Почему рак не могут вылечить: Рак: что правда, а что вымысел

Содержание

Причины рака: как не заболеть раком, факторы риска онкологии и профилактика

Большинство обывателей пребывает во мнении, что нет болезни хуже, чем рак. Любой врач готов оспаривать эту мысль, но общественное мнение штука консервативная.

И несмотря на то, что онко-патология занимает почетное третье место среди причин инвалидности и смерти, люди еще очень долго будут считать, что нет болезни страшнее, и искать способы, как избежать онкологии.

Известно, что любое заболевание дешевле и проще профилактировать, чем лечить, и рак не исключение. Да и само лечение, начатое в ранней стадии заболевания в разы эффективнее, чем в запущенных случаях.

Основные постулаты, которые позволят не умереть от рака:

  • Уменьшение воздействия на организм канцерогенов. Любой человек, убрав из своего быта, хотя бы часть онкогенных факторов, в состоянии снизить риск раковой патологии как минимум в 3 раза.
  • Крылатая фраза — «все болезни от нервов» для онкологии не исключение.
    Стресс является пусковым механизмом активного роста раковых клеток. Поэтому избегайте нервных потрясений, учитесь бороться со стрессами — медитация, йога, позитивное отношение к происходящему, метод «Ключ» и прочие психологические тренинги и настрои.
  • Ранняя диагностика и раннее лечение. Современная онкология считает, что рак, выявленный на начальной стадии, излечим более, чем в 90% случаев.

Механизм развития опухоли

Раковое заболевание в своем развитии проходит три стадии:

Зарождение мутации клеток — инициация

В процессе жизнедеятельности клетки наших тканей постоянно делятся, заменяя погибшие или отработанные. При делении могут возникать генетические ошибки (мутации), «клеточный брак». Мутация приводит к перманентному изменению генов клетки, воздействуя на ее ДНК. Такие клетки не превращаются в нормальные, а начинают неудержимо делиться (при наличии предрасполагающих факторов), образуя раковую опухоль. Причины мутаций бывают следующие:

  • Внутренние: генетические аномалии, гормональные сбои и т. д.
  • Внешние: радиация, курение, тяжелые металлы и т.д.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает, что 90% онко-заболеваний возникает под действием внешних причин. Факторы внешней или внутренней среды, воздействие которых может вызвать онкологическое заболевание и способствовать росту опухоли называются – КАНЦЕРОГЕНЫ.

Вся стадия зарождения таких клеток может занимать несколько минут — это время всасывания канцерогена в кровь, доставка его к клеткам, прикрепление к ДНК и переход в состояние активно действующего вещества. Процесс завершается, когда происходит формирование новых дочерних клеток с измененной генетической структурой — всё!

И это уже необратимо (за редким исключением), см. мутации клеток происходят за 20 лет до рака легких. Но, на этом процесс может приостановится до тех пор, пока не создадутся благоприятные условия для дальнейшего роста колонии раковых клеток, поскольку иммунная система не дремлет и борется с такими мутировавшими клетками.

То есть при ослаблении иммунитета — мощный стресс, (чаще всего это потеря близких людей), тяжелое инфекционное заболевание, а также при гормональном сбое, после травмы (см. связь травм и онкологии) и пр. — организм не в силах справляться с их ростом, тогда начинается 2 этап.

Наличие благоприятных условий для роста мутирующих клеток — промоция

Это гораздо более длительный период (годы, даже десятилетия), когда вновь возникшие мутировавшие клетки, предрасположенные к раку, готовы размножаться до заметной раковой опухоли. Вот именно эта стадия может быть обратима, поскольку все зависит от того, будут ли раковые клетки обеспечены необходимыми условиями для роста. Существует достаточно много различных версий и теорий причин развития рака, среди которых — связь роста мутировавших клеток и питания человека.

К примеру, авторы Т. Кэмпбелл, К. Кэмпбелл в книге «Китайское исследование, результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья», приводят результаты 35 летних исследований связи онкологии и преобладанием белковой пищи в рационе. Они утверждают, что наличие в дневном рационе более 20% животных белков (мясо, рыба, птица, яйца, молочные продукты) способствует интенсивному росту раковых клеток, и наоборот, наличие в ежедневном рационе антистимуляторов (растительная пища без термической, кулинарной обработки) замедляют и даже останавливает их рост.

Согласно этой теории, следует быть весьма осторожными с различными модными сегодня белковыми диетами. Питание должно быть полноценным, с обилием овощей и фруктов. Если человек с 0-1 стадией онкологии (не зная об этом) «садится» на белковую диету (к примеру, с целью похудеть), он по сути кормит раковые клетки.

Развитие и рост — прогрессия

Третья стадия — прогрессирующий рост группы сформировавшихся раковых клеток, завоевание соседних и отдаленных тканей, то есть развитие метастазов. Этот процесс необратим, но также возможно его замедление.

Причины канцерогенеза

ВОЗ разделяет канцерогены на 3 большие группы:

  • Физические
  • Химические
  • Биологические

Науке известны тысячи физических, химических и биологических факторов, способных вызвать клеточные мутации. Однако канцерогенами могут считаться лишь те, действие которых ДОСТОВЕРНО связано с возникновением опухолей. Эта достоверность должна обеспечиваться клиническими, эпидемиологическими и иными исследованиями. Поэтому существует понятие «потенциальный канцероген», это некий фактор, действие которого теоретически может увеличить риск заболеть онкологическим заболеванием, но его роль в канцерогенезе не изучена или не доказана.

Физические канцерогены

К данной группе канцерогенов относятся в основном разного рода излучения.

Ионизирующие излучения

О том, что радиация может вызвать генетические мутации ученые знают давно (Нобелевская премия 1946 года, Джозеф Мёллер), но убедительные доказательства роли радиации в развитии опухолей ими были получены после изучения жертв ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.

Основные источники ионизирующих излучений для современного человека следующие.

  • Естественный радиоактивный фон – 75%
  • Медицинские манипуляции – 20%
  • Прочее – 5%. Среди прочего значатся радионуклиды, оказавшиеся в окружающей среде в результате наземных испытаний ядерного оружия в середине XX века, а также попавшие в нее в после техногенных катастроф в Чернобыле и Фукусиме.

Влиять на естественный радиоактивный фон бесполезно. Современная наука не знает, может ли жить человек совсем без радиации. Поэтому не стоит доверять людям, которые советуют снижать в доме концентрацию радона (50% естественного фона) или защищать себя от космических лучей.

Другое дело рентгеновские исследования, проводимые в медицинских целях.

В СССР флюорографию легких (для выявления туберкулеза) необходимо было выполнять 1 раз в 3 года. В большинстве стран СНГ данное обследование требуется проходить ежегодно. Такая мера снизила распространение туберкулеза, но как она повлияла на общую онкологическую заболеваемость? Ответа наверно нет, потому, что этим вопросом никто не занимался.

Также, среди обывателей очень популярна компьютерная томография. По настоянию пациента ее делают кому нужно и не нужно. Однако большинство людей забывает, что КТ это тоже рентгеновское исследование, только более технологичное. Доза радиации при КТ превышает обычный рентгеновский снимок в 5 – 10 раз (см. КТ в детстве увеличивает риск онкологии в будущем). Мы ни в коем случае не призывает отказаться от рентгеновских исследований. Просто подходить к их назначению необходимо очень взвешенно.

Однако есть еще обстоятельства непреодолимой силы, такие как:

  • жизнь в помещениях, построенных из фонящих материалов или ими отделанных
  • жизнь под высоковольтными линиями
  • служба на подлодках
  • работа рентгенологом и пр.
Ультрафиолетовое излучение

Считается, что моду на загар ввела в середине ХХ века Коко Шанель. Однако еще в XIX веке ученым было известно, что постоянное воздействие солнечного света старит кожу. Не просто так сельские жители выглядят старше своих городских ровесников. Они больше бывают на солнце.

Ультрафиолет вызывает рак кожи, это доказанный факт (доклад ВОЗ за 1994 год). Но особо опасен ультрафиолет искусственный – солярий. В 2003 году ВОЗ опубликовала доклад об опасениях, связанных с соляриями и о безответственности производителей данных приборов. Солярии запрещены лицам, не достигшим 18 лет в Германии, Франции, Великобритании, Бельгии, США, а в Австралии и Бразилии они запрещены полностью. Так что бронзовый загар это наверно красиво, но совсем не полезно.

Местное раздражающее воздействие

Хроническая травматизация кожи и слизистых оболочек может стать причиной развития опухоли. Некачественные зубные протезы могут вызвать рак губы, а постоянное трение одежды о родимое пятно – меланому. Не всякая родинка становится раком. Но если она находится в зоне повышенной травмоопасности (на шее – трение воротника, на лице у мужчин – травма при бритье и т.д.) стоит подумать об ее удалении.

Раздражение может быть также термическим и химическим. Любители очень горячей пищи подвергают себя риску рака ротовой полости, глотки и пищевода.

Раздражающим действием обладает алкоголь, поэтому люди, предпочитающие крепкие горячительные напитки, а также спирт рискуют возникновением рака желудка.

Бытовое электромагнитное излучение

Речь идет об излучении сотовых телефонов, СВЧ-печей и Wi-Fi роутеров.

ВОЗ официально отнесла сотовые телефоны к потенциальным канцерогенам. Информация о канцерогенности СВЧ только теоретическая, а о влиянии Wi-Fi на опухолевый рост информации вовсе не существует. Как раз наоборот, исследований, демонстрирующих безопасность данных приборов больше, чем измышлений об их вреде.

Химические канцерогены

Международное агентство по изучению рака (МАИР) разделяет вещества, используемые в быту и на производствах, по их канцерогенности на следующие группы (информация приводится по состоянию на 2004 год):

  • Достоверно канцерогенные – 82 вещества. Химические агенты канцерогенность которых не вызывает сомнений.
  • Вероятно канцерогенные – 65 веществ. Химические агенты канцерогенность которых имеет весьма высокую степень доказательности.
    Возможно канцерогенные – 255 веществ. Химические агенты канцерогенность которых возможна, но подвергается сомнению.
  • Вероятно неканцерогенные – 475 веществ. Не существует доказательств канцерогенности данных веществ.
  • Достоверно неканцерогенные — химические агенты, доказано не вызывающие рак. Пока в этой группе только одно вещество – капролактам.

Обсудим наиболее значимые химические вещества вызывающие опухоли.

Полициклические ароматические углеводороды (ПАУ)

Это обширная группа химических веществ, образующихся при неполном сгорании органических продуктов. Содержаться в табачном дыме, выхлопных газах автомобилей и теплоэлектростанций, печной и иной саже, образуются при жарке пищи и термической обработке масла.

Нитраты, нитриты, нитрозосоединения

Это побочный продукт современной агрохимии. Сами по себе нитраты совершенно безвредны, но самостоятельно с течением времени, а также в результате обмена веществ в организме человека они могут превращаться в нитрозосоединения, которые в свою очередь весьма канцерогенны.

Диоксины

Это хлорсодержащие соединения, которые являются отходами химических и нефтеперерабатывающих производств. Могут входить в состав трансформаторных масел, пестицидов и гербицидов. Могут появляться при сжигании бытового мусора, в частности пластиковых бутылок или полиэтиленовой упаковки. Диоксины крайне устойчивы к разрушению, поэтому могут накапливаться в окружающей среде и организме человека, особенно «любит» дикосины жировая клетчатка. Минимизировать попадание диоксидинов в пищу возможно, если:

  • не замораживать продукты, воду в пластиковых бутылках — так токсины легко проникают в воду и продукты
  • не нагревайте продукты в пластиковых контейнерах в микроволновой печи, лучше использовать закаленное стекло или керамические контейнеры
  • не накрывайте еду полиэтиленовой пленкой при разогреве в микроволновой печи, лучше накрывайте бумажной салфеткой.
Тяжелые металлы

Металлы с плотностью большей, чем у железа. В таблице Менделеева их около 40, но для человека наиболее опасны ртуть, кадмий, свинец, мышьяк. В окружающую среду данные вещества попадают из отходов горнорудных, сталелитейных, а также химических производств, некоторое количество тяжелых металлов содержится в табачном дыме и выхлопных газах автомобилей.

Асбест

Это общее название группы тонковолокнистых материалов, содержащих в своей основе силикаты. Сам по себе асбест совершенно безопасен, но его мельчайшие волокна, попадающие в воздух, вызываю неадекватную реакцию эпителия, с которым они контактируют, становясь причиной онкологии любого органа, но чаще всего вызывает рак легких и гортани.

Пример из практики участкового терапевта: в доме, построенном из асбеста, вывезенного с территории Восточной Германии (забракованного в этой стране) статистика онкологических заболеваний в 3 раза выше, чем по другим домам. Об этой особенности «фонящего» строительного материала сообщила прораб, которая работала при строительстве этого дома (умерла от рака молочной железы после уже прооперированной саркомы пальца ноги).

Алкоголь

Согласно исследованиям ученых, алкоголь прямым канцерогенным эффектом не обладает. Однако он может выступать в качестве хронического химического раздражителя для эпителия рта, глотки, пищевода и желудка, способствуя развитию в них опухолей. Особенно опасны крепкие алкогольные напитки (свыше 40 градусов). Поэтому любители пить спирт рискуют не только циррозом печени.

Читайте также: По каким анализам определить рак.

Некоторые способы избежать влияния химических канцерогенов

Онкогенные химикаты могу влиять на наш организм разными способами:

Канцерогены в питьевой воде

Согласно данных Роспотребнадзора до 30% естественных водоемов содержат запредельные концентрации опасных для человека веществ. Также не стоит забывать про кишечные инфекции: холера, дизентерия, гепатит А и др. Поэтому воду из естественных водоемов лучше не пить даже кипяченую.

Старые, изношенные водопроводные системы (коих в СНГ до 70%) могут стать причиной попадания в питьевую воду канцерогенов из почвы, а именно нитратов, тяжелых металлов, пестицидов, диоксинов и др. Лучший способ от них защититься – использовать бытовые системы доочистки воды, а также следить за своевременной заменой фильтров в данных приборах.

Вода из естественных источников (колодцы, родники и т.д.) не может считаться безопасной, так как в почве, через которую она проходит может находиться всё, что угодно — от пестицидов и нитратов, до радиоактивных изотопов и боевых отравляющих веществ.

Канцерогены в воздухе

Основные онкогенные факторы во вдыхаемом воздухе это табачный дым, выхлопные газы автомобилей и асбестовые волокна. Чтобы не дышать канцерогенами нужно:

  • Бросить курить и избегать пассивного курения.
  • Городским жителям стоит поменьше бывать на улице в жаркий, безветренный день.
  • Избегать использования стройматериалов, содержащих асбест.
Канцерогены в пище

Полициклические углеводороды появляются в мясе и рыбе при значительном перегревании, то есть при жарке, особенно в жиру. Повторное использование кулинарных жиров значительно увеличивают в них содержание ПАУ, поэтому фритюрницы бытовые и промышленные – отличный источник канцерогенов. Опасны не только картошка-фри, беляши или жареные пирожки, купленные в ларьке на улице, но и барбекю, приготовленное собственными руками (см. акриламид в картофеле фри, хлебе, кофе).

О шашлыке стоит сказать особо. Мясо для данного блюда готовится на горячих углях, когда дыма уже нет, поэтому ПАУ в нем не накапливаются. Главное — следить, чтобы шашлык не подгорал и не использовать в мангале средства для розжига, особенно содержащее дизельное топливо.

  • Большие количества ПАУ появляются в пище при копчении.
  • Подсчитано, что 50 граммов копченой колбасы может содержать столько же канцерогенов, сколько дым от пачки сигарет.
  • Банка шпрот наградит ваш организм канцерогенами от 60 пачек.

Гетероциклические амины появляются в мясе и рыбе при длительном перегревании. Чем выше температура и длительнее готовка – тем больше в мясе появляется канцерогенов. Отличный источник гетероциклических аминов — это куры-гриль. Также мясо, приготовленное в скороварке, будет содержать больше канцерогенов, чем просто отварное, поскольку в герметически закрытой посуде жидкость кипит на гораздо более высокой температуре, чем на воздухе — реже используйте скороварку.

Нитрозосоединения самопроизвольно образуются в овощах, фруктах и мясе из нитратов при комнатной температуре. Копчение, обжаривание и консервирование значительно усиливают этот процесс. Напротив, низкие температуры тормозят образование нитрозосоединений. Поэтому храните овощи и фрукты в холодильнике, а также старайтесь употреблять их по возможности сырыми.

Канцерогены в быту

Основной компонент дешевых моющих средств (шампуни, мыло, гели для душа, пены для ванн и т.д.) — лаурил сульфат натрия (Sodium Lauryl Sulfate —SLS или Sodium Laureth Sulfate — SLES). Некоторые специалисты считают его онкогенно опасным. Лаурил сульфат реагирует со многими компонентами косметических препаратов в результате чего образуются канцерогенные нитрозосоединения (см. вредные вещества в косметике).

Пластиковая посуда при нагревании может выделять канцерогенные вещества. Речь правда не идет о посуде, изготовленной в соответствии со всеми современными требованиям. Опасным считается дешевый пластик категории “no name“. Поэтому, во избежание неприятностей, пользуйтесь стеклянной посудой или пластиковыми изделиями от известных брендов.

Многие строительные материалы могут выделять в окружающую среду бензол и формальдегид – сильнейшие канцерогены. Разговор идет о ДСП, ДВП, МДФ, ламинате, клеенке, линолеуме и т.д. Даже дорогие синтетические материалы могут содержать вредные вещества. Поэтому при проведении отделочных работ стоит больше внимания уделять натуральным стройматериалам.

Биологические канцерогены

Микотоксины

Это продукты жизнедеятельности плесневых грибов. Наиболее распространенная их разновидность – афлатоксины увеличивают вероятность заболеть раком печени, а также влияют на развитие рака почки и толстой кишки. Микотоксины весьма устойчивы и практически не разрушаются при нагревании и кулинарной обработке. Данный вид канцерогенов может содержаться в любых пищевых продуктах, но особенно богаты ими зерновые, орехи, а также кофе в зернах, просроченный чай (см. чай в пакетиках — вред или польза).

Основным источником микотоксинов является «жаба», которая «душит» хозяйку, когда она видит слегка подгнивший сыр, хлеб или небольшое пятно плесени на варенье. Такие продукты необходимо выбрасывать, так как удаление плесени с продуктов лишь избавляет вас от поедания самого гриба, но не от афлатоксинов, которые он уже успел выделить.

Напротив, низкие температуры замедляют выделение микотоксинов, поэтому следует шире использовать холодильники и холодные подвалы. Также не стоит употреблять подгнившие овощи и фрукты, а также продукты с истекшими сроками годности.

Вирусы

Вируса способные трансформировать зараженные клетки в раковые называются онкогенными. К ним относятся.

  • Вирус Эпштейна-Барр – вызывает лимфомы
  • Вирус гепатита «В» и «С» — могут стать причиной рака печени
  • Вирус папилломы человека (ВПЧ) – источник рака шейки матки

На самом деле онкогенных вирусов значительно больше, здесь перечислены лишь те, влияние которых на опухолевый рост доказано.

Защитой от некоторых вирусов могут стать вакцины, например, от гепатита «В» или ВПЧ. Многие онкогенные вирусы передаются половым путем (ВПЧ, гепатит «В»), поэтому, чтобы не «нагулять» себе рак, стоит избегать сексуально рискованного поведения.

Как избежать воздействия канцерогенов

Из всего сказанного вытекает несколько несложных рекомендаций, которые позволят значительно снизить влияние онкогенных факторов на ваш организм.

  • Откажитесь от курения.
  • Как женщинам избежать рака груди: откажитесь от оральной контрацепции, рожайте детей и долго кормите грудью, отказывайтесь от заместительной терапии гормонами в постменопаузе.
  • Употребляйте только качественный алкоголь, желательно не очень крепкий.
  • Не злоупотребляйте пляжным отдыхом, откажитесь от посещения солярия.
  • Не ешьте очень горячую пищу.
  • Кушайте меньше жареной и грилированной пищи, не используйте повторно жир со сковородок и фритюрниц. Предпочтение отдавайте вареным и тушеным продуктам.
  • Шире используйте холодильник. Не приобретайте продукты в сомнительных местах и на рынках, следите за их сроками годности.
  • Пейте только чистую воду, шире используйте бытовые фильтры водоочистки (см. какую воду лучше пить).
  • Сократите применение дешевой косметики и средств личной гигиены и бытовой химии (см. вред бытовой химии и как сделать чистящие средства самим).
  • При проведении отделочных работ дома и в офисе отдавайте предпочтение натуральным стройматериалам.

Как не заболеть раком? Повторимся — если убрать из своего быта хотя бы часть канцерогенов, можно снизить риск возникновения рака в 3 раза.

Онколог Михаил Ласков — о мифах, заблуждениях и самолечении рака

«Оптимисты быстрее расправляются с опухолями»

– Рак – это заболевание новое, существует только последнее столетие? Раньше рака не было?

– Нет, недавно ученые нашли опухолевые клетки у скелета трехтысячелетней давности и подтвердили, что это рак. Столько, сколько мы живем, столько рак и существует. Иногда он рассматривается даже как естественный элемент старения. Хотя мы знаем, что рак бывает внутриутробный, у младенцев, у детей, у животных – у всех бывает.

Но, тем не менее, рак – это в большей степени болезнь пожилых, то есть его встречаемость увеличивается с возрастом. И хоть рак бывает очень разный, нельзя говорить про рак в общем, надо говорить про какой-то отдельный, конкретный. Но в целом это болезнь возрастная, и некоторые виды рака могут рассматриваться как элемент естественного старения человека.

– То есть это неизбежный исход?

– Во-первых, это не исход. Сейчас большое количество людей выздоравливает от рака. В нашем обществе есть некоторая канцерофобия, поэтому принято болезнь скрывать, держать всё в себе и даже в семье не говорить об этом. Это больше характерно для азиатских обществ. А для западных обществ наоборот – ты идешь по улице, а там забег благотворительный, на футболке написано «У меня рак». Это нормально, они показывают, что с ним можно жить и его можно побеждать.

Во-вторых, про неизбежное. Если мы говорим про уход из жизни, на первом месте всё-таки до сих пор еще остаются сердечно-сосудистые заболевания. И, конечно, у каждого есть шанс никогда не заболеть раком, а если заболел, то есть большой шанс не умереть от него, а выздороветь полностью.

– Еще многие реально боятся лечиться, считая, что лечение протекает еще болезненнее, чем сам рак.

– Да, это боль онкологов. Именно по этим причинам у нас очень много пациентов переводят свой рак из излечимого в неизлечимый. Помимо того, что это наша боль, это очень часто и наша вина, потому что мы нередко не договариваем пациентам об осложнениях. Действительно, у многих видов лечения рака есть осложнения, и, на самом деле, самое страшное – это не наличие этих осложнений, а их неожиданность.

Вообще, когда мы назначаем то или иное лечение, мы предполагаем, что пользы будет больше, чем рисков. Мы не делаем так, чтобы человеку стало еще хуже, не стараемся помучить его еще больше, а мы хотим приостановить болезнь или вылечить ее. Обычно у большинства пациентов, которым мы проводим такое лечение, этого удается достичь, то есть симптомы лучше, жизнь дольше или выздоровление.

Но в ряде случаев, потому что жизнь очень непредсказуемая и онкология – это болезнь, мы действительно делаем хуже. Это происходит довольно редко. Если мы с пациентом не проговорили такой риск (а в онкологии он всегда есть, и не только в онкологии, он в любой медицине есть), для пациента это шок, неожиданность. И он начинает думать, что любое противоопухолевое лечение ухудшает качество жизни, симптомы хуже и так далее. На самом деле это совсем не так. А если говорить про докторов, конечно, время, проведенное в обсуждении лечения, прогнозов, наших надежд и рисков – это никогда не потерянное время.

– Тут я сомневаюсь. Обычно врачи не любят, когда пациенты, начитавшись всего в интернете, начинают выяснять подробности и задавать нелепые вопросы. Вы отвечаете, говорите?

– Да, я стараюсь, чтобы задавали вопросы как можно больше, потому что вопрос, не заданный тебе, никуда не денется. Он будет либо превращен в не очень правильные действия, либо будет задан кому-то другому и с риском получить не всегда оптимальный ответ.

Все читают интернет, это неизбежно. Иногда это добро, иногда зло, как и всё в нашей жизни, нет абсолютного добра и абсолютного зла. Это хорошо, если человек пришел подготовленный, нашел информативный источник, это помогает. Если человек начитался всякой ерунды, которой в интернете, конечно же, много, то он всё равно ее начитается. И дальше с ним это надо проговорить.

Во-первых, дать свою точку зрения – навязать никогда нельзя, но дать ее можно. Второе, посоветовать ему читать какие-то нормальные ссылки, чтобы человек черпал информацию, которая более-менее проверена и достоверна, на наш взгляд. Поэтому хорошо, когда люди задают эти вопросы.

– Это миф или всё-таки не миф, что если от химиотерапии плохо, значит, она действует?

– То, как вы это сформулировали, нет. Но при лечении некоторых опухолей есть связь между определенными, далеко не всеми, побочными эффектами и работой препарата. Например, один из новых таргетных препаратов при раке легких имеет интересный побочный эффект – прыщи, как у подростков. Когда их очень много, это тоже плохо, нужно прерывать лечение. Когда их вообще нет, то эффективность не совсем оптимальная. Такая связь была доказана, но нельзя обобщать. Это только для этого препарата, только при этом раке, и только при определенной степени этого побочного эффекта. Но нельзя это экстраполировать на всё остальное.

– Рак сложно диагностировать на ранних стадиях, потому что он не болит?

– Рак проявляется очень и очень по-разному. О его проявлениях можно говорить долго – от банальной сыпи до каких-то других симптомов, внешне никак не связанных. Мы считаем, что если нос заложен, то это гайморит, а бывает, лимфома пазухи тоже так проявляется.

Это не означает, что любой симптом, который человек у себя нашел, определяет рак, ни в коем случае. Это к тому, что невозможно самому, без комплексного анализа симптомов и ситуации понять, рак это или нет. Но отвечая на ваш вопрос, болит или не болит – какие-то болят, и какие-то нет, очень по-разному.

– Тем не менее, это та болезнь, в лечении которой очень многое зависит от стадии. Почему всё-таки большая проблема – обнаружить рак именно на первой стадии?

– Вы правы, чем меньше стадия, тем легче вылечить, как правило. Но почему сложно поймать на первой стадии? Потому что сложно поймать симптомы – это не только боль, это любые симптомы.

Возьмем рак желудка – это один из показательных раков. Поймал на ранней стадии – вылечил, поймал чуть на более поздней стадии – в разы снижаются шансы вылечить. Какие проявления могут быть? Далеко не только боль. Это может быть желудочно-кишечное кровотечение, может быть жидкость в животе, которая возникает уже на более поздних стадиях, дискомфорт при приеме пищи. Чем больше опухоль, тем больше шанс, что эти симптомы разовьются. Это логично, когда что-то маленькое в огороде, его не видно, а когда вырос огромный лопух, то все его увидят невооруженным глазом. То же самое и с раком – не только боль, но и любые ощутимые симптомы он выдает, как правило, на более поздних стадиях.

Именно на этом основана программа скрининга. Людям в Японии и Корее, например, стало понятно, что на ранней стадии рак желудка поймать нельзя, потому что симптомов очень мало – нужно делать активный скрининг и таким образом поймать те же раки желудка. В России и на Западе такого скрининга нет, поэтому стадии, на которых обнаруживают заболевание, гораздо более поздние.

Почему японцы с корейцами это сделали? Тоже не от хорошей жизни – у них частота встречаемости этого рака значительно выше, чем в западных странах, в разы. Они поняли, что надо с этим что-то делать, это просто угрожает национальной безопасности. Они ввели уже давно, с 70-х годов, программу скрининга, результатом которой стало раннее выявление онкологии желудка.

– Тот же рак поджелудочной – это вообще какой-то бич сейчас и для богатых, и для знаменитых, даже если люди тщательно обследуются. Это с чем связано?

– Рак не смотрит на показатели внешнего успеха. Тот же Стив Джобс не справился с раком. Проблема в том, что для многих видов рака не существует эффективного скрининга. Среди них рак поджелудочной. Да, были попытки его скринировать, делать УЗИ, КТ, еще что-то – показало, что не успеваешь. Не будешь же делать эти исследования каждый день.

Нынешние программы скрининга не позволяют рано выявить рак поджелудочной, это, действительно, очень плохой рак, хотя сейчас появляются новые препараты и методы лечения, но, тем не менее, прогресс излечения по нему за последнее десятилетие очень скромный.

Есть ряд опухолей, по которым медицина действительно очень сильно продвинулась, а поджелудочная – это то, над чем сейчас бьются лучшие умы, что с этим раком делать. И прогресс небольшой есть.

– Есть много разных видов рака, но тот же рак молочной железы бывает агрессивный и не агрессивный, который развивается довольно медленно.

– Да, раки бывают очень-очень разные, и лечатся очень по-разному, и лекарства разные, и операции разные. Бывает наследственный и не наследственный рак. Это вообще такая огромная область, и ряд онкологов занимаются только этим и больше ничем.

– Степень агрессивности понятна только фактически при лечении? Поддается или не поддается рак лечению?

– Частично понятно до начала лечения, когда взяли биопсию, столбик ткани, посмотрели под микроскопом, посмотрели генетику – все характеристики, которые можно достать, достали из нее, тогда уже понятно, и как лечить, и какая агрессивность.

– А что такое агрессивность?

– Как правило, это скорость роста этой опухоли. У меня есть примеры, когда человек целый год понимал, что что-то не то, но боялся врачей, не обследовался. Потом там явно пошли метастазы, но он не лечился, а до сих пор живой. Хотя нельзя сказать, что он здоровый.

– Год – это разве много?

– Год он ходил без лечения и не был убит раком – это много. А есть люди, которые сгорают буквально за 2-3 недели с тем же раком молочной железы.

– 2-3 недели?!

– Без лечения. Да, такая практика тоже есть. Это мы говорим про агрессивность.

– Подождите, что значит 2-3 недели?

– С момента установки диагноза. Мы никогда не знаем, что было до того. Люди начинают говорить: «Я уже за год что-то стал чувствовать», – но это очень субъективно, это недоказуемо.

Сюрпризы иногда бывают. Рак поджелудочной железы без лечения – это несколько месяцев, не больше. У меня есть в практике человек с доказанным раком поджелудочной железы, который без лечения жил два года. Ему сделали биопсию, нашли этот рак. Человек был пожилой, лечить не стали.

– Правда, что у стариков рак намного медленнее развивается, чем у молодых?

– Нет, всё зависит от опухоли. Иногда очень быстро. Иногда у молодого долго. Зависит именно от характеристик опухоли.

– Еще считается, что если, например, разрезали и удалили не всё или разрезали и увидели, что не удаляется, то после этого человек просто сгорает очень быстро.

– Это один из мифов, который очень сильно портит жизнь врачам и еще больше пациентам.

– Это реально миф?

– Да, конечно.

– По-моему, один из самых устойчивых.

– Один из самых вредоносных! Почему? Потому что люди из-за этого отказываются биопсию делать. Человек говорит: «Как только мне иголку туда засунут, сразу пойдут метастазы». А без иголки, без биопсии ты никогда не знаешь, как правильно лечить и лечить ли вообще. Это катастрофа.

Наверное, самая вредная история – «от лечения будет хуже всегда». Второй миф – это «если будет биопсия или если откроют, то всё быстро разрастется, будут метастазы, я умру». Еще один, третий страшный миф, который я вам расскажу – это всяческие диеты при раке, не обсужденные с врачом. Не есть мясо, или есть только соду, или есть только гречку – это ужас!

– Пить керосин, воду из Байкала.

– Я ничего против не имею, пожалуйста, пейте воду из Байкала, везите и пейте. Керосин, конечно, да… Но керосин – это такая дурь, что это почти всем очевидно.

– Как это очевидно? Сколько человек пьют!

– Пьют. Но людей, которые начинают пить только соду или есть только гречку, больше. Это тоже страшно, потому что, к сожалению, к этим всем диетам опухоли приспосабливаются, а человек – нет. Переносить лечение ему гораздо труднее.

– Сода вообще считается средством для профилактики рака.

– Есть один итальянский дядька, которого уже выгнали из Италии, и он переехал в Аргентину. Практически каждый третий из моих больных задает вопрос про этого дядьку. Он всем отвечает по e-mail, он большой молодец в этом смысле. Он всех лечит содой.

Причем у всех этих штук есть очень логичное, на первый взгляд, объяснение. Они разные, но логичные. Доказали, якобы, что опухоль не выдерживает щелочной среды. Доказали, якобы, что рак ест мясо, питается сахаром. И люди кидаются в очень вредные эксперименты над собой.

– Многие уверены, что на самом деле лекарство от рака уже давно есть, но существует заговор фармацевтических компаний. Так же, как и с диабетом, уже всё давно есть, но это же выгодно – лечить пожизненно.

– Да, есть такие, кто считает, что мы живем в перманентном заговоре, заговор везде, Родина в кольце врагов.

На самом деле, конечно же, нет. Компании напрямую заинтересованы в появлении лекарств, которые лечат рак, потому что это моментально даст им сверхприбыли и убьет конкурентов. Есть такое выражение – блокбастерное лекарство в медицине. Блокбастерное лекарство – это средство, которое вышло и решило проблему. Самый известный пример – это гливек, лечит хронический миелоидный лейкоз. До появления этого лекарства большинство больных умирало, сейчас большинство живут. Это блокбастерное лекарство, их достаточно мало. Действительно все хотят их сделать, потому что сразу это лекарство выводит компанию в топ.

Попробуйте найти лекарство от рака легких, которое будет вылечивать 80% – это же гарантированный рынок. Люди не будут покупать, его будут покупать страны. Государство с бесплатным здравоохранением не сможет не купить. А с бесплатным здравоохранением в Европе, например, практически все страны. Я неправильно говорю слово, оно не бесплатное, бесплатно вообще ничего в жизни не бывает, но оно бюджетное либо страховое. Условно, когда люди платят какие-то отчисления от зарплаты, и потом медицина для них бесплатная.

– Доброкачественная опухоль практически всегда перейдет в злокачественную?

– Как правило, нет, доброкачественная остается доброкачественной, за редким исключением. Например, одно из таких – это полипы кишечника, их удаляют, потому что известно, что в ряде случаев они могут превратиться в опухоль. Но для большинства историй доброкачественная остается доброкачественной.

Самый яркий пример – это всякие фиброаденомы молочной железы. Сейчас меня закажут маммологи-хирурги, потому что у нас на операциях на фиброаденомах и кистах молочной железы делаются неплохие деньги. Образование в молочной железе, если это доброкачественное, то оно доброкачественное, всё, оно не перерождается в рак, не надо его вырезать.

– А если внутренние папилломы?

– Внутренние папилломы – это, конечно, больше к маммологам вопрос. Если дают симптомы, с ними надо работать, но оперировать все фиброаденомы молочной железы не надо. По маммографии и/или МРТ можно понять. Там есть градации, если она, скорее, злокачественная – надо сделать биопсию. Если она четко доброкачественная по маммографии или по МРТ – ничего с ней не делать. Всё, забыть про нее, не надо ходить каждый год, забыть. Она не перерастет в рак. Если будет рак, это будет просто новая история. У нас они ходят каждые полгода, их наблюдают зачем-то десятилетиями, оперируют их зачем-то. Историй о том, что у меня была доброкачественная и превратилась в злокачественную, полно. Наверняка это была не доброкачественная, сразу была злокачественная.

– Просто не определили.

– Конечно.

– А то, что какая-то травма может спровоцировать рак?

– Это тоже миф, он существует, он стойкий, но безвредный, потому что не падать нельзя, не получится. Это просто свойство психики человека – искать простые и понятные причины. Я этого очень много насмотрелся, я в свое время занимался детской нейроонкологией, то есть опухолями мозга у детей. И каждая первая мама говорила: «Он упал, и потом у него выросла опухоль». Когда что-то такое страшное случается, мы начинаем искать понятные нам причины произошедшего. Не может же быть просто так, неизвестно почему.

В онкологии мы сталкиваемся с очень большим количеством неизвестного, мы не можем ответить на многие вопросы, почему возник этот рак. В редких случаях можем. А люди не любят быть в неизвестности. Если случилось, должен понять, почему, так жить легче.

Нас никогда не удовлетворяет ответ: да, это возникло, мы не знаем, почему, мы не знаем, что делать для того, чтобы это предотвратить в будущем. К сожалению, как правило, именно такой ответ и есть правда. Надо научиться с этим жить.

 

– Еще люди боятся говорить о том, что они раковые больные, потому что очень часто им говорят: «Надо перестать обижаться. Ты обиженный, поэтому у тебя рак. Надо прощать людей». Даже градация придумана. Если, например, рак кишечника…

– Это сглаз и порча?

– Нет. Это значит, ты злой. Если рак груди, значит, ты обиженный. И еще много подобных объяснений.

– Мне кажется, просто продолжается линия поиска простых причин, с которыми понятно, что делать, и всё сразу встает на свои места. Ряд людей ищут в физических вещах эти причины, а ряд людей ищет среди психологических и духовных проблем причины рака. Конечно, такую связь пока никто не установил.

Мы знаем, что есть маленькие дети с онкологией, они что… злые и обиженные? Вроде как стресс – причина. С другой стороны, мы знаем, стрессов больше, чем при вооруженных конфликтах, наверное, не бывает, когда постоянно человек между жизнью и смертью, – а там нет увеличения заболеваемости.

– Но и уменьшения нет?

– В английском языке есть очень хорошее слово «спекуляция», у нас немножко по-другому употребляется это слово. Спекуляции – это голословные утверждения о недоказанных причинах. Мы не знаем. Мы знаем другое – у человека, который не обижается, который блюдет себя, свой оптимизм, научается бороться с этим тяжелейшим стрессом, который дает рак, – у него лучше результаты лечения. Это мы знаем точно. Были исследования, в выборке людей делили по уровню оптимизма к этой ситуации, и те, у кого было больше, лучше выздоравливали и легче переносили лечение.

– Доказана связь эмоциональной сферы и течения болезни?

– Влияние эмоциональной сферы на течение болезни точно есть. Простой пример, как это в реальной жизни происходит. Человек в стрессе, в депрессии. В депрессии – не просто плохое настроение, а в депрессии в медицинском смысле этого слова, когда он не ест, не встает, не ходит, не общается – именно настоящая медицинская депрессия. Онкологическое лечение само по себе приводит иногда к потере веса, плюс он ничего не ест. У него образуются тромбы в сосудах, пневмония и разные другие осложнения, связанные с малоподвижностью. А малоподвижность связана с депрессией, а депрессия связана в том числе и с тем, что человек не смог справиться со своим стрессом.

– Но мы же не можем контролировать – быть в депрессии, не быть в депрессии?

– Мы не можем это полностью контролировать. Но мы можем стараться с этим справляться, и окружающие могут помогать в этом, потому что очень много зависит от тех, кто рядом с этим человеком. Очень часто родственники мешают человеку справиться с этим. Иногда помогают. Помогают, к сожалению, реже. Почему? Потому что мы не знаем, мы не образованы в этом. Не потому, что мы плохие, а потому что рядом мало людей, кто может подсказать, как справляться, как помогать.

– Не все с одинаковыми жизненными силами приходят в этот мир.

– Конечно.

– Кого-то сломает какая-то ерунда.

– Да.

– И те, кто изначально не очень крепкие, они в зоне риска, получается? Они же страдают от любой ерунды – сразу в депрессию.

– Скорее, да. У меня нет четкого научного ответа на этот вопрос, но мое персональное мнение, что, скорее, да. Мы же понимаем, что никто не родился равным. Где-то, например, у очень активного человека, который может горы свернуть, это плюс, а где он вляпается во что-то, минус. Мы понимаем, что у всех людей действительно разные способности и возможности, и где-то это плюс, а где-то это минус.

– И настроенные на выздоровление вылечиваются.

– Это однозначно и наблюдение, и научно доказанный факт. Давали больным опросники, мерили их уровень оптимизма и потом смотрели их результат лечения. Это нельзя экстраполировать на все виды рака, но в целом такие работы есть.


Материалы по теме
Поможем Зое: молодой маме из Свободного собирают деньги на удаление злокачественной опухолиАмурский рентгенхирург Борис Васильев — об особенностях своей профессииВрач-онколог Нонна Онянова: «У нас работают по-настоящему сильные люди»«Время — решающий фактор»: хирург-онколог Николай Сокольников о проблемах ранней диагностики ракаРуки — важный инструмент маммолога: врач-онколог о раке молочной железы, его лечении и группе рискаВрач онкодиспансера с 40-летним стажем Игорь Лукьянов диагностирует рак на ранней стадииМихаил Мишустин: Федерация поможет Амурской области построить новый онкодиспансерВ Приамурье начали лечить злокачественную опухоль, нагревая ее до 100 градусовКаждый пятый случай онкологии у амурских мужчин — рак легкогоКогда родинка — сигнал о раке кожи: 5 вопросов о меланоме врачам Амурского онкодиспансераПять вопросов о раке молочной железы заведующей поликлиникой Амурского областного онкодиспансера

Показать еще

Не каждый человек доживает до своего рака

Возраст и риски

— Больше всего людей в России умирают от сердечно-сосудистых заболеваний — почти 60 процентов. В структуре смертности онкология стабильно занимает второе место — от рака умирают чуть более 20 процентов людей. Однако в странах, где живут долго, например в Японии, Германии, Бельгии, смертность от него вышла на первое место. Это связано с возрастным контингентом — в этих странах средняя продолжительность жизни 80 и более лет. А рак — это патология пожилого человека.

В течение жизни под воздействием разных канцерогенов нормальные клетки организма начинают мутировать. А к концу жизни происходит сбой в работе клетки — и возникает рак. Каждый человек обречен умереть от рака, но не каждый доживает до своего рака: одни умирают от инфаркта, другие погибают в авиакатастрофе, но рак является логичным итогом жизни человека. В клетке происходят необратимые изменения. Иногда достаточно десяти мутаций, чтобы она из нормальной превратилась в злокачественную.

— Но почему тогда раком болеют даже маленькие дети?
— Действительно, раком болеют и маленькие дети, и подростки. Причиной является все тот же генетический сбой, который запускает механизм, нарушающий деление клеток. Здоровая клетка делится, созревает, выполняет свою определенную функцию, стареет и умирает — так заложено природой. Нормальная клетка работает по своим внутренним часам в определенной закономерности. Рак же возникает тогда, когда происходит сбой клеточного цикла. Клетка бесконтрольно делится, растет, не стареет и не погибает. В сбое виноваты мутации различных генов, которые регулируют механизм работы клетки. Существуют врожденные дефекты генов. Они-то и повышают риск развития рака у детей. Самыми распространенными видами опухоли у детей являются ретинобластома и рак почки. Подростки болеют в основном саркомой. Это злокачественная опухоль, которая чаще всего образуется из костных или мягких тканей. 

— А почему иммунитет не борется с мутацией клеток?
— Такие клетки организм воспринимает как собственные, они не являются для него чужеродными. Хотя на деле это иная плоть, которая развивается по своим законам. 

— Как мы своим образом жизни, питанием, привычками влияем на эти мутации и возникновение рака?  
— Тайна рака заключается в механизме мутации клетки. Однако кое-что науке уже известно. Мы своим образом жизни вызываем болезни, в том числе и рак. Многие крайне безответственно относятся к тому, что едят, практически не двигаются, годами не ходят на обследования, бесконтрольно загорают, выкуривают по пачке сигарет в день. На что эти люди надеются? Почему состояние автомобиля их волнует больше собственного здоровья? 

Почему люди находят время регулярно менять масло в машине, заливать хороший бензин, проходить техосмотр, а за собой не следят? Рак ведь очень коварное заболевание. На ранних стадиях он никак себя не проявляет. И лишь когда опухоль повреждает органы, возникает кровотечение, непроходимость, боли. Только тогда пациенты обращаются к врачу, но уже с запущенной формой болезни. Запущенная форма — не просто слова. Это химиотерапия, облучение, метастазы, боль и страдания больного и родственников… Зачем доводить себя до этого? Медицина развивается, столько инновационных методов диагностики сейчас появилось. От человека требуется всего лишь один день в год уделить своему здоровью. 

— Все боятся рака, но не пытаются защитить себя от него…
— Да, рака боятся, но мы сейчас стараемся превратить его в хроническую патологию. Пациент должен научиться жить с онкологией: всю жизнь принимать лекарства. Раз в три-четыре месяца ложиться в больницу и проходить необходимое лечение. Почему-то многие, не скрывая, спокойно заявляют о том, что перенесли инфаркт или инсульт, но рак воспринимают как приговор. Между тем это такое же хроническое состояние, как ишемическая болезнь сердца. Если мы не можем вылечить рак полностью, то должны хотя бы создать благоприятные условия для жизни пациента.

Питание

— Как нужно питаться, чтобы свести риск развития рака к минимуму?
— Развитие рака на 30 процентов зависит от характера нашего питания. Значительная цифра! Каждый день нужно кушать по пять разных фруктов — яблоко, апельсин, банан, груша, киви. Недаром англичане говорят: «Одно яблоко в день — доктор уже не нужен». Кроме того, стоит включить в ежедневный рацион не менее 400 граммов овощей — капусту, морковь, свеклу. Второй момент: необходимо снизить потребление красного мяса. Есть его нужно — оно источник гемоглобина и эритроцитов, но не каждый день и не в жареном виде. В жареном мясе содержится много канцерогенов, которые также вызывают рак. Поэтому парное или отварное мясо кушаем один или два раза в неделю — этого вполне достаточно. Чрезмерное его потребление увеличивает риск развития полипов и рака толстой кишки. В другие дни полезно кушать рыбу, курицу, индейку. Избегайте переработанного мяса. Колбасы, сосиски, консервированные продукты наносят страшный вред организму. Это продукты для экстремальных ситуаций, а не ежедневного потребления. Организму нужны только свежие продукты! Как писал Омар Хайям: «Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало».  

—  Нам предлагают много различных диет. Какой принцип питания самый идеальный?
— Самая идеальная диета — средиземноморская. Она включает в себя овощи, рыбу, оливковое масло, зелень и красное вино. В последнем содержатся флавоноиды: они снижают уровень холестерина в крови, обладают антибактериальным действием. При отсутствии заболеваний бокал красного вина в день (150 миллилитров) здоровью не повредит. 

Где лечить?

— Почему все еще не научились лечить рак?
— В обозримом будущем рак не победят. Многие говорят, мол, ученые нашли вакцину от рака, но умалчивают о ней. Это миф. Онкология — это болезнь, связанная с цивилизацией. К первобытной жизни мы не вернемся, хотим этого или нет. Второе — рак связан с возрастом. Чем больше мы живем, тем больше мутаций накапливается в организме. Пока никакими лекарствами их не изменить. Но рак можно выявить на ранних стадиях или предраковом уровне и успешно его лечить. 

— Где лучше лечить рак: в России или за рубежом? 
— Наш Республиканский онкодиспансер — один из лучших в России. А наша страна по уровню онкохирургии одна из лучших в мире. У нас от постановки диагноза до госпитализации проходит неделя, в Англии — 6 месяцев. И это у них в порядке вещей. Отечественная медицина на высоте. Оперативная техника у нас такая же, как и в других странах, схемы химиотерапии, лучевой терапии одинаковы — они стандартны по всему миру.

Единственное отличие лишь в том, что в некоторых зарубежных странах идеально развит медицинский туризм. За границей больше клиник, сосредоточенных на диагностике рака, его лечении, у них больше соответствующих аппаратов. А к каждому пациенту применяется индивидуальный подход. Если у вас есть деньги, вас там примут в день приезда и встретят как родного. Но как только ваши деньги закончатся, вы станете никому не нужны. Один из моих пациентов уехал лечиться в Германию. Профессор встретил его ровно в 8 часов, как они и договаривались, сердечно принял, угостил чаем. Ему назначили лечение. Скажу честно, оно было достаточно примитивное, мы могли бы назначить более эффективную схему терапии. Причем абсолютно бесплатно. 

На определенном этапе у больного закончились деньги. Так его даже долечивать не стали. Он вернулся к нам, мы его лечим. Имидж нашей медицины страдает не от качества лечения, а лишь от нашего черствого и незаинтересованного отношения к пациентам. Докторам нужно быть добрее, внимательнее, в каждом больном видеть человека. Но для этого на врачах не должно быть такой большой нагрузки, как у нас. 

— Но ведь зарубежные доктора дарят надежду там, где наши медики порой разводят руками…
— Если наши врачи берутся за лечение пациента, они его лечат. Когда же мы сообщаем родственникам о невозможности излечения, они обращаются в заграничные клиники. Там их принимают, обещают вылечить даже тогда, когда это невозможно. Родственников нельзя лишать надежды. Они потом будут жалеть, что не использовали все варианты излечения.

Когда рак перестанет быть приговором: ответы Минздрава России и ученых обнадеживают

В 2018 году медики в России выявляли в среднем по 47 000 новых случаев онкологических заболеваний ежемесячно — таковы данные Минздрава, с января по август обнаружено 379 351 новых случаев злокачественных опухолей.  

В последние годы данный показатель стабильно рос: если в 2012 году в РФ было зафиксировано около 526 тысяч заболевших раком, то по итогам 2017 года эта цифра составила уже свыше 617 тысяч человек. 

По информации онкологов, каждый пятый пациент с диагнозом «рак» умирает в течение первого года после выявления заболевания. При этом Всемирная организация здравоохранения прогнозирует, что уровень онкозаболеваемости в мире продолжит расти.

Федеральное агентство новостей обратилось в Министерство здравоохранения РФ и в ведущий профильный исследовательский центр, НМИЦ радиологии, с вопросом: когда рак в России перестанет быть непобедимой болезнью? В ответ Минздрав и ученые рассказали о передовых технологиях лечения рака в нашей стране, однако точных дат эксперты не назвали.

Дело в том, что медицина за последнее время изучила десятки тысяч разновидностей злокачественных опухолей. У каждой — своя локализация, сценарии лечения и прогнозы выживаемости — и найти рецепт или изобрести вакцину от всего сразу невозможно.  Но ответы все равно получились обнадеживающими. По некоторым из видов рака доля прошедших успешное лечение и вернувшихся к обычной жизни пациентов уже сейчас составляет 99,6%. 

«Дать ответы по «отказным» случаям»

Еще пару десятилетий назад в лечении онкологических заболеваний все было относительно просто. Врачи различали виды рака только по органам, в которых он образовался, — например, лечили рак поджелудочной железы, не вдаваясь в подробности, какой вид мутации клеток в какой части органа вызвал опухолевый процесс. Весь спектр способов терапии чаще всего сводился к двум основным: химиотерапии и операции по удалению органа или его части. 

Сегодня стало намного легче запутаться: тысячи видов рака, десятки методов воздействия на неправильные клетки, вплоть до редактирования генетического кода, — плюс еще большее количество комбинаций различных технологий, персонифицированных под каждого отдельный случай. 

В НМИЦ радиологии выяснили, что за последние 10 лет показатель так называемой «одногодичной летальности» (когда пациент умирает в течение первого года после постановки диагноза) снизился на 30% — хотя больных за этот период стало больше на 20,6%.  

Впрочем, показатель общего числа смертей от рака при этом пока заметно не изменился. Если в 2012 году на 100 тысяч населения России приходился 201 случай смерти от онкологических заболеваний, то в прошлом году он составил в среднем 197,7 летальных исходов на то же число россиян. Получается, что медикам все чаще удается продлевать жизнь больным на несколько лет, но доля полностью выздоровевших пациентов пока ощутимо не выросла. 

«Как можно сформулировать нашу цель в этих условиях? С одной стороны — сделать охват выявленных больных как можно большим и найти решения для изменения ситуации в целом. С другой — дать ответы и по самым сложным, в том числе единичным, «отказным» случаям», — рассказал в интервью ФАН генеральный директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр радиологии», главный внештатный онколог Минздрава РФ, профессор Андрей Каприн.

Протонный ускоритель, гамма-нож и лечение светом

Специалисты не исключают, что в ближайшее время удастся изменить показатели выживаемости и смертности при онкологических заболеваниях. Ведь с учетом современных темпов развития технологий, российская медицина образца января 2018 года уже серьезно отличается даже от нынешнего положения дел. 

Важнейшим событием этого года в Минздраве РФ считают открытие в Обнинске Центра высокоточной радиологии Gamma Clinic. 

«Ядром центра является гамма-нож, который считается «золотым стандартом» радиохирургии. В центре проводится лечение как доброкачественных и злокачественных опухолей, так и сосудистых и функциональных заболеваний головного мозга», — сообщили ФАН в ведомстве. 

Кроме того, Андрей Каприн отмечает еще одно достижение специалистов на базе Медицинского радиологического центра им. А.Ф. Цыба в Обнинске: там начали применять протонный ускоритель для воздействия на раковые клетки. 

«Использование протонов — это настоящий прорыв в онкологии. Протонный центр в Обнинске оснащен самым компактным и удачным, на мой взгляд, ускорителем «Прометеус», созданным нашими коллегами из Физико-технического научного центра ФИАН имени Лебедева в Протвино под руководством члена-корреспондента РАН Владимира Балакина», — рассказал Андрей Каприн.

Изобретение Балакина значительно превышает характеристики известных зарубежных аналогов и найдет широкое применение в отечественной медицине, высказал надежду собеседник ФАН. По его словам, «Прометеус» выиграл ряд зарубежных тендеров на поставку ускорителей в США, Израиль и Китай, победив мировых лидеров в этой области.

Еще одним значимым событием профессор называет начало производства отечественных радиоизотопов на базе одной из разновидностей йода. За эту работу коллектив ученых из НМИЦ радиологии и Физико-энергетического института им. Лейпуновского был удостоен премии правительства РФ в области науки и техники. 

Сегодня метод брахитерапии, в котором используются радиоактивные фармпрепараты, применяют на целом ряде злокачественных новообразований: предстательной железы, матки, молочной железы, печени. Впервые в России он начал использоваться и при раке поджелудочной железы.

«Стали стандартными хирургические операции на печени (которая еще совсем недавно имела самые худшие прогнозы на выживаемость) по удалению не только крупных одиночных метастазов, но и термоаблации множественных очагов. Рутинными стали операции на головном мозге, по восстановлению костного тазового кольца», — отмечает главный внештатный онколог Минздрава.

Кроме того, по словам медика, с помощью протонного ускорителя в России все чаще лечат опухоли головного мозга, легких и молочных желез. Активно развиваются комбинированные и комплексные методы лечения с использованием методик ядерной медицины: это адронная, протонная, нейтронная, радионуклидная терапии. 

По информации Минздрава РФ, НМИЦ радиологии совместно с Фондом «Сколково» реализует проекты по развитию фотодинамической терапии — когда в организм вводятся светочувствительные вещества, а после на пораженные раковыми клетками участки организма направляется световой луч.

«Сразу в нескольких институтах идут разработки в области так называемого метода жидкостной биопсии. Эта технология позволяет через определенные маркеры распознавать наличие опухоли (в клетках или их ДНК) в биологических жидкостях. Для анализа достаточно слюны или образца крови. Метод обладает высочайшим уровнем чувствительности, дает возможность постоянно мониторить ситуацию и выявлять рецидив за 3—6 месяцев до проявления клинических симптомов», — рассказывает Андрей Каприн.

«Картина значительно меняется»

Российская система здравоохранения берет на вооружение и все последние достижения мировой науки. Одним из по-настоящему прорывных направлений в этой области является таргетная терапия, в том числе с использованием иммунных препаратов. 

«За 2018 год FDA — основной регулятор лекарственных средств на Западе — зарегистрировал более 30 новых препаратов, направленных на исправление иммунных сбоев у пациентов с агрессивными видами рака, не отвечающими на стандартную терапию из-за редких мутаций в геноме. Большинство больных лимфомой, нерезектабельной и метастатической меланомой, раком легкого, плоскоклеточным раком кожи, рецидивной аденокарциномой желудка и пищевода, раком печени еще 5—10 лет назад практически не имели шансов на выживание. Сегодня картина значительно меняется», — рассказал главный внештатный онколог.

1 октября 2018 года в Стокгольме были объявлены лауреаты Нобелевской премии 2018 года в области физиологии и медицины. Ученые Джеймс Эллисон из США и Тасуку Хондзе из Японии совершили «открытие в области торможения иммунной системы для более эффективной атаки раковых клеток». В этом направлении работают и начинающие предприниматели в наукограде «Сколково»: сотрудники лаборатории «ОнкоЮнайт» занимаются поиском новых подходов к генному редактированию и иммуноонкологии — когда лекарство воздействует на конкретный, вызывающий рак, сбой в организме человека. 

При этом соседи «ОнкоЮнайта» по наукограду изучают и другие способы борьбы с болезнью: исследуют противораковые свойства обнаруженной в одном из водоемов микроводоросли Mallomonas, анализируют вызвавшие опухоль мутации и прогнозируют, как организм будет реагировать на конкретный вид лечения, печатают биоткани для тестирования на них лекарств. Любая из этих разработок теоретически может выйти на постоянное сотрудничество с лечебными учреждениями России и войти в систему ОМС. 

«Минздрав России постоянно отслеживает появление новых перспективных для сферы здравоохранения разработок, взаимодействуя, в том числе, и с фондом «Сколково», а также с ГК «Росатом» по компетенции в части развития технологий ядерной медицины и лучевой терапии», — подтвердили в Министерстве здравоохранения.

«Строится каньон под ядерный ускоритель»

По мнению Андрея Каприна, проблемы онкозаболеваний нужно решать, объединяя усилия нескольких разнопрофильных специалистов и структур. 

Управляемый Андреем Дмитриевичем НМИЦ радиологии сотрудничает с целым рядом научно-исследовательских центров «Росатома», РАН, МГУ, зарубежными коллегами. Сегодня на базе одного из филиалов НМИЦ радиологии — Медицинского радиологического научного центра им. А.Ф. Цыба — строится каньон под самый совершенный ускоритель мощностью 6 мегаэлектронвольт. Он станет стартовой площадкой для переоснащения всей онкологической службы современными отечественными ускорителями. 

«Совместно с лабораторией академика Тоневицкого мы создали образец микробиореактора, способного существенно изменить схему подбора лекарств при химио-, а в будущем — и радионуклидной терапии. Этот аппарат имитирует живую среду для раковой клетки конкретного больного, на которой в условиях прибора исследуют эффективность воздействия того или иного лекарства на данную конкретную опухоль. То есть мы можем говорить о перспективе перехода на совершенно иной, индивидуализированный подход в лечении рака», — рассказал Андрей Каприн.

Совместно с учеными ИМЕТ РАН и МГУ в НМИЦ радиологии учатся восстанавливать вырезанные вместе с опухолью части органов и тканей, заново отпечатывая на 3D-принтере трехмерные импланты нужных параметров из биоматериалов и насыщая их необходимыми препаратами для лечения и восстановления утраченных функций. 

«Основной тренд современной онкохирургии — это персонифицированный подход и снижение последствий хирургического вмешательства. То есть задачей является не только увеличение сроков выживаемости, но и сохранение качества жизни, предотвращение инвалидности», — пояснил Каприн.

«Повышение продолжительности жизни до 80 лет»

На вопрос о том, когда будет найдено универсальное оружие для победы над раком, все специалисты единогласно отвечают: это невозможно. 

«Опухолевые клетки характеризуются высокой изменчивостью, быстро накапливая мутации и приобретая новые свойства. Поэтому ожидания создания универсального лекарства от рака не очень обоснованы», — пояснили ФАН в Минздраве. 

Впрочем, по словам представителей ведомства и самих медиков, отсутствие универсального оружия еще не означает, что враг непобедим. 

«Наша цель — вовремя обнаружить и кардинально обезвредить. Поэтому все эти задачи по доступности, эффективности и своевременности онкопомощи вошли в создаваемую сегодня Национальную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, работу над которой лично возглавляет министр здравоохранения России Вероника Скворцова», — говорит Андрей Каприн.

К слову, упомянутая медиком программа предполагает переоснащение около ста региональных учреждений в России для помощи онкобольным, формирование сети протонных центров для развития ядерной медицины, кластеров по подготовке радиохимиков, медицинских физиков, радиофизиков, амбулаторных онкологических служб на межрайонном и межмуниципальном уровнях. 

«Понятно, что без широкого просвещения населения, в том числе пропаганды здорового образа жизни, без онконастороженности врачей первичного звена и узких специалистов, без доступности методов ранней диагностики и всех методов лечения нам не удастся переломить ситуацию», — говорит Андрей Каприн. 

Наиболее перспективной стратегией, по мнению специалистов Минздрава РФ, станет соединение различных подходов к лечению: от таргетной терапии до радиолучевого воздействия, а также персонализация лечения — выявление наиболее эффективных методов воздействия для каждого отдельного пациента. 

Если с вектором движения и даже первыми успехами на этом пути в целом уже понятно, то с ответом на вопрос, когда рак больше не будет приговором, все сложнее. Впрочем, и здесь есть ориентиры, которые Министерство здравоохранения обозначило в своем ответе ФАН.

«Одной из целей и стратегических задач развития Российской Федерации до 2024 года, определенных указом президента РФ №204 от 7 мая 2018 года, является повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году — до 80 лет)», — сообщили ФАН в Минздраве.

Есть шанс, что статистика следующих пяти лет будет заметно отличаться от нынешней в лучшую сторону. С точки зрения современного развития технологий, 2019 год может ознаменоваться переходом к новой эре оказания медицинской помощи онкобольным: каждый месяц практикующие врачи, ученые, фармацевты, инновационные предприниматели всего мира делают пусть незначительный, но шаг вперед к одной общей цели — победе человечества над раком.

Почему мы до сих пор не можем вылечить рак? | Futurist

Здоровье 16 сентября 2018, 18:18

Статистика по России

Последние данные по статистике рака в России выпустили в 2014 году. Согласно этой информации, каждый год в нашей стране регистрируется примерно 500 тысяч новых случаев онкологических заболеваний, во всем мире – это более 10 миллионов первично заболевших раком в год. По подсчетам онкологов, число заболевших за сутки увеличивается в мире на 27 тысяч человек, в России – на 1500.

Всего на учете в онкологических диспансерах России состоят не менее 2,5 миллионов пациентов с различными формами рака. По всему миру ежегодно от онкологии умирает порядка восьми миллионов пациентов, в России – порядка 300 тысяч (47% женщин, 53% — мужчин).

Что такое рак?

Рак – это термин, который мы используем для обозначения более 100 заболеваний, включая рак груди (один из наиболее частых у женщин), ретинобластому (редкий рак глаз, который обычно бывает у детей в возрасте менее 5 лет) и многие другие виды.

Рак возникает, когда клетки накапливают специфические генные мутации, выходят из-под контроля организма и в конце концов погибают. При большинстве видах рака это приводит к образованию опухоли, которая поражает близлежащую ткань. Симптомы варьируются в зависимости от типа рака.

К примеру, рак кожи часто связан с ненормальными изменениями на поверхности кожи, включая обесцвечивание, высыпания или деформацию существующих родинок. А симптомами рака легких являются постоянный кашель, одышка, боль в груди.

Лечение для каждого типа рака также отличается: высокие дозы радиации, химиотерапия, нацеленная на определенные клетки терапия. Но даже в этих случаях раковые клетки находят способ прятаться или приобретать устойчивость к лечению.

Новые виды лечения

В 2018 году ученые испытали на мышах два новых вида лечения, которые могут побороть устойчивость раковых клеток. Резистентность развивается из-за инсулина – гормона, который регулирует количество сахара в крови. Исследование показало, что применение лекарства от рака в сочетании с высокожировой диетой или с обычным препаратом, используемым диабетиками второго типа, приводит к более эффективному сокращению опухоли.

Второй новый метод – это иммунотерапия, которая помогает иммунной системе бороться с клетками рака. В ходе недавнего исследования ученые протестировали препарат пемпролизумаб (Кейтруда) на пациентах с раком легких. Это лекарство блокирует специфический протеин, обучающий иммунную систему игнорировать раковые клетки. Сочетание иммунотерапии с химиотерапией уменьшило смертность пациентов на 51% в сравнении с теми, кто принимал плацебо. Такие достижения в лечении рака могут позволить этим больным прожить долгую жизнь.

С 1991 по 2015 год случаи рака, приведшие к смерти, сократились на 26% — это 2,3 миллиона спасенных жизней. Да, прогресс идет медленно, но мы точно движемся в правильном направлении.

Источник: Life Noggin

Понравилась статья?

Поделись с друзьями!

  Поделиться 0   Поделиться 0   Твитнуть 0

Подпишись на еженедельную рассылку

Как заставить организм бороться с раком? Отрывок из книги «Открытие»

Избавиться от опухоли можно тремя способами: удалить, вытравить или облучить. Методы эти оставляют желать лучшего. Рак остается второй самой распространенной причиной смерти в мире: по данным Всемирной организации здравоохранения, в 2018 году из-за этого умерли 9,6 млн человек.

Чарльз Гребер рассказывал байку про то, как пришел к своему агенту с идеей книги «Открытие. Новейшие достижения в иммунотерапии для борьбы с новообразованиями и другими серьезными заболеваниями». Та посоветовалась со отцом, онкологом на пенсии. Тот отмахнулся: мол, не работает эта терапия. Но совсем недавно оказалось, что этот новый, четвертый способ лечения все-таки действует, пускай пока он далек от совершенства, а иммунологам Джеймсу Эллисону и Тасуку Хондзё, как и предрекал Гребер, присудили Нобелевскую премию.

Обложка книги «Открытие»

© Издательство «Бомбора»

Прорыв: краткое изложение

При определенных условиях человеческая иммунная система умеет распознавать и убивать рак. И возможно, иммунный подход это самый лучший способ получить лекарство. Но по какой-то причине он не работал. Онкологи-иммунологи много лет пытались понять, в чем дело.

Иммунная система, как и рак, — это гибкая, адаптивная и эволюционирующая система. Рак уже доказал свою способность восстанавливаться после прямых атак лекарствами или радиацией — эта уникальная, сбивающая с толку, способность сейчас известна нам как «побег». Даже если лекарство успешно атакует рак, опухоль мутирует и избегает атаки. Выжившие клетки возвращаются с новой силой и уже неуязвимы для прежних лекарств. Эта способность к мутации определяющая для рака. Но адаптивность и мутации являются определяющими и для иммунной реакции.

Иммунная система отлично справляется с большинством незваных гостей в кровеносной системе: она находит больные клетки, атакует их и убивает. Рак — это больная клетка, мутант из нашего собственного организма, который не может перестать расти. Так почему же иммунитет не реагирует на рак так же, как, например, на простуду? В течение нескольких десятилетий ученые считали, что им не хватает какой-то части «мозаики», молекулярных ключей, которые, возможно, помогут иммунной системе бороться с разнообразными болезнями, известными под общим названием «рак», точно так же, как и с другими чужеродными патогенами вроде вирусов, бактерий или даже заноз. Почему именно иммунная реакция на рак не такая, как на все другие болезни, и как ему удается избежать сложнейшей паутины ловушек и разведчиков, следопытов и убийц, патрулирующих периметр эпидермиса и курсирующих по кровеносной системе? Это была тема яростнейших дебатов. Большинство ученых считали, что иммунная система просто не умеет распознавать рак как чужеродную («не свою») клетку, потому что он слишком похож на нормальные, здоровые клетки.

Объединение упрямых онкологов-иммунологов возражало. Они считали, что рак каким-то образом умеет прятаться от «охотников» и «следопытов» иммунной системы, обманывать их. И они оказались правы. Рак пользуется разнообразными уловками, чтобы избежать уничтожения.

Всего несколько лет назад эта точка зрения считалась смехотворной большинством специалистов по раку, и даже немногие иммунологи, которые до сих пор держались за нее, постепенно начинали считать ее безнадежной. Но в 2011 году несколько важных новых открытий, прорывов в исследовании рака, наконец-то помогли идентифицировать некоторые недостающие части «мозаики», которые мешали иммунной системе распознавать и атаковать рак. По большей части к этим открытиям привели обычные исследования, которые не были конкретно посвящены раку.

Некоторые тайны иммунной системы наконец удалось вывести на свет божий; о существовании и роли T-лимфоцитов как «серийных убийц» чужеродных клеток знали довольно давно. Были идентифицированы конкретный «ключ зажигания» для иммунной реакции — рецептор на T-клетке, который «включался», или активировался, распознавая уникальные белковые отпечатки (антигены) на больных или зараженных клетках, а также механизм работы амебообразных дендритных клеток, которые служат в иммунной системе своеобразными «обозными», доставляя антигены T-лимфоцитам, чтобы те учились их распознавать. С антигеном T-лимфоцит получает боевой приказ: ему показывают «портрет» врага, уникальные поверхностные белки больной клетки, и отправляют искать и уничтожать эти клетки. «Фоторобот» подозреваемого рассылали сразу всем постам.

Открытие рецептора T-лимфоцита (T-клеточного рецептора, или ТКР) в 1984 году и его последующее клонирование наконец помогли узнать, как именно T-лимфоцит взаимодействует со своей целью-патогеном. Рецептор T-киллера соединяется с антигеном, который нужно уничтожить, словно ключ с замком. Именно после этого соединения, взаимодействия рецептора с антигеном, T-лимфоцит активируется, и запускается иммунная реакция против больных или «не своих» клеток.

Но, конечно же, поскольку это человеческая иммунная система, все не может быть так просто. Ученые быстро поняли, что для запуска иммунной реакции требуется не один ключ, а несколько, точно так же, как несколько ключей требуется, чтобы открыть ядерную кнопку или открыть сейфовую ячейку. Причем примерно по той же причине.

Иммунная система сильна и, следовательно, опасна. Правильное включение иммунной системы для борьбы с патогенами поддерживает в вас здоровье. Но вот неправильная поспешная иммунная реакция на собственные клетки организма это уже аутоиммунная болезнь. На клеточном уровне решения, от которых зависят жизнь и смерть, принимаются с высоким уровнем избыточной безопасности. Если бы ваша иммунная система была небезопасной, вам бы вряд ли это понравилось.

По-настоящему взломан оказался код после открытия второго сигнала, необходимого для активации T-лимфоцита. Но это открытие оказалось сюрпризом.

Ученые искали второй сигнал, еще одну кнопку «старт», которая играет роль педали газа для T-лимфоцита и запускает целый каскад реакций, которые мы называем иммунным ответом и которые завершаются гибелью врагов. Но вместо педали газа была обнаружена педаль тормоза.

Тормоз, который называется CTLA-4, полезен для предотвращения аутоиммунных атак на «свои» клетки. Эллисон обнаружил, что рак использует этот тормоз для своих целей. CTLA-4 — это не ключ, а выключатель, контрольная точка. Рак пользуется тормозом, встроенным в иммунную систему, чтобы выживать и процветать. Разработав лекарство (антитело), которое прикреплялось к «тормозу» и блокировало его, ученые не дали T-лимфоциту заглохнуть, а опухолевой клетке — остановить работу иммунной системы. В метафорическом смысле они сняли ногу рака с педали тормоза иммунной системы.

Это прорывное открытие вдохновило ученых на поиск других контрольных точек и, может быть, других тормозов. Блокирование CTLA-4 работало, в том же смысле, что блокирование тормоза в автомобиле. Но, если продолжать аналогию с машинами, ездить без тормозов тоже не совсем безопасно. Подход, конечно, работает, но «тормоз» одновременно защищал организм от аутоиммунной реакции.

Для пациентов, чьи иммунные системы были не слишком активны, а у опухолей были очевидные мутации, которые делали их легкими целями для пробудившейся иммунной системы, удалось добиться весьма значительных результатов: опухоли разрушались, неизлечимый рак исчезал и больше не возвращался. Но вот для других пациентов процесс напоминал езду на машине без тормозов. Для тех, у кого иммунная система была слишком активной, блокирование CTLA-4 превращалось в адскую поездку. А если эти пациенты болели раком, с которым T-лимфоцитам трудно справиться, то адская поездка получалась слишком тяжелой для организма, но при этом недостаточно тяжелой для рака. Словно очень высокая температура, она приносила вред быстрее, чем пользу.

Но, доказав концепцию, исследователи занялись другими недавно обнаруженными клеточными рецепторами T-лимфоцитов. Эти рецепторы, как они надеялись, будут более специфическими и вызовут менее мощную иммунную реакцию, которая запустится только тогда, когда T-лимфоцит уже доберется до опухолевой клетки.

Такой ингибитор контрольных точек, если он существует, возможно, будет обладать меньшими побочными эффектами и лучшим конкретно противораковым действием. И потенциальный второй ингибитор контрольных точек действительно нашли — еще один антиген на поверхности T-лимфоцита, который назвали PD-1. На поверхности некоторых раковых опухолей обнаружился дополнительный белок, который соединялся с PD-1 в своеобразном «рукопожатии». Белок, который прикрепляется к рецептору, называется лигандом, так что со стороны опухоли его назвали «PD-лиганд 1», или для краткости PD-L1. Тесты в чашках Петри и на мышах помогли ученым понять, что PD-1/PD-L1 — это более точное и локализованное «секретное рукопожатие» между клетками, с помощью которого рак убеждает T-лимфоциты не убивать его. Обычно этим рукопожатием пользуются обычные клетки организма при встрече с T-киллерами; раковые клетки успешно переняли этот трюк, чтобы остаться в живых. Появилась надежда, что если ученые смогут найти способ заблокировать это «рукопожатие», или контрольную точку, то уловка тоже не сработает, и иммунные клетки смогут убить рак. Эти «ингибиторы контрольных точек» будут действовать против PD-1, блокируя рукопожатие со стороны T-лимфоцита, и PD-L1, блокируя его и со стороны опухоли.

CTLA-4 приоткрыл дверь, а PD-1 распахнул ее пинком. Внезапно удалось объяснить, почему годы экспериментов по иммунотерапии рака терпели провал: ученые пытались «ехать» на иммунной системе, не отключив ручной тормоз. И мы впервые поняли, как его можно отключить.

Ученые не считали, что эти методы сработают для всех пациентов или для всех видов рака. Не знали даже, достаточным ли будет действие, чтобы что-нибудь изменить. Но они сильно подозревали, что для некоторых пациентов будет достаточно просто выпустить на свободу их иммунную систему, чтобы она уничтожила рак.

То было время испытаний и очень волнующий период в карьере иммунологов, которые потратили целые карьеры, чтобы найти недостающий кусочек иммунной «мозаики». Первое поколение ингибиторов контрольных точек, антитела к CTLA-4, уже проходили вторую стадию клинических испытаний. Их испытывали на людях, и это была проверка не на безопасность, а на эффективность. Несмотря на ранние надежды, в этих испытаниях возникли серьезные проблемы. Две крупные фармацевтические компании независимо друг от друга проверяли свои версии ингибиторов контрольных точек. Результаты оказались настолько обескураживающими, что один из производителей отказался от дальнейших испытаний, впустую потратив миллионы долларов и годы работы. Судьба другого испытания была неясной, но результаты не соответствовали поставленным FDA параметрам. Тогда все еще не было ясно, не окажутся ли ингибиторы контрольных точек еще одной шумной, но неудачной главой в истории иммунотерапии, еще одним подходом, который сработал на мышах, но не на людях, вроде вакцин от рака.

Тем не менее открытие CTLA-4 запустило ход других кусочков иммунной «мозаики», в том числе спровоцировало активные исследования и клинические испытания других, более новых ингибиторов контрольных точек. Главными звездами стали антитела к PD-1, которые воздействуют на «секретное рукопожатие» запрограммированной клеточной смерти (PD) со стороны T-лимфоцитов, и к PD-L1, блокирующие его со стороны раковой опухоли.

Эти лекарства совершенно изменили ситуацию с лечением нескольких типов рака.

Почему медицина не позволяет вылечить рак

Получайте свежие статьи о «Время пробуждения» на свой почтовый ящик. Подпишите здесь.

Доктор Меркола
Время пробуждения

Представьте себе, что разбился коммерческий самолет, и несколько человек погибло. Вы можете быть уверены, что это станет заголовком каждой крупной газеты. Что ж, у нас есть эквивалент 8-10 самолетов, разбивающихся КАЖДЫЙ ДЕНЬ, и все на борту умирают от рака.

Около двух миллионов американцев ежегодно диагностируют рак — каждый третий человек в какой-то момент своей жизни заболеет раком, несмотря на огромные технологические достижения за последние полвека.

Западная медицина не приблизилась к поиску «лекарства от рака», в то время как рак перерос во всемирную эпидемию ошеломляющих масштабов. Статистика говорит сама за себя:

  • В начале 1900-х годов каждый 20 человек заболел раком
  • В 1940-х годах каждый 16 человек заболел раком
  • В 1970-х годах это был один из 10
  • Сегодня это один из 16 человек. три!

По данным CDC, в 2013 году ожидается диагностирование около 1 660 290 (1,66 миллиона) новых случаев рака1.Если общий уровень смертности снижается, почему уровень заболеваемости все еще растет? Ответ прост: 40-летняя «война с раком» была фарсом.


  • Эпидемия рака — мечта для Big Pharma, и их кампании по замалчиванию лечения рака были жесткими, что хорошо рассказано в документальном фильме Рак: Запрещенные лекарства , представленном ниже.

    Машина для лечения рака

    Пожалуйста, поймите, что рак — это большой бизнес. Отрасль рака практически ничего не тратит из своих многомиллиардных ресурсов на эффективные стратегии профилактики, такие как рекомендации по питанию, упражнения и обучение ожирению.Вместо этого он вкладывает деньги в , чтобы лечить рак , а не предотвращать или лечить его.

    Зачем им стрелять в дойную корову? Если им удастся сохранить хорошо отлаженную «Машину рака» в рабочем состоянии, они продолжат получать огромные прибыли на химиотерапевтических препаратах, лучевой терапии, диагностических процедурах и операциях.

    Типичный больной раком тратит 50 000 долларов на борьбу с болезнью. Химиотерапевтические препараты являются одними из самых дорогих из всех видов лечения, стоимость многих из них составляет от 3000 до 7000 долларов за месяц.

    Если онкологическая индустрия допускает лечение, их пациенты исчезают. Имеет смысл поддерживать постоянный поток больных раком живыми, но больными и возвращающимися за новыми. Как возник этот социальный монстр?

    Показанный документальный фильм чрезвычайно информативен. В нем подробно рассказывается, как фармацевтическая промышленность в партнерстве с Американской медицинской ассоциацией (AMA) в начале 1900-х годов разработала гениальный план по опережению медицинской системы за четыре быстрых и простых шага.Вкратце, это выглядело примерно так:

    1. Международные банкиры, владеющие фармацевтическими и химическими компаниями, получили контроль над системой медицинского образования более 100 лет назад.
    2. Они предоставили гранты AMA и ведущим медицинским школам в обмен на места в их совете и возможность контролировать политику.
    3. Наконец, они грамотно организовали контроль практически над каждым федеральным регулирующим органом, имеющим отношение к медицинской практике.

    «Не смей никого лечить!»

    Несмотря на огромные суммы денег, направляемых сегодня на исследования рака, двое из трех больных раком умрут в течение пяти лет после получения всего или части стандартного рака троица лечения — хирургия, лучевая терапия и химиотерапия.Это неудивительно, если учесть, что двое из трех сами по себе канцерогены! Одно исследование показало, что химиотерапия приносит пользу примерно одному из 20 человек, получающих ее.

    За последние сто лет был разработан ряд естественных методов лечения рака, которые успешно используются для лечения пациентов в США и других странах. Медицинская монополия резко обесценила все, заставила замолчать и затолкала под ковер, врачи и исследователи подверглись нападениям, мазали, отправляли в тюрьмы и профессионально разоряли за то, что осмелились бросить вызов медицинскому истеблишменту.

    По сей день в медицине «шарлатан» является синонимом «соревнования».

    В целях защиты медицинской монополии любое жизнеспособное натуральное лечение встречает массовое сопротивление со стороны фармацевтической и медицинской промышленности. Фармацевтические компании не заинтересованы в природных агентах, которые они не могут запатентовать, потому что они мешают их потоку доходов. Они пойдут — и пошли — на крайние меры, чтобы не допустить, чтобы правда об эффективных естественных методах лечения (конкурентные угрозы) дошла до общественности.

    FDA теперь, благодаря PDUFA, в основном финансируется фармацевтическими компаниями и принимает участие в этом процессе. Они ограничивают конкуренцию под предлогом защиты общества, хотя в действительности они защищают прибыль фармацевтических компаний.

    Мои 12 лучших стратегий профилактики рака

    Вы можете сделать так много, чтобы снизить риск рака. Но, пожалуйста, не ждите, пока вам поставят диагноз — вы должны принять профилактические меры СЕЙЧАС. Гораздо проще предотвратить рак, чем лечить его, когда он приживется.Я считаю, что вы можете практически исключить риск рака и хронических заболеваний и радикально повысить свои шансы на выздоровление от рака, если он у вас есть, следуя этим относительно простым стратегиям.

    1. Приготовление пищи : Ешьте не менее одной трети своей еды в сыром виде. Избегайте жарки или жарки на углях; вместо этого варите, варите или готовьте пищу на пару. Попробуйте добавить в свой рацион цельные продукты, травы, специи и добавки для борьбы с раком, такие как брокколи, куркумин и ресвератрол.Чтобы узнать больше о том, как эти антиангиогенетические продукты борются с раком, прочитайте нашу предыдущую статью: «Совершенно новый естественный способ борьбы с раком и ожирением».
    2. Углеводы и сахар : Уменьшите или исключите обработанные пищевые продукты, сахар / фруктозу и продукты на основе зерна из своего рациона. Это также относится и к цельным необработанным органическим зернам, поскольку они быстро разрушаются и повышают уровень инсулина. Доказательства совершенно очевидны: если вы хотите избежать рака или у вас в настоящее время есть рак, вы ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ избегать всех форм сахара, особенно фруктозы, которая питает раковые клетки и способствует их росту.Убедитесь, что ваше общее количество фруктозы составляет около 25 граммов в день, включая фрукты.
    3. Белки и жиры : Рассмотрите возможность снижения уровня белка до одного грамма на килограмм безжировой массы тела. Большинству взрослых было бы необычно потреблять более 100 граммов белка и, скорее всего, почти половину этого количества. Замените избыток белка высококачественными жирами, такими как органические яйца пастбищных кур, высококачественное мясо, авокадо и кокосовое масло.
    4. ГМО : Избегайте продуктов, созданных с помощью генной инженерии, поскольку они обычно обрабатываются гербицидами, такими как раундап (глифосат), и могут быть канцерогенными.Французская исследовательская группа, которая тщательно изучила Roundup, пришла к выводу, что он токсичен для клеток человека и, вероятно, канцероген для человека. Выбирайте свежие, органические, предпочтительно местные продукты.
    5. Жиры омега-3 животного происхождения : нормализуйте соотношение омега-3 и омега-6 жиров, приняв высококачественное масло криля и сократив потребление обработанных растительных масел.
    6. Натуральные пробиотики : Оптимизация кишечной флоры уменьшит воспаление и усилит ваш иммунный ответ.Исследователи обнаружили микробно-зависимый механизм, с помощью которого некоторые виды рака вызывают воспалительную реакцию, которая способствует их развитию и росту. Они предполагают, что ингибирование воспалительных цитокинов может замедлить прогрессирование рака и улучшить ответ на химиотерапию. Добавление в свой ежедневный рацион естественно ферментированных продуктов — простой способ предотвратить рак или ускорить выздоровление. Вы всегда можете добавить высококачественные пробиотические добавки, но лучше всего подходят естественно ферментированные продукты.
    7. Упражнение . Физические упражнения снижают уровень инсулина, что создает среду с низким содержанием сахара, которая препятствует росту и распространению раковых клеток.В трехмесячном исследовании было обнаружено, что упражнения превращают иммунные клетки в более эффективную форму борьбы с болезнями у выживших после рака, которые только что прошли курс химиотерапии. Исследователи и онкологические организации все чаще рекомендуют делать регулярные физические упражнения приоритетом, чтобы снизить риск рака и улучшить его исходы. Исследования также обнаружили доказательства того, что упражнения могут способствовать апоптозу (запрограммированной гибели клеток) в раковых клетках. В идеале ваша программа упражнений должна включать баланс, силу, гибкость, интервальные тренировки высокой интенсивности (HIIT).Чтобы получить помощь по началу работы, обратитесь к моей программе Peak Fitness.
    8. Витамин D : Существуют научные доказательства того, что можно снизить риск рака более чем наполовину , просто оптимизировав уровень витамина D при соответствующем воздействии солнца. Ваш уровень в сыворотке должен оставаться стабильным на уровне 50-70 нг / мл, но если вы лечитесь от рака, он должен быть ближе к 80-90 нг / мл для оптимального эффекта. Если вы принимаете витамин D внутрь и больны раком, было бы очень разумно регулярно контролировать уровень витамина D в крови, а также принимать добавки с витамином K2, поскольку дефицит K2 на самом деле является причиной симптомов токсичности витамина D.Чтобы узнать больше, прочтите мою предыдущую статью: «Что нужно знать о витамине K2, D и кальции».
    9. Сон : Убедитесь, что вы получаете достаточно восстанавливающего сна. Плохой сон может повлиять на выработку мелатонина, что связано с повышенным риском инсулинорезистентности и набора веса, которые способствуют развитию рака.
    10. Воздействие токсинов : Уменьшите воздействие токсинов окружающей среды, таких как пестициды, гербициды, бытовые химические чистящие средства, синтетические освежители воздуха и токсичная косметика.
    11. Воздействие радиации : Ограничьте свое облучение и защитите себя от излучения, производимого сотовыми телефонами, вышками, базовыми станциями и станциями Wi-Fi, а также сведите к минимуму свое облучение с помощью медицинских сканирований на основе радиации, включая стоматологические рентгеновские снимки , Компьютерная томография и маммограммы.
    12. Управление стрессом : Стресс, вызванный всеми причинами, является основной причиной болезней. Даже CDC заявляет, что 85% болезней вызваны эмоциональными факторами. Вполне вероятно, что стресс и нерешенные эмоциональные проблемы могут быть более важными, чем физические, поэтому убедитесь, что это решено.Мой любимый инструмент для решения эмоциональных проблем — это методы эмоциональной свободы (EFT).

    Что делать, если у вас уже есть рак

    Без сомнения, самая действенная из известных мне стратегий лечения рака — это голодать клетки, лишая их источника пищи. В отличие от клеток вашего тела, которые могут сжигать углеводы или жир в качестве топлива, раковые клетки утратили метаболическую гибкость. Доктор Отто Варбург получил Нобелевскую премию более 75 лет назад за выяснение этого факта, но практически ни один онколог не использует эту информацию.

    Вы можете просмотреть мое недавнее интервью с доктором Д’Агостино ниже для получения более подробной информации, но интеграция кетогенной диеты с гипербарической кислородной терапией, которая смертельна для раковых клеток, ослабленных из-за того, что лишены их источника топлива, была бы стратегией, которую я бы рекомендовал своим семья, если у них был диагностирован рак.

    Скачать стенограмму интервью

    Заявление об ограничении ответственности: Эта статья не предназначена для предоставления медицинских консультаций, диагностики или лечения. Мнения, выраженные здесь, не обязательно отражают точку зрения WakingTimes или ее сотрудников.

    Эта статья предлагается по лицензии Creative Commons. Можно переиздать где угодно, если указана информация об авторстве и все ссылки остаются нетронутыми.

    ~~ Помогите Время пробуждения , чтобы повысить вибрацию, поделившись этой статьей с помощью кнопок ниже…

  • Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы оставаться в курсе.

  • Насколько мы близки к тому, чтобы вылечить это?

    Рак — основная причина смерти во всем мире.В течение многих лет исследователи проводили тщательные исследования, посвященные тому, как остановить эту смертельную болезнь. Насколько мы близки к поиску более эффективных методов лечения?

    Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отмечает, что во всем мире почти каждая шестая смерть связана с раком.

    Только в Соединенных Штатах Национальный институт рака (NCI) оценил 1 688 780 новых случаев рака и 600 920 смертей от рака в 2017 году.

    В настоящее время наиболее распространенными видами лечения рака являются химиотерапия, лучевая терапия, хирургия опухолей и — в случае рака простаты и рака груди — гормональная терапия.

    Однако другие виды лечения начинают набирать обороты: терапии, которые — сами по себе или в сочетании с другими методами лечения — предназначены для более эффективной борьбы с раком и, в идеале, имеют меньше побочных эффектов.

    Инновации в лечении рака направлены на решение ряда проблем, с которыми обычно сталкиваются медицинские работники и пациенты, включая агрессивное лечение, сопровождающееся нежелательными побочными эффектами, рецидив опухоли после лечения, операции или и того, и другого, а также агрессивные раковые образования, устойчивые к широко используемым лечения.

    Ниже мы рассмотрим некоторые из самых последних достижений в исследованиях рака, которые вселяют в нас новую надежду на то, что вскоре их примеру последуют более совершенные методы лечения и стратегии профилактики.

    Один из видов терапии, который в последнее время привлекает большое внимание, — это иммунотерапия, цель которой — усилить существующий арсенал нашего собственного тела против инородных тел и вредных клеток: ответ нашей иммунной системы на распространение раковых опухолей.

    Но многие типы раковых клеток настолько опасны, потому что у них есть способы «обмануть» иммунную систему — либо полностью игнорировать их, либо протянуть им «руку помощи».”

    Следовательно, некоторые виды агрессивного рака могут легче распространяться и становиться устойчивыми к химиотерапии или лучевой терапии.

    Однако, благодаря экспериментам in vitro и in vivo, исследователи теперь изучают, как они могут «деактивировать» защитные системы раковых клеток. Исследование, опубликованное в прошлом году в журнале Nature Immunology , показало, что макрофаги, или белые кровяные тельца, которым обычно поручено «поедать» клеточный мусор и другие вредные посторонние «объекты», не смогли уничтожить сверхагрессивные раковые клетки.

    Это произошло потому, что при взаимодействии с раковыми клетками макрофаги считывают не один, а два сигнала, призванных отразить их «очищающее» действие.

    Это знание, однако, также показало ученым путь вперед: заблокировав два соответствующих сигнальных пути, они снова позволили лейкоцитам выполнять свою работу.

    Неожиданным оружием в борьбе с раком могут стать терапевтические вирусы, как показала группа ученых из Великобритании в начале этого года.В своих экспериментах им удалось использовать реовирус, чтобы атаковать раковые клетки мозга, не трогая здоровые клетки.

    «Это первый раз, когда было показано, что терапевтический вирус может проходить через гематоэнцефалический барьер», — пояснили авторы исследования, что «открывает возможность [того], что этот тип иммунотерапии может быть использован для лечить больше людей с агрессивным раком мозга ».

    Еще одна область для улучшения иммунотерапии — это «дендритные вакцины», стратегия, при которой дендритные клетки (которые играют ключевую роль в иммунном ответе организма) собираются из тела человека, «вооруженного» опухолеспецифическими антигенами, которые будут научите их «охотиться» и уничтожать соответствующие раковые клетки — и вводите их обратно в организм, чтобы укрепить иммунную систему.

    В новом исследовании швейцарские исследователи определили способ улучшить действие этих дендритных вакцин путем создания искусственных рецепторов, способных распознавать и «отводить» крошечные пузырьки, которые были связаны с распространением раковых опухолей в организме.

    Прикрепляя эти искусственные рецепторы к дендритным клеткам в «вакцинах», терапевтические клетки получают возможность распознавать вредоносные раковые клетки с большей точностью.

    Важно отметить, что недавние исследования показали, что иммунотерапия может работать лучше всего, если проводится в тандеме с химиотерапией, в частности, если химиотерапевтические препараты вводятся первыми, а после них проводится иммунотерапия.

    Но у этого подхода есть некоторые подводные камни; Эффект от этого комбинированного метода трудно контролировать, поэтому иногда здоровые ткани могут поражаться наряду с раковыми опухолями.

    Однако ученые из двух институтов в Северной Каролине разработали вещество, которое после введения в организм становится гелеобразным: «биореактивная каркасная система». Каркас может одновременно содержать как химиотерапевтические, так и иммунотерапевтические препараты, систематически выделяя их в первичные опухоли.

    Этот метод позволяет лучше контролировать оба метода лечения, гарантируя, что лекарства действуют только на опухоль-мишень.

    Говоря о специально разработанных инструментах для доставки лекарств прямо к опухоли и точного и эффективного отслеживания микропухолей, последние пару лет стали свидетелями «бума» нанотехнологий и разработок наночастиц для лечения рака.

    Наночастицы — это микроскопические частицы, которые привлекли столько внимания в клинических исследованиях, в том числе в других областях, потому что они дают нам возможность разработать точные, менее инвазивные методы борьбы с болезнями.

    Жизненно важно, они могут воздействовать на раковые клетки или раковые опухоли, не нанося вреда здоровым клеткам в окружающей среде.

    Некоторые наночастицы были созданы для обеспечения целенаправленного гипертермического лечения, которое представляет собой вид терапии, в которой используются высокие температуры для уменьшения размеров раковых опухолей.

    В прошлом году ученым из Китая и Великобритании удалось придумать тип «саморегулирующейся» наночастицы, которая может подвергать опухоли воздействию тепла, избегая контакта со здоровыми тканями.

    «Это потенциально может изменить подход к лечению людей, больных раком», — сказал один из исследователей, ответственных за этот проект.

    Эти крошечные транспортные средства также могут использоваться для нацеливания на раковые стволовые клетки, которые представляют собой недифференцированные клетки, которые связаны с устойчивостью определенных типов рака перед лицом традиционных методов лечения, таких как химиотерапия.

    Таким образом, наночастицы могут быть «загружены» лекарствами и настроены на «выслеживание» раковых стволовых клеток для предотвращения роста или рецидива опухолей.Ученые экспериментировали с наночастицами, наполненными лекарствами, при лечении различных типов рака, включая рак груди и рак эндометрия.

    Не менее важно, что крохотные носители, называемые «нанозондами», могут быть использованы для обнаружения микрометастазов, вторичных опухолей, настолько крошечных, что их невозможно увидеть традиционными методами.

    Доктор Стивен К. Либутти, директор Института рака Рутгерса в Нью-Джерси в Нью-Брансуике, называет микрометастазы «ахиллесовой пятой хирургического лечения рака» и утверждает, что нанозонды «имеют большое значение для решения [таких] проблемы.

    Другой тип стратегии, который исследователи изучали в последнее время, — это «голодание» опухолей питательными веществами, которые им необходимы для роста и распространения. Ученые отмечают, что это может быть спасительной благодатью в случае агрессивных, устойчивых форм рака, которые нельзя эффективно искоренить иным способом.

    Поделиться на PinterestОдин из новых методов борьбы с раком — умерщвление раковых клеток голодом.

    Три разных исследования, результаты которых были опубликованы в январе этого года, изучали способы прекращения поставок питательных веществ для рака.

    В одном из этих исследований изучали способы остановить глутамин, естественную аминокислоту, от питания раковых клеток.

    Известно, что некоторые виды рака, такие как рак груди, легких и толстой кишки, используют эту аминокислоту для поддержки своего роста.

    Блокируя доступ раковых клеток к глутамину, исследователям удалось максимально усилить воздействие окислительного стресса, процесса, который в конечном итоге вызывает гибель клеток.

    Некоторые агрессивные типы рака груди можно остановить, не давая клеткам «питаться» определенным ферментом, который помогает им вырабатывать энергию, необходимую для развития.

    Еще один способ истощить раковые клетки энергии — заблокировать их доступ к витамину B-2, как наблюдали исследователи из Университета Солфорда в Великобритании.

    Как сказал один автор исследования: «Надеюсь, это начало альтернативного подхода к остановке раковых стволовых клеток». Эта стратегия может помочь людям, получающим лечение от рака, избежать токсических побочных эффектов химиотерапии.

    Эпигенетика относится к изменениям, вызываемым в нашем организме изменениями в экспрессии генов, которые определяют, проявляются ли определенные характеристики или влияют ли определенные «действия» на биологическом уровне.

    Согласно исследованию, посвященному влиянию таких изменений, многие виды рака, а также поведение раковых клеток определяются эпигенетическими факторами.

    «Последние достижения в области эпигенетики показали, что раковые клетки человека обладают глобальными эпигенетическими аномалиями в дополнение к многочисленным генетическим изменениям».

    «Эти генетические и эпигенетические изменения взаимодействуют на всех стадиях развития рака, работая вместе, чтобы способствовать его прогрессированию.”

    Таким образом, специалистам очень важно понимать, когда и где вмешиваться, а также экспрессию каких генов им может потребоваться включить или выключить, в зависимости от их роли в развитии рака.

    Одно исследование, например, показало, что ген, ответственный за возникновение болезни Гентингтона, производит набор молекул, действие которых может фактически предотвратить возникновение рака.

    Теперь задача исследователей состоит в том, чтобы направить терапевтический потенциал этого процесса, не вызывая болезни Хантингтона.Однако ученые полны надежд.

    «Мы считаем, что краткосрочное лечение рака в течение нескольких недель возможно, — говорит старший автор исследования.

    Другое недавнее исследование позволило установить, что рак молочной железы, положительный по рецепторам эстрогена, который становится устойчивым к химиотерапии, приобретает устойчивость за счет генетических мутаций, которые «дают опухоли метастатическое преимущество».

    Но это знание также дало исследователям «прорыв», который им был необходим для разработки улучшенного лечения таких устойчивых опухолей: комбинированной терапии, которая включает химиотерапевтический препарат фулвестрант вместе с экспериментальным ингибитором ферментов.

    Исследования рака идут полным ходом с использованием всех технологических достижений, достигнутых наукой за последние годы. Но что это значит с точки зрения разработки лекарства от рака?

    Будет ли когда-либо лекарство от всех типов рака, в настоящее время является предметом серьезных споров; Хотя многообещающие исследования публикуются и освещаются в СМИ почти каждый день, типы рака сильно различаются.

    Из-за этого очень трудно сказать, что подход, работающий для одного типа, будет адаптирован ко всем.

    Кроме того, несмотря на то, что появляется много новых исследований, обещающих более эффективные методы лечения, большинство из этих проектов все еще находятся на начальной стадии, проводя эксперименты in vitro и in vivo. Некоторым потенциальным методам лечения еще предстоит пройти долгий путь до клинических испытаний на людях.

    Тем не менее, это не значит, что мы должны терять всякую надежду. Некоторые исследователи объясняют, что эти усилия должны вселять в нас оптимизм; хотя мы, возможно, еще не достигли той стадии, когда мы можем утверждать, что рак можно легко искоренить, наши дальнейшие знания и все более точные инструменты позволяют нам быть впереди всех и повышать наши шансы в борьбе с этой болезнью.

    Выживаемость при раке: инструмент для понимания вашего прогноза

    Коэффициент выживаемости при раке: что это значит для вашего прогноза

    Узнайте, что показатель выживаемости может вам сказать, а что нет. Это может помочь вам увидеть статистику выживаемости в перспективе.

    Персонал клиники Мэйо

    Когда впервые диагностируют рак, многие люди спрашивают о своем прогнозе. Возможно, вы захотите узнать, лечить ли ваш рак относительно легко или труднее. Ваш врач не может предсказать будущее, но может сделать оценку, основываясь на опыте других людей с тем же раком.

    Что такое выживаемость при раке?

    Показатели выживаемости при раке или статистика выживаемости показывают процент людей, которые выживают при определенном типе рака в течение определенного периода времени. Статистика рака часто использует общую пятилетнюю выживаемость.

    Выживаемость обычно указывается в процентах. Например, общая пятилетняя выживаемость при раке мочевого пузыря составляет 77 процентов. Это означает, что из всех людей, страдающих раком мочевого пузыря, 77 из 100 живут через пять лет после постановки диагноза.И наоборот, 23 из 100 умирают в течение пяти лет после постановки диагноза рака мочевого пузыря.

    Показатели выживаемости при раке основаны на исследованиях, собранных на основе информации о сотнях или тысячах людей с определенным раком. Общая выживаемость включает людей всех возрастов и состояний здоровья, у которых был диагностирован рак, включая тех, кто диагностирован очень рано, и тех, кто диагностирован очень поздно.

    Ваш врач может предоставить вам более конкретную статистику в зависимости от стадии рака.Например, 56 процентов, или чуть более половины, людей, у которых диагностирована ранняя стадия рака легких, живут не менее пяти лет после постановки диагноза. Пятилетняя выживаемость людей, у которых диагностирована поздняя стадия рака легких, который распространился (метастазировал) в другие области тела, составляет 5 процентов.

    Общие показатели выживаемости не указывают, продолжают ли выжившие после рака проходить лечение через пять лет или они избавились от рака (достигли ремиссии). Другие типы показателей выживаемости, которые дают более конкретную информацию, включают:

    • Выживаемость без болезней. Это количество людей, у которых после лечения нет признаков рака.
    • Выживаемость без прогрессирования. Это количество людей, которые прошли курс лечения от рака и у которых либо нет признаков рецидива рака, либо у них рак остается стабильным, но не растет.

    Для оценки выживаемости при раке часто используется пятилетняя выживаемость. Это не значит, что рак не может повториться дольше пяти лет. Некоторые виды рака могут рецидивировать через много лет после обнаружения и лечения.Для некоторых видов рака, если он не рецидивировал в течение пяти лет после первоначального диагноза, вероятность повторного рецидива очень мала. Обсудите риск рецидива рака со своим врачом.

    Как используются показатели выживаемости при раке?

    Вы и ваш врач можете использовать статистику выживаемости для:

    • Узнайте свой прогноз. Опыт других людей в той же ситуации может дать вам и вашему врачу представление о вашем прогнозе — шансах излечения вашего рака.К другим факторам относятся возраст и общее состояние здоровья. Ваш врач использует эти факторы, чтобы помочь вам понять серьезность вашего состояния.
    • Разработайте план лечения. Статистика также может показать, как люди с таким же типом и стадией рака реагируют на лечение. Вы можете использовать эту информацию вместе со своими целями лечения, чтобы взвесить все за и против каждого варианта лечения.

      Например, если два лечения дают вам одинаковые шансы на ремиссию, но у одного больше побочных эффектов, вы можете выбрать вариант с меньшим количеством побочных эффектов.

      В другом примере, лечение может дать шанс на излечение, но только для 1 или 2 человек из 100. Для некоторых эти шансы достаточно многообещающие, чтобы мириться с побочными эффектами. Для других шанс на излечение не стоит побочных эффектов лечения.

      Ваш врач может помочь вам понять преимущества и риски каждого лечения.

    Что вам не могут сказать показатели выживаемости при раке?

    Статистика выживаемости при раке может разочаровывать.Выживаемость людей с вашим конкретным раком может быть основана на тысячах людей. Таким образом, хотя показатели выживаемости при раке могут дать общее представление о большинстве людей в вашей ситуации, они не могут дать вам индивидуальных шансов на излечение или ремиссию. По этой причине некоторые люди игнорируют статистику выживаемости от рака.

    Статистика выживания не учитывает другие ваши заболевания. Если ваше здоровье в остальном идеальное, у вас, вероятно, больше шансов на выживание, чем предполагает статистика.

    Если у вас есть другие очень серьезные заболевания, у вас может не быть шансов на выживание, о которых свидетельствует статистика. Ваш врач может помочь скорректировать статистику для вашей конкретной ситуации.

    У выживаемости есть и другие ограничения. Например, они не могут:

    • Дайте вам информацию о новейших методах лечения. Люди, включенные в последнюю статистику рака, были диагностированы более пяти лет назад. Последствия любых недавних открытий в области лечения не повлияют на статистику выживаемости как минимум в течение пяти лет.
    • Подскажите, какое лечение выбрать. Это зависит от вас и вашего врача. Для некоторых людей лечение с наибольшим шансом на ремиссию — это то, что они выберут. Но многие люди принимают во внимание другие факторы, такие как побочные эффекты, стоимость и график лечения.

    Вы можете игнорировать выживаемость при раке

    Вам решать, хотите ли вы знать показатели выживаемости, связанные с вашим типом и стадией рака.Поскольку показатели выживаемости не могут рассказать вам о вашей ситуации, вы можете найти статистику безличной и бесполезной. Но некоторые люди хотят знать о своем раке все, что могут. По этой причине вы можете знать всю необходимую статистику.

    Более подробная информация о своем раке может уменьшить ваше беспокойство при анализе возможных вариантов и начале лечения, но статистика выживаемости может сбивать с толку и пугать. Сообщите своему врачу, если вы не хотите обращать внимание на цифры.Некоторые люди предпочитают знать «общую картину», а не подробную статистику. Сообщите своему врачу, как вы предпочитаете получать информацию. А если у вас есть какие-либо вопросы или опасения по поводу статистики, связанной с вашим раком, поговорите со своим врачом.

    21 января 2020 г. Показать ссылки
    1. Понимание прогноза рака. Национальный институт рака. https://www.cancer.gov/about-cancer/diagnosis-staging/prognosis. Доступ 9 января 2018 г.
    2. Факты и цифры о раке 2019.Американское онкологическое общество. https://www.cancer.org/research/cancer-facts-statistics/all-cancer-facts-figures/cancer-facts-figures-2019.html. Проверено 30 декабря 2019 г.
    3. Понимание статистики, используемой для прогнозирования и оценки лечения. Cancer.Net. https://www.cancer.net/navigating-cancer-care/cancer-basics/understanding-statistics-used-guide-prognosis-and-evaluate-treatment. Доступ 9 января 2018 г.
    Узнать больше Подробно

    ЗППП, которые невозможно вылечить

    Заболевания, передающиеся половым путем (ЗППП), передаются от человека к человеку через вагинальный, анальный или оральный секс.ЗППП чрезвычайно распространены. Фактически, ежегодно в Соединенных Штатах регистрируется 20 миллионов новых случаев, причем 50 процентов этих случаев обычно затрагивают людей в возрасте от 15 до 24 лет.

    Хорошая новость заключается в том, что большинство ЗППП излечимы, и даже те, которые не поддаются лечению. можно эффективно контролировать или минимизировать лечение.

    Существует множество различных ЗППП, например:

    Если вы не слышали о некоторых из вышеперечисленных, это связано с тем, что многие из этих ЗППП встречаются редко. Восемь наиболее распространенных ЗППП:

    Из этих восьми инфекций только четыре неизлечимы.

    Большинство ЗППП излечимы с помощью антибиотиков или противовирусных препаратов. Тем не менее, есть еще четыре неизлечимых ЗППП:

    . Несмотря на то, что эти инфекции невозможно вылечить, с ними можно справиться с помощью лечения и лекарств.

    Гепатит B

    Гепатит B — одна из основных причин рака печени. Младенцы обычно получают вакцину против этой инфекции при рождении, но многие взрослые, родившиеся до 1991 года, могли не получить вакцину.

    В большинстве случаев гепатит В не вызывает симптомов, и большинство взрослых могут бороться с инфекцией самостоятельно.Если у вас гепатит B, лучший вариант — поговорить с врачом о проверке печени и о лекарствах, которые помогут уменьшить симптомы. Модуляторы иммунной системы и противовирусные препараты могут помочь замедлить поражение печени вирусом.

    Герпес

    Герпес — одно из двух хронических вирусных ЗППП. Герпес очень распространен — ​​по оценкам, во всем мире герпесом болеют более 500 миллионов человек.

    Герпес передается при контакте кожа к коже. Многие люди с герпесом могут не знать, что у них он есть, потому что у них нет симптомов.Однако когда есть симптомы, они проявляются в виде болезненных язв вокруг гениталий или ануса.

    К счастью, герпес хорошо поддается лечению с помощью противовирусных препаратов, которые уменьшают вспышки и риск передачи. Если у вас герпес и проявляются симптомы, поговорите со своим врачом о подходящих противовирусных препаратах.

    ВИЧ

    ВИЧ является другим хроническим вирусным ЗППП. Благодаря современной медицине многие люди с ВИЧ могут жить долгой и здоровой жизнью, практически не рискуя заразить других половым путем.

    Основное лечение ВИЧ называется антиретровирусной терапией. Эти препараты снижают количество ВИЧ в крови до неопределяемого уровня.

    ВПЧ

    Вирус папилломы человека чрезвычайно распространен. Около 9 из 10 сексуально активных людей заразятся ВПЧ. Около 90 процентов этих инфекций проходят в течение двух лет после обнаружения. Однако ВПЧ по-прежнему неизлечим и в некоторых случаях может привести к:

    Многих детей вакцинируют для защиты от различных форм ВПЧ.Мазки по Папаниколау для женщин проверяют на ВПЧ раз в несколько лет. Остроконечные кондиломы можно удалить с помощью кремов, жидкого азота, кислоты или небольшого хирургического вмешательства.

    Заразиться ЗППП, даже неизлечимым, можно. Многие из них поддаются лечению или даже излечению с помощью антибиотиков или противовирусных препаратов, а некоторые ЗППП проходят самостоятельно.

    При большинстве ЗППП вы можете не проявлять никаких признаков или симптомов. По этой причине очень важно регулярно проходить тестирование на ЗППП для вашей собственной безопасности, безопасности вашего партнера (-ов) и здоровья населения в целом.

    Лучшим лечением ЗППП всегда будет профилактика. Если у вас есть ЗППП или вы думаете, что она у вас есть, поговорите со своим врачом, чтобы обсудить возможные варианты.

    Жизнь с хроническим раком | Cancer.Net

    Хронический рак — это рак, который нельзя вылечить, но продолжающееся лечение, также называемое расширенным лечением, может контролировать в течение месяцев или лет. Как и в случае с другими хроническими заболеваниями, такими как рассеянный склероз или диабет 1 типа, цель расширенного лечения рака состоит в том, чтобы помочь пациентам как можно дольше жить как можно лучше.Хотя жить с раком бесконечно непросто, ваша медицинская бригада может помочь вам справиться с проблемами выживаемости и длительного лечения.

    Причины пролонгированного лечения

    Расширенное лечение продолжается долгое время после первичного диагноза рака и первичного лечения. Люди могут получить расширенное лечение до:

    • Контроль рака. Некоторые виды рака с большей вероятностью станут хроническими, включая лейкоз, лимфому, рак яичников и рак груди.Расширенное лечение может помочь предотвратить рост, распространение или прогрессирование болезни. Иногда это называют поддерживающим лечением. Например, люди с хроническим миелолейкозом (ХМЛ) часто принимают лекарство, известное как ингибитор тирозинкиназы, ежедневно в течение многих лет.

    • Лечение запущенного рака. Метастатический рак, означающий, что рак распространился на другую часть тела, откуда он начался, также может стать хроническим. В прошлом многие люди недолго жили с метастатическим раком.Сегодня врачи часто могут лечить это в течение длительного периода, даже если они не могут его вылечить.

    • Предотвратить возврат рака. Некоторым людям, у которых рак был излечен, может потребоваться длительное лечение, чтобы он не вернулся. Например, женщины с раком груди на ранней стадии, заболевание которых было излечено с помощью хирургического вмешательства или лучевой терапии, могут получать постоянную гормональную терапию.

    Лечение хронического рака

    Химиотерапия, использование лекарств для уничтожения раковых клеток, часто рекомендуется при хроническом раке.Вы можете получить то же лекарство или препараты, которые изначально использовались для лечения болезни. Или вы можете получить новое лекарство или комбинацию лекарств. Многие виды химиотерапии теперь можно принимать в виде таблеток по рецепту внутрь, а не внутривенно, через вену, в кабинете врача или в больнице.

    Другие варианты расширенного лечения могут включать иммунотерапию, таргетную терапию, лучевую терапию или гормональную терапию. Ваш врач может также предложить клиническое исследование, посвященное расширенному лечению.Узнайте больше о различных методах лечения рака.

    Тип расширенного лечения, который вы получаете, зависит от:

    • Тип рака

    • Где находится рак

    • Количество рака

    • Как далеко распространился рак

    • Доступные варианты лечения

    • Лечение, которое у вас было до

    • Ваш возраст

    • Ваше общее состояние здоровья

    • Ваши личные предпочтения

    Ваш рак может оставаться неизменным с течением времени и не меняться при длительном лечении.Это значит, что он контролируется. Лечение можно прекратить, если рак находится в стадии ремиссии, и продолжить, если он снова начнет расти.

    Рак также может проходить циклы роста, уменьшения или кажущегося исчезновения. Если рак продолжает расти или распространяться, может быть рекомендовано другое лечение. Важно помнить, что, хотя хронический рак может измениться, он не исчезнет полностью.

    Как долго будет продолжаться расширенное лечение?

    Нет конкретных сроков для расширенного лечения хронического рака.Факторы, которые вы и ваша медицинская бригада можете учитывать, включают:

    • Тип рака у вас

    • Тип лечения и рекомендуемый план лечения

    • Насколько хорошо рак контролируется лечением

    • Как вы чувствуете себя в результате лечения физически и эмоционально

    • Насколько развит рак или агрессивен

    • Ваш возраст

    • Ваше общее состояние здоровья

    Принятие решения о хроническом раке

    Иногда лечение больше не может контролировать рак.Если вы решили прекратить лечение, это не означает, что вы или ваша медицинская бригада отказались от него. Вместо этого ваша помощь сосредоточена на облегчении симптомов и предоставлении дополнительной поддержки во всех сферах вашей жизни. Это называется паллиативной или поддерживающей терапией.

    Возможно, будет полезно подумать о целях вашего лечения, прежде чем принимать решение о продлении лечения. Сюда могут входить:

    • Жить дольше, даже при раке

    • Меньше симптомов рака

    • Меньше побочных эффектов от лечения

    • Поддержание своих физических и эмоциональных способностей

    • Имея определенное качество жизни

    У вашей семьи и друзей могут быть разные представления о вашем лечении.Они могут захотеть более агрессивного обращения с вами. Или они могут попытаться удержать вас от определенных процедур. Если это произойдет, поговорите со своим лечащим врачом. Они могут помочь вам поговорить с вашими близкими, если вы этого захотите.

    Советы по ведению хронического рака

    Жизнь с хроническим раком может быть трудной. Эти советы помогут вам лучше контролировать заболевание и поддерживать хорошее качество жизни.

    • Разработайте план ухода за выжившими вместе со своим врачом. Ваш план ухода за кормильцем должен содержать информацию о будущих проверках и тестах на рак, потенциальных побочных эффектах лечения, которое вы получаете, и идеи по улучшению вашего здоровья.

    • Поговорите со своим лечащим врачом о лечении рака и лечении рака побочных эффектов. Ваша команда может найти наилучшие способы управления и лечения ваших побочных эффектов.

    • Узнайте, как управлять своими лекарствами. Тщательное следование инструкциям по применению лекарств, предоставленным вашим врачом, поможет вам получить максимальную пользу от каждого лекарства.

    • Порекомендовали последующих анализов. Эти медицинские тесты позволят вам узнать, изменился ли ваш рак и как.

    • Изучить реабилитация вариантов. Реабилитация может включать в себя широкий спектр услуг, таких как физиотерапия, обезболивание, планирование питания и эмоциональное консультирование, которые помогут вам оставаться максимально независимыми и продуктивными.

    • Внести изменений в здоровый образ жизни. Следуйте установленным правилам хорошего здоровья, таким как отказ от курения, ограничение алкоголя, правильное питание, управление стрессом и сохранение физической активности.

    • Спросите о финансовых ресурсах. Стоимость длительного лечения может увеличиваться. Ваша онкологическая бригада может предоставить направления к финансовым ресурсам.

    Как справиться с хроническим раком

    Хронический рак может вызывать у вас гнев, страх, беспокойство или грусть.Говорить о своих проблемах важно, даже если лечение работает хорошо. Спросите у своей медицинской бригады о ресурсах, которые помогут вам справиться. Возможные варианты:

    Поддержка лиц, осуществляющих уход

    Когда лечение длится много месяцев или дольше, ваши опекуны могут сосредоточиться на обеспечении физического, эмоционального и практического ухода. В результате они могут испытывать такие симптомы, как усталость, проблемы со сном, депрессия и беспокойство. Ваша медицинская бригада также может предложить способы помочь лицам, осуществляющим уход, справиться с ситуацией.

    Вопросы, которые следует задать вашим лечащим врачам

    Регулярное и открытое общение с вашим лечащим врачом важно, когда у вас хронический рак. Вы можете задать им следующие вопросы:

    • Какие у меня варианты расширенного лечения? Какова цель каждого лечения?

    • Какой расширенный план лечения вы рекомендуете? Почему?

    • Какие клинические испытания открыты для меня? Где они расположены и как узнать о них больше?

    • Как вы думаете, как долго я смогу прожить после длительного лечения?

    • Какие побочные эффекты возможны при лечении рака, которое я получаю?

    • Как это лечение повлияет на мою повседневную жизнь? Смогу ли я работать, заниматься спортом и заниматься своими обычными делами?

    • Кто будет координировать мое последующее наблюдение? Имеет ли он или она опыт лечения хронического рака?

    • Как долго я буду продолжать получать расширенное лечение?

    • Как вы думаете, как долго продолжительное лечение поможет мне жить?

    • К каким специалистам мне нужно будет обратиться?

    • Какие дополнительные анализы мне понадобятся? Как часто они мне понадобятся?

    • Как я узнаю, работает ли расширенное лечение или прогрессирует ли рак?

    • Если меня беспокоят расходы на долгосрочное лечение рака, кто может мне помочь?

    • Где я могу найти эмоциональную поддержку для меня и моей семьи?

    Связанные ресурсы

    Симптомы рака: анализ крови может выявить болезни, когда они могут быть излечены

    • Симтомы рака могут быть обнаружены на ранней стадии с помощью нового анализа крови
    • CancerSEEK может выявить восемь раз рак раньше
    • Эффективно в 70% случаев
    • Кровь Исследование может стоить около 360 фунтов стерлингов

    Анализ крови может выявить рак в той точке, где он более излечим, утверждают исследователи.

    Тест, известный как CancerSEEK, может идентифицировать восемь распространенных типов рака; рак яичников, печени, желудка, поджелудочной железы, пищевода, колоректального рака, легких и молочной железы.

    Как показали исследования, он успешно обнаруживает болезнь в 70% случаев.

    CancerSEEK обойдется пациенту примерно в 360 фунтов стерлингов (500 долларов США) за один анализ крови, по оценке американских ученых. Они утверждали, что это примерно такая же цена или дешевле, чем текущие скрининговые тесты на любой тип рака.

    «Потенциально мы можем использовать такой анализ крови для выявления недиагностированного рака у бессимптомных людей и выявления рака там, где он более излечим», — сказал Николас Тернер, профессор лондонской молекулярной онкологии из Института исследований рака.

    «Этот документ является шагом на пути к возможному анализу крови для выявления рака, и представленные данные убедительны с технической точки зрения на анализ крови».

    Тест работает путем поиска крошечных количеств мутировавшей ДНК и белков в крови.

    Мутировавшие ДНК и белки выделяются опухолями.

    CancerSEEK был протестирован на более чем 1000 пациентов с раком, который еще не распространился на другие части тела.

    Анализ крови успешно выявляет рак в 70% случаев.

    Пять из восьми проанализированных видов рака в настоящее время не имеют программ скрининга для раннего выявления.

    Но для подтверждения эффективности теста необходимы дополнительные исследования, — сказал Тернер.

    «Исследование не поддерживает использование анализа крови вне научных исследований», — сказал он.

    «Еще не доказано, обладает ли анализ крови характеристиками, необходимыми для скрининга населения, и улучшит ли анализ крови результат».

    Также был выявлен уровень «ложноположительных результатов» в один процент при анализе крови, что может быть проблемой для скрининга населения, добавил он.

    «Нам нужны более крупные популяционные исследования для оценки подобных анализов крови, и важно дождаться результатов этих исследований, прежде чем люди решат сдать анализы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *