

Это был самый зловещий инцидент в жизни Линкольна.

Это преподало ему бесценный урок искусства обращения с людьми. Больше он никогда не писал оскорбительных писем. Больше он никого не высмеивал. И с тех пор он практически никогда никого ни за что не критиковал. Раз за разом во время Гражданской войны Линкольн ставил нового генерала во главе Потомакской армии, и каждый по очереди - Макклеллан, Поуп, Бернсайд, Хукер, Мид - трагически ошибались и заставляли Линкольна расхаживать по полу. отчаяние.Половина нации жестоко осудила этих некомпетентных генералов, но Линкольн, «ни к кому не злобно и не проявляя милосердия ко всем», молчал. Одна из его любимых цитат была «Не судите, да не судимы будете». И когда миссис Линкольн и другие резко высказались о южанах, Линкольн ответил: «Не критикуйте их; они такие, какими мы были бы в подобных обстоятельствах».

И все же, если у кого-то когда-либо была возможность критиковать, то это, конечно, был Линкольн.

Давайте возьмем только одну иллюстрацию: битва при Геттисберге произошла в первые три дня июля 1863 года.Ночью 4 июля Ли начал отступать на юг, а грозовые тучи затопили страну дождем. Когда Ли достиг Потомака со своей побежденной армией, он обнаружил перед собой вздувшуюся непроходимую реку, а за ним - победоносную армию Союза. Ли оказался в ловушке. Он не мог сбежать. Линкольн это видел. Это была золотая, посланная небесами возможность - возможность захватить армию Ли и немедленно положить конец войне. Итак, с приливом больших надежд Линкольн приказал Миду не созывать военный совет, а немедленно атаковать Ли.Линкольн телеграфировал свои приказы, а затем отправил Миду специального посыльного с требованием немедленных действий. А что сделал генерал Мид? Он сделал прямо противоположное тому, что ему сказали делать. Он созвал военный совет, прямо нарушив приказ Линкольна. Он колебался. Он медлил. Он телеграфировал всевозможные отговорки. Он категорически отказался атаковать Ли. Наконец вода отступила, и Ли со своими войсками сбежал через Потомак. Линкольн был в ярости: «Что это значит?» Линкольн плакал своему сыну Роберту.«Великий Бог! Что это значит? Мы держали их в пределах досягаемости, и нам нужно было только протянуть руки, и они были нашими; но ничто из того, что я мог сказать или сделать, не могло заставить армию двинуться с места. В этих обстоятельствах почти любой генерал мог бы победить Ли. Если бы я пошел туда, я бы сам ударил его ».

В горьком разочаровании Линкольн сел и написал Миду это письмо.

И помните, в этот период своей жизни Линкольн был крайне консервативен и сдержан в своей фразеологии.Так что это письмо, пришедшее от Линкольна в 1863 году, было равносильно самому суровому упреку. Мой дорогой генерал, я не верю, что вы оцениваете масштаб несчастья, связанного с побегом Ли. Он был в пределах нашей досягаемости, и если бы мы приблизились к нему, в связи с другими нашими последними успехами, война закончилась бы. А так война продлится бесконечно. Если вы не смогли безопасно атаковать Ли в прошлый понедельник, как вы можете сделать это к югу от реки, когда вы можете взять с собой очень немного - не более двух третей сил, которые у вас были в то время? Было бы неразумно ожидать, и я не ожидаю, что теперь вы сможете сильно повлиять на это.Ваша золотая возможность упала, и я безмерно огорчен из-за нее.

Как вы думаете, что сделал Мид, когда прочитал письмо?

Мид никогда не видел этого письма. Линкольн никогда не отправлял его по почте. Это было найдено среди его бумаг после его смерти. Я предполагаю - и это только предположение - что после того, как Линкольн написал это письмо, Линкольн выглянул в окно и сказал себе: «Минуточку. Может, мне не следует торопиться. Мне достаточно легко сесть. здесь, в тишине Белого дома, и прикажите Миду атаковать; но если бы я был в Геттисберге и если бы я видел столько крови, сколько Мид видел за последнюю неделю, и если бы мои уши были пронзены криками и вопли раненых и умирающих, может быть, я бы тоже не стал так бояться нападения.Если бы у меня был робкий темперамент Мида, возможно, я поступил бы так же, как он. Во всяком случае, сейчас под мостом вода. Если я пришлю это письмо, это успокоит мои чувства, но заставит Мида попытаться оправдаться. Это заставит его осудить меня. Это вызовет обиду, ослабит его дальнейшую полезность в качестве командира и, возможно, вынудит его уйти из армии ». Итак, как я уже сказал, Линкольн отложил письмо в сторону, поскольку на собственном горьком опыте убедился, что резкая критика и упреки почти всегда заканчиваются тщетностью.

Теодор Рузвельт сказал, что когда он, как президент, сталкивался с непонятной проблемой, он обычно откидывался назад и смотрел на большую картину Линкольна, которая висела над его столом в Белом доме, и спрашивал себя: «Что бы Линкольн сделал? если бы он был на моем месте?

Как бы он решил эту проблему? «В следующий раз, когда у нас возникнет искушение кого-то выговорить, / давайте вытащим из кармана пятидолларовую купюру, посмотрим на фотографию Линкольна на купюре и спросим». Как Линкольн справится с этой проблемой если бы он был? »Марк Твен время от времени выходил из себя и писал письма, от которых Бумага становилась коричневой.Например, однажды он написал мужчине, который вызвал его гнев: «Для тебя дело - разрешение на погребение. Тебе нужно только сказать, и я прослежу, чтобы ты его получил». В другой раз он написал редактору о попытках корректора «улучшить мою орфографию и пунктуацию». Он приказал: «В дальнейшем изложите дело в соответствии с моей копией и проследите, чтобы корректор сохранил свои предложения в месиве своего разложившегося мозга». Написание этих язвительных писем заставило Марка Твена почувствовать себя лучше. Они позволили ему выпустить пар, и письма не причинили никакого реального вреда, потому что жена Марка тайно вытащила их из почты.Их так и не отправили.

Знаете ли вы кого-нибудь, кого бы вы хотели изменить, отрегулировать и улучшить?

Хорошо! Это нормально. Я полностью за это, но почему бы не начать с себя? С чисто эгоистичной точки зрения это намного выгоднее, чем попытки улучшить других - да, и намного менее опасно. «Не жалуйтесь на снег на крыше вашего соседа, - сказал Конфуций, - когда ваш собственный порог нечист». Когда я был еще молод и изо всех сил старался произвести впечатление на людей, я написал глупое письмо Ричарду Хардингу Дэвису, автору, который когда-то вырисовывался на литературном небосклоне Америки.Я готовил журнальную статью об авторах и попросил Дэвиса рассказать мне о своем методе работы. Несколькими неделями ранее я получил письмо от кого-то с такой пометкой внизу: «Продиктовано, но не прочитано». Я был очень впечатлен. Я чувствовал, что писатель должен быть очень большим, занятым и важным. Я не был ни в малейшей степени занят, но мне очень хотелось произвести впечатление на Ричарда Хардинга Дэвиса, поэтому я закончил свою короткую записку словами: «Продиктовано, но не прочитано». Он никогда не удосужился ответить на письмо.Он просто вернул его мне, нацарапав внизу: «Твои плохие манеры превосходят твои плохие манеры». Правда, я ошибся и, возможно, заслужил этот упрек. Но, будучи человеком, я обиделся на это. Я так сильно обиделся на это, что, когда десять лет спустя я прочитал о смерти Ричарда Хардинга Дэвиса, единственная мысль, которая все еще сохранялась в моем сознании - стыдно признаться, - это боль, которую он мне причинил.

Если мы с вами хотим завтра вызвать негодование, которое может мучить десятилетия и длиться до самой смерти, просто позвольте нам предаться небольшой язвительной критике - независимо от того, насколько мы уверены в том, что это оправдано.

Имея дело с людьми, давайте помнить, что мы не имеем дело с логическими существами. Мы имеем дело с созданиями эмоций, существами, ощетинившимися предрассудками и движимыми гордостью и тщеславием. Резкая критика заставила чувствительного Томаса Харди, одного из лучших романистов, когда-либо обогащавших английскую литературу, навсегда отказаться от художественной литературы. Критика довела до самоубийства английского поэта Томаса Чаттертона. Бенджамин Франклин, бестактный в юности, стал настолько дипломатичным, настолько искусным в обращении с людьми, что его сделали американским послом во Франции.Секрет его успеха? «Я не буду говорить плохо о человеке, - сказал он».

и говорить все хорошее, что я знаю обо всех. "Любой дурак может критиковать, осуждать и жаловаться - и большинство глупцов так делают. Но чтобы понять и прощать, нужны характер и самообладание". Великий человек показывает свое величие, - сказал Карлайл, - кстати, он относится к маленьким человечкам. Боб Гувер, известный летчик-испытатель и частый участник авиашоу, возвращался в свой дом в Лос-Анджелесе с авиашоу в Сан-Диего. журнал Flight Operations, на высоте трехсот футов оба двигателя внезапно остановились.Благодаря ловкому маневрированию ему удалось посадить самолет, но он был сильно поврежден, хотя никто не пострадал.

Первым действием Гувера после аварийной посадки было осмотр топлива в самолете.

Как он и подозревал, пропеллерный самолет времен Второй мировой войны, которым он управлял, заправлялся не бензином, а реактивным топливом. По возвращении в аэропорт он попросил показать механику, который обслуживал его самолет. Молодой человек мучился от своей ошибки. Когда Гувер подошел, по его лицу текли слезы.Он только что привел к гибели очень дорогого самолета и мог стать причиной гибели трех человек. Вы можете представить себе гнев Гувера. Можно было ожидать, что этот гордый и точный пилот высвободит язык за эту беспечность. Но Гувер не стал ругать механика; он даже не критиковал его. Вместо этого он обнял мужчину за плечо и сказал: «Чтобы показать вам, что я уверен, что вы больше никогда этого не сделаете, я хочу, чтобы вы завтра обслужили мой F-51». Часто родители испытывают искушение критиковать своих детей.Вы ожидаете, что я скажу «не надо». Но я не буду, я просто скажу: «Прежде чем критиковать их, прочтите один из классических произведений американской журналистики« Отец забывает ». "Изначально он появился как передовая статья в журнале People's Home Journnl. Мы перепечатываем его здесь с разрешения автора, как это сжато в Reader's Digest: «Отец забывает» - одна из тех маленьких пьес, которые - отброшенные в момент искреннего чувства - находят отклик у стольких читателей, что становятся Многолетний переиздание фаворита.С момента своего первого появления «Отец забывает», - пишет автор У. Ливингстон Ларнед, - «в сотнях журналов и газет, а также в газетах по всей стране. Он почти так же широко переиздавался на многих иностранных языках. давал личное разрешение тысячам желающих прочитать его в школе, церкви и на лекционных площадках. Он был «в эфире» бесчисленное количество раз и в программах. Как ни странно, его использовали периодические издания колледжей и журналы для старших классов.Иногда кажется, что маленький кусочек загадочно «щелкает». Этот, безусловно, сделал. «

ОТЕЦ ЗАБЫВАЕТ У. Ливингстон Ларнед

Послушай, сынок: Я говорю это, пока ты спишь, одна лапа скомкана тебе под щекой, а светлые локоны липко мокрые на твоем влажном лбу.

Я один пробрался в вашу комнату. Всего несколько минут назад, когда я сидел и читал свою газету в библиотеке, меня охватила удушающая волна раскаяния. Я виновато подошел к твоей постели. Есть вещи, о которых я думал, сынок: я был зол на тебя.Я ругал тебя, когда ты одевалась в школу, потому что ты просто промокнул лицо полотенцем. Я дал тебе задание за то, что ты не чистишь обувь. Я сердито крикнул, когда вы бросили свои вещи на пол. За завтраком я тоже придирался. Вы пролили вещи. Вы проглотили еду. Вы кладете локти на стол. Вы намазали хлеб слишком густым маслом. И когда вы начали играть, а я направился к поезду, вы повернулись, махнули рукой и крикнули: «До свидания, папа!» и я нахмурился и сказал в ответ: «Держи плечи!» Потом все началось снова ближе к вечеру.Когда я шел по дороге, я заметил, как ты, стоя на коленях, играешь в шарики. В твоих чулках были дыры. Я унизил тебя перед твоими парнями, проведя тебя до дома впереди меня. Чулки были дорогими - и если бы вам пришлось их покупать, вы были бы осторожнее! Представь, сынок, от отца!

Помнишь, потом, когда я читал в библиотеке, ты робко вошел, с каким-то обиженным взглядом в глазах?

Когда я взглянул на свою газету, нетерпеливый из-за прерывания, вы засомневались у двери."Что вы хотите?" - огрызнулся я. Вы ничего не сказали, но перебежали в один стремительный прыжок, обняли меня за шею и поцеловали меня, и ваши стрелковые руки сжались с любовью, которую Бог вложил в ваше сердце и которую даже пренебрежение не могло иссякнуть. А потом вы ушли, топая по лестнице. Что ж, сынок, вскоре после этого моя газета выскользнула из моих рук, и меня охватил ужасный тошнотворный страх. Что со мной делала привычка? Привычка придираться, ругать - это была моя награда тебе за то, что ты мальчик.Дело не в том, что я не любил тебя; это было то, что я ожидал слишком многого от молодости. Я мерил вас меркой своих лет. И в твоем характере было так много хорошего, прекрасного и правдивого. Твое маленькое сердце было таким же большим, как сама заря над широкими холмами. Это было продемонстрировано вашим спонтанным порывом броситься ко мне и поцеловать спокойной ночи. Сегодня все остальное не имеет значения, сынок. Я подошел к твоей постели в темноте и преклонил колени в стыде!

Это жалкое искупление; Я знаю, что вы не поняли бы этих вещей, если бы я сказал вам их в часы вашего бодрствования.

Но завтра я буду настоящим папой! Я буду дружить с тобой и страдать, когда ты страдаешь, и смеяться, когда ты смеешься. Я закусываю язык, когда приходят нетерпеливые слова. Я буду повторять, как если бы это был ритуал: «Он всего лишь мальчик - маленький мальчик!» Боюсь, я представил вас мужчиной. Тем не менее, когда я вижу тебя сейчас, сынок, измятым и уставшим в твоей кроватке, я вижу, что ты все еще младенец. Вчера ты был на руках у матери, положив голову ей на плечо. Я слишком многого просил. Вместо того чтобы осуждать людей, давайте попробуем их понять.Попробуем разобраться, почему они делают то, что делают. Это намного выгоднее и интригует, чем критика; и это порождает сочувствие, терпимость и доброту. «Все знать - значит все прощать». Как сказал д-р Джонсон: «Сам Бог, сэр, не предлагает судить человека до конца его дней».

Почему ты и я?

· Принцип 1 - Не критикуйте, не осуждайте и не жалуйтесь.

2 - Большой секрет общения с людьми

Есть только один способ под небесами заставить кого-нибудь что-нибудь сделать.

Вы когда-нибудь задумывались об этом? Да, только в одну сторону. И это заставит другого человека захотеть это сделать. Помните, другого пути нет. Конечно, вы можете заставить кого-то захотеть подарить вам свои часы, воткнув ему револьвер под ребро. ВЫ можете заставить своих сотрудников сотрудничать с вами - до тех пор, пока вы не отвернетесь - угрожая им увольнением. Вы можете заставить ребенка делать то, что вы хотите, с помощью кнута или угрозы. Но эти грубые методы имеют резко нежелательные последствия. Единственный способ заставить вас что-либо сделать - это дать вам то, что вы хотите.Что ты хочешь? Зигмунд Фрейд сказал, что все, что мы с вами делаем, проистекает из двух мотивов: сексуального влечения и желания быть великим. Джон Дьюи, один из самых глубоких философов Америки, сформулировал это несколько иначе. Доктор Дьюи сказал, что самым глубоким побуждением в человеческой природе является «желание быть важным». Запомните эту фразу: «желание быть важным». Это важно. В этой книге вы много услышите об этом. Что ты хочешь? Не многого, но немногого, чего вы действительно желаете, вы жаждете с настойчивостью, которой нельзя отказать.Некоторые из вещей, которые хотят большинство людей, включают: 1. Здоровье и сохранение жизни. 2 \. Еда. 3 \. Спать. 4 \. Деньги и вещи, которые можно купить за деньги. 5 \. Жизнь в потустороннем мире. 6 \. Сексуальное удовлетворение. 7 \. Благополучие наших детей. 8 \. Чувство важности. Обычно удовлетворяются почти все эти желания - все, кроме одного. Но есть одно желание - почти такое же глубокое, почти столь же властное, как желание еды или сна, - которое редко удовлетворяется. Это то, что Фрейд называет «желанием быть великим». Это то, что Дьюи называет «желанием быть важным».«Однажды Линкольн начал письмо, сказав:« Всем нравятся комплименты ». Уильям Джеймс сказал:« Самый глубокий принцип в человеческой природе - это желание быть оцененным ». Он не говорил, заметьте, о« желании »или« желании ». "желание" или "стремление" быть оцененным. Он сказал "стремление" быть оцененным.

Вот грызущий и непоколебимый человеческий голод, и редкий человек, честно утоляющий этот голод сердца, будет держать людей в ладони, и «даже гробовщик пожалеет, когда умрет.

«Стремление к ощущению важности - одно из главных отличий между человечеством и животными. Чтобы проиллюстрировать: когда я был фермером в Миссури, мой отец разводил хороших свиней Дюрок-Джерси и породистый белолицый скот. . Мы выставляли наших свиней и белолицый скот на деревенских ярмарках и животноводческих выставках по всему Среднему Западу. Мы выиграли первые призы по количеству очков. Мой отец приколол свои синие ленточки к листу белого муслина, а когда друзья или в дом приходили гости, он вытаскивал длинный кусок кисеи.Он держал один конец, а я держал другой, пока он выставлял синие ленты. Свиньи не заботились о выигранных ленточках. Но отец сделал. Эти призы внушали ему чувство значимости. Если бы у наших предков не было этого пылающего стремления к чувству собственной значимости, цивилизация была бы невозможна. Без него мы были бы почти как животные. Именно это желание ощущать свою значимость привело необразованного, бедного клерка бакалейной лавки к изучению некоторых юридических книг, которые он нашел на дне бочки с домашним хищением, которое он купил за пятьдесят центов.Вы, наверное, слышали об этом продавце продуктового магазина. Его звали Линкольн.

Именно это желание ощущать свою значимость вдохновило Диккенса на написание бессмертных романов.

Это желание вдохновило сэра Кристопера Рена на создание своих симфоний в камне. Это желание заставило Рокфеллера накопить миллионы, которые он никогда не тратил! И это же желание заставило самую богатую семью вашего города построить дом, слишком большой для ее требований. Это желание побуждает вас носить новейшие стили, водить новейшие автомобили и говорить о своих блестящих детях.Именно это желание побуждает многих мальчиков и девочек вступать в банды и заниматься преступной деятельностью. Средний молодой преступник, по словам Э. П. Малруни, бывшего комиссара полиции Нью-Йорка, переполнен эго, и его первая просьба после ареста - те зловещие газеты, которые делают его героем. Неприятная перспектива отбытия наказания кажется отдаленной, пока он может злорадствовать над своим подобием, разделяя пространство с фотографиями спортивных деятелей, звезд кино и телевидения и политиков. Если вы расскажете мне, как вы почувствуете свою значимость, я скажу вам, кто вы.Это определяет ваш характер. Это самое важное в тебе. Например, Джон Д. Рокфеллер почувствовал свою важность, дав деньги на строительство современной больницы в Пекине, Китай, для ухода за миллионами бедных людей, которых он никогда не видел и никогда не увидит. Диллинджер, с другой стороны, почувствовал свою значимость, будучи бандитом, грабителем банков и убийцей. Когда агенты ФБР охотились за ним, он ворвался в фермерский дом в Миннесоте и сказал: «Я Диллинджер!» Он гордился тем, что был врагом номер один.«Я не причиню тебе вреда, но я Диллинджер!» он сказал. Да, единственное существенное различие между Диллинджером и Рокфеллером заключается в том, как они почувствовали свою значимость. История изобилует забавными примерами известных людей, борющихся за чувство собственной значимости. Даже Джордж Вашингтон хотел, чтобы его называли «Его Величество президентом Соединенных Штатов»; и Колумб выступал за титул «Адмирала Океана и вице-короля Индии». Екатерина Великая отказывалась открывать письма, не адресованные «Ее Императорскому Величеству»; и миссисЛинкольн в Белом доме обернулся к миссис Грант, как тигрица, и крикнул: «Как вы смеете сидеть в моем присутствии, пока я не приглашаю вас!»

Наши миллионеры помогли профинансировать экспедицию адмирала Берда в Антарктику в 1928 году, понимая, что в их честь будут названы хребты ледяных гор; и Виктор Гюго хотел, чтобы в его честь был переименован Париж.

Даже Шекспир, могущественнейший из сильнейших, пытался придать блеск своему имени, закупив герб для своей семьи.Люди иногда становились инвалидами, чтобы завоевать сочувствие и внимание, почувствовать свою значимость. Например, возьмем миссис МакКинли. Она почувствовала свою значимость, заставив своего мужа, президента Соединенных Штатов, пренебрегать важными государственными делами, в то время как он часами лежал на кровати рядом с ней, обнимая ее, успокаивая ее. Она подпитывала свое грызущее желание внимания, настаивая на том, чтобы он оставался с ней, пока ей ремонтировали зубы, и однажды устроила бурную сцену, когда ему пришлось оставить ее наедине с дантистом, пока он находился на встрече с Джоном Хэем, своим секретарем. государственный.Писательница Мэри Робертс Райнхарт однажды рассказала мне об умной, энергичной молодой женщине, которая стала инвалидом, чтобы почувствовать свою значимость. «Однажды, - сказала миссис Райнхарт, - этой женщине пришлось столкнуться с чем-то, возможно, с ее возрастом. Годы одиночества тянулись вперед, и ей нечего было ожидать». Она легла в постель; и десять лет ее старая мать ходила на третий этаж и обратно, неся подносы, кормила ее. Однажды старая мать, утомленная служением, легла и умерла.Несколько недель больной томился; затем она встала, надела одежду и снова вернулась к жизни. «

Некоторые авторитеты заявляют, что люди действительно могут сойти с ума, чтобы найти в стране грез безумия чувство значимости, которое им было отказано в суровом мире реальности.

В Соединенных Штатах больше пациентов, страдающих психическими заболеваниями, чем от всех других болезней вместе взятых. В чем причина безумия? Никто не может ответить на такой обширный вопрос, но мы знаем, что некоторые заболевания, такие как сифилис, разрушают и разрушают клетки мозга и приводят к безумию.Фактически, около половины всех психических заболеваний могут быть связаны с такими физическими причинами, как поражения мозга, алкоголь, токсины и травмы. Но другая половина - и это ужасная часть истории - другая половина людей, которые сходят с ума, очевидно, не имеют никаких органических нарушений с клетками их мозга. При патологоанатомическом исследовании, когда ткани их головного мозга изучаются под микроскопами с максимальным увеличением, обнаруживается, что эти ткани кажутся такими же здоровыми, как ваша и моя. Почему эти люди сходят с ума? Я задал этот вопрос главврачу одной из самых важных наших психиатрических больниц.Этот врач, получивший высшие награды и самые желанные награды за знание этого предмета, откровенно сказал мне, что он не знает, почему люди сходят с ума. Никто не знает наверняка. Но он сказал, что многие люди, сходящие с ума, находят в безумии чувство значимости, которого они не могли достичь в мире реальности. Затем он рассказал мне эту историю: «Прямо сейчас у меня есть пациентка, чей брак оказался трагедией. Она хотела любви, сексуального удовлетворения, детей и социального престижа, но жизнь разрушила все ее надежды.Муж ее не любил. Он отказался даже есть с ней и заставил ее подавать еду в его комнату наверху. У нее не было ни детей, ни социального положения. Она сошла с ума; и в своем воображении она развелась с мужем и возобновила свою девичью фамилию.

Теперь она считает, что вышла замуж за английскую аристократию, и настаивает на том, чтобы ее называли леди Смит.

«А что касается детей, то теперь она представляет, что у нее рождается новый ребенок каждую ночь. Каждый раз, когда я звоню ей, она говорит:« Доктор, вчера вечером у меня был ребенок.«Жизнь когда-то разбила все корабли ее мечты о острые скалы реальности; но на солнечных, фантастических островах безумия все ее баркентины мчатся в порт с вздымающимся полотном и ветрами, пронизывающими мачты.» Трагическая? О, я не знаю. Ее врач сказал мне: если бы я мог протянуть руку и восстановить ее рассудок, я бы не стал этого делать. Она намного счастливее, как она ». Если некоторые люди так жаждут ощущения важности, что они на самом деле сходят с ума, чтобы получить его, представьте, какого чуда мы с вами можем достичь, искренне оценив эту сторону безумия.Одним из первых в американском бизнесе, кто получал зарплату более миллиона долларов в год (когда не было подоходного налога и человек, зарабатывающий пятьдесят долларов в неделю, считался зажиточным), был Чарльз Шваб, его выбрал Эндрю. Карнеги стал первым президентом недавно созданной американской сталелитейной компании в 1921 году, когда Швабу было всего тридцать восемь лет. (Позднее Шваб покинул US Steel, чтобы взять на себя управление тогда проблемной Bethlehem Steel Company, и он превратил ее в одну из самых прибыльных компаний в Америке.) Почему Эндрю Карнеги платил Чарльзу Швабу миллион долларов в год, или более трех тысяч долларов в день? Почему? Потому что Шваб был гением? Нет. Потому что он знал о производстве стали больше, чем другие люди? Ерунда. Чарльз Шваб сам сказал мне, что на него работало много людей, которые знали о производстве стали больше, чем он. Шваб говорит, что эту зарплату ему платили в основном из-за его способности иметь дело с людьми. Я спросил его, как он это сделал.

Вот его секрет, изложенный его собственными словами - слова, которые следует отлить в вечной бронзе и повесить в каждом доме и школе, в каждом магазине и офисе в стране - слова, которые дети должны запомнить, а не тратить свое время на запоминание спряжение латинских глаголов или количество ежегодных осадков в Бразилии - слова, которые почти изменят вашу и мою жизнь, если мы будем жить ими: «Я считаю свою способность вызывать энтузиазм среди моего народа, - сказал Шваб, - величайшей актив, которым я обладаю, и способ развить лучшее, что есть в человеке, - это благодарность и поощрение "Нет ничего другого, что убивает амбиции человека так, как критика со стороны начальства.

Я никогда никого не критикую. Я верю в то, что нужно дать человеку стимул к работе. Так что мне не терпится хвалить, но не хочется придираться. Если мне что-то нравится, я искренне одобряю и щедр на похвалы. «Это то, что сделал Шваб. Но что делают обычные люди? Совершенно противоположное. Если им что-то не нравится, они кричат ​​своих подчиненных; если им это нравится, они ничего не говорят. Однажды я поступил плохо, и это я слышал когда-либо / Дважды я поступал хорошо, но этого я никогда не слышу ».« В моем широком кругу общения в жизни, встречаясь со многими великими людьми в различных частях мира, - заявил Шваб, - я получил однако найти человека, каким бы великим или возвышенным он ни был, который не работал лучше и не прилагал больших усилий в духе одобрения, чем он когда-либо делал бы в духе критики.Откровенно говоря, то, что он сказал, было одной из выдающихся причин феноменального успеха Эндрю Карнеги. Карнеги публично хвалил своих соратников, а также прямо. Карнеги хотел похвалить своих помощников даже на своем надгробии. Он написал себе эпитафию. который гласил: «Здесь лежит тот, кто знал, как обойти людей, которые были умнее его:» Искренняя признательность была одним из секретов успеха первого Джона Д. Рокфеллера в обращении с мужчинами. Например, когда один из его партнеров, Эдвард Т.Бедфорд, потерявший миллион долларов из-за неудачной покупки в Южной Америке, Джон Д. мог бы критиковать; но он знал, что Бедфорд приложил все усилия - и инцидент был закрыт. Итак, Рокфеллер нашел за что похвалить; он поздравил Бедфорда, потому что ему удалось сэкономить 60 процентов вложенных денег. «Это великолепно», - сказал Рокфеллер. «У нас не всегда так хорошо получается наверху». Среди моих вырезок есть история, которой, как я знаю, никогда не было, но она иллюстрирует правду, поэтому я повторю ее: согласно этой глупой истории, фермерская женщина в конце тяжелого рабочего дня поставила перед своими мужчинами куча сена в кучу.

И когда они с негодованием спросили, сошла ли она с ума, она ответила: «Почему, откуда я знала, что вы заметили?

Я готовил для вас, люди, последние двадцать лет, и за все это время я не слышал ни слова, чтобы сообщить мне, что вы не просто едите сено. "Когда несколько лет назад было проведено исследование о побегах жены, как вы думаете, что стало основной причиной побега жен? Это было «отсутствие признательности». И я готов поспорить, что подобное исследование беглых мужей выйдет таким же образом.Мы часто воспринимаем наших супругов как должное, что никогда не позволяем им понять, что мы их ценим. Член одного из наших классов рассказал о просьбе его жены. Она и группа других женщин в ее церкви были вовлечены в программу самосовершенствования. Она попросила мужа помочь ей, перечислив шесть вещей, которые, по его мнению, она могла бы сделать, чтобы помочь ей стать лучшей женой. Он сообщил классу: «Я был удивлен такой просьбой. Честно говоря, мне было бы легко перечислить шесть вещей, которые я хотел бы изменить в ней - Боже мой, она могла бы перечислить тысячу вещей, которые она хотела бы изменилось во мне - но я этого не сделал.Я сказал ей: «Дай мне подумать и дать тебе ответ утром». «На следующее утро я встал очень рано, позвонил флористу и попросил их прислать моей жене шесть красных роз с запиской:« Я не могу придумать шесть вещей, которые я хотел бы изменить в тебе. Я так люблю тебя. Вы.' "Когда я приехал в тот вечер домой, кто, как вы думаете, встретил меня у двери? Верно. Моя жена! Она была почти в слезах. Излишне говорить, что я был чрезвычайно рад, что не критиковал ее, как она просила.«В следующее воскресенье в церкви, после того как она доложила о результатах своего задания, несколько женщин, с которыми она занималась, подошли ко мне и сказали:« Это была самая внимательная вещь, которую я когда-либо слышал ». Именно тогда я осознал силу признательности ». Флоренц Зигфельд, самый эффектный продюсер, когда-либо поражавший Бродвей, получил свою репутацию благодаря тонкому умению «прославлять американскую девушку».

Раз за разом он брал унылых маленьких существ, на которых никто никогда не смотрел дважды, и превращал их на сцене в очаровательные видения тайны и соблазнения.

Зная цену признательности и уверенности, он заставлял женщин чувствовать себя красивыми своей галантностью и вниманием. Он был практичен: он поднял зарплату хористкам с тридцати долларов в неделю до ста семидесяти пяти. И он был также рыцарским; на премьере в Follies он разослал телеграммы звездам актерского состава и засыпал каждую хористку в шоу розами American Beauty. Однажды я поддался причуде поста и шесть дней и ночей не ел.Это было несложно. К концу шестого дня я был менее голоден, чем к концу второго. Тем не менее, как вы знаете, я знаю людей, которые подумали бы, что они совершили преступление, если бы позволили своим семьям или служащим провести шесть дней без еды; но они будут отпускать их на шесть дней, шесть недель, а иногда и шестьдесят лет, не давая им сердечной признательности, которую они жаждут почти так же, как они жаждут еды. Когда Альфред Лант, один из великих актеров своего времени, сыграл главную роль в «Воссоединении в Вене», он сказал: «Нет ничего, что мне нужно так сильно, как подпитка для моей самооценки.«Мы питаем тела наших детей, друзей и сотрудников, но как редко мы поддерживаем их чувство собственного достоинства? Мы даем им ростбиф и картофель, чтобы набраться энергии, но мы забываем сказать им добрые слова признательности, которые остались бы в их памяти. лет как музыка утренних звезд.

Пол Харви в одной из своих радиопередач «Остальная часть истории» рассказал, как искренняя признательность может изменить жизнь человека.

Он сообщил, что несколько лет назад учитель в Детройте попросил Стиви Моррис помочь ей найти мышь, которая потерялась в классе.Понимаете, она оценила тот факт, что природа дала Стиви то, чего не было ни у кого в комнате. Природа подарила Стиви замечательную пару ушей, чтобы компенсировать его слепые глаза. Но это был действительно первый раз, когда Стиви оценили эти талантливые уши. Теперь, годы спустя, он говорит, что этот акт признательности был началом новой жизни. Видите ли, с того времени он развил свой дар слуха и стал под сценическим псевдонимом Стиви Уандер одним из великих поп-певцов и авторов песен семидесятых.*

Некоторые читатели прямо сейчас, читая эти строки, говорят: «Ой, фу!

Лесть! Медвежье масло! Я пробовал это. Это не работает - только не с умными людьми ». Конечно, лесть редко работает с проницательными людьми. Она поверхностна, эгоистична и неискренняя. Она должна терпеть неудачу, и это обычно происходит. Верно, некоторые люди так голодны, так жаждут, потому что признательность за то, что они проглотят что угодно, как голодный человек ест траву и рыбных червей ... Даже королева Виктория была восприимчива к лести.Премьер-министр Бенджамин Дизраэли признался, что очень серьезно относился к королеве. Выражаясь точными словами, он сказал, что «намазал его шпателем». Но Дизраэли был одним из самых отточенных, ловких и ловких людей, когда-либо правивших обширной Британской империей. Он был гением своего дела. То, что сработало бы для него, не обязательно сработало бы для нас с вами. В конечном итоге лесть принесет вам больше вреда, чем пользы. Лесть - это подделка, и, как и поддельные деньги, она в конечном итоге доставит вам неприятности, если вы передадите ее кому-то другому.Разница между признательностью и лестью? Это просто. Один искренний, а другой неискренний. Один исходит от сердца; другой из зубов вылез. Один бескорыстен; другой эгоистичный. Один вызывает всеобщее восхищение; другой осужден всеми. Недавно я видел бюст мексиканского героя генерала Альваро Обрегона во дворце Чапультепек в Мехико. Ниже бюста вырезаны мудрые слова из философии генерала Обрегона: «Не бойтесь врагов, которые атакуют вас. Бойтесь друзей, которые льстят вам.«Нет! Нет! Нет! Я не предлагаю лести! Отнюдь. Я говорю о новом образе жизни. Позвольте мне повторить. Я говорю о новом образе жизни. У короля Георга V был набор из шести Максимы, вывешенные на стенах его кабинета в Букингемском дворце. Одна из этих максим гласила: «Научи меня не предлагать и не получать дешевую похвалу». Это все лесть - дешевая похвала. Однажды я прочитал определение лести, которое, возможно, стоит повторить. : "Лесть говорит другому человеку именно то, что он думает о себе.«Говори, на каком языке хочешь, - сказал Ральф Уолдо Эмерсон, - ты никогда не сможешь сказать ничего, кроме того, кто ты есть». Если бы все, что нам нужно было сделать, было бы более лестным, все бы это поняли, и мы все должны были бы быть экспертами в человеческих отношениях. мы не заняты размышлениями о какой-то конкретной проблеме, мы обычно тратим около 95 процентов нашего времени, думая о себе. Теперь, если мы перестанем думать о себе на время и начнем думать о хороших чертах другого человека, мы не будем приходится прибегать к лести, настолько дешевой и фальшивой, что ее можно заметить почти еще до того, как она иссякнет. Одна из самых игнорируемых добродетелей нашего повседневного существования - это признательность. Почему-то мы пренебрегаем хвалить нашего сына или дочь, когда он или она приносит домой хороший табель успеваемости, и мы не поощряем наших детей, когда они впервые успевают испечь торт или построить скворечник.Ничто так не радует детей, как родительский интерес и одобрение. В следующий раз, когда вы попробуете филе миньон в клубе, сообщите шеф-повару, что оно было отлично приготовлено, а когда усталый продавец проявит к вам необычную вежливость, сообщите об этом. Каждый служитель, лектор и оратор знает, как неохотно изливаться перед аудиторией и не получать ни единой волны благодарных комментариев. То, что относится к профессионалам, вдвойне применимо к работникам офисов, магазинов и фабрик, а также к нашим семьям и друзьям.В наших межличностных отношениях мы никогда не должны забывать, что все наши партнеры - люди и жаждут признательности. Это законное платежное средство, которым наслаждаются все души. Попробуйте оставлять дружеский след из маленьких искр благодарности в ваших ежедневных поездках. Вы будете удивлены, как они зажгут маленькие огоньки дружбы, которые станут маяками роз при вашем следующем посещении. Памела Данхэм из Нью-Фэрфилд, штат Коннектикут, в числе своих обязанностей выполняла надзор за уборщиком, который выполнял очень плохую работу.

Другие сотрудники будут издеваться над ним и захламлять коридоры, чтобы показать ему, что он делает плохо.

Это было так плохо, продуктивное время терялось в магазине. Безуспешно Пэм пробовала разными способами мотивировать этого человека. Она заметила, что иногда он делал особенно хорошую работу. Она хвалила его за это перед другими людьми. С каждым днем ​​работа, которую он выполнял, улучшалась, и довольно скоро он начал выполнять всю свою работу эффективно.Теперь он отлично справляется со своей работой, и другие люди выражают ему признательность и признательность. Честная оценка дает результаты, когда критика и насмешки терпят поражение. Причинение вреда людям не только не меняет их, но и не требуется. Есть старая поговорка, которую я вырезал и наклеил на свое зеркало, где я не могу не видеть его каждый день: я пройду этот путь только один раз; поэтому любое добро, которое я могу сделать, или любую доброту, которую я могу оказать любому человеку, позвольте мне сделать это сейчас. Позвольте мне не откладывать и не пренебрегать этим, потому что я больше не пойду этим путем.Эмерсон сказал: «Каждый человек, которого я встречаю, в некотором роде является моим начальником. В этом я узнаю о нем». Если бы это было верно в отношении Эмерсона, разве это не было бы в тысячу раз вернее в отношении нас с вами? Давайте перестанем думать о наших достижениях, наших желаниях. Давайте попробуем выяснить положительные стороны другого человека. Тогда забудьте о лести. Выражайте искреннюю признательность. Будьте «сердечны в своем одобрении и щедро восхваляйте», и люди будут дорожить вашими словами, дорожить ими и повторять их на протяжении всей жизни - повторять их через годы после того, как вы их забыли.

• Принцип 2 Дайте честную и искреннюю признательность.

Что нужно знать о мошенничестве с установлением отцовства

Эрика Кристиан

После его недавней кончины радиостанции по всему миру играют музыку Майкла Джексона, отмечая его вклад в поп-культуру. В следующий раз, когда вы обнаружите, что играете под его хит Билли Джин , я призываю вас обратить пристальное внимание на слова, которые описывают ситуацию, в которой живут многие мужчины сегодня кошмар: мошенничество с отцовством.

Мошенничество с отцовством происходит, когда женщина намеренно назначает мужчину отцом своего ребенка, когда она знает, что он не является биологическим отцом, часто в целях получения алиментов. Знаменитости, конечно, не единственные мужчины, которые сталкиваются с мошенничеством в отношении установления отцовства. С развитием и доступностью тестов на отцовство многие мужчины начинают понимать, что дети, которым они платили алименты на протяжении многих лет, не являются их биологическими детьми. Разрушительное откровение приводит к множеству жертв, в том числе небиологическому отцу, биологическому отцу, семьям обоих мужчин и, безусловно, невиновному ребенку.

Cordell & Cordell понимает проблемы, с которыми сталкиваются мужчины во время развода.

Мужчины, которые позже узнают, что они не являются биологическим отцом своего ребенка, часто оказываются без помощи. Если позже вы узнаете, что стали жертвой мошенничества с установлением отцовства, это не так просто, как подать результаты теста ДНК в суд для отмены постановления о содержании ребенка.В зависимости от юрисдикции, после того, как истекли крайние сроки для оспаривания отцовства и суд постановил условия для поддержки, вы все равно будете обязаны продолжать поддерживать ребенка, несмотря на тот факт, что анализ ДНК доказал, что вы не являетесь отцом. Фактически, многие штаты заявили, что одного теста ДНК недостаточно для отмены постановления об установлении отцовства. Семейные суды являются судами справедливости, и если биологический отец не указан, суды могут полностью игнорировать виктимизацию и обратиться к высшим интересам ребенка, что и дальше будет требовать от вас поддержки ребенка.

Обязательно ПЕРЕД подпиской

Слова «Я беременна» могут вызвать у мужчины самые разные чувства. Он может быть вне себя от радости, напуган или сочетать то и другое. Что касается женщины, которая хочет совершить мошенничество с установлением отцовства, она надеется, что его переполняет непреодолимое чувство ответственности, чтобы поступить правильно.

В большинстве юрисдикций генетическое тестирование не требуется для установления отцовства. Отцы могут подписать формы добровольного признания отцовства (VAP) в больнице при рождении ребенка.Если VAP не аннулируется в течение 60 дней, VAP является обязательным для установления отцовства. После этого признание может быть оспорено в суде только на основании мошенничества, принуждения или существенной ошибки в фактах.

VAP содержит различные предупреждения и заявления об отказе от ответственности. Важно, чтобы вы прочитали весь документ; ведь, подписывая документ, вы заявляете, что прочитали и поняли каждое из положений. VAP включает отказ от права на проверку отцовства (ДНК).Подписывая VAP, мужчина заявляет всем, включая правоохранительные органы, что он является отцом ребенка. Однако VAP не устанавливает родительских прав отца; скорее, отцу придется инициировать отдельную процедуру опеки, чтобы добиться родительских прав или прав на посещение.

Если у вас есть какие-либо сомнения в том, что ребенок не ваш, вам следует запросить тест ДНК в больнице, чтобы подтвердить, что вы являетесь отцом, ДО того, как вы подпишете VAP. Во многих штатах есть законы, касающиеся тестов ДНК для несовершеннолетних детей, которые требуют от суда принятия решения о том, отвечает ли тест наилучшим интересам ребенка.Если вы решите подождать, пока ребенок не подрастет и ребенок не признает вас отцом, суд может принять решение, что анализ ДНК не отвечает интересам ребенка.

Поскольку существуют строгие правила аннулирования VAP, если вы подписали VAP и не считаете себя отцом, немедленно обратитесь к адвокату.

Я ничего не подписывал

Возможно, вы узнали об установлении отцовства только после того, как стали видеть вычет на алименты из вашей зарплаты.В некоторых штатах отцовство может быть установлено по умолчанию, если предполагаемый отец не отвечает на действие, которое могло быть отправлено по адресу, по которому он не жил в течение многих лет. В этой ситуации мама заявила в суде, что он был отцом, и, поскольку его не было рядом, чтобы отрицать это, было принято решение об установлении отцовства по умолчанию. Кроме того, когда в браке рождается ребенок, в большинстве штатов предполагается, что муж матери является отцом ребенка. В каждом из этих случаев мужчинам никогда не приходилось подписывать что-либо, подтверждающее, что они отцы.В каждом штате действуют разные правила оспаривания отцовства в делах об установлении отцовства по умолчанию и в делах о презумпции брака. Если вы оказались в такой ситуации, вам следует немедленно обратиться к местному адвокату, имеющему лицензию в вашем штате, чтобы изучить возможные варианты.

Что теперь?

Если вы считаете, что не являетесь отцом ребенка и срок оспаривания отцовства истек, надежда еще есть. Суд может отменить признание отцовства, если вы докажете факт мошенничества, принуждения или существенную ошибку.Сложность доказательства мошенничества, принуждения или существенной ошибки факта для отмены признания состоит в том, что законы и постановления судов в каждом штате различаются. Как указывалось ранее, последующего анализа ДНК может быть недостаточно. Если вы подозреваете, что стали жертвой мошенничества с установлением отцовства, вам следует немедленно обратиться к местному адвокату.

Чтобы добиться успеха по делу о мошенничестве с отцовством, вы должны доказать, что мать совершила мошенничество. Это не следует путать с женщиной, которая по ошибке называет отца, который позже оказывается не отцом.Элементы мошенничества требуют, чтобы вы доказали, что она знала, что вы не были отцом, она сказала вам, что вы были отцом, и что вы подписали признание на основе ее заявления. Вам понадобятся доказательства. Она сказала вам, что знала? Она написала вам письмо или электронное письмо, в котором говорилось, что знает? Она рассказывала кому-нибудь, что знала? Это лишь некоторые из вопросов, на которые вам нужно будет ответить, чтобы собрать доказательства и составить дело о мошенничестве с отцовством.

Помимо доказательства того, что ребенок не ваш и что мать совершила мошенничество, называя вас отцом, важно также идентифицировать и найти биологического отца.Суды заботятся о финансовой поддержке ребенка; предоставление альтернативных средств поддержки борется с наилучшими интересами аргументации ребенка. В зависимости от вашей юрисдикции, если биологический отец установлен, вы также можете получить приказ о реституции, требующий от него возмещения вам суммы, которую вы уже заплатили в качестве алиментов.

Решения по делам об установлении отцовства сильно различаются от штата к штату. Даже если вы не считаете, что у вас есть дело о мошенничестве, если вы считаете, что не являетесь отцом ребенка, которому было приказано выплачивать алименты, вам следует обратиться к местному адвокату, имеющему лицензию в вашей юрисдикции.

Эрика Кристиан - младший поверенный в Милуоки, Висконсин, офис Cordell & Cordell, P.C. Она имеет лицензию на юридическую практику в штате Висконсин. Она является членом Коллегии адвокатов Висконсина, Секции семейного права и Секции права детей.

Связанные

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *