Как загнобить человека: Забитый и униженный: что делать, если жизнь сводит с ума

Содержание

Забитый и униженный: что делать, если жизнь сводит с ума

Вопрос

Ребят, настолько волнуюсь, задавая вопрос, что даже о том, как бы красиво начать, не задумываюсь. Так что не обессудьте. Такие вопросы, уверен, вам никто не задавал, а если и задавал, вы не публиковали. Поэтому шанс получить ответ почти нулевой. Но для собственного успокоения напишу. Типа сделал всё, что мог. Имя и почта не оригинальные, понимаете.

Суть в том, что некоторое время назад я вернулся из армии. А оказался я очень далеко от дома, не столь важно где. И пока я там не оказался я вел совершенно недостойный джентльмена образ жизни. Пьянки, гулянки… В ус не дул. А там бац — и полный хардкор. Сам я из довольно большого города, и всё происходящее там хоть и не было похоже на дикую дедовщину, о которой некоторые говорят, но для меня было чем-то за гранью. Большинство их тех, кто спал со мной в одной казарме, были не обремененными культурой, выросшими в провинциальных селах людьми. А там сами понимаете. Всем правят так называемые понятия и прочее недостойное нормальных людей дерьмо. Поначалу держался, но когда 24 часа в сутки на тебя давят, вежливо обращаясь только когда что-нибудь нужно, а в иных случаях бьют поддых, сохранить лицо не так и просто. Но ладно бы это. Какие в СНГшных исправительных учреждениях существуют всем известные низшие касты, такие были и там. Их, конечно, в ЖЖ, не, извиняюсь, Е, но после иной процедуры, в которой, к счастью, обходились без гениталий и туалетных принадлежностей, относились примерно так же. Но речь не об этом. Да и не было со мной ничего подобного, правда относились, все равно, не сильно лучше.

Позже, уже через пару или даже больше лет после армии, начали мне всякие кошмары сниться. Точнее приснился он всего один раз. Там было что-то про трясущийся в бане половой орган, на который меня неудачно толкнули. И тогда я не придал этому сну значения. Но со временем, почему-то иногда думая об этом сне, я начал по настоящему сомневаться: «а не было ли это на самом деле». Т.е. головой я понимаю что нет. Нет ни одной причины думать что это было. В конце концов столько времени меня ничего не парило, я спокойно дослужил и довольный вернулся домой. Но с периодически появляющимся в голове вопросом «а вдруг?» я ничего не могу поделать, и иногда он просто убивает меня. Не то что бы я лез на стену, но уткнуться в подушку и начать загоняться, без желания хоть что-то делать и куда-то пойти – это да.

Да и с этим бы хрен. Но дело в том, что в своей трудовой деятельности, я имею дело с людьми, которым предстоит отправиться за решетку. И суть моих тараканов в том, что эти люди из-за меня, так сказать оказываются в неудобном положении. Т.е. там им могут начать высказывать претензии, типа «ты общался с человеком, у которого какие-то непонятки с прошлым, не можем мы тебе чаем угостить». Какой же это бред… Но тем не менее эти мысли, заставляют меня чувствовать себя довольно дерьмовым человеком, и дабы прогнать их, когда накатывает вселенская тоска я пересматриваю фильмы типа Bad Lieutenant или Naked, чтобы если я являюсь нехорошим человеком, показать себе, что это нормально.

Ответ

Положа руку на сердце, это самый необычный вопрос, который когда-либо приходил в наши пенаты. Даже сотня афроамериканцев, поющих «Всё идет по плану» не производит такого впечатления. Такая задорная смесь правды и вымысла, рассказов из интернета про тюрьму и собственных страхов, домыслов и догадок, что впору писать рассказ по мотивам твоего вопроса. Кое-где ты приврал, непонятно только зачем, история и так интересная. Человек, запуганный системой, перепутал жизнь со сном и мучается от выдуманных фантазий — черт подери, это же Кафка по-русски! Единственное, так и не понятно, чего ты все-таки хочешь — избавиться от ощущения или научиться с этим жить. Или тебя смущают твои фантазии?

Был ли ты в этом заповеднике быдла или просто наврал, дабы украсить биографию — пускай останется на твоей совести. Но ты абсолютно прав, в нашей стране царствуют полублатные нравы. Видишь ли, любая общественная культура ориентирована на те самые широкие массы. А еще 70 лет назад в нашей стране был беспрецедентный случай, когда чуть ли не каждый пятый сидел. Тюрьма и колония — это отдельный мир, который очень сильно влияет на человека, и так просто это не проходит. Тюремные быт и нравы плавно перекочевали в общественную жизнь, поэтому у нас популярны загадки про два стула, стримы двух бывших зеков, блатные поговорки типа «Фарту, масти, А.У.Е.» и «Кто в тюрьме сидел, тот к боженьке без доклада» и романтика неволи.

Самым популярным музыкальным жанром в один момент стал шансон. Бывшие невольники, те, кого не загнобили и не загнали под шконки, вернулись на волю, но не изменили своего поведения. К тому же у нас тюрьмы были переполнены еще с царских времен, тюремная культура прорывалась наружу и оседала в народном фольклоре, вследствие чего простой биндюжник и таганская шпана романтизировали образ благородного вора, который не «прогнулся под мусаров и куму не сучил». Что изменилось за 70 лет? Да ни фига, всё так же много быдла и всё такие же переполненные тюрьмы. То есть благородная почва и ростки присутствуют, и никуда тебе от этого не деться. Ты еще и работу такую выбрал, что приходится сталкиваться с этими нравами вплотную. Так что тебе надо либо менять работу и идти работать в мир, где блатной лексикон заменен иностранными терминами, либо менять страну. Да хоть в кофейню баристой иди, там тебе никто, кроме глупых школьников, говорить про опущенных и «гражданина начальника» не будет. Или в рекламный бизнес и вместо «петух опущенный» будешь слышать «SMM», «медиакит», «маркетинг».

Сдается, что для этой работы и для этого образа жизни ты слишком впечатлителен, прямо как персонаж произведений русской литературы. А учитывая то, что твои коллеги да и вообще весь твой профессиональный круг порой ведут себя так же, как и те, с кем вы боретесь, то появление навязчивых мыслей вполне объяснимо. Более того, все прекрасно знают про ваши методы, вы ведь и сами пугаете, унижаете или как в той истории с бутылкой в татарстанской полиции. Всё это делается, безусловно, для ускорения процесса дачи показаний, но ведь человеческое достоинство страдает. Хорошо это или плохо — судить не нам. Но мы живем в неспокойное время, когда оказаться униженным может быть каждый: и в физическом, и в моральном плане. Ты не чувствуешь себя защищенным ни в отделении полиции, ни на улице. Процент совершения преступлений только растет, влияние блатной культуры не увядает, попасть в тюрьму можно за неправильный репост в соцсетях, а самое страшное в блатной культуре — быть опущенным. Как говорил Пахом: «Если тебя … обозвали, это хуже, чем всё». Ты теряешь всё и начинаешь существовать как животное. А видя творящийся вокруг беспредел, начинаешь думать, что эта участь тебя не избежит. Все это опускание вполне эффективно показало себя в тюремной жизни, и теперь насилие, только чаще моральное, — это инструмент регулирования поведения в общественной жизни.

Вся жизнь мужчины, его развитие, его помыслы, его деятельность, его мечты, его стремления, его подвиги — это во многом попытка избежать унижения. Быть опозоренным — это не только удар по самолюбию, но и в некоторых смыслах потеря всего. К тебе теряют уважение, тебя переводят в низшую касту, из которой не выбраться. А когда речь идет об упомянутых тобой способах, это обидно вдвойне. Потому что вступать в половой контакт с мужчиной или касаться его пинуса — это противоестественно. Так уж сложилось, что мужчина всю свою жизнь доказывает, что сильнее всех. Все войны — это желание доказать прежде всего себе, что он может больше, чем другие, но когда мужика опустили, это для него признак поражения, то есть он не смог сохранить свою безопасность, он не смог быть сильнее всех, он не смог стать лучше всех, он не смог защитить себя, а значит, он не сможет защитить свою семью, свой дом, значит, он слабак, он слабое звено. Поэтому если уничтожить человека морально, даже без половых контактов, то у него формируется комплекс опущенного, травма на всю жизнь.

Так что твоя нежная натура, впечатленная жизнью «далеко от дома» и работой, и породила этот комплекс. Можно сомневаться в том, что тебя уважают, воспринимают всерьез, но если тебе провели членом по губам — ты вряд ли это забудешь. Если бы в твой организм попало мужское достоинство, ты бы вряд ли это забыл.

Так что успокойся, ты никого не «шкваришь» своим общением. Если для тебя преступление и наказание смешались в одну кучу, то вспомни главный сидельческий закон: главное в любой ситуации — оставаться человеком и вести себя достойно, тогда никаких проблем не будет. С таким человеком беда может приключиться только по беспределу. А если ты человек хороший, не врешь, не понтуешься и ведешь себя адекватно, то, как говорится, «год не срок, два — урок, три — пустяк, пять — ништяк». Так что будь нормальным человеком. Не Харви Кейтелем, а Томом Хэнксом. Старайся избегать сомнительных действий и всегда помни, что твоя профессия призвана регулировать общество. Ты действуешь от имени закона, а его нарушать нельзя. Так что ты вершишь благороднейшее из дел — правосудие, наказываешь тех, кто представляет угрозу другим. Это благородно, это правильно. Не задумывайся о методах, не задумывайся о степени виновности. Ну а если совсем тяжело, вспомни главного героя фильма Алексея Германа «Хрусталев! Машину!». Такой же забитый системой человек, тоже работает на органы, но ему повезло меньше — надругались физически. Поэтому, не выдержав, он сбежал подальше от цивилизации, к простым людям. Так что, вполне возможно, единственное, что тебе остается — это менять профиль деятельности, окружение, людей, страну. Ты сам всё поймешь, когда придет время. Но только в том случае, если быть человеком не получится. Зачерствеешь, успокоишься, зато не будешь себе выдумывать всякое. Потому что тот прессинг, который ты испытываешь, те мысли, которые родились в твоей голове, можно изгнать либо бегством, либо водкой.

Стесняюсь спросить. Меня гнобят на работе (в универе, в армии, в семье). Что делать? — citydog.by

В рубрике «Стесняюсь спросить» отвечаем на вопросы, которые белорусы обычно стесняются задавать друзьям и профессионалам, зато часто гуглят. Сегодня психолог рассказывает, что делать, когда вас гнобят коллеги, начальник, любимый человек или его родственники.

Виктория Мельникова
детский и семейный психолог, экзистенциальный консультант

«В травле страдают все»

– Травля – это насилие. Она может появиться по многим причинам, но это всегда болезнь коллектива, определенной социальной группы. Почему болезнь? Потому что в этой ситуации страдают все.

► Какой она бывает?

Можно выделить физическое и психологическое насилие, которые иногда плавно перетекают друг в друга. Разделение на буллинг (травля одним человеком другого) и моббинг (травля группой лиц), по-моему, довольно условно, потому что травля всегда болезненна, в ней всегда есть

жертва, агрессор и свидетели. Последние могут не просто наблюдать за происходящим, но и включаться в насилие по разным мотивам: из страха самим стать жертвой, высказать свое мнение и защитить человека и т.д.

► Кто обычно становится жертвой?

Самое интересное, что жертвой может оказаться любой. Недавно у российских коллег я встретила такую аналогию: если не мыть руки, есть вероятность получить какую-то болезнь, так же и с травлей – если в коллективе используют «грязные» методы общения, есть вероятность возникновения насилия.

Чаще всего жертвой становится человек, который не способен к противостоянию: он лишен способности выражать здоровую злость в ответ на травмирующие действия, либо он сам их вытесняет – сознательно или нет. В любом случае агрессор выбирает человека, за счет которого можно самоутверждаться.

Также часто жертвой становится человек, который отличается от большинства

: ребенок с рыжими волосами и веснушками, с очень полным или очень худощавым телосложением, тот, кто лучше или хуже остальных выполняет определенные действия и т.п.

► А кто начинает травлю?

Здесь тоже работает совокупность факторов. Среди детей это может быть ребенок, в семье которого слишком высокий уровень напряжения, где он сам жертва. Это может быть младший ребенок, на которого очень влияют старшие дети: из-за того, что он не может противостоять негативу дома, все напряжение выливается в коллективе одногодок.  

Так же и взрослый может проявлять агрессию к другим просто потому, что дома не всё в порядке, или потому что он с детства наблюдал модель общения, в которой насилие было нормой.

Причин может быть много. Нам проще делить мир на черное и белое, говорить, что агрессор плохой, а жертва хорошая. Но это разделение условно, ведь в этом страдают все. За агрессией чаще всего тоже стоит какая-то боль или страх быть непринятым, но это не так просто рассмотреть.

► Зачем вообще одному человеку издеваться над другим?

Возможно, чтобы ощутить собственное превосходство либо чтобы компенсировать внутреннюю ущербность, необходимость постоянно подтверждать свою силу и значимость.

► Но ведь больно всем, почему появляются те, кто обижает других?

Агрессора всегда выделяет вытесняемое чувство собственной уязвимости. Эти люди не готовы встретиться с ней, и проявление силы для них становится единственным способом этого избежать.

Вы наверняка слышали про Стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году. Группу здоровых и психологически устойчивых людей разделили на «заключенных» и «охранников», смотрели, как они будут взаимодействовать друг с другом. В итоге эксперимент закончили раньше времени, когда он перестал быть просто «игрой».

Это очень хорошая иллюстрация того, что в каждом человеке скрыт потенциал к агрессии и злости, который может проявиться в определенных условиях: просто кто-то больше подвержен этому, а кто-то меньше.

► Но есть же те, кому просто нравится издеваться над другими?

У этого поведения может быть очень много причин. Чаще всего ею становится взросление в дисфункциональной семье, где насилие было нормой. Есть и просто психопаты, которых, увы, никак не исправить.

► Может ли быть травля внутри семьи?

Есть такой феномен – роль «козла отпущения» в семье. Это не совсем про травлю, скорее про навешивание ярлыка «не такой, как мы». В этой роли может быть и ребенок, на которого все сбрасывают напряжение, потому что он не соответствует представлениям и ожиданиям, и взрослый, который не разделяет общесемейные ценности, который делает все не так, как остальные: например, для семьи важен критерий социального успеха, а этот человек не может либо не хочет быть отличником или начальником.

«Уйти нельзя остаться»

Что мне делать, если я стал(-а) жертвой травли?

Прежде всего нужно назвать вещи своими именами, обнаружить в себе этот дискомфорт, состояние неудовлетворенности происходящим и связать его с тем, что происходит. Нужно принять для себя, что это травля, что ваш коллектив болен.

Затем нужно понять, что вы сами ответственны за свое бездействие, за то, что терпите такое отношение к себе. Нужно понять, почему это происходит, что именно вас удерживает в этом коллективе, почему вы ничего с этим не делаете.

Только когда проблема осознана, появляется возможность выбора дальнейших действий. Но прежде спросите себя: «Готов ли я себя отстаивать?» Есть люди, которые не готовы противостоять агрессии, потому что это будет отнимать слишком много ресурсов. В таком случае выход один – уйти из коллектива.

Часто, когда человек находит в себе силы на борьбу, жертва в этой травматичной системе меняется: агрессору неинтересно тиранить человека, который может дать отпор и что-то сделать. Именно поэтому травля – это болезнь: когда один человек перестает быть жертвой, его место занимает другой.

Как мне быть, если меня гнобят коллеги?

Вы должны найти человека, в чьем подчинении находится коллектив, который может повлиять на группу. Скажите начальству, что в коллективе психологически нездоровая  обстановка, что вы не можете реализовать себя в таких условиях.

► А если он скажет, что мне надо справиться самостоятельно?

Тогда скажите: «Знаете, я могу уйти, я найду себе работу, но то, что происходит в вашем коллективе, от этого не прекратится, обстановка останется прежней, терпеть нападки коллег будет кто-то другой». И если руководитель будет готов что-то с этим делать, то ситуация изменится.

А если агрессор – мой начальник?

Тогда обращайтесь к его начальнику. Если такой возможности нет, выход один – менять работу.

Что делать, если меня гнобят однокурсники в университете? Кто повлияет на них?

В каждой группе есть куратор, вопрос только в том, захочет ли он связываться с этим: все-таки большинство студентов – совершеннолетние люди, на которых сложно повлиять.

Но есть другие способы исправить ситуацию. Вы можете обратиться в психологическую службу университета и работать над тем, что делает вас жертвой.

Еще один вариант – найти место или сферу, в которой вы можете отвлечься от происходящего, которая поможет вам почувствовать себя значимыми, не углубляться в состояние жертвы, которая поможет сохранить ваше «я».

И, конечно, вы можете взять академический отпуск, чтобы потом начать учиться в другой группе или поступить в другой университет.

Что делать, если надо мной издеваются в армии?

Это самый трудный вопрос. И, мне кажется, трудность в том, что если в другой ситуации мы можем поменять работу, учебный коллектив, то с армией это не сработает, вас никто не отпустит.

Здесь важно понять, кто может решить проблему. Тут действительно есть сильный страх получить большие неприятности, если сказать командиру об издевательствах. Более того, вы не можете быть уверены, что он не поддержит происходящее, не решит, что вы просто жалуетесь. Тогда имеет смысл искать поддержку у родных, говорить, что происходит внутри коллектива, чтобы инициатива изменить происходящее шла не от жертвы, а от родственников.

Это очень больная тема, потому что очень часто, увы, то, что называется травлей в армии, воспринимается «закалкой характера». Молчаливое поощрение дедовщины очень разрушительно.

Что делать, если надо мной издеваются в интернете?

Соцсети создают иллюзию пространства безнаказанного слива эмоциональных реакций. Есть ощущение, что тебе ничего не будет за твою агрессию, – из-за этого травля в интернете развивается чаще и быстрее.

Нужно понимать, что на своей странице в социальных сетях именно вы диктуете правила, просто просто ограничьте доступ к информации о себе заменить на вы можете заблокировать тех, чья манера высказывать своё мнение хамовата и излишне резка. Вы можете выйти из обсуждения, если это форум.

Публикуя данные о себе, становясь популярной личностью, вы должны быть готовы к тому, что вас может накрыть негативом тех, кому это не нравится. Это обратная сторона публичности.

А если меня гнобят в семье – например, родственники жены или мужа?

Обсудите ситуацию с любимым человеком, скажите, что видите-чувствуете неприемлемое к себе отношение. И тут два варианта: либо он говорит со своими родственниками, что с вами так нельзя, либо вы прекращаете с ними отношения.

Как понять, что меня ущемляет мой же партнер?

Опираться нужно на собственный дискомфорт. Если вы четко понимаете, что вам плохо в отношениях, имеет смысл разбираться с происходящим.

Есть такая форма психологического насилия – газлайтинг: это когда человеку внушается его «дефективность», что он ошибается и все время неправ. Со временем жертва начинает сомневаться в своей адекватности, в своем психическом здоровье, в правильности видения мира. В парах это особенно опасно, потому что обычно мы доверяем своему партнеру.

Здесь очень важна возможность получения психологической помощи и поддержки со стороны друзей и родственников. Но, чтобы окончательно разобраться в ситуации, лучше получить помощь специалиста, потому что только он даст нейтральное мнение, назовет вещи своими именами.

Если чувствуете, что потеряли себя, идите к специалисту. Я неоднократно встречалась с женщинами, у которых отсутствует привычка доверять себе, они растворились в отношениях, потеряли себя, у них нет возможности опираться на свои ощущения, идентифицировать нарушенные границы.

Как мне вести себя с агрессором? Игнорировать или отвечать?

Если вы нашли в себе силы для противостояния, сначала вы можете попробовать поговорить с агрессором: например, спросить хотел ли бы он оказаться на вашем месте, дать ему понять, что вы будете предпринимать другие меры пресечения травли.

Если после этого идет очередной виток агрессии в вашу сторону, имеет смысл искать человека в группе, заинтересованного в оздоровлении психологической обстановки (чаще это руководитель, отвечающий за результат работы всего коллектива). Если вы не чувствуете в себе силы противостоять, подумайте, стоит ли то, что вы получаете в этом месте, вашего терпения, нервов и здоровья.

Игнорирование не всегда срабатывает. В нашем обществе есть предубеждение, что если ты не отвечаешь, значит ты слаб – это может быть поводом сильнее вас расшатывать.

И отвечать агрессией на агрессию, увы, бывает неэффективно. Я когда-то проводила тренинги и знаю хорошее упражнение, которое иллюстрирует начало конфликта: когда два человека начинают по очереди толкать друг друга в плечо.

На третий-четвертый толчок мы внутри себя понимаем, что начинаем вкладывать в это действие все больше силы. Так развивается конфликт, сила противостояния каждый раз растет, мы показываем оппоненту, что пора все прекращать, но каждый хочет выйти победителем – это порочный круг.

Конечно, есть здоровая агрессия, которая может помочь не впасть в состояние жертвы. Часто это случается, когда агрессор видит, что ваши действия получают положительный отклик у свидетелей, тогда он чувствует вероятность проигрыша.  

Один из способов за себя постоять – пошутить над действиями агрессора. Если ваш смех поддержат, он испугается, ведь так вы можете поменяться ролями.

Вообще, сложно дать общие рекомендации по той простой причине, что человек не может эффективно практиковать приемы, не видя общей картины. Самое главное в противостоянии – найти в себе силы защищаться, не вытеснять здоровую злость.

Сбегание – единственный точно работающий метод?

Жертва по своей природе деморализована, она часто не видит для себя возможности защититься. Нередко она нуждается в какой-то фигуре, которая сможет сказать: «Эй, давай с этим что-то делать». И очень часто случается, что единственный доступный способ завершить травлю – уход из коллектива.

«Жертва никогда не остановит травлю»

Могу ли я своими действиями прекратить травлю?

Мне бы не хотелось, чтобы от нашего разговора создалось впечатление, что жертва может остановить травлю. Она может перестать быть жертвой, но на ее место все равно придет другой человек.

А как мне помочь человеку, который занял мое место?

Можете подойти и сказать, что вы видите, как обстоит ситуация, что с вами происходило то же самое, можете рассказать, как вы избежали роли жертвы. Вы можете стать инициатором обсуждения травли как проблемы группы, активизировать моральное чувство коллег, например, задавая вопрос: «А кто из вас готов быть следующим?»

Что делать, если мой близкий стал жертвой?

Прежде всего важно просто поддержать человека. Есть так называемый «треугольник Карпмана», описывающий модель взаимодействия, в которой есть жертва, агрессор и спасатель. И очень важно не занять для этого человека роль спасателя, потому что так вы будто утверждаете, что он сам не справится.

Нужно спрашивать, чем вы можете помочь, говорить, что вы готовы его поддержать, предложить рассмотреть варианты его действий. Верой в то, что он достоин лучшего к себе отношения, вы можете придать ему сил на противостояние.

Как понять, что моего ребенка терроризируют в школе, если он сам не говорит об этом?

Как правило, у ребенка снижается мотивация ходить в школу, меняется поведение: например, был веселым, а стал замкнутым. Еще ребенок может стать эмоционально неуравновешенным. Родитель, у которого хороший контакт с ребенком, точно заметит такие перемены.

Если это ваш случай, поговорите с ребенком. Не хочет это обсуждать и не признается – обратитесь к классному руководителю, скажите о замеченных переменах, спросите, почему такое может быть, какая обстановка в классе, замечал ли он что-то.

Очень часто в детских коллективах путают травлю и непопулярность. Или принимают какие-то действия вроде перебрасывания вещами ученика за игру. Но игра подразумевает добровольное участие, в ней всем должно быть весело.

Нужно дать учителю понять, что происходящее ненормально, настаивать на том, чтобы он пытался изменить ситуацию. Если же он не хочет этого делать, идите к руководству школы и уже с ним решайте этот вопрос.

А если агрессор – учитель?

Схема та же: требуете уважительного отношения к ребенку, а если этого не происходит, обращаетесь к руководству. Если никто не хочет решать проблему, имеет смысл перевести ребенка в другую школу.

Как быть уверенным, что ребенка не начнут гнобить больше из-за того, что он пожаловался?

Агрессор часто использует этот страх как один из способов сделать жертву более уязвимой, отрезать все возможные ресурсы для изменения ситуации, деморализовать еще больше.

Важно сохранять возможность доверительного контакта, оставаться чутким. Говорите, что вы замечаете изменения в нем, что вас это беспокоит, что вы хотите помочь. Покажите, что вы на его стороне, дайте понять, что не оставите его, что сможете защитить и сделаете это любым способом, даже если нужно будет перейти в другую школу.

А если важна учеба именно в этой школе?

Важно учитывать главный фактор: ребенок никогда не будет учиться там, где ему небезопасно. Если он ощущает какое-то напряжение в коллективе, он будет занят тем, что попытается обеспечить себе безопасность, все его силы будут уходить на это, а на учебу ресурса не останется. И в чем тогда ценность заведения? Когда на кону безопасность, мы не можем говорить об уровне образования.

Что делать, если я учитель и терплю нападки ученика или студента?

У преподавателя есть много ресурсов, чтобы оградить себя от жертвы: можно хотя бы выгнать ученика из кабинета. Но если говорить о несовершеннолетних, то здесь важно понимать, что вызывает такое поведение, ведь на вас в этом случае лежит большая ответственность.

Пообщайтесь с ним наедине, обратитесь к его родителям: а вдруг все из-за того, что насилие процветает в его семье? Тогда за вами стоит задача показать ребенку другую модель поведения.

Что делать, если я начальник и меня просят решить проблему с травлей?

Вы должны понимать, что в этой ситуации страдают все, что люди избегают ответственности за происходящее. И очень важный момент выхода из травли заключается в том, чтобы дать агрессору не потерять лицо. В противном случае у него внутри останется комплекс, который тоже будет искать разрядки. Надо дать возможность достойно выйти из этой ситуации всем участникам процесса.

Вы можете разработать правила общения для коллектива: например, нельзя зло подшучивать, нужно интересоваться состоянием других, нельзя брать без спроса чужие вещи или молча смотреть, как кого-то обижают или игнорируют. Можно составить своеобразный контракт, чтобы каждый взял ответственность на себя за происходящее внутри коллектива. И если кто-то нарушает этот контракт, то просто указывать на плакат с правилами и личной подписью. Стоит предпринять попытки по сплочению коллектива и выстроить гибкую иерархию: в чем хорош Петров, что лучше всего получается у Сидорова…

Почему мы говорим про безуспешность работы против агрессора: меры воздействия и ярлык «плохой», который на него навесится, автоматически создают в нем еще большую боль, которая может выливаться через агрессию.

«Могут быть серьезные последствия»

Если не решить проблему с травлей, что будет с моей психикой?

Это очень сильный удар по самооценке, это подкашивает опоры, выбивает почву из-под ног и забирает веру в то, что вы можете что-то сделать. 

Последствия могут быть разными и достаточно серьезными. У человека может сформироваться избегающее поведение и полная неуверенность в себе. Это про неготовность встречаться с трудностями, стремление вести более замкнутый образ жизни. Может проявиться и повышенным уровнем тревоги, депрессией и особой чувствительностью во взаимоотношениях.

Не прожитые в тот период эмоции могут закапсулироваться в человеке. Психологическая травма устроена так, что она будет искать выходы, и человек может  неосознанно попадать в ситуации, где есть риск получить такую же травму: деспотичным партнером, авторитарным руководителем, коллегой-агрессором. Освобождать эти непрожитые эмоции нужно с психологом или психотерапевтом.

Что хуже: психологическая или физическая травля?

На мой взгляд, они одинаково травматичны. Много факторов, которые влияют на восприятие: чувствительность человека, наличие слабых сторон, выносливость и т.д. Но физическая травля более наказуема, хотя бы тем же уголовным кодексом: жертва может зафиксировать побои или ущерб, нанесенный имуществу.

Бывает ли так, что травля не заметна для жертвы и агрессора?

Иногда травля не сразу становится заметной, потому что жертва не чувствует, что ее границы нарушают: человек не сразу понимает свои эмоции, не видит обесценивания. Мы в целом – общество, довольно травмированное советским периодом, когда личные границы ничего не значили, когда коллектив был выше личности, когда все были заняты построением общего дела и не брали в расчет эмоции отдельного человека.

Более того, порой жертва склонна к чувству вины, к мыслям о том, что с ней самой что-то не так: человек берет на себя излишнюю ответственность за действия других.

В случае с агрессором такое бывает, но реже. Иногда он избегает ответственности за свои поступки, обесценивает свой вклад и называет происходящее игрой. Например, в школьном коллективе назвать вещи своими именами порой может только взрослый человек, учитель.

Как понять, что я агрессор, если сам этого не замечаю?

Я не верю в то, что человек не замечает этого, он просто не хочет брать на себя ответственность. Да, часто жертва действительно пытается не показывать, что ей больно, иногда даже пытается смеяться вместе с агрессором. Но вам же никто не мешает спросить у человека, что он чувствует после ваших слов и не перегибаете ли вы палку.

Хотелось бы пожелать читателям быть уверенными в себе взрослыми с осознанной моральной позицией и хорошим контактом с детьми – этого вполне достаточно, чтобы выразить свое отношение к травле и противостоять этой проблеме.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Еще по этой теме:

как морально унизить человека словами в жизни и интернете, как отвечать на ругательства

Главная » Домашний очаг » Как отвечать на оскорбления, как морально унизить человека умными словами в интернете и жизни?

Каждому человеку приходится сталкиваться с несправедливыми обвинениями и оскорблениями в свой адрес.

Многим не хочется выходить за рамки приличия, отвечая грубостью. Не стоит копить в себе обиды, защитите свою честь и достоинство. Читайте, как морально унизить человека словами.

Как морально унизить человека словами?

Ситуации, когда приходится постоять за себя, могут быть разными. Чаще конфликты происходят в паре. Цель женщины или мужчины – задеть чувства оппонента. В ссоре важно надавить на болевые точки.

Подберите слова, исходя из явных слабостей человека:

  1. Мужчина боится, что его сравнят с женщиной, а девушки напрягаются, когда намекают на её мужеподобность.
  2. Расскажите, что партнёр не удовлетворяет в постели. Любому человеку, парню или девушке, это не понравится.
  3. Критикуйте внешний вид. Намекните мужчине на выдохшиеся мышцы и висячее пузо. Женщину можно задеть, обсуждая любую часть тела.
  4. Назовите человека бездарным, не способным реализовать свои амбиции.
  5. Покажите, что мужчина на побегушках у женщины или наоборот. Вспомните о неудачах, неспособности стать самостоятельным.

Важно! Чтобы задеть человека, достаточно надавить на одну болевую точку.

Жестко отвечая, найдите слова на каждый пункт списка. В такой ситуации конфликт перейдёт в острую стадию.

Копите факты, чтобы вы всегда могли вставить своё слово. Если впоследствии с человеком планируете взаимодействовать и мириться, подбирайте мягкие формы оскорблений.

Как интеллигентно оскорбить человека без мата умными словами?

Во время дискуссии, которая перешла на повышенные тона, невозможно молчать. Чтобы не выслушивать в свой адрес агрессивные наставления, найдите, что ответить на злобу. Главное – атаковать слабое место собеседника.

Ознакомьтесь с таблицей, чтобы найти колкое слово:

Группа поиска Описание Пример
Разоблачение Раскройте прилюдно секрет человека. Так вы покажете тёмную сторону мужчины или женщины, сделаете, чтобы он замолчал Ты вчера пришёл на 9.00? Странно, я вчера видела тебя в холле только в 10 часов
Интеллект Посмейтесь с утверждения противника, намекните, что в голове у него пусто Не переживай, ты не один такой, многие люди тупые
Некомпетентность Прилюдно задайте оппоненту вопрос, в котором он должен разбираться. Такой способ актуально использовать на работе Африка находится возле Америки? Так вот почему в США так много афроамерикан
Внешность Найдите видный недостаток, намекнув, что парикмахерская совсем рядом. Предложите человеку провести до ближайшего салона. Присмотритесь ближе, сказав, что не каждый мастер сможет «это» исправить Это костюм твоей бабушки?
Сексуальное доминирование Любая реплика, сказанная бывшему любовнику по поводу интимной жизни, будет больно жалить в сердце. Особенно остро реагируют на сексуальные оскорбления в свой адрес мужчины Как обычно, прошло 2 минуты, и ты уже закончил?
Правда Самый жестокий способ, когда оскорбляющий давит на очевидную точку, на которую никто не смел обратить внимания Может хватит есть пончики? Ты уже превращаешься в 100%-ный жир

Важно! Унижайте человека иронично, не повышая голос и не используя нецензурную лексику. Пряча своё волнение, унижения подействуют на оппонента максимально.

Оскорбительные фразы по переписке в интернете

В интернете даже существует специальная группа троллей, цель которых спровоцировать участников форума или группы на конфликт. Унизить человека умными словами и заткнуть можно всего одной фразой.

Читайте лучшие примеры уничижительных вариантов:

  • Ты ещё здесь? А мама ещё молочка не принесла?
  • Вы – не Божье создание, а Божья тварь.
  • Не буду даже обижаться, умственно отсталых не бью.
  • Не знала, что растения умеют думать.
  • На меня рот не открывай, я не стоматолог.
  • Не остроумно, ваше тупоумие зашкаливает.
  • Пришёл, увидел и не встал.
  • Когда ваши мозги возвращаются с отпуска?
  • Не смотрите на меня, вдруг это заразно.
  • Я не говорю на языке тупых, не знаю, как объяснить вам.

В подходящий момент нужная фраза забывается и не приходит на помощь. Запомните несколько ключевых предложений, чтобы в критической ситуации ответить с гордостью.

Прячьте эмоции, не показывайте внутренние переживания. Чем спокойнее и ровнее будет тон голоса, тем больше заденете самолюбие собеседника.

Совет! В личной переписке в ВК не вступайте с человеком в полемический диалог. Игнорируйте сообщения или добавьте пользователя в чёрный список.

Избегайте мата, он выдаёт настоящие эмоции и переживания. В любой ситуации оставайтесь интеллигентным человеком, не теряющим самообладание.

Послать человека в интересное место – простой и грубый способ. Покажите себя выше обычного рабочего класса.

Как грамотно ответить на ругательства?

Получая в ответ нецензурные ругательства, будьте готовы к психологической выдержке. Высокомерный взгляд обижает собеседника не меньше колкой фразы.

Выбирайте реплики исходя из сложившейся ситуации:

  1. Контролируйте свои чувства. Не выдавайте мимикой, телом и даже тембром голоса своё волнение. Не опускайтесь до уровня истерички.
  2. Будьте вежливым. Покажите себя выше собеседника. Воспитанное воздержание ранит больнее, чем крики и ругань.
  3. Покажите умственное превосходство. Можно намекнуть на отсутствие у человека образования, мозгов.
  4. Игнорирование. Главная цель собеседника – довести вас. Сделайте удручённый вид, проигнорируйте сказанное.
     
    Для создания максимально эффекта закатите глаза, развернитесь и покиньте помещение.

Не будьте зачинщиком конфликта, разбирайтесь в споре без оскорбительных фраз по возможности. Слово не воробей.

После высказанных грубых мнений тяжело наладить отношения ссорившимся людям. Старайтесь решать проблемы мирным путём.

Полезное видео

Поделитесь записью

Методы унизить человека с помощью фраз и действий

Оскорбление людей – низкий поступок, который может привести к негативным последствиям. Но в некоторых ситуациях унизить человека означает защитить свою честь и достоинство. Многие обиженные пускают в ход кулаки, чтобы осадить оппонента. Однако предпочтительнее научиться отвечать фразами, которые помогут поставить обидчика на место. И это не обязательно мат.

Содержание статьи:

Суть унижения

Когда человек целенаправленно снижает уровень ценности оппонента, это считается унижением. Он самоутверждается за счет него, показывает себя в выгодном свете, хотя достоинства у него отсутствуют. Таким способом люди намекают на недостатки собеседника, несоответствие ожиданиям и представлениям о нем. Свои же слабые стороны они скрывают.

Самые обидные грозные оскорбления воспринимаются болезненно, потому что человек нуждается в принятии себя социумом. Хуже всего себя чувствует тот, у кого завышена самооценка. Адекватный человек, который с юмором относится к своим недостаткам, переживет оскорбление легче, либо не обратит на него внимания вообще.

В успехах других людей некоторые личности видят свою несостоятельность. Они не смогли реализоваться в жизни. Чтобы представить себя более успешными, они целенаправленно будут унижать оппонентов и их заслуги. Энергетические вампиры также любят, когда окружающим плохо. Унижают и те, кто боится теплых чувств по отношению к другим личностям или испытывает чувство вины.

Унижение является маской, за которой люди скрывают неуверенность в себе, комплексы. При этом они боятся, что их разоблачат. Других людей, оскорбляя, считают слабее, хотя такими являются сами.

«За» и «против»

Скандалы всегда влияют на личность негативно: у нее ухудшается настроение, она чувствует себя разбитой. Унижения приводят к проявлению:

  • гнева;
  • тревоги;
  • ревности;
  • страху.

Гнев способствует ухудшению здоровья, тревога – снижению производительности, ревность – возникновению конфликтов в отношениях парня и девушки, страх – развитию фобий. Унижение влияет на самооценку, понижая ее. Это приводит к утрате веры в себя, нежеланию добиваться новых целей. Тот, кто унижает, возвышая себя над другими, рано или поздно будет унижен сам. Помимо этого унижение приводит к:

  • бессмысленному разговору;
  • появлению врага;
  • мести.

Во время скандала, когда переходят на личности, есть риск потерять его суть. Становится невозможным выявление виновного или правого. Обычно тот, кто первым начинает унижать, теряет авторитет в глазах оппонента и других людей. Когда один замолкает, то другой считает, что ему больше нечего сказать и становится более злым.

Если оскорбить или послать человека, он может обидеться и стать врагом. Это особенно опасно, если униженный оппонент является близким человеком (друг, родственник). Ведь он знает много секретов, которые может выдать об обидчике всем. Найдутся те, которые на оскорбление ответят унижением. Они будут отвечать тем же до тех пор, пока не закончатся моральные силы. Мстить могут и те, кому не понравилось, что его друга обидели.

Унижение умеренной силы используется на политических дебатах. В таких процессах подобное поведение оппонентов может повлиять на результат выборов.

Вариации

Если уж желание унизить человека слишком велико, или есть потребность сказать что-то в ответ, защищаясь, есть выход из ситуации. В таких случаях используют:

  • сатиру, иронию, сарказм;
  • метафоры;
  • игру интонацией;
  • словесное айкидо,
  • напоминание.

Сатира, ирония и сарказм позволяют культурно, но насмешливо отозваться о слабостях человека. Сатира – самый легкий способ, а сарказм – самое жесткое высказывание их этих трех.

С помощью использования метафор унижаемого можно сравнить с объектом, который вызывает негативные чувства (например, назвать свиньей). В то время как один оппонент посмеется над таким высказыванием, другой обидится, если его сравнят с быком.

Интонация позволит смягчить гнев, направленный на унижаемого человека. Вежливо перенаправить оскорбление можно с помощью техники словесного айкидо. Владению этим приемом придется долго учиться. В крайних случаях используется метод напоминания, так как он наносит большой вред и много страданий.

С глазу на глаз или публично

Публичным оскорблением является унизительное высказывание в адрес оппонента (принижая его честь и достоинство) при свидетелях. Оно может быть устным, при разговоре, когда присутствуют третьи лица. Его могут произнести на массовых мероприятиях перед общественностью, посредством средств массовой информации. Некоторые обидчики предпочитают унижать в письменной форме (в газете, паблике в интернете).

Это неудачный способ проявления агрессии в адрес человека, который неприятен. Ведь он может обратиться с заявлением в полицию за публичное оскорбление. Его доказать будет легче, чем ссору один на один, так как найдется много свидетелей. За такие негативные высказывания о личности человека предусмотрено административное наказание.

Словом или силой?

Часто возникает желание ударить человека, который оскорбляет. Но такая выходка означает лишь слабость оппонента. К тому же она наказуема. Вместо физического воздействия, следует использовать словесные выражения. Стоит выучить хотя бы готовые выражения для начала. Они известны уже многим, поэтому не имеют особо подавляющую силу.

Грамотный и психически устойчивый человек сможет самостоятельно на ходу придумать фразу или выражение, которое затронет и поставит обидчика на место или ослабит его негатив. Хорош способ доведения оскорбляющего до его же уровня (да, я идиот, даже справка имеется, но не вижу смысла доказывать что-то идиоту).

Еще один способ – доведение до абсурда (тебе наверно трудно разговаривать с умными людьми). Он подходит больше всего для публичных дискуссий, когда послать прямо неудобно.

Особенности морального оскорбления

Оскорбляя оппонента, обидчик преследует цель сильно понизить его статус, в глазах окружающих. Сам оскорбитель же такой выходкой приписывает себе высокое положение, демонстрирует, как он может разговаривать, игнорируя нормы поведения и мораль, а также речевой этикет. Он выражает неприязнь к тому, кого унижает, побуждает его оправдываться.

Пострадавший чувствует себя разбитым от того, что не в силах ответить на нападки, защитить свое достоинство. Начинать ответную истерику или показывать слезы тоже не следует. Лучше оставаться хладнокровным и говорить так, как будто то, что происходит, не интересно. Если собеседник оскорбляет оппонента, это не означает, что себя нужно чувствовать оскорбленным. Психологически незрелым является как раз обидчик, а не униженный.

Интересные фразы на заметку

Когда сложно придумать словесный отпор обидчику, следует хотя бы выучить несколько остроумных фраз. Произносить их необходимо спокойно, без агрессии, можно с легкой улыбкой. Содержание высказываний, которые заставят обидчика замолчать, зависит от ситуации:

  • за все в этой жизни нужно будет расплатиться;
  • рот закрой, откроешь у стоматолога;
  • твоя жизнь наверно скучная, подруга, раз лезешь в чужую;
  • тебя аист уронил по пути, видимо;
  • мне некогда обращать внимание на твои комплексы, моя жизнь интереснее;
  • лучше бы ты промолчал, хоть показался бы умным;
  • замуж брать никто не хочет, поэтому, наверное, злая;
  • девушка, Вы не настолько красивы, чтобы хамить мне;
  • иди, отдохни, ляг на рельсы;
  • я бы обидел в ответ, да природа уже с этим справилась;
  • твоему рту необходим степлер;

  • вы потеряете уважение в глазах окружающих, если будете себя так вести;
  • после того, как Вы открыли рот, стало понятно, что передо мной человек с низким интеллектом;
  • твои слова показывают тебя с плохой стороны;
  • ты глупый, раз считаешь, что сказал умные слова;
  • меня не интересует мнение других, если я о нем не спросила.

Недопустимые методы

Унижая собеседника, следует обойтись без применения физической силы. Ответчик может оказаться сильнее и нанести более тяжкие повреждения. Либо он подаст заявление об оскорблении. Особенно легко будет доказать вину обидчика при наличии видеозаписи или свидетелей.

Таким образом, столкнувшись с унижениями, лучше обойтись без скандала и ответных оскорблений. Иногда, в свою защиту все же хочется произнести реплику оппоненту. В таком случае слова необходимо подбирать аккуратно, произносить их интеллигентно и хладнокровно. А еще лучше игнорировать хама.

Как убить творчество

Вкратце об идее

Если мантра текущего делового климата — Инновации или умри , почему так много компаний, кажется, выбирают последний вариант?

Творчество убивают гораздо чаще, чем его поддерживают. Проблема не в том, что менеджеры намеренно подавляют творческий потенциал — потребность бизнеса в координации и контроле может непреднамеренно подорвать способность сотрудников объединять существующие идеи новыми и полезными способами.

Чтобы создать инновационное рабочее место, вам необходимо обращать внимание на опыт сотрудников, их творческое мышление и мотивацию. Из этих трех мотивация сотрудников — в частности, их внутренняя мотивация или страсть к определенным задачам — является наиболее действенным рычагом, который менеджер может использовать для повышения творческого потенциала и будущего успеха своей компании.

Идея на практике

В бизнесе недостаточно, чтобы идея была оригинальной — идея также должна быть полезной, уместной и действенной.Он должен как-то влиять на способ ведения бизнеса — например, путем значительного улучшения продукта или услуги.

В каждом человеке творчество существует как функция трех компонентов:

1. экспертиза (технические, процедурные и интеллектуальные знания). Чем шире опыт, тем больше у человека интеллектуального пространства для исследования и решения проблем.

2. Творческое мышление. Эти способности, сформированные личностью человека, определяют, насколько гибко и изобретательно человек подходит к решению проблем.

3. мотивация. Опыт и творческое мышление обеспечивают человеку природные ресурсы для творчества; мотивация определяет, что человек на самом деле будет делать.

Внешняя мотивация исходит извне, будь то предложение бонуса или угроза увольнения. Внешняя мотивация не мешает людям проявлять творческий подход, но во многих ситуациях она также не способствует их творчеству. Сама по себе она не может побудить людей увлекаться своей работой; на самом деле, это может заставить их почувствовать себя подкупленными или контролируемыми.

Внутренняя мотивация, , напротив, исходит изнутри человека. Это постоянный интерес человека к определенным занятиям или глубокая любовь к определенным задачам. Сотрудники наиболее креативны, когда они внутренне мотивированы, другими словами, когда мотивирует сама работа.

Попытка повлиять на знания или творческое мышление сотрудника может занять много времени. Легче повлиять на внутреннюю мотивацию кого-то, и результаты будут более быстрыми.Действия, которые усиливают внутреннюю мотивацию, можно разделить на несколько общих категорий: вызовы, свобода, ресурсы, особенности рабочей группы, супервизорское поощрение и организационная поддержка. Некоторые конкретные рекомендации:

  • Подберите правильных людей с правильными задачами, , чтобы сотрудники были растянуты, но не растянуты слишком тонко. Рабочие группы, которые имеют разные точки зрения, будут генерировать больше творчества, чем однородные группы.
  • Дайте людям свободу в рамках целей компании. Скажите им, на какую гору подняться, но пусть они сами решат, как на нее подняться. Сохраняйте цели стабильными в течение значимого периода времени — трудно достичь вершины движущейся горы.
  • Выделите необходимое количество времени и ресурсов проекта. Организации обычно убивают творческий потенциал поддельными сроками, которые вызывают недоверие, и невероятно жесткими сроками, которые вызывают выгорание.
  • Сообщите сотрудникам, что то, что они делают, имеет значение. Это поможет им сохранить страсть к работе.

Когда я рассматриваю все организации, с которыми я изучал и работал за последние 22 года, не может быть никаких сомнений: творчество погибает гораздо чаще, чем получает поддержку. По большей части, это не потому, что менеджеры вендетта против творчества. Напротив, большинство верят в ценность новых и полезных идей. Однако творческий потенциал непреднамеренно подрывается каждый день в рабочей среде, которая была создана — по вполне веским причинам — для максимизации бизнес-императивов, таких как координация, производительность и контроль.

Конечно, нельзя ожидать, что менеджеры будут игнорировать императивы бизнеса. Но работая над этими императивами, они могут непреднамеренно создавать организации, систематически подавляющие творчество. Мои исследования показывают, что можно развить лучшее из обоих миров: процветают организации, в которых бизнес-императивы учитывают и творческих способностей. Однако создание таких организаций требует от нас точного понимания того, какие методы управления способствуют развитию творческих способностей, а какие убивают их.

Что такое бизнес-творчество?

Мы склонны связывать творчество с искусством и думать о нем как о выражении очень оригинальных идей. Подумайте о том, как Пабло Пикассо заново изобрел условности живописи или как Уильям Фолкнер изменил определение художественной литературы. В бизнесе оригинальности недостаточно. Чтобы быть творческой, идея должна быть уместной — полезной и действенной. Он должен каким-то образом влиять на способ ведения бизнеса — например, улучшая продукт или открывая новый подход к процессу.

Ассоциации, возникающие между творчеством и художественной оригинальностью, часто приводят к путанице в отношении надлежащего места творчества в деловых организациях. На семинарах я спрашивал менеджеров, есть ли в их компаниях место, где им не хотелось бы творчества. Примерно в 80% случаев они отвечают: «Бухгалтерский учет». Похоже, они верят, что творчество принадлежит только маркетингу и исследованиям. Но творчество может принести пользу каждой функции организации. Подумайте об учете по видам деятельности.Это было изобретение — изобретение из , — и его влияние на бизнес было положительным и глубоким.

Наряду с боязнью творчества в бухгалтерии — или на самом деле в любом подразделении, которое включает систематические процессы или правовые нормы, — многие менеджеры также придерживаются довольно узкого взгляда на творческий процесс. Для них творчество относится к тому, как люди думают — например, как изобретательно они подходят к решению проблем. Действительно, образное мышление — одна часть творчества, но две другие также важны: опыт и мотивация .

Опыт включает в себя все, что человек знает и может делать в широком диапазоне своей работы. Возьмем, к примеру, ученого из фармацевтической компании, которому поручено разработать препарат для свертывания крови для больных гемофилией. Ее опыт включает ее базовый талант к научному мышлению, а также все знания и технические способности, которыми она обладает в области медицины, химии, биологии и биохимии. Неважно, как она приобрела этот опыт, будь то формальное образование, практический опыт или взаимодействие с другими профессионалами.Тем не менее, ее опыт составляет то, что лауреат Нобелевской премии, экономист и психолог Херб Саймон называет ее «сетью возможных странствий», интеллектуальным пространством, которое она использует для исследования и решения проблем. Чем больше это пространство, тем лучше.

Креативное мышление, как отмечалось выше, относится к тому, как людей подходят к проблемам и решениям — их способности объединять существующие идеи в новые комбинации. Сам навык во многом зависит от личности, а также от того, как человек думает и работает.Например, ученый-фармацевт будет более творческим, если его личность такова, что он чувствует себя комфортно, не соглашаясь с другими, то есть если он естественным образом пробует решения, которые отклоняются от статус-кво. Ее творческий потенциал еще больше возрастет, если она привычно переворачивает проблемы с ног на голову и объединяет знания из, казалось бы, разрозненных областей. Например, она могла бы обратиться к ботанике, чтобы найти решения проблемы гемофилии, используя уроки сосудистой системы растений, чтобы получить представление о кровотечениях у людей.

Что касается стиля работы, то у ученого больше шансов добиться творческого успеха, если он будет настойчиво решать трудную задачу. Действительно, долгие периоды утомительных экспериментов увеличивают вероятность действительно творческих прорывов. То же самое и с рабочим стилем, который использует «инкубацию», способность временно отложить сложные проблемы, поработать над чем-то другим, а затем вернуться позже с новой точкой зрения.

Опыт и творческое мышление — это сырье для человека — его или ее природные ресурсы, если хотите.Но третий фактор — мотивация — определяет, что люди на самом деле будут делать. Ученый может иметь выдающиеся образовательные возможности и большие способности в поиске новых перспектив для старых проблем. Но если у нее нет мотивации выполнять определенную работу, она просто не будет ее выполнять; ее опыт и творческое мышление либо останутся неиспользованными, либо будут применены к чему-то другому.

Однако мое исследование неоднократно показывало, что не все формы мотивации одинаково влияют на творчество.Фактически, это показывает, что существует два типа мотивации — внешняя, и внутренняя, причем последний гораздо более важен для творчества. Но давайте сначала рассмотрим внешнее, потому что оно часто лежит в основе творческих проблем в бизнесе.

Внешняя мотивация исходит от за пределами человека — независимо от того, является ли мотивация пряником или кнутом. Если начальник ученого обещает вознаградить ее финансово, если проект по свертыванию крови будет успешным, или если он угрожает уволить ее в случае неудачи, она, безусловно, будет мотивирована на поиск решения.Но такая мотивация «заставляет» ученого делать свою работу, чтобы добиться чего-то желаемого или избежать чего-то болезненного.

Очевидно, что наиболее распространенным внешним мотиватором, который менеджеры используют, являются деньги, которые не обязательно мешают людям проявлять творческий подход. Но во многих ситуациях это тоже не помогает, особенно когда заставляет людей чувствовать, что их подкупают или контролируют. Что еще более важно, деньги сами по себе не заставляют сотрудников увлекаться своей работой. Денежное вознаграждение не может волшебным образом побудить людей найти свою работу интересной, если в глубине души они чувствуют, что она скучна.

Деньги не обязательно мешают людям проявлять творческий подход, но во многих ситуациях они не помогают.

Но страсть и интерес — внутреннее желание человека что-то сделать — вот в чем суть внутренней мотивации. Например, ученый в нашем примере был бы внутренне мотивирован, если бы ее работа над препаратом для свертывания крови была вызвана сильным интересом к гемофилии, личным чувством проблемы или стремлением решить проблему, которую никто другой не смог. решать.Когда люди внутренне мотивированы, они занимаются своей работой ради вызова и удовольствия от нее. Сама работа мотивирует. Фактически, в нашем исследовании творчества мои студенты, коллеги и я нашли так много доказательств в пользу внутренней мотивации, что мы сформулировали то, что мы называем принципом внутренней мотивации творчества: человек будут наиболее креативными, когда почувствуют мотивацию. в первую очередь интересом, удовлетворением и вызовом самой работы, а не внешним давлением.(Подробнее о различиях между внутренней и внешней мотивацией см. Во вставке «Лабиринт творчества».)

Управление творчеством

Менеджеры могут влиять на все три компонента творчества: опыт, навыки творческого мышления и мотивацию. Но дело в том, что на первые два повлиять сложнее и отнимает много времени, чем на мотивацию. Да, регулярные научные семинары и профессиональные конференции, несомненно, увеличат опыт ученого в области гемофилии и смежных областях.А обучение мозговому штурму, решению проблем и так называемому нестандартному мышлению может дать ей новые инструменты, которые она сможет использовать в работе. Но время и деньги, вложенные в расширение ее знаний и развитие навыков творческого мышления, были бы замечательными. Напротив, наше исследование показало, что внутреннюю мотивацию можно значительно повысить даже за счет незначительных изменений в среде организации. Это не означает, что менеджеры должны отказываться от повышения квалификации и навыков творческого мышления.Но когда дело доходит до рычагов, они должны знать, что те, которые влияют на внутреннюю мотивацию, принесут более немедленные результаты.

Итак, какие методы управления влияют на творчество? Они делятся на шесть общих категорий: вызов, свобода, ресурсы, особенности рабочей группы, поддержка со стороны руководства и организационная поддержка. Эти категории возникли в результате более чем двух десятилетий исследований, сосредоточенных в основном на одном вопросе: какова связь между рабочей средой и творчеством? Мы использовали три методики: эксперименты, интервью и опросы.В то время как контролируемые эксперименты позволили нам выявить причинно-следственные связи, интервью и опросы дали нам представление о богатстве и сложности творчества в бизнес-организациях. Мы изучили десятки компаний и сотни людей и команд внутри них. В каждой исследовательской инициативе наша цель состояла в том, чтобы определить, какие управленческие практики окончательно связаны с позитивными творческими результатами, а какие нет.

Например, в рамках одного проекта мы опросили десятки сотрудников из самых разных компаний и отраслей и попросили их подробно описать самые и наименее творческие события в их карьере.Затем мы внимательно изучили стенограммы этих интервью, отметив управленческие практики или другие модели, которые неоднократно появлялись в историях успешного творчества и, наоборот, в тех, которые были неудачными. Нашему исследованию также способствовал инструмент количественного опроса KEYS. KEYS, принятый сотрудниками на любом уровне организации, состоит из 78 вопросов, используемых для оценки различных условий на рабочем месте, таких как уровень поддержки творческих способностей руководителями высшего звена или подход организации к оценке.

Взяв по очереди шесть категорий, которые возникли в результате нашего исследования, давайте рассмотрим, что менеджеры могут сделать для повышения творческих способностей — и что часто происходит вместо этого. Опять же, важно отметить, что методы убийства творчества редко являются делом рук одиноких менеджеров. Такая практика обычно носит системный характер — настолько распространена, что редко ставится под сомнение.

Challenge.

Из всего, что менеджеры могут сделать для стимулирования творчества, возможно, наиболее эффективным является обманчиво простая задача подобрать людей с правильными назначениями.Менеджеры могут подбирать людям работу, которая зависит от их опыта и навыков творческого мышления, и пробуждают внутреннюю мотивацию. Идеальное соответствие расширяет возможности сотрудников. Однако степень растяжения имеет решающее значение: не настолько мало, чтобы им стало скучно, но не настолько, чтобы они чувствовали себя подавленными и угрожали потерей контроля.

Чтобы добиться оптимального результата, руководители должны обладать обширной и подробной информацией о своих сотрудниках и имеющихся назначениях.Сбор такой информации часто бывает трудным и требует много времени. Возможно, поэтому так редко заключаются хорошие матчи. Фактически, один из самых распространенных способов, которыми менеджеры убивают творческий потенциал, — это не пытаться получить информацию, необходимую для установления хороших связей между людьми и работой. Вместо этого происходит что-то вроде свадьбы с дробовиком. Сотрудник, имеющий наибольшее право на участие, получает наиболее подходящее — то есть самое срочное и открытое — задание. Часто результаты предсказуемо неудовлетворительны для всех участников.

Свобода.

Когда дело доходит до предоставления свободы, ключом к творчеству является предоставление людям автономии в отношении средств, то есть в отношении процесса, но не обязательно в отношении целей. Другими словами, люди будут более изобретательными, если вы дадите им свободу решать, как подняться на ту или иную гору. Вам не нужно позволять им выбирать, на какую гору взобраться. Фактически, четко определенные стратегические цели часто повышают творческий потенциал людей.

Творчество процветает, когда менеджеры позволяют людям решать, как подняться на гору; однако им не нужно позволять сотрудникам выбирать, какой именно.

Я не утверждаю, что менеджеры должны полностью исключать своих подчиненных из обсуждения целей или повестки дня. Но они должны понимать, что участие в этих обсуждениях не обязательно повысит творческий результат и, конечно же, будет недостаточным для этого. Гораздо важнее, чтобы тот, кто ставит цели, также разъяснял их организации и чтобы эти цели оставались стабильными в течение значимого периода времени. Трудно, если не невозможно, творчески работать над целью, если она продолжает двигаться.

Автономность процесса способствует творчеству, поскольку предоставление людям свободы в подходе к своей работе усиливает их внутреннюю мотивацию и чувство сопричастности. Свобода процесса также позволяет людям подходить к проблемам таким образом, чтобы максимально использовать их опыт и навыки творческого мышления. Задача может оказаться для них непосильной, но они могут использовать свои сильные стороны, чтобы справиться с ней.

Как руководители неправильно распоряжаются свободой? Есть два распространенных способа.Во-первых, менеджеры часто меняют цели или не могут четко их определить. Сотрудники могут иметь свободу в отношении процесса, но если они не знают, куда они направляются, такая свобода бессмысленна. Во-вторых, некоторые менеджеры не справляются с этой задачей, поскольку предоставляют автономию только на словах. Они утверждают, что сотрудники «уполномочены» исследовать лабиринт в поисках решений, но на самом деле этот процесс запрещен. Сотрудники расходятся на свой страх и риск.

ресурсов.

Два основных ресурса, которые влияют на творчество, — это время и деньги.Менеджеры должны осторожно распределять эти ресурсы. Как и подбирать людей с правильными задачами, решение, сколько времени и денег выделить команде или проекту, — это сложный призыв к суждению, который может либо поддержать, либо убить творчество.

Решение, сколько времени и денег выделить команде или проекту — это суждение, которое может поддержать или убить творчество.

Учитывайте время. В некоторых случаях нехватка времени может повысить творческий потенциал. Скажем, например, что конкурент собирается выпустить отличный продукт по более низкой цене, чем ваше предложение, или что общество сталкивается с серьезной проблемой и отчаянно нуждается в решении — например, вакцине от СПИДа.В таких ситуациях и нехватка времени, и важность работы законно заставляют людей чувствовать, что они должны спешить. Действительно, подобные случаи могут усилить внутреннюю мотивацию за счет усиления чувства вызова.

Организации обычно убивают творческий потенциал ложными или невероятно сжатыми сроками. Первые вызывают недоверие, а вторые вызывают выгорание. В любом случае люди чувствуют себя чрезмерно контролируемыми и неудовлетворенными, что неизменно подрывает мотивацию. Более того, творчество часто требует времени.Изучение новых концепций, создание уникальных решений и блуждание по лабиринту может быть медленным. Менеджеры, которые не выделяют времени на исследования или не планируют инкубационные периоды, невольно мешают творческому процессу.

Когда дело доходит до ресурсов проекта, опять же менеджеры должны соответствовать. Они должны определить финансирование, людей и другие ресурсы, которые законно необходимы команде для выполнения задания, и они должны знать, сколько организация может законно позволить выделить для выполнения задания.Затем они должны найти компромисс. Интересно, что добавление дополнительных ресурсов сверх «порога достаточности» не способствует творчеству. Однако ниже этого порога ограничение ресурсов может ослабить творческий потенциал. К сожалению, многие менеджеры не осознают этого и поэтому часто совершают еще одну ошибку. Они ограничивают ресурсы, что подталкивает людей направлять свое творчество на поиск дополнительных ресурсов, а не на фактическую разработку новых продуктов или услуг.

Еще один ресурс, который неправильно понимают, когда дело касается творчества, — это физическое пространство.Считается, что творческим коллективам нужны открытые и удобные офисы. Такая атмосфера не повредит творчеству и может даже помочь, но это не так важно, как другие управленческие инициативы, влияющие на творчество. Действительно, проблема, с которой мы сталкиваемся снова и снова, заключается в том, что менеджеры уделяют внимание созданию «правильного» физического пространства за счет более эффективных действий, таких как подбор людей для правильных заданий и предоставление свободы рабочих процессов.

Функции рабочей группы.

Если вы хотите создавать команды, которые придумывают творческие идеи, вы должны уделять особое внимание созданию таких команд. То есть вы должны создавать группы, поддерживающие друг друга, с разными взглядами и опытом. Зачем? Потому что, когда в команды входят люди с разными интеллектуальными основами и подходами к работе, то есть с разным опытом и стилями творческого мышления, идеи часто сочетаются и сгорают захватывающим и полезным образом.

Однако разнообразие — это только отправная точка.Менеджеры также должны убедиться, что у созданных ими команд есть еще три функции. Во-первых, участники должны разделять волнение по поводу цели команды. Во-вторых, участники должны продемонстрировать готовность помочь своим товарищам по команде в трудные периоды и неудачи. И в-третьих, каждый участник должен осознавать уникальные знания и взгляды, которые другие участники привносят за стол переговоров. Эти факторы повышают не только внутреннюю мотивацию, но также навыки и навыки творческого мышления.

Опять же, создание таких команд требует от менеджеров глубокого понимания своих людей.Они должны уметь оценивать их не только по их знаниям, но и по их отношению к потенциальным товарищам по команде и процессу сотрудничества, по их стилям решения проблем и по их мотивационным горячим кнопкам. Собрать команду с правильным составом — с правильным уровнем разнообразия и поддержки — может быть сложно, но наши исследования показывают, насколько сильной она может быть.

Отсюда следует, что один из распространенных способов уничтожения креативности менеджерами — это создание однородных команд.Соблазн на это велик. Однородные команды часто находят «решения» быстрее и с меньшими трениями. Эти команды также часто сообщают о высоком моральном духе. Но однородные команды мало что делают для повышения квалификации и творческого мышления. Все подходят к столу с одинаковым складом ума. Они уходят с тем же.

Надзорное поощрение.

Большинство менеджеров очень заняты. Они находятся под давлением результатов. Поэтому им легко позволить похвале за творческие усилия — не только за творческие успехи, но и за безуспешные усилия — уйти на второй план.Один очень простой шаг, который могут предпринять менеджеры для развития творческого потенциала, — не допустить этого.

Связь с внутренней мотивацией здесь очевидна. Конечно, люди могут найти свою работу интересной или увлекательной без секции поддержки — в течение некоторого периода времени. Но чтобы поддерживал такую ​​страсть, большинству людей нужно чувствовать, что их работа имеет значение для организации или какой-то важной группы людей. В противном случае они могли бы с таким же успехом выполнять свою работу дома и для своей личной выгоды.

Менеджеры успешных творческих организаций редко предлагают особые внешние награды за конкретные результаты. Однако они свободно и щедро признают творческую работу отдельных лиц и команд — часто до того, как станет известен окончательный коммерческий эффект этих усилий. Напротив, менеджеры, убивающие креативность, делают это либо из-за того, что не признают новаторские усилия, либо из-за их скептицизма. Например, во многих компаниях новые идеи встречают не непредвзято, а с помощью требующих много времени уровней оценки — или даже с жесткой критикой.Когда кто-то предлагает новый продукт или процесс, у старших менеджеров уходит несколько недель на то, чтобы ответить. Или они подвергли этого человека мучительной критике.

Во многих компаниях к новым идеям относятся не без предубеждения, а на длительных уровнях оценки.

Конечно, не каждая новая идея заслуживает рассмотрения, но во многих организациях менеджеры обычно демонстрируют реакцию, которая подрывает творческий потенциал. Они ищут причины не использовать новую идею вместо того, чтобы искать причины для ее дальнейшего изучения.В основе этого явления лежит интересная психологическая динамика. Наше исследование показывает, что люди верят, что они будут казаться начальникам умнее, если будут более критичными, — и это часто срабатывает. Во многих организациях профессионально полезно критически реагировать на новые идеи.

К сожалению, этот вид негативной предвзятости может иметь серьезные последствия для творческих способностей тех, кого оценивают. Как? Во-первых, культура оценки заставляет людей сосредотачиваться на внешних наградах и наказаниях, связанных с их результатами, тем самым увеличивая присутствие внешней мотивации и ее потенциально негативное влияние на внутреннюю мотивацию.Во-вторых, такая культура создает атмосферу страха, которая снова подрывает внутреннюю мотивацию.

Наконец, негатив также проявляется в том, как менеджеры относятся к людям, чьи идеи не оправдываются: часто их увольняют или иным образом хранят внутри организации. Конечно, в конечном итоге идеи должны работать; помните, что креативные идеи в бизнесе должны быть новые, а полезными. Дилемма состоит в том, что вы не можете заранее знать, какие идеи будут реализованы. Более того, тупики иногда могут быть очень полезными.Во многих деловых ситуациях знание того, что не работает, может быть столь же полезным, как знание того, что работает. Но если люди не осознают «ценность неудач» для проектов, которые в конечном итоге не достигают коммерческого успеха, у них будет все меньше и меньше шансов экспериментировать, исследовать и связывать свою работу на личном уровне. Их внутренняя мотивация испарится.

Надзорное поощрение может иметь другие формы помимо поощрений и наказаний. Еще один способ, которым менеджеры могут поддержать творчество, — это служить образцом для подражания, настойчиво преодолевая сложные проблемы, а также поощряя сотрудничество и общение в команде.Такое поведение усиливает все три компонента творческого процесса и обладает дополнительным достоинством, поскольку является высокоэффективной практикой, которую один менеджер может взять на себя самостоятельно. Еще лучше, когда все менеджеры в организации служат образцами для подражания в установках и поведении, которые поощряют и развивают творчество.

Организационная поддержка.

Поощрение со стороны руководителей, безусловно, способствует творчеству, но креативность действительно возрастает, когда его поддерживает вся организация.Такая поддержка — это работа руководителей организации, которые должны внедрять соответствующие системы или процедуры и подчеркивать ценности, которые ясно показывают, что творческие усилия являются высшим приоритетом. Например, организации, поддерживающие творчество, постоянно вознаграждают за творчество, но они избегают использовать деньги для «подкупа» людей, чтобы те предлагали новаторские идеи. Поскольку денежное вознаграждение заставляет людей чувствовать, что их контролируют, такая тактика, вероятно, не сработает. В то же время отсутствие достаточного признания и поощрения за творчество может вызвать негативные чувства в организации.Люди могут чувствовать себя использованными или, по крайней мере, недооцененными за их творческие усилия. И редко можно встретить энергию и страсть внутренней мотивации в сочетании с негодованием.

Наиболее важно то, что руководители организации могут поддерживать творчество, требуя обмена информацией и сотрудничества, а также гарантируя, что политические проблемы не усугубляются. Обмен информацией и сотрудничество поддерживают все три компонента творчества. Возьмите экспертизу. Чем чаще люди обмениваются идеями и данными, работая вместе, тем больше у них знаний.То же самое можно сказать и о творческом мышлении. Фактически, один из способов развить творческое мышление сотрудников — познакомить их с различными подходами к решению проблем. За исключением закоренелых мизантропов, обмен информацией и сотрудничество повышают удовольствие людей от работы и, следовательно, их внутреннюю мотивацию.

Три компонента творчества Творчество каждого человека является функцией трех компонентов: опыта, навыков творческого мышления и мотивации.Могут ли менеджеры влиять на эти компоненты? Ответ — категорическое «да» — к лучшему или к худшему — благодаря практике и условиям на рабочем месте.

Независимо от того, стремитесь ли вы к развитию творческих способностей, вероятно, никогда не стоит позволять политическим проблемам гноиться в организационной среде. Ссоры, политика и сплетни особенно вредны для творчества, потому что они отвлекают внимание людей от работы. Это чувство взаимной цели и воодушевления, столь важное для внутренней мотивации, неизменно ослабевает, когда люди кликабельны или воюют друг с другом.Действительно, наше исследование показывает, что внутренняя мотивация возрастает, когда люди осознают, что их работа вдохновляет окружающих. Когда политических проблем много, люди чувствуют, что их работе угрожают интересы других.

Наконец, политиканство также подрывает опыт. Причина? Политика мешает открытому общению, препятствуя потоку информации из точки А в точку Б. Знания остаются на месте, а опыт страдает.

От человека к организации

Могут ли руководители создавать целые организации, поддерживающие творчество? Ответ положительный.Рассмотрим результаты недавно завершенного интенсивного исследовательского проекта под названием «Исследование групповых мероприятий». В течение двух лет мы изучили более двух десятков команд в семи компаниях трех отраслей: высокие технологии, потребительские товары и химическая промышленность. Ежедневно следя за каждой командой на протяжении всего творческого проекта, мы получали окно в подробности того, что происходило по мере продвижения проекта — или неудач, в зависимости от обстоятельств. Мы сделали это с помощью ежедневных конфиденциальных отчетов по электронной почте от каждого человека в каждой из команд.В конце каждого проекта и на нескольких этапах по пути мы использовали конфиденциальные отчеты экспертов компании и членов команды для оценки уровня творчества, используемого при решении проблем, а также общего успеха проекта.

Как и следовало ожидать, команды и компании сильно различались по степени успешности творческой работы. Одна организация, которую я назову Центральным химическим исследованием, казалась настоящим рассадником творчества. Chemical Central поставляла своей головной организации новые рецептуры для широкого спектра промышленных и потребительских товаров.Однако во многих отношениях члены команды разработчиков Chemical Central были ничем не примечательны. Они были хорошо образованы, но не больше, чем люди из многих других компаний, которые мы изучили. Компания преуспевала в финансовом отношении, но не намного лучше, чем у большинства других компаний. Что, казалось, отличало эту организацию, так это качество руководства как на уровне высшего руководства, так и на уровне команды. То, как менеджеры формировали команды, общались с ними и поддерживали их работу, позволило им создать организацию, в которой постоянно стимулировалось творчество.

Мы снова и снова видели, как менеджеры в Chemical Central находили отличные сочетания между людьми и назначениями. Иногда члены команды изначально не были уверены, справятся ли они с поставленной перед ними задачей. Тем не менее почти всегда их страсть и интерес росли благодаря глубокому вовлечению в работу. Их менеджеры знали, что им нужно найти работу, на которой они будут работать на высшем уровне своих компетенций, раздвигая границы своих навыков и развивая новые компетенции.Но менеджеры были осторожны, чтобы не допустить слишком большого разрыва между задачами сотрудников и их способностями.

Кроме того, менеджеры Chemical Central сотрудничали с командами с самого начала проекта, чтобы прояснить цели. Однако окончательные цели поставили менеджеры. Затем, на повседневном рабочем уровне, командам была предоставлена ​​значительная автономия для принятия собственных решений о разработке продукта. На протяжении всего проекта руководители команд и топ-менеджеры периодически проверяли, направлена ​​ли работа на достижение общих целей.Но людям была предоставлена ​​реальная свобода в реализации целей.

Что касается структуры рабочих групп, каждая команда Chemical Central, хотя и относительно небольшая (от четырех до девяти человек), включала представителей разного профессионального и этнического происхождения. Иногда такое разнообразие приводило к трудностям в общении. Но чаще это давало новые идеи и позволяло командам находить более широкий спектр способов достижения своих целей.

Одна команда, например, отвечала за разработку нового способа изготовления основного ингредиента для одного из самых важных продуктов компании.Поскольку менеджеры Chemical Central сознательно работали над созданием разнообразной команды, случилось так, что один из ее членов имел как юридическое, так и техническое образование. Этот человек понял, что команда вполне может запатентовать свою основную идею, что даст компании явное преимущество на новом рынке. Поскольку члены команды поддерживали друг друга, этот член был готов и стремился тесно сотрудничать с изобретателем. Вместе эти люди помогли группе сориентироваться в процессе подачи заявки на патент.Команда была успешной и весело проводила время.

Надзорное поощрение и организационная поддержка также были широко распространены в Chemical Central. Например, член одной команды получил награду компании как выдающийся ученый, хотя на этом пути он испытал много неудач, а также успехов. В какой-то момент, потратив много времени на один эксперимент, он сказал нам: «Все, что я придумал, — это горшок с хламом». Тем не менее, компания не наказывала и не складывала его из-за провала творческой попытки.Вместо этого его публично хвалили за его последовательную творческую работу.

Наконец, руководители Chemical Central сделали многое, чтобы побудить команды искать поддержки во всех подразделениях своих подразделений и поощрять сотрудничество во всех сферах. Генеральный менеджер исследовательского подразделения сам подал пример, предлагая как стратегические, так и технические идеи всякий раз, когда к нему обращались за помощью команды. Более того, он явно сделал межгрупповую поддержку приоритетом для ведущих ученых организации.В результате такая поддержка была ожидаемой и признанной.

Парятся креативные идеи; другие тонут. Чтобы повысить творческий потенциал, всегда должна быть подстраховка под людьми, которые вносят предложения.

Например, одна команда собиралась протестировать новую рецептуру одного из основных продуктов компании. Поскольку группа была небольшой, ей приходилось полагаться на группу анализа материалов в организации, которая помогала проводить тесты. Группа анализа не только помогла, но и выделила щедрые промежутки времени в течение недели перед тестированием, чтобы помочь команде понять характер и пределы информации, которую группа предоставит, когда она будет у них и что им потребуется от команда для их эффективной поддержки.Члены группы были уверены, что могут полагаться на группу по анализу материалов на протяжении всего процесса, и испытания прошли хорошо, несмотря на обычные технические трудности, возникающие при таких испытаниях.

Для сравнения, рассмотрим то, что мы наблюдали в другой компании в нашем исследовании, компании по производству потребительских товаров, которую мы назовем National Houseware Products. В течение многих лет National была известна своими новаторскими решениями. Но недавно компания была реструктурирована с учетом резкого скачка роста, и многие руководители высшего звена были уволены или переведены.Условия работы National претерпели радикальные изменения. В то же время, успехи в новых продуктах и ​​новых бизнес-идеях, казалось, замедлялись. Интересно, что ежедневные отчеты исследования командных мероприятий показали, что присутствовали практически все убийцы творчества.

Менеджеры подрывают автономию, постоянно меняя цели и вмешиваясь в процессы. Например, на одном ежеквартальном обзорном собрании четыре приоритета, которые были определены руководством на предыдущем ежеквартальном обзорном собрании, даже не упоминались.В другом случае продукт, который был определен как проект номер один для команды, внезапно упал без объяснения причин.

Руководители одной компании подрывают творческий потенциал сотрудников, постоянно меняя цели и вмешиваясь в процессы.

Ресурсы также управлялись неправильно. Например, руководство постоянно подвергает команды жестким и, казалось бы, произвольным ограничениям времени и ресурсов. Поначалу многих членов команды воодушевила атмосфера пожаротушения.Они с головой окунулись в работу и сплотились. Но через несколько месяцев их воодушевление поутихло, особенно потому, что давление оказалось бессмысленным.

Но, возможно, менеджеры National больше всего навредили творчеству своим подходом к оценке. Они обычно критиковали новые предложения. Один сотрудник сказал нам, что он боялся рассказывать своим менеджерам о некоторых радикальных идеях, которые он разработал для развития своего направления бизнеса. Сотрудник был полон энтузиазма по поводу потенциала его идей, но в конечном итоге не упомянул о них никому из своих начальников.Он задавался вопросом, почему он должен говорить о новых идеях, когда каждая из них изучается на предмет всех ее недостатков, а не ее потенциала. Своими действиями руководство слишком часто давало понять, что любые важные идеи о том, как изменить статус-кво, будут тщательно изучены. Людям, достаточно храбрым, чтобы предлагать новые идеи, приходилось терпеть долгие — часто неприятные — встречи, полные подозрительных вопросов.

В другом примере, когда команда представила боссу новую программу конкурентного ценообразования, ему сказали, что обсуждение идеи придется подождать еще месяц.Один разгневанный член команды заметил: «Мы так долго анализируем, что потеряли бизнес еще до того, как предприняли какие-либо действия!»

Еще одна национальная команда потратила особенно много времени в течение нескольких недель на создание радикально улучшенной версии основного продукта. Команде удалось выпустить продукт вовремя и в рамках бюджета, и он получил многообещающий отклик на рынке. Но руководство действовало так, как будто все было в обычном режиме, не принося команде признания или вознаграждения.Пару месяцев спустя, когда мы посетили команду, чтобы сообщить о результатах нашего исследования, мы узнали, что руководитель группы только что принял работу от более мелкого конкурента. Он признался, что, хотя он чувствовал, что возможности для продвижения и окончательной видимости могли быть больше в National, он верил, что его работа и его идеи будут цениться более высоко в другом месте.

И, наконец, менеджеры National позволили политическим проблемам усугубиться. Рассмотрим случай, когда национальная команда пришла к прекрасной идее сэкономить деньги на производстве нового продукта — что было особенно актуально, потому что конкурент только что выпустил аналогичный продукт по более низкой цене.План был отклонен. Что касается «политики» — кодового слова, обозначающего давнюю преданность и соперничество внутри компании, — производственное подразделение не допустило бы этого. Один из членов группы прокомментировал: «Если бы господствовали факты и цифры, а не политика, это было бы легкой задачей. Нет определенной экономии затрат от использования продуктов там, где они есть, и нет контрпредложения о том, как сэкономить деньги другим способом. Это просто «Нет!», Потому что они этого хотят ».

Великие награды и риски

Важный урок истории National and Chemical Central заключается в том, что развитие творческих способностей находится в руках менеджеров, когда они думают, проектируют и создают рабочую среду.Творчество часто требует, чтобы менеджеры радикально изменили способы построения рабочих групп и взаимодействия с ними. Во многих отношениях это требует сознательного изменения культуры. Но это можно сделать, и награда может быть огромной.

Поощрение творчества часто требует от менеджеров радикального изменения того, как они строят рабочие группы и взаимодействуют с ними.

Риск невыполнения этого требования может быть даже больше. Когда творчество убито, организация теряет мощное оружие конкуренции: новые идеи.Он также может потерять энергию и приверженность своих сотрудников. На самом деле, за все годы моих исследований творчества, возможно, самым сложным было слышать, как люди жалуются, что они чувствуют себя подавленными, разочарованными и закрытыми своими организациями. Как сказал нам один из членов команды National: «К тому времени, когда я каждый день прихожу домой, я чувствую себя физически, эмоционально и интеллектуально истощенным. Помогите!»

Даже если кажется, что организации попали в ловушку организационных экосистем, убивающих творческий потенциал — как в случае с National Houseware Products — все еще возможно осуществить широкомасштабные изменения.Рассмотрим недавнюю трансформацию в Procter & Gamble. Когда-то центр творчества P&G в последние годы значительно сократился. В ответ компания создала Corporate New Ventures (CNV), небольшую кросс-функциональную команду, которая воплощает в себе многие методы повышения творчества, описанные в этой статье.

С точки зрения проблемы, например, членам команды CNV было разрешено выбирать самих себя. Как лучше убедиться, что кто-то внутренне мотивирован для выполнения задания, чем просить добровольцев? Следует отметить, что создание команды из волонтеров было серьезным отходом от стандартных процедур P&G.Перед членами команды CNV также была поставлена ​​четкая и сложная стратегическая цель: изобрести радикально новые продукты, которые построят будущее компании. Опять же, отступив от типичных практик P&G, команде была предоставлена ​​огромная свобода действий в отношении того, как, когда и где они подошли к их

Маньяку, 22 года, «зарезанной сестре подруги, 14 лет, в безумстве ножа после того, как несколько часов назад погуглили« как убить кого-то »

МУЖЧИНА, обвиняемого в убийстве сестры своей подруги в результате неистового нападения с ножом, предположительно накануне погуглил «как убить человека».

Габриэль Орельяна, 22 года, был арестован после того, как 14-летняя Лия Исис Васкес была найдена мертвой с ножевыми ранениями в шею и руки.

2

Лия Исис Васкес погибла в результате неистового нападения с ножом Фото: Newsflash

2

Габриэль Орельяна был арестован в связи с убийством Фото: Габриэль Орельяна / Newsflash

Следователи полагают, что она устроила драку во время нападения, которое произошло в собственности в аргентинском городе Пуэрто-Мадрин в пятницу 13 ноября.

Копы обнаружили, что Орельяна искала в Google «как убить человека» и «слабые места, чтобы убить человека» на своем мобильном телефоне за день до убийства, сообщает La Nacion.

Прокуратура утверждает, что Орельяна был задержан за то, что ранее угрожал убить всю семью своей девушки, которая является членами боливийской общины города.

Ужасное убийство произошло в одной из комнат особняка, к которому был прикреплен бизнес.

Полиция обнаружила, что были украдены деньги, которые, по их мнению, украла Орельяна.

Сообщается, что он скрылся с места происшествия на машине, но позже был арестован с пятнами крови на ботинках и руках.

ОСТАЛОСЬ УМЕРТЬ

Мама-монстр позволила своему первому сыну умереть с голоду, а затем рыдать о «моем ребенке» на Facebook

ШКОЛА ЗАВЕРШЕНА

Нью-Йорк снова закрывает свои школы, так как Covid продолжает расти в пораженном вирусом регионе

MESSED WITH НЕПРАВИЛЬНАЯ ДЕВУШКА!

Боец ММА всего 4 фута 9 дюймов бросает вора телефона в кровавое месиво

CASH CLASH

Байден требует счета за помощь «прямо сейчас», но Митч МакКоннелл взрывает «несерьезный» план

«NO CHOICE»

Кэндис Оуэнс говорит, что BLM будет «ЗА» черная женщина в качестве замены Сената Камалы

ВОДА ЖИЗНИ

«Дева Мария» появляется в водопаде в «послании надежды» после смертоносного тайфуна

Копы также провели два рейда и изъяли окровавленную куртку, принадлежащую Ореллане, а также рюкзак и мобильные телефоны.

Прокурор Пуэрто-Мадрина Хорхе Бургуэно, ведущий дело, заявил, что подозреваемому грозит пожизненный срок и что его жертва намерена пострадать.

Он заключен под стражу, и у обвинения есть четыре месяца на то, чтобы закончить подготовку своего дела против него.

Повешенный или повешенный — быстро научитесь использовать каждое слово

Даже самые закоренелые грамматики не оправдывают смертную казнь за грамматические нарушения, но мы, как правило, зацикливаемся на повешенных . Повешение может относиться только к чьей-либо смерти через повешение. Если вам интересно: «Он повешен или повешен?» установить, имело ли место смертоносное действие.

Это один из немногих случаев, когда грамматика становится вопросом жизни и смерти.

Вот совет: Хотите, чтобы ваш текст всегда выглядел великолепно? Grammarly может уберечь вас от орфографических ошибок, грамматических и пунктуационных ошибок и других проблем с написанием на всех ваших любимых веб-сайтах.

Прошедшее время Hang

Hung — это прошедшее время от , чтобы повесить , что означает «приостановить или быть приостановленным».”

Повешенный — это прошедшее время от , обозначающее , когда оно означает «убить кого-то, привязав веревку, прикрепленную сверху, и убрав опору снизу».

зависнуть = приостановить

Настоящее время вешаю ты вешаешь он / она / оно зависает вешаем ты вешаешь они вешают
Простое прошедшее время повесил ты повесил повесил мы повесили ты повесил повесили
Причастие в настоящем вешаю вы вешаете висит вешаем вы вешаете они висят
Прошедшее участие я / ты / мы / (а) он / оно / они повесили

повесить = убить через повешение

Настоящее время вешаю ты вешаешь он / она / оно зависает вешаем ты вешаешь они вешают
Простое прошедшее время повесил вы повесили повешен повесили вы повесили повесили
Причастие в настоящем времени вешаю вы вешаете висит вешаем вы вешаете они висят
Прошедшее участие я / ты / мы / (а) он / оно / они повесили

Как использовать «Hung»

Одежду можно вешать на вешалки, а картины на стены.Некоторые люди пользуются эмпирическим правилом, что вещи повешены, и люди повешены, , но это не всегда срабатывает так, как должно. Можно отстранять людей, не намереваясь причинить им вред, например, привязать кого-то к тросу и свесить с моста (что может показаться соблазнительной смертью, но это скорее мнение, чем факт).

Как использовать «Повешенный»

Если вы выбираете между повешенным и повешенным и задействован акт казни, всегда выбирайте повешенный . Повешенный также может рефлексивно использоваться для обозначения самоубийств (например, он повесился, они повесились ).

Если бы вы могли убить одного человека на планете, кого бы вы убили? — Подождите, но почему

Пора темнеть к обеденному столу на этой неделе.

Вы получаете по почте загадочную посылку. Внутри находится устройство с печатной клавиатурой, экранчиком и красной кнопкой. В инструкции написано:

Введите имя живого человека и нажмите кнопку.Этот человек мирно умрет сегодня ночью во сне. Врачи определят причину смерти как сердечную недостаточность. Никто никогда не узнает, что этот человек был убит или что вы имели к этому какое-то отношение. Эту кнопку можно использовать только один раз, только сегодня, и после ее нажатия вы уже ничего не можете сделать, чтобы отменить действие.

Для простоты предположим, что вы можете убедиться, что у вас есть нужный человек, указав его лицо на маленьком экране, и что посылка была отправлена ​​вам из ниоткуда, а не каким-то конкретным человеком, и что никто не знает, что у вас есть Устройство.

Итак … что бы вы сделали? Вы можете просто оставить устройство в покое, и после полуночи оно станет бесполезным. Или вы можете выбрать кого-нибудь убить. Сообщите нам, что вы собираетесь делать и что думаете. Если вы думаете, что убьете кого-то, кого вы знаете, но не знаменит, не стесняйтесь анонимно рассказать нам о том, кто этот человек и почему вы выбрали его — я думаю, нам всем будет интересно.

___________

Ответ Тима: Весело! Первое, что я делаю, это думаю о ком-нибудь, кого я знаю, кого я действительно хочу убить.К сожалению, сейчас я не могу ни о ком думать, поэтому обратился к остальному миру. Для меня есть две веские причины убить кого-то:

1) Практичный. Тот, кто причиняет огромный вред миру или делу, которое вам очень небезразлично. Ключ здесь в том, что это должен быть кто-то, чья смерть действительно изменит ситуацию. Гитлер во время Второй мировой войны является ярким примером, потому что, судя по всему, что я узнал о Второй мировой войне, Гитлер был движущей силой военных усилий Германии.Если бы вы убили его, особенно в начале войны, все, вероятно, сложилось бы совершенно иначе. Бен Ладен мог бы быть хорошим человеком, но вы должны убедиться, что он, в частности, был критическим компонентом способности Аль-Каиды быть эффективной — будь то из-за его способности вдохновлять на действия, объединять разрозненные усилия или вдохновлять планы так, чтобы никто другой не мог. Убийство бен Ладена должно было стать настоящим, длительным ударом по эффективности «Аль-Каиды», чтобы оно было хорошим практическим использованием кнопки.

2) Правосудие. Если бы вы думали, что убийство Бен Ладена мало что изменит — что его № 2 просто вмешается и заменит его без особого эффекта — все равно мог бы быть аргумент, основанный на справедливости, чтобы выбрать его. Это дало бы вам шанс забрать будущие десятилетия жизни у того, кто забрал столько жизни у других. Если вы хотите, чтобы это дразнило вас, вы можете взять кого-то, кто заслуживает самого худшего из худшего, и убить того, кого он действительно любит, — но это очень хреново для жертвы, поэтому вам придется подумать, действительно ли вы хотите быть полная дрянь об этом.

У меня нет точного ответа. Если бы я знал больше подробностей о геополитике или внутренней работе террористических организаций, я, вероятно, смог бы найти хороший практический ответ. Но я действительно не знаю, насколько убийство лидера ИГИЛ изменит ситуацию. Я уверен, что есть отвратительные африканские военачальники, которые причиняют неописуемое количество человеческих страданий, и некоторые коррумпированные лидеры или политики, которые держат десятки миллионов людей в нищете, — но опять же, у меня нет конкретного человека в разум.Я дам скучный ответ этого члена:

Али Хаменеи, верховный лидер Ирана. Я недостаточно знаю о внутриполитической деятельности Ирана, чтобы понять, изменит ли это ситуацию там, но у Ирана 80 миллионов человек, он имеет большое богатство и влияние в проблемной части мира, и если там все может измениться, это имел бы широкомасштабный глобальный положительный эффект. Я думаю, что он более могущественен, чем президент Ирана, поэтому, пока он является верховным лидером, все остается безнадежным.

Хорошо, твоя очередь. Будь более креативным, чем я, спасибо.

Вы можете подписаться на рассылку рассылки «Обеденный стол» здесь, чтобы получать уведомления о новой теме каждую неделю, и не забывайте присылать будущие предложения по теме на [email protected]

Как убить опоссума

На следующее утро, когда я наполнил ведро на 10 галлонов водой, пытаясь уберечь мою любимую рабочую одежду и модные шведские сабо от брызг из шланга, я наконец получил это.Убить дикое животное очень сложно. И я не имею в виду эмоционально мучительные или внутренние противоречия. Мои этические дилеммы по поводу предстоящей мне работы были полностью стерты месяцами бессонницы, изнурительного труда и почти безумного незаконного поведения. Я понял следующее: очень трудно ударить, сжечь, заколоть или застрелить жизнь дикого существа.

Как и многие люди в Окленде, штат Калифорния, я выращиваю кур. Люди здесь не выращивают цыплят, потому что на своей настоящей работе они не зарабатывают достаточно денег, чтобы покупать яйца.Или потому, что выставленные на продажу яйца не являются самыми популярными яйцами в Соединенных Штатах. В каждом продуктовом магазине в районе залива продается около 25 различных сортов плодородных яиц, выращенных на свободном выгуле местного производства. Желтки темно-горчичного цвета — свидетельство зелени и насекомых, которые поедают куры, кладущие эти волшебные шары. В любой, я имею в виду , в любой из 7 дней проклятой недели , в пределах 5–20 минут езды на велосипеде есть фермерский рынок, где гурманы, подобные мне, могут купить яйца прямо с местной фермы, еще теплые от того, что устроились на улице. глубокие пушистые складки киски птицы.

Куры семейных реликвий, выращенные на органической зелени и раковинах устриц из Тихого океана, дают яйца самых красивых оттенков — синие, коричневые, бледно-зеленые, шафрановые, крапчатые. Я знаю других любителей кур, которые разводят кур, потому что им нравится работать ради еды, собирать яйца прямо из курятника собственными голыми руками. Что-то в них жаждет вернуться в землю, чего у них никогда не было в детстве. Но не я. Нет, я понял, что выращиваю кур, потому что я сумасшедший.Потому что я должен любить работать, терять сон, друзей и сотни долларов каждый год.

Но вернемся к ведру. Моя работа, начавшаяся накануне вечером в 2 часа ночи, почти закончилась. Я собирался утопить восемь детенышей опоссумов в 10-галлонном ведре воды.

Днем я работаю в галерее современного искусства в Сан-Франциско как малооплачиваемый и слишком образованный писатель. Работа в городской галерее означает, что, хотя вас наняли писателем, вы также являетесь администратором, экспертом по веб-сайтам, уборщицей, барменом, управляющим недвижимостью, посудомоечной машиной, дворником, установщиком произведений искусства, продавцом, личным помощником и психотерапевтом. для галериста.Это тяжелая работа, так же как ходить в церковь или разговаривать со стареющей матерью — тяжелая работа. Есть много тонкого давления, чтобы выглядеть лучше и одеваться. Все, о чем вы можете думать, это то, насколько вы голодны и сколько вам нужно пописать. Ваша работа — просто слушать, кивать и шутить над тем, что говорят, когда вы действительно хотите убежать, крича и смеясь над тем, как это сводит с ума — быть взрослым, с мозгом, все еще слушая то же нелепое дерьмо.

В тот день, когда я наполнял ведро, я только что написал пресс-релиз о выставке, состоящей из плакатов с потерянными кошками, которые художник сорвал с телефонных столбов.Этот проект художника требовал от меня приписать работу на выставке вымышленному человеку, имя которого в точности совпадает с именем самого художника. Работа бессмысленна, но это ничто по сравнению с той работой, которую я делал по ночам в течение нескольких месяцев, которая достигла новой точки безумия.

«Это происходит».

Это текст, который разбудил меня от глубокого сна в 2 часа ночи накануне инцидента с ведром. Я точно знал, что это значит, и в панике вскочил с кровати.Мои ноги нашли мои ботинки. В моем режиме «бей или беги» я решил, что на штаны нет времени. Я выбежал через заднюю дверь в кромешную тьму, используя свой iPhone в качестве фонарика. Я нашел свою соседку по комнате и давнюю подругу Стейси, которая живет в маленькой хижине на заднем дворе, стоящей перед курятником. Она использовала свой iPhone, чтобы зажечь и ненадолго оглушить виновника: огромного опоссума в курятнике, притворяющегося мертвым.

Это случилось не в первый раз. Или второй. Это был пятый раз за столько недель, что опоссум попал в курятник.Проблема заключалась не в том, что опоссум собирался убить цыплят. Дело в том, что, черт возьми, попробует , чтобы убить цыплят на несколько часов, и на самом деле может потерпеть неудачу.

Звучит холодно. Но к тому моменту я пять лет выращивал цыплят и все это видел. Я кратко подумал о том, чтобы вернуться внутрь, надеть беруши и включить машину белого шума, чтобы заглушить часы и часы какофонического крика, который сопровождает работу опоссума, пытающегося сбить стаю домашней птицы.

Но потом я подумал о своих детях. Каждый раз, когда они находили выпотрошенное тело одного из своих питомцев, которых они с любовью выращивали из маленьких желтых пушистых комочков в великолепных, пышных кур-несушек, их ужас был свеж. В последний раз, когда один умер — разорванный енотом, — я обнаружил, что мой шестилетний сын указывал и кричал на лиловую кучу печени, почек и внутренностей, лежащих вне открытого живота его курицы. Он назвал того одного Пупером. Она была из Плимутской скалы, чей черно-белый узор с крапинками создавал впечатление, будто она расхаживает по двору в крохотном твидовом пальто, одетая до нитки на свой рабочий день, который состоял из еды и испражнения на несколько часов вперед.Похоже, енот расстегнул куртку, как куртку, от клюва до живота, и вылил все внутренности на землю.

Но я стояла там в нижнем белье под проливным дождем не потому, что боялась, что сердца моих детей снова разобьются. Я был сентиментален в первые несколько раз, когда мы теряли цыплят. Но не больше. Наихудшим исходом будет поврежденная, но не полностью мертвая курица, и, как следствие, давление со стороны сверстников, чтобы они заплатили ветеринару, чтобы тот зашил ее.Или усыпить. Я не тратил эти 700 долларов, несмотря ни на что. Подсчитав немного, я подсчитал, что гонорар ветеринара составляет 31 час написания плакатов о пропавших кошках. Вот и мы, две женщины, вооруженные только степенью магистра и пригородным воспитанием, наставляя свой айфон на дикое животное, пытаясь понять, что, черт возьми, делать дальше.

Следует отметить, что этот опоссум просто пытался делать свою работу. С момента завезения с Восточного побережья в Калифорнию в 1910 году, Didelphis virginiana (The Virginia Opossum) решает задачу обеспечения своего выживания в качестве единственного североамериканского сумчатого животного в штате.Из-за короткого периода беременности (13 дней), двойного периода спаривания (весна и осень) и большого размера помета (в среднем 13 дней) опоссумы могут размножаться с огромной скоростью. Они могут адаптироваться к различным условиям и есть все: свежее мясо полевок, крыс и змей; падаль любого вида; фрукты, орехи, овощи, улитки, насекомые, дождевые черви и мусор.

Но быть опоссумом непросто. В любой момент времени у опоссума есть МНОГО ртов для кормления. И в отличие от ртов, которые я должен кормить, которые я могу оставить в школе, пока зарабатываю 22 доллара.50 в час, опоссумы должны приводить своих детенышей для работы с ними. Опоссумы носят свое потомство в сумке в течение 11 недель, где пасель (термин, обозначающий помет опоссума) почти постоянно нянчится. После этого младенцы по четыре-семь за спину цепляются за спину матери, а она приносит домой бекон. Или курицу, как это было в эту ночь.

Около половины паучков умирают в первые несколько недель после рождения, и если опоссум действительно доживает до взрослого возраста, он редко доживает до трех лет.Работа опоссума усложняется тем фактом, что его максимальная скорость составляет всего семь миль в час при очень небольшом соотношении мозга и тела. Инструменты его торговли включают в себя 50 зубов (больше, чем у любого другого североамериканского млекопитающего), отталкивающую, вонючую, зеленоватую, похожую на мускус жидкость, которую он может выделять из своих анальных желез, когда чувствует угрозу, и сверхъестественную способность играть. мертва так долго, в таком полностью кататоническом состоянии, что даже умного хищника с большим мозгом можно обмануть. Опоссумы страдают лептоспирозом, туберкулезом, возвратным тифом, туляремией, пятнистой лихорадкой, токсоплазмозом, кокцидиозом, трихомониазом, сыпным тифом и болезнью Шагаса.На них обитают различные вши, клещи и другие паразиты. Опоссумы сталкиваются с большим количеством угроз, чем вы можете себе представить, даже в Окленде: совы, ястребы, лисы, койоты, кошки, собаки и, поскольку наездник — любимая еда, автомобили.

Не говоря уже о людях. Департамент рыб и дикой природы Калифорнии считает опоссумов неигровыми животными, что означает, что если вы являетесь владельцем или арендатором собственности, вы можете «контролировать» опоссума любыми законными способами.

В последний раз я убил опоссума двумя месяцами ранее, это было ужасно, но определенно законно.Я был в своем гараже, залез в картонную коробку, чтобы забрать одну из трех цыплят, которых мы выращивали под лампой. Я проверял, нет ли глотка, также известного как «тесто-задница». Работа включает извлечение дерьма из анального отверстия каждой цыпочки, чтобы убедиться, что это важное вентиляционное отверстие в их системе не забито. Эту задачу по поддержанию жизни цыпленка обычно выполняет наседка, если только вы не забрали этих цыплят у нее, чтобы вырастить их в своем гараже. По-видимому, цыплята не могут чистить свои задницы, а если кто-то этого не делает, они не могут какать или писать, что приводит к смерти в течение нескольких часов.Единственная задача цыпленка — выглядеть так мило и беспомощно, что это может побудить занятого человека, работающего полный рабочий день вне фермы, вытирать три маленьких окурка птицы пять раз в день.

Когда я пошел за третьей цыпочкой, я закричал. Это был не цыпленок, который сидел, прижавшись к сене, а опоссум, настолько набитый из , съев третьего цыпленка, что едва мог двигаться. Я рассматривал свои варианты. Вариант 1) Попробуйте вытолкнуть его из прогрызенной им ямы и отпустить, или Вариант 2) Убейте его.Вариант 1 приведет к высокой вероятности того, что опоссум вернется, чтобы снова перекусить. Хотя на тот момент потеря цыплят была для меня старой шляпой, я изрядно вложился в эту партию, проведя столько дней с пальцем в их жопы. Не говоря уже о деньгах, которые я потратил на органический корм для цыплят, сено, лампы для обогрева и специализированную поилку, чтобы цыплята не утонули, пытаясь напиться.

Итак, я схватил лопату с длинной ручкой, единственное оружие под рукой, и приготовился к Варианту 2.Я собрал себя для работы, которую любой достойный птицевод должен делать все время. Я глубоко вздохнул и изо всех сил ударил острым наконечником лопаты по шее опоссума. Шлем . Это почти ничего не дало. Поссум зашипел, показал мне свой полный рот капающих зубов и испустил один из самых отвратительных запахов, которые я когда-либо слышал. Я ударил еще раз. Wham . Поссум был ранен, но все еще жив. Мне пришлось вонзить лезвие лопаты в голову этого животного примерно 30 раз, прежде чем оно действительно умерло.Мой пульс учащался. Мне было жарко, я вспотел, трясся и устал от усилий.

Я вырос в пригороде на севере штата Нью-Йорк в семье родителей, которые упивались удобством продуктовых магазинов, микроволновых печей и китайских еды на вынос. Единственной психологической подготовкой, которая у меня была для выполнения этой задачи, было наблюдение за игрой престолов со своим парнем в постели ночь за ночью, засыпая под звуки боевых топоров и валерианской стали, вонзающейся в черепа и торсы, согретые не моим собственным адреналином … вызванный напряжением, но ноутбук прожигал дыру в пододеяльнике.

Но два месяца спустя, этой ночью, стоя под проливным дождем и решая возникшую проблему с помощью продукта Apple, как любой другой неумелый и привилегированный американец, я понял, что ситуация сложнее. Этот опоссум попал в ловушку, которую я сам устроил. Цыплята из гаража, которых я с такой любовью и ужасом спасал пастообразную задницу и опоссум, выжили и превратились в молодок — молодых кур, готовых присоединиться к обычному курятнику, заполненному их сверстниками, но еще не достаточно зрелыми, чтобы отложить яйца.Однажды утром я вышла на задний двор и обнаружила, что одна молодка исчезла. Ушел. По двору было разбросано тревожное количество перьев, но это было все. Это больше походило на работу лисы или енота, чем на опоссума. Разгневанный и разочарованный тем, что потратил так много времени и денег на то, чтобы накормить какого-то хищника вместо моей детской зависимости от французских тостов, я пошел в хозяйственный магазин, чтобы потратить больше денег и времени. Я купил 60 футов проволочной сетки и скобяной пистолет, залез под инкрустированный кормами курятник и пролежал на спине весь день.Я усилил слабые места и закрыл пробелы. Я сделал двойной слой проволоки по всему периметру курятника для дополнительной защиты. Я вышел с 10 укусами пауков, защемлением нерва и гневными красными царапинами на руках, лице, спине и шее.

«Она, черт возьми, застряла, а?»

Это была моя блестящая оценка стоящей передо мной проблемы. Стейси устало кивнула, вода стекала с ее волос. Дождь лил, теперь стал сильнее, простынями. Мое обсессивно-компульсивное употребление скрепок привело к тому, что огромный опоссум оказался зажат слоями проволочной сетки.Он втиснулся внутрь курятника, но не смог выбраться. Не было места, а тем более места для рычагов для моего движения Мрачного Жнеца с лопатой. Моя цель была почти полностью недоступна любыми средствами, которые я мог придумать со смертельной силой.

Кроме пистолета. Все, о чем я мог думать, это то, как сильно я хотел бы иметь такой. Как политически либеральная мать-одиночка, воспитывающая троих мальчиков в охваченном огнестрельным оружием районе в Окленде, это была самая нелепая мысль, которая у меня когда-либо возникала. Если бы я мог, я бы буквально стер вторую поправку из Конституции.Я хотел, чтобы NRA и оружейное лобби пошли на хуй. Стрельба — это фоновый шум нашей жизни. Это причина сотен ранений и смертей в Окленде каждый год, и даже когда пуля не попадает в цель, случайный выстрел из огнестрельного оружия, который позволяет живым и физически невредимым, по-прежнему является постоянным источником психологического стресса и беспокойства. для меня. Полиция и город Окленд, пытаясь выполнять свою работу, объявили незаконным для «кого-либо в любое время стрелять или стрелять, либо вызывать стрельбу или разряжать любое огнестрельное оружие или любое метательное оружие в пределах город.» Слава Богу. Только вот я и хотел это сделать.

Единственный, кого я знала, у кого было хоть какое-то оружие, был мой парень. Я видел пулемет BB в его художественной студии. Пушки BB подпадают под категорию метательного оружия вышеупомянутого городского постановления. Несмотря на все, что я знал и поддерживал об опасности игрушечного оружия, я надела плавательную куртку моего старшего сына, села в машину и поехала к дому моего парня, чтобы забрать оружие. Когда он открыл дверь, мой парень взглянул на самый непривлекательный ансамбль плащ / нижнее белье, который только можно вообразить, и взглянул на меня, сказав: «Нет.Я не пойду помогать тебе. Я так рада, что решила сегодня не ночевать у тебя дома. P.S. Думаю, мы скоро расстаемся. Он проделал работу парня, который в глубине души знает, что ему не следует встречаться с матерью-одиночкой с тремя маленькими мальчиками: он протянул мне заряженный пулемет и закрыл дверь. Я вернулся на задний двор с торжеством. Стейси выглядела немного обеспокоенной. Она выполняла работу сообщника, который хотел убить цель, но у нее не хватало хладнокровного инстинкта убийцы, чтобы на самом деле спустить курок. Она обратила внимание на мой хит.Я взвел курок и выстрелил. Опоссум отреагировал так, будто я вылил ему в лицо немного воды, пока мыл посуду. Несмотря на все ужасные истории, которые я читал и слышал о пулеметах BB, мне не верилось, насколько они неэффективны при нанесении смертельных ранений или смерти. Я снова выстрелил. И опять. И опять. Я вылил в опоссума целую бочку, полную дроби, целился ему в голову. После 50 попыток у меня закончились ББ. Опоссум действительно проснулся из мертвых достаточно, чтобы шипеть и рычать, но кроме того, что полностью разозлил его, BB-пистолет не имел никакого эффекта.

Я подумал о том, чтобы попросить у соседей настоящий пистолет. Хотя я не знал наверняка, я подозревал, что они принадлежат им или знают кого-то, кто им владеет. Я не хотел разбудить их для этой услуги по очевидным причинам — наименьшей из которых были жгучие взгляды, которые они направляли в мою сторону со времен «Инцидента с Петухом». Тот конкретный кризис, который только что разрешился на прошлой неделе, привел к 10 ночам бессонницы по соседству, вызванной, как вы уже догадались, моими цыплятами.

Видите ли, последний птенец из гаража оказался петушком.Поскольку я всего лишь хочу быть фермером, я никогда раньше не видел петуха-подростка. Я думал, что у меня только что была необычно большая, чрезвычайно агрессивная курица, у которой поздно цвела месячные — отсюда и отсутствие яиц, выходящих из ее клоаки. Вместо этого у меня был мальчик. Петух по имени Sizzles оказался благословением для всех. Достигнув зрелости, он всю ночь держал всех в радиусе двух кварталов, непрерывно крича и крича. Я думал, что это какое-то временное поведение петуха-пубертата.Разве петухи не должны были кричать на рассвете? Разве это не была просто гормональная фаза бешенства?

Чтобы успокоить моих соседей и моего младшего сына, чье это было домашнее животное, я отчаянно пытался найти новый дом Шиззлзу, прежде чем кто-то позвонил в службу контроля животных, чтобы его забрали и разрушили. В отличие от кур, в Окленде запрещено держать петуха. Весь день на работе я незаметно искал в браузере «бухта-курица-святилища-рядом», пытаясь написать что-то глубокое и значимое о предстоящей выставке галереи: Sic Transit Gloria Mundi (a.k.a. Чрезвычайно безнадежные фрески-масляные картины грустных клоунов размером с фреску).

Я никогда не думал о том, что Шиззлс кукарекает всю ночь по уважительной причине. В тот день, когда я вошел в курятник, чтобы его уговорить (я нашел для этого дом на настоящей ферме, где они действительно хотели его), я понял, что Сиззлз кукарекает, потому что он просто делал свою работу, всю ночь, каждую ночь. Его ступни и ноги были в крови и в струпьях, покрытые крошечными следами укусов. Петух защищал стадо от нападений опоссума, крика, клевания и укола, пока опоссум не сдался и не вернулся на следующую ночь.Когда я рассказал эту историю подруге-фермерам, которая брала петуха, она сказала: «Ага. Дерьмо. Ах! Вот почему я этого хочу ». Она предложила мне курицу взамен петуха. Я отказался.

Что теперь?!? Мы со Стейси замерзли и обессилели. Опоссум, хотя теперь снова притворился мертвым, по-прежнему представлял угрозу. Я так сильно хотел уйти.

У меня была мозговая волна. «Я получаю паяльную лампу!» Гениально! Я мог бы сжечь опоссума. Огонь мог проникнуть через провода; он не знал границ.Стейси пережила меня через троих детей, развод и двадцать лет беспорядочных жизненных ситуаций, большинство из которых я создал сам. Она знала, когда я был выше моей головы. Она отключила паяльную лампу, сославшись на угрозу быть осужденным за поджог, который может привести к бездомности для всех нас, если ситуация выйдет из-под контроля.

Я жалко посоветовался с моим iPhone в поисках идей, но понял, что он сделал свою работу: осветил проблему и погуглил. Но пока нет приложения, которое убивает вещи.Пришло время заняться своей работой. Никто не собирался решать эту проблему, кроме меня, и до сих пор я терпел неудачу. У меня осталась одна идея, и как бы мне не хотелось это признавать, она исходила от моего парня. Однажды ночью, лежа в постели, вскоре после «инцидента с петухом», слушая, как я с одержимостью рассказываю о опоссумах и о том, как защитить стадо, он сказал мне, что читал в Интернете о ком-то, кто приклеил скотчем мясной нож к животу. конец ручки метлы и зарезал опоссума до смерти.

Это была моя последняя, ​​худшая / лучшая идея. Я нашел метлу и изоленту. Я вошел в верхний ящик своего старшего сына и взял его нож с фиксированным лезвием — тот, которым он вырезал красивую деревянную ложку из коряг в летнем лагере, чтобы съесть суп, который он приготовил из собранных трав. Я нашел свое орудие убийства.

Надежно закрепив нож, мне удалось найти хороший угол и со всей силой, на которую я мог собрать, ударил копье метлы, настолько близко к сердцу опоссума, насколько я мог оценить.Я едва проткнул его кожу. Если бы я думал, я бы сначала заточил нож, но теперь я просто решил использовать неправильный инструмент для работы. Это было ужасно. Я колол, колотил и колол, кряхтя и немного крича от усилия. В какой-то момент опоссум схватился за нож зубами, и у него осталось достаточно жизни, чтобы грызть ленту с такой свирепостью, что я подумал, что он вырвет нож из метлы.

Примерно через 15 минут тыка, извлечения, изгиба копья и моего тела обратно в исходное положение, нахождение хорошего угла и повторная попытка от опоссума исходила настолько сильная вонь, что я чуть не проглотил.Бедняжка испустила последний вздох и совершенно обмякла. Я видел его кровь на ноже и некоторые его кишки в грязи. Было 4 часа ночи. Я бросил копье в траву и рухнул на землю. Стейси, как и ее хороший друг, сказала: «Это было так круто», хотя на самом деле она имела в виду: «Я больше никогда не смогу смотреть на тебя таким же образом». Я вошел внутрь, принял горячий душ и упал в кровать. Я слишком устал, чтобы разбираться с тушей. Придется подождать до утра.

Я проснулся на следующий день поздно.С мутными глазами и слабостью прошлой ночи. Мое тело болело. Не было времени приготовить три обеда и разобраться с беспорядком на заднем дворе перед работой. Когда мы шли к машине, я запретил мальчикам выходить на задний двор, пока я «не уберу кое-что». В этот момент трое из них знали, что это означает, и были более чем счастливы сделать вид, будто ничего не произошло. Весь день на работе я мог думать только о том, как ужасно пахнет насквозь мокрый мертвый опоссум, лежащий в луже зловонной воды и запекающийся на жарком солнце в течение восьми часов.Когда мы вернулись домой, запах ударил меня еще до того, как я добрался до заднего двора.

Но то, что я обнаружил, было хуже, чем вонь пятидесяти нью-йоркских мусорных контейнеров в разгар лета. Мертвый опоссум все еще был там, но вокруг ползали живые тела ее восьми потомков. Они прятались в ее сумке, вероятно, кормили грудью на протяжении всего инцидента накануне вечером. Я думала, опоссум был большим, но не беременных больших. Мое сердце замерло. Младенцы были крошечными, беспомощными и чихали — единственное, что могли издать опоссумы, когда они в беде.Их тела, полностью покрытые шерстью, были размером с мышей. Восемь крохотных хвостов. Шестнадцать ярко-розовых ушей. Почки четырехсот крошечных белых зубов, проталкивающих десны обреченной группы сирот.

Пришлось действовать быстро. Мои дети позволили бы мне убрать мертвого опоссума, не моргнув глазом. Но если бы они увидели восемь очаровательных беззащитных младенцев, ползающих и чихающих на своей мертвой матери, это было бы шоу ужасов. Пришлось их убить. Было ужасно позволять им обезвоживаться или умереть от голода, или медленно поддаться одной из наших домашних кошек — часами бить их, прежде чем их съедят.Все еще одетый в рабочую одежду и до смешного непрактичные деревянные сабо с серебряными ремнями, я схватил 10-галлонное ведро и наполнил его водой. Я нашла игрушечную палку моего среднего сына, изрыгающую акул. Я схватил каждого крохотного чихающего опоссума, бросил его в ведро и накрыл крышу старым куском фанеры. Когда все закончилось, я положил тела всех восьми вместе с их матерью в городской зеленый мусорный бак. Слава Богу за компостирование дома Bay Area. По крайней мере, похоронить мертвых мог бы кто-нибудь другой.

Эллисон Стокман — писательница, которая тратит все свои с трудом заработанные деньги на кофе и пиццу по завышенным ценам в Окленде, Калифорния.

Как убить процесс или остановить программу в Linux

Когда процесс ведет себя неправильно, вы можете иногда захотеть завершить или убить его. В этом посте мы рассмотрим несколько способов завершить процесс или приложение из командной строки, а также из графического интерфейса, используя gedit в качестве примера приложения.

Использование командной строки / символов завершения

Ctrl + C

Одна из проблем при вызове gedit из командной строки (если вы не используете gedit & ) заключается в том, что он не освобождает командную строку, поэтому сеанс оболочки блокируется.В таких случаях может пригодиться Ctrl + C (клавиша Control в сочетании с ‘C’). Это завершит работу gedit , и вся работа будет потеряна (если файл не был сохранен). Ctrl + C отправляет сигнал SIGINT на gedit . Это сигнал остановки, действие которого по умолчанию — завершить процесс. Он инструктирует оболочку остановить gedit и вернуться в основной цикл, и вы получите ответное приглашение.

 

Ctrl + Z

Это называется символом приостановки .Z
[1] + остановлен gedit
$

Когда процесс приостановлен (в данном случае gedit ), в gedit невозможно что-либо записать или сделать. В фоновом режиме процесс становится заданием . Это можно проверить с помощью команды jobs .

 

$ jobs
[1] + остановлен gedit

заданий позволяет управлять несколькими процессами в рамках одного сеанса оболочки.Вы можете останавливать, возобновлять и перемещать задания на задний план или на передний план по мере необходимости.

Давайте возобновим работу gedit в фоновом режиме и освободим приглашение для выполнения других команд. Вы можете сделать это с помощью команды bg , за которой следует идентификатор задания (обратите внимание: [1] из вывода заданий выше. [1] — это идентификатор задания).

 

$ bg 1
[1] + gedit &

Это похоже на запуск gedit с &, :

  $ gedit и  

Использование kill

kill позволяет точно управлять сигналами, позволяя сигнализировать процессу, указав либо имя сигнала, либо номер сигнала, за которым следует идентификатор процесса или PID.

Что мне нравится в kill , так это то, что он также может работать с идентификаторами заданий. Давайте запустим gedit в фоновом режиме, используя gedit & . Предполагая, что у меня есть идентификатор задания gedit из команды jobs , давайте отправим SIGINT на gedit :

  $ kill -s SIGINT% 1  

Обратите внимание, что перед идентификатором задания должен стоять префикс % , иначе kill будет считать его PID.

kill может работать без явного указания сигнала.В этом случае действие по умолчанию — отправить SIGTERM , что завершит процесс. Выполните kill -l , чтобы вывести список всех имен сигналов, и используйте команду man kill для чтения страницы руководства.

Использование killall

Если вы не хотите указывать идентификатор задания или PID, killall позволяет указать процесс по имени. Самый простой способ завершить работу gedit с помощью команды killall :

  $ killall gedit  

Это завершит все процессы с именем gedit .Как и kill , сигнал по умолчанию — SIGTERM . У него есть возможность игнорировать регистр, используя -I :

$ gedit & 
[1] 14852

$ killall -I GEDIT
[1] + Прервано gedit

Чтобы узнать больше о различных флагах, предоставляемых killall (например, -u , который позволяет вам уничтожать процессы, принадлежащие пользователям), проверьте страницу руководства ( man killall )

Использование xkill

Вы когда-нибудь сталкивались с проблемой, когда медиаплеер, такой как VLC, неактивен или зависает? Теперь вы можете найти PID и убить приложение с помощью одной из команд, перечисленных выше, или использовать xkill .

xkill позволяет убить окно с помощью мыши. Просто выполните xkill в терминале, который должен изменить курсор мыши на значок x или крошечный значок черепа. Щелкните x в окне, которое хотите закрыть. Однако будьте осторожны при использовании xkill — как объясняется на его странице руководства, это может быть опасно. Вы были предупреждены!

Дополнительные сведения см. На странице руководства по каждой команде. Вы также можете изучить такие команды, как pkill и pgrep .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *