Стихи классиков о любви к мужчине чтоб до слез: Стихи о любви к мужчине, парню: красивые, оригинальные стихотворения классиков любимому

Содержание

Стихи о любви классиков: Читать красивые стихотворения великих поэтов

Список стихотворений:

Красивые стихотворения великих поэтов про любовь

Любви все возрасты покорны — гласит старая пословица, сказанная еще великим Пушкиным в романе в стихах «Евгений Онегин». Сложно не согласиться с ней. Посмотрите вокруг себя: мир полон этого чувства. Мы любим своих родителей, родственников, друзей, питомцев. И это я только начала перечислять. Жизнь сама по себе штука необыкновенная, но когда существует это волшебство, которое заполняет души и сердца окружающих и нас самих, заставляет творить добро, дарить улыбки случайным прохожим, то все и вовсе становится прекрасным. Нам не нужна война. Пусть будет только мир, только любовь. Большего и не надо.

В стихотворениях о любви обычно раскрываются чувства и переживания людей, которые их пишут. Например, стихи Сергея Есенина про любовь не стали исключением. Деревенский поэт воспевает свою любовь к Родине, к девушкам, к родной березе… К примеру, в произведении «Заметался пожар голубой..».

Слова в стихе любовной лирики известного поэта классика говорят нам о том, что ради своих чувств человек способен пойти против своих убеждений, против того, что ему дорого. Вот для Есенина скандалы, поэзия, кабаки-были практически основой в его жизни. И все это он мог бы оставить ради любимой. Из этого можно сделать вывод о том, что не важно, кто ты: ребенок или взрослый человек, пенсионер или подросток. Тем более не важно, какое ты имеешь социальное положение! Никому не чужда любовь.

Любовь — вечна!

Большинство своих суждений я делаю, глядя на своего дедушку с бабушкой. Они прожили в браке 52 года. У меня эта цифра вызывает восхищение, искреннее недоумение: неужели это возможно?
Видимо, да. Но важно не то, что они вместе так долго, а то, что они любят друг друга до сих пор. Фредерик Бегбедер сказал о том, что любовь живет только три года. А я в это не верю. Она вечна.
Любовь в нашем мире -крепкий фундамент для мирового искусства и культуры. О ней пишут, ее восхваляют, показывают по телевизору. Она вдохновляет и расстраивает, показывает, что ты кому-то небезразличен и наоборот. Неоднозначное чувство, однако без него никак. Так будем же счастливы, пока это возможно. Рекомендуем к ознакомлению с красивыми, лучшими стихами о любви известных, великих поэтов классиков русской и зарубежной поэзии!

Стихи о любви классиков: читать популярные, лучшие, красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и Родине, природе и животных, для детей и взрослых. Если вы не нашли желаемый стих, поэта или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

Стихи классиков о любви к мужчине

А ты думал – я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.

Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок –
Мой заветный душистый платок.

Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом –
Я к тебе никогда не вернусь

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или от скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, бояться разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина…
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.

Мы просто нарисованы друг другом
От безысходной въедливой тоски
И погружаясь в бездну круг за кругом,
На холст наносим новые мазки…
На мрачном фоне разочарований,
Оттенок лёгкой грусти о былом,
На данность неизбежных расставаний,
Теперь мы смотрим под другим углом…
Мой мир изображён лазурью неба,
Ты в этом небе – стая белых птиц,
И где бы я по воле судеб не был,
Твой образ виден мне средь тысяч лиц…
А если потускнеют наши ласки,
И вечность разорвётся на куски,
Придут другие и смешают краски
От безысходной въедливой тоски…

Был он ревнивым, тревожным и нежным,
Как божье солнце, меня любил,
А чтобы она не запела о прежнем,
Он белую птицу мою убил.

Промолвил, войдя на закате в светлицу:
«Люби меня, смейся, пиши стихи!»
И я закопала веселую птицу
За круглым колодцем у старой ольхи.

Ему обещала, что плакать не буду,
Но каменным сделалось сердце мое,
И кажется мне, что всегда и повсюду
Услышу я сладостный голос ее.

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь — как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.

Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.

Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил.
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали…
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить

Перестань намекать на постель –
Ведь проблем не решают объятьем.
Я сегодня надену Шанель –
Буду в маленьком черном платье.

Хватит «гнать» романтичную чушь.
Видишь, лед уже в виски растаял?
Ах, какая нестойкая тушь…
Только плакать у нас – против правил.

Где ты ангелов видел с тату?
С интеллектом таким аморальным?
Так старался, а выбрал не ту…
Что ж бывает… не все идеальны.

Шпилька – больше, чем просто каблук…
Это высь! И стремление к звездам!..
И давай обойдемся без рук,
Ведь – увы – приручать меня поздно…

Лучше битва, чем мир взаперти.
Это тайна всех маленьких женщин:
Из двух зол, что стоят на пути,
Выбрать то, что покажется меньшим.

Стоп! – не чокаясь, выпьем до дна
За любовь! / а сквозь зубы «Проклятье!»…/

Беззащитна. И этим сильна.
В этом маленьком черном платье…

В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Свое бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики.

И мы проходили сквозь город чужой,
Сквозь дымную песнь и полуночный зной,—
Одни под созвездием Змея,
Взглянуть друг на друга не смея.

То мог быть Стамбул или даже Багдад,
Но, увы! не Варшава, не Ленинград,
И горькое это несходство
Душило, как воздух сиротства.

И чудилось: рядом шагают века,
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.

Мы были с тобою в таинственной мгле,
Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг выплыл над встречей-разлукой…

И если вернется та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то
Священная эта минута.

Благословляю все, что было,
Я лучшей доли не искал.
О, сердце, сколько ты любило!
О, разум, сколько ты пылал!

Пускай и счастие и муки
Свой горький положили след,
Но в страстной буре, в долгой скуке
Я не утратил прежний свет.

И ты, кого терзал я новым,
Прости меня. Нам быть — вдвоем.
Все то, чего не скажешь словом,
Узнал я в облике твоем.

Глядят внимательные очи,
И сердце бьет, волнуясь, в грудь,
В холодном мраке снежной ночи
Свой верный продолжая путь.

У меня есть дом,
Комната, окно,
Чашка на столе,
Тапки под столом
У меня есть дождь,
Небо и земля
У меня есть всё…
Только нет тебя.
Розовый закат,
Пачка сигарет,
Телефон звонит,
Только нет тебя.
Я иду в кино,
Листьями шурша
Мысли далеко…
А звезда горит
И не надо слов
Злости и обид…
Мне сейчас легко…
Сердце все стучит.

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.

Он мне сказал: “Я верный друг!”
И моего коснулся платья.
Так не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.

Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных…
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.

А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
“Благослови же небеса –
Ты в первый раз одна с любимым”.

Никогда я не был на Босфоре,
Ты меня не спрашивай о нем.
Я в твоих глазах увидел море,
Полыхающее голубым огнем.

Не ходил в Багдад я с караваном,
Не возил я шелк туда и хну.
Наклонись своим красивым станом,
На коленях дай мне отдохнуть.

Или снова, сколько ни проси я,
Для тебя навеки дела нет,
Что в далеком имени — Россия —
Я известный, признанный поэт.

У меня в душе звенит тальянка,
При луне собачий слышу лай.
Разве ты не хочешь, персиянка,
Увидать далекий синий край?

Я сюда приехал не от скуки —
Ты меня, незримая, звала.
И меня твои лебяжьи руки
Обвивали, словно два крыла.

Я давно ищу в судьбе покоя,
И хоть прошлой жизни не кляну,
Расскажи мне что-нибудь такое
Про твою веселую страну.

Заглуши в душе тоску тальянки,
Напои дыханьем свежих чар,
Чтобы я о дальней северянке
Не вздыхал, не думал, не скучал.

И хотя я не был на Босфоре —
Я тебе придумаю о нем.
Все равно — глаза твои, как море,
Голубым колышутся огнем.

Пройдись рукою по моей щеке
Прижмись, возьми мою ладошку,
Оставь, случайно на моей руке
След поцелуев нежную дорожку.
И я замру от маленького счастья,
Дыша теплом, идущим от тебя.
Уйдут, как едкий дым, мои ненастья
В родных объятьях затеряюсь я!

Высокие своды костёла
Синей, чем небесная твердь…
Прости меня, мальчик весёлый,
Что я принесла тебе смерть.-

За розы с площадки круглой,
За глупые письма твои,
За то, что, дерзкий и смуглый,
Мутно бледнел от любви.

Я думала: ты нарочно –
Как взрослые хочешь быть.
Я думала: томно-порочных
Нельзя, как невест, любить.

Но всё оказалось напрасно.
Когда пришли холода,
Следил ты уже бесстрастно
За мной везде и всегда,

Как будто копил приметы
Моей нелюбви. Прости!
Зачем ты принял обеты
Страдальческого пути?

И смерть к тебе руки простерла…
Скажи, что было потом?
Я не знала, как хрупко горло
Под синим воротником.

Прости меня, мальчик весёлый,
Совёнок замученный мой!
Сегодня мне из костёла
Так трудно уйти домой.

Ты далеко сегодня от меня
И пишешь о любви своей бездонной
И о тоске-разлучнице бессонной,
Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

Ах, как мы часто слышим разговоры,
Что без разлуки счастья не сберечь.
Не будь разлук, так не было б и встреч,
А были б только споры да раздоры.

Конечно, это мудро, может статься.
И все-таки, не знаю почему,
Мне хочется, наперекор всему,
Сказать тебе: — Давай не разлучаться!

Я думаю, что ты меня поймешь:
К плечу плечо — и ни тоски, ни стужи!
А если и поссоримся — ну что ж,
Разлука все равно намного хуже!

Тихий шёпот пересохших губ…
В пустоту слова пустые тратишь.
Отчего язык людской так скуп?
Я бы рассказала, что ты значишь –
Написала в воздухе ночном, а потом рассеяла беспечно
Вечное о самом дорогом,
Самое прекрасное о вечном.
Еле слышный шелест мотыльков
Где-то ближе к гаснущему свету…
Думала, что мало нужных слов,
А выходит, что совсем их нету.

Стихи о любви классиков стихи про любовь стихи лучших поэтов

Любовь 

Опять лежишь в ночи, глаза открыв,
И старый спор сама с собой ведешь.
Ты говоришь:
— Не так уж он красив! —
А сердце отвечает:
— Ну и что ж!

Все не идет к тебе проклятый сон,
Все думаешь, где истина, где ложь…
Ты говоришь:
— Не так уж он умен! —
А сердце отвечает:
— Ну и что ж!

Тогда в тебе рождается испуг,
Все падает, все рушится вокруг.
И говоришь ты сердцу:
— Пропадешь! —
А сердце отвечает:
— Ну и что ж!
(Ю. Друнина)

***

Любовь 

Известно все: любовь не шутка,
Любовь — весенний стук сердец,
А жить, как ты, одним рассудком,
Нелепо, глупо наконец!

Иначе для чего мечты?
Зачем тропинки под луною?
К чему лоточницы весною
Влюбленным продают цветы?!

Когда бы не было любви,
То и в садах бродить не надо.
Пожалуй, даже соловьи
Ушли бы с горя на эстраду.

Зачем прогулки, тишина.
Ведь не горит огонь во взгляде?
А бесполезная луна
Ржавела б на небесном складе.

Представь: никто не смог влюбиться.
И люди стали крепче спать,
Плотнее кушать, реже бриться,
Стихи забросили читать…

Но нет, недаром есть луна
И звучный перебор гитары,
Не зря приходит к нам весна
И по садам гуляют пары.
(Э. Асадов)

Что знает о любви любовь 
 
Что знает о любви любовь,
В ней скрыт всегда испуг.
Страх чувствует в себе любой
Если он полюбил вдруг.
Как страшно потерять потом,
То, что само нашлось,
Смерть шепчет нам беззубым ртом:
Все уйдет, все пройдет, брось!
Я любовь сквозь беду поведу, как по льду
И упасть ей не дам.
На семь бед мой ответ: где любовь, смерти нет,
Обещаю всем вам.
Нет, я не верю в смерть любви,
Пусть ненависть умрет,
Пусть корчится она в пыли
И земля ей забьет рот.
Но ты, любовь, всегда свети
Нам и другим вокруг
Так, чтобы на твоем пути
Смерть любви умерла вдруг.
Я любовь сквозь беду поведу, как по льду
И упасть ей не дам.
На семь бед мой ответ: где любовь, смерти нет,
Обещаю всем вам.
(Е. Евтушенко)

***

Я ребенок любви 
 
Я ребенок любви.
Меня вышептали,
меня выцеловали,
у друг друга из кожи
ногтями горячечно
выцарапали.
Меня выбормотали,
меня выдышали.
У влюбленных в постели
фантазия выше Дали.
Меня страстью построили,
нежностью вылепили,
ибо не отлюбили друг друга,
не вылюбили.
…Я был вспышкой двух душ,
ставших телом одним
на мгновение.
Всем, не знавшим любви,
я хочу подарить ну хоть маленькое полюбвение!
Я – ребенок любви,
и за это мне завистью
многие платят.
А, любви, даже если она и одна,
на Россию,
и все человечество хватит.
(Е. Евтушенко)

Вальс при свечах 

Любите при свечах,
танцуйте до гудка,
живите – при сейчас,
любите – при когда?

Ребята – при часах,
девчата при серьгах,
живите – при сейчас,
любите – при всегда,

прически – на плечах,
щека у свитерка,
начните – при сейчас,
очнитесь – при всегда.

Цари? Ищи-свищи!
Дворцы сминаемы.
А плечи все свежи
и несменяемы.

Когда? При царстве чьем?
Не ерунда важна,
а важно, что пришел.
Что ты в глазах влажна.

Зеленые в ночах
такси без седока…
Залетные на час,
останьтесь навсегда…
(А. Вознесенский)

***

Цветаева Марина

Мне нравится, что вы больны не мной

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не вами!

***

Цветаева Марина
Мы с тобою лишь два отголоска

Мы с тобою лишь два отголоска:
Ты затихнул, и я замолчу.
Мы когда-то с покорностью воска
Отдались роковому лучу.
Это чувство сладчайшим недугом
Наши души терзало и жгло.
Оттого тебя чувствовать другом
Мне порою до слез тяжело.

Станет горечь улыбкою скоро,
И усталостью станет печаль.
Жаль не слова, поверь, и не взора,-
Только тайны утраченной жаль!

От тебя, утомленный анатом,
Я познала сладчайшее зло.
Оттого тебя чувствовать братом
Мне порою до слез тяжело.

«Предчувствие любви страшнее» 
К.Симонов

Предчувствие любви страшнее
Самой любви. Любовь — как бой,
Глаз на глаз ты сошелся с нею.
Ждать нечего, она с тобой.

Предчувствие любви — как шторм,
Уже чуть-чуть влажнеют руки,
Но тишина еще, и звуки
Рояля слышны из-за штор.

А на барометре к чертям
Все вниз летит, летит давленье,
И в страхе светопреставленья
Уж поздно жаться к берегам.

Нет, хуже. Это как окоп,
Ты, сидя, ждешь свистка в атаку,
А там, за полверсты, там знака
Тот тоже ждет, чтоб пулю в лоб…

***

«Признание» 
А.Пушкин

Я вас люблю, хоть и бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, — я зеваю;
При вас мне грустно, — я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
Когда я слышу из гостиной
Ваш легкий шаг, иль платья сум,
Иль голос девственный, невинный,
Я вдруг теряю весь свой ум.
Вы улыбнетесь — мне отрада;
Вы отвернетесь — мне тоска;
За день мучения — награда
Мне ваша бледная рука.
Когда за пяльцами прилежно
Сидите вы, склонясь небрежно,
Глаза и кудри опустя, —
Я в умиленьи, молча, нежно
Любуюсь вами, как дитя!..
Сказать ли вам мое несчастье,
Мою ревнивую печаль,
Когда гулять, порой в ненастье,
Вы собираетеся в даль?
И ваши слезы в одиночку,
И речи в уголку вдвоем,
И путешествия в Опочку,
И фортепьяно вечерком?..
Алина! сжальтесь надо мною.
Не смею требовать любви.
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь! Этот взгляд
Все может выразить так чудно!
Ах, обмануть меня не трудно!…
Я сам обманываться рад!

***

«Мы с тобой бестолковые люди» 
Н.Некрасов

Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово.

Говори же, когда ты сердита,
Все, что душу волнует и мучит!
Будем, друг мой, сердиться открыто:
Легче мир — и скорее наскучит.

Если проза в любви неизбежна,
Так возьмем и с нее долю счастья:
После ссоры так полно, так нежно
Возвращенье любви и участья…

***

«Незнакомка» 
А.Блок

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

***

«Я люблю тебя больше, чем море, и небо, и пение…» 
К.Бальмонт

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал — как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.

Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: «Хорошо, что в душе преломляется лед?»
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю — и любовь — о любви — для любимой — поет.

***


«Любви начало было летом»
 
Н.Клюев

Любви начало было летом,
Конец — осенним сентябрем.
Ты подошла ко мне с приветом
В наряде девичьи простом.

Вручила красное яичко
Как символ крови и любви:
Не торопись на север, птичка,
Весну на юге обожди!

Синеют дымно перелески,
Настороженны и немы,
За узорочьем занавески
Не видно тающей зимы.

Но сердце чует: есть туманы,
Движенье смутное лесов,
Неотвратимые обманы
Лилово-сизых вечеров.

О, не лети в туманы пташкой!
Года уйдут в седую мглу —
Ты будешь нищею монашкой
Стоять на паперти в углу.

И, может быть, пройду я мимо,
Такой же нищий и худой…
О, дай мне крылья херувима
Лететь незримо за тобой!

Не обойти тебя приветом,
И не раскаяться потом…
Любви начало было летом,
Конец — осенним сентябрем.

***

«Мы встретились случайно, на углу…» 
И.Бунин

Мы встретились случайно на углу.
Я быстро шел и вдруг как свет зарницы
Вечернюю прорезал полумглу
Сквозь черные лучистые ресницы.

На ней был креп, — прозрачный легкий газ
Весенний ветер взвеял на мгновенье,
Но на лице и в ярком блеске глаз
Я уловил былое оживленье.

И ласково кивнула мне она,
Слегка лицо от ветра наклонила
И скрылась за углом… Была весна…
Она меня простила — и забыла.

***

«Мне жалко, что теперь зима…» 
О.Мандельштам

Мне жалко, что теперь зима
И комаров не слышно в доме,
Но ты напомнила сама
О легкомысленной соломе.

Стрекозы вьются в синеве,
И ласточкой кружится мода;
Корзиночка на голове
Или напыщенная ода?

Советовать я не берусь,
И бесполезны отговорки,
Но взбитых сливок вечен вкус
И запах апельсинной корки.

Ты все толкуешь наобум,
От этого ничуть не хуже,
Что делать: самый нежный ум
Весь помещается снаружи.

И ты пытаешься желток
Взбивать рассерженною ложкой,
Он побелел, он изнемог.
И все-таки еще немножко…

И, право, не твоя вина, —
Зачем оценки и изнанки?
Ты как нарочно создана
Для комедийной перебранки.

В тебе все дразнит, все поет,
Как итальянская рулада.
И маленький вишневый рот
Сухого просит винограда.

Так не старайся быть умней,
В тебе все прихоть, все минута,
И тень от шапочки твоей —
Венецианская баута.

Стихи о любви классиков

Асадов Эдуард Аркадьевич

Если любовь уходит, какое найти решенье?

Если любовь уходит, какое найти решенье?
Можно прибегнуть к доводам, спорить и убеждать,
Можно пойти на просьбы и даже на униженья,
Можно грозить расплатой, пробуя запугать.

Можно вспомнить былое, каждую светлую малость,
И, с болью твердя, как горько в разлуке пройдут года,
Поколебать на время, может быть, вызвать жалость
И удержать на время. На время — не навсегда.

А можно, страха и боли даже не выдав взглядом,
Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. —
И если ответит отказом, не дрогнув, принять, как надо,
Окна и двери — настежь! —Я не держу. Прощай!

Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо.
И все-таки, чтоб себя же не презирать потом,
Если любовь уходит — хоть вой, но останься гордым.
Живи и будь человеком, а не ползи ужом!

 

Любим мы друг друга или нет?

Любим мы друг друга или нет?
Кажется: какие тут сомненья?
Только вот зачем, ища решенья,
Нам нырять то в полночь, то в рассвет?

Знать бы нам важнейший постулат:
Чувства, хоть плохие, хоть блестящие,
Теплые иль яростно горящие,
Все равно: их строят и творят.

Чувства можно звездно окрылить,
Если их хранить, а не тиранить.
И, напротив: горько загубить,
Если всеми способами ранить.

Можно находить и открывать
Все, буквально все, что нас сближает.
И, напротив: коль не доверять,
Можно, как болячки ковырять,
Именно все то, что разделяет.

То у нас улыбки, то терзания,
То упреков леденящий душ,
То слиянье губ, и рук, и душ,
То вражда почти до обожания.

То блаженство опьяняет нас,
То сердца мы беспощадно гложем,
Осыпая ревностями фраз,
Но причем ни на день, ни на час
Разлучиться все-таки не можем.

Кто ж поможет разгадать секрет:
Любим мы друг друга или нет?

 

Дом, построенный на песке

Я от взгляда её краснею,
Любуясь жилкой на виске,
Но наша сердечная дружба с нею
Дом, построенный на песке.

Но как-то я удивился очень,
Прочитав в календарном листке
«Как раз особенно прочен
Дом, построенный на песке».

И вспомнил: она так даёт свою руку,
Со мной бродит, больше ни с кем.
Может и правда, прочная штука
Дом, построенный на песке?

Снег колючий падает с веток…
Может и правда конец тоске
И будет сиять таким чудным светом
Дом, построенный на песке!

Есенин Сергей Александрович

Я помню, любимая, помню…

Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос…
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.

Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней…
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.

Я помню, ты мне говорила:
“Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда”.

Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.

И сердце, остыть не готовясь
И грустно другую любя,
Как будто любимую повесть
С другой вспоминает тебя.

 

Жизнь — обман с чарующей тоскою…

Жизнь — обман с чарующей тоскою,
Оттого так и сильна она,
Что своею грубою рукою
Роковые пишет письмена.

Я всегда, когда глаза закрою,
Говорю: «Лишь сердце потревожь,
Жизнь — обман, но и она порою
Украшает радостями ложь.

Обратись лицом к седому небу,
По луне гадая о судьбе,
Успокойся, смертный, и не требуй
Правды той, что не нужна тебе».

Хорошо в черемуховой вьюге
Думать так, что эта жизнь — стезя
Пусть обманут легкие подруги,
Пусть изменят легкие друзья.

Пусть меня ласкают нежным словом,
Пусть острее бритвы злой язык, —
Я живу давно на все готовым,
Ко всему безжалостно привык.

Холодят мне душу эти выси,
Нет тепла от звездного огня.
Те, кого любил я, отреклися,
Кем я жил — забыли про меня.

Но и все ж, теснимый и гонимый,
Я, смотря с улыбкой на зарю,
На земле, мне близкой и любимой,
Эту жизнь за все благодарю.

 

О верю, верю, счастье есть…

О верю, верю, счастье есть!
Еще и солнце не погасло.
Заря молитвенником красным
Пророчит благостную весть.
О верю, верю, счастье есть.

Звени, звени, златая Русь,
Волнуйся, неуемный ветер!
Блажен, кто радостью отметил
Твою пастушескую грусть.
Звени, звени, златая Русь.

Люблю я ропот буйных вод
И на волне звезды сиянье.
Благословенное страданье,
Благословляющий народ.
Люблю я ропот буйных вод.

Цветаева Марина Ивановна

Быть нежной, бешеной и шумной…

Быть нежной, бешеной и шумной,
— Так жаждать жить! —
Очаровательной и умной, —
Прелестной быть!

Нежнее всех, кто есть и были,
Не знать вины…
— О возмущенье, что в могиле
Мы все равны!

Стать тем, что никому не мило,
— О, стать как лед! —
Не зная ни того, что было,
Ни что придет,

Забыть, как сердце раскололось
И вновь срослось,
Забыть свои слова и голос,
И блеск волос.

Браслет из бирюзы старинной —
На стебельке,
На этой узкой, этой длинной
Моей руке…

 

Декабрь и январь

В декабре на заре было счастье,
Длилось — миг.
Настоящее, первое счастье
Не из книг!

В январе на заре было горе,
Длилось — час.
Настоящее, горькое горе

В первый раз!

 

Люблю — но мука еще жива…

Люблю — но мука еще жива.
Найди баюкающие слова:

Дождливые, — расточившие все
Сам выдумай, чтобы в их листве

Дождь слышался: то не цеп о сноп:
Дождь в крышу бьет: чтобы мне на лоб,

На гроб стекал, чтобы лоб — светал,
Озноб — стихал, чтобы кто-то спал

И спал…
Сквозь скважины, говорят,
Вода просачивается. В ряд
Лежат, не жалуются, а ждут
Незнаемого. (Меня — сожгут).

Баюкай же — но прошу, будь друг:
Не буквами, а каютой рук: Уютами…

Фет Афанасий Афанасьевич

В полуночной тиши бессонницы моей…

В полуночной тиши бессонницы моей
Встают пред напряженным взором
Былые божества, кумиры прежних дней,
С их вызывающим укором.

И снова я люблю, и снова я любим,
Несусь вослед мечтам любимым,
А сердце грешное томит меня своим
Неправосудьем нестерпимым.

Богини предо мной, давнишние друзья,
То соблазнительны, то строги,
Но тщетно алтарей ищу пред ними я:
Они — развенчанные боги.

Пред ними сердце вновь в тревоге и в огне,
Но пламень тот с былым несхожий;
Как будто, смертному потворствуя, оне
Сошли с божественных подножий.

И лишь надменные, назло живой мечте,
Не зная милости и битвы,
Стоят владычицы на прежней высоте
Под шепот презренной молитвы.

Их снова ищет взор из-под усталых вежд,
Мольба к ним тщетная стремится,
И прежний фимиам несбыточных надежд
У ног их всё еще дымится.

 

 

Не избегай; я не молю…

Не избегай; я не молю
Ни слез, ни сердца тайной боли,
Своей тоске хочу я воли
И повторять тебе: «люблю».

Хочу нестись к тебе, лететь,
Как волны по равнине водной,
Поцеловать гранит холодный,
Поцеловать — и умереть!

 

На заре ты ее не буди

На заре ты ее не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго, долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что скользя затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты ее, не буди,
На заре она сладко так спит!

Рождественский Роберт Иванович

Я в глазах твоих утону, можно?

Я в глазах твоих утону, можно?
Ведь в глазах твоих утонуть – счастье.
Подойду и скажу: “Здравствуй,
Я люблю тебя”. Это сложно…
Нет, не сложно, а трудно
Очень трудно любить, веришь?
Подойду я к обрыву крутому
Стану падать, поймать успеешь?
Ну а если уеду – напишешь?
Я хочу быть с тобой долго
Очень долго…
Всю жизнь, понимаешь?
Я ответа боюсь, знаешь….
Ты ответь мне, но только молча,
Ты глазами ответь, любишь?
Если да, то тогда обещаю
Что ты самым счастливым будешь
Если нет, то тебя умоляю
Не кори своим взглядом ,
Не тяни своим взглядом в омут
Пусть другую ты любишь, ладно…
А меня хоть немного помнишь?
Я любить тебя буду, можно?
Даже если нельзя, буду!
И всегда я приду на помощь
Если будет тебе трудно!

 

 

Эхо любви

Покроется небо
пылинками звезд,
и выгнутся ветки упруго.
Тебя я услышу за тысячу верст.
Мы – эхо,
Мы – эхо,
Мы –
долгое эхо друг друга.

И мне до тебя,
где бы ты не была,
дотронуться сердцем не трудно.
Опять нас любовь за собой позвала.
Мы – нежность,
Мы – нежность.
Мы –
вечная нежность друг друга.

И даже в краю
наползающей тьмы,
за гранью смертельного круга,
я знаю, с тобой не расстанемся мы.
Мы – память,
Мы – память.
Мы –
звездная память друг друга.

 

 

Я и МЫ

Начинается любовь
с буквы “Я”!
И только с “Я”.

С “Я” –
до ревности слепой.
С “Я” –
и до
небытия.

Понимаешь?
Я –
влюблён.
Понимаешь?
Я –
люблю.

Я!
Не ты
не вы,
не он –
обжигаюсь
и терплю.

Никого на свете нет.
Есть она и я.
Вдвоём.
И на множестве планет
ветер
зноем напоён.

Лепет классиков?
Не то!
Лампочка
средь бела дня…
Я-то знаю,
что никто
не влюблялся
до меня!

Я найду слова
свои.
Сам найду.
И сам скажу.
А не хватит мне
Земли –
на созвездьях напишу.

И ничьих не надо вех.
До конца.
Наверняка.

Так и действуй,
человек!
И не слушай шепотка:
– Мы б в обнимку
не пошли…
Мы б такого
не смогли…

В наше время,
в тех годах
мы не танцевали…
так…

Неприлично…
Неприли…

Надымили!
Наплели!..
Все советы оборви.
Грянь
улыбкою из тьмы:
– Сами мыкайтесь в любви!

Вы,
которые
на “мы”!

Страница 2, 3

20 красивых стихов о любви к мужчине классика Цветаевой

Знаменитые стихи Марины Цветаевой о любви знают практически во всех странах. В них выражается вся глубина чувств и эмоций, переживаемых человеком. Это целый мир полный ярких красок. Цветаевская лирика – полное раскрепощение всех страстей, безудержная стихия бунтарской, разбойничьей, своевольной души, полное самозабвение, полная самоотдача.

Несмотря на ужасную, трагическую судьбу, стихи Марины Цветаевой полны любви и жизни, веры в Бога и в лучшее. Ее стихи о любви к мужчине красивы, очаровательны, воздушны и оригинальны. Марина Цветаева – неповторимая поэтесса.

стихи о любви к мужчине классика цветаева



Стихи о любви от признанных классиков: 50 красивых стихотворений со смыслом ✍

Содержание статьи

Популярные стихи великих поэтов

В тот месяц май, в тот месяц мой
во мне была такая лёгкость
и, расстилаясь над землей,
влекла меня погоды лётность.
Я так щедра была, щедра
в счастливом предвкушенье пенья,
и с легкомыслием щегла
я окунала в воздух перья.
Но, слава Богу, стал мой взор
и проницательней, и строже,
и каждый вздох и каждый взлет
обходится мне всё дороже.
И я причастна к тайнам дня.
Открыты мне его явленья.
Вокруг оглядываюсь я
с усмешкой старого еврея.
Я вижу, как грачи галдят,
над черным снегом нависая,
как скушно женщины глядят,
склонившиеся над вязаньем.
И где-то, в дудочку дудя,
не соблюдая клумб и грядок,
чужое бегает дитя
и нарушает их порядок.

* * *

А ты думал — я тоже такая,
Что можно забыть меня,
И что брошусь, моля и рыдая,
Под копыта гнедого коня.
Или стану просить у знахарок
В наговорной воде корешок
И пришлю тебе странный подарок —
Мой заветный душистый платок.
Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
Окаянной души не коснусь,
Но клянусь тебе ангельским садом,
Чудотворной иконой клянусь,
И ночей наших пламенным чадом —
Я к тебе никогда не вернусь.

* * *

Был он ревнивым, тревожным и нежным,
Как божье солнце, меня любил,
А чтобы она не запела о прежнем,
Он белую птицу мою убил.
Промолвил, войдя на закате в светлицу:
«Люби меня, смейся, пиши стихи!»
И я закопала веселую птицу
За круглым колодцем у старой ольхи.
Ему обещала, что плакать не буду,
Но каменным сделалось сердце мое,
И кажется мне, что всегда и повсюду
Услышу я сладостный голос ее.

* * *

Вновь подарен мне дремотой
Наш последний звездный рай —
Город чистых водометов,
Золотой Бахчисарай.
Там за пестрою оградой,
У задумчивой воды,
Вспоминали мы с отрадой
Царскосельские сады
И орла Екатерины
Вдруг узнали — это тот!
Он слетел на дно долины
С пышных бронзовых ворот.
Чтобы песнь прощальной боли
Дольше в памяти жила,
Осень смуглая в подоле
Красных листьев принесла
И посыпала ступени,
Где прощалась я с тобой
И откуда в царство тени
Ты ушел, утешный мой.

* * *

Сжала руки под темной вуалью…
«Отчего ты сегодня бледна?»
— Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.
Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот…
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.
Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».

* * *

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Он мне сказал: «Я верный друг!»
И моего коснулся платья.
Так не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.
Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных…
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.
А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
«Благослови же небеса —
Ты в первый раз одна с любимым».

* * *

Все мы бражники здесь, блудницы,
Как невесело вместе нам!
На стенах цветы и птицы
Томятся по облакам.
Ты куришь черную трубку,
Так странен дымок над ней.
Я надела узкую юбку,
Чтоб казаться еще стройней.
Навсегда забиты окошки:
Что там, изморозь или гроза?
На глаза осторожной кошки
Похожи твои глаза.
О, как сердце мое тоскует!
Не смертного ль часа жду?
А та, что сейчас танцует,
Непременно будет в аду.

* * *

Все обещало мне его:
Край неба, тусклый и червонный,
И милый сон под Рождество,
И Пасхи ветер многозвонный,
И прутья красные лозы,
И парковые водопады,
И две большие стрекозы
На ржавом чугуне ограды.
И я не верить не могла,
Что будет дружен он со мною,
Когда по горным склонам шла
Горячей каменной тропою.

* * *

Вечерняя станция.
желтая заря…
По перрону мокрому
я ходила зря.
Никого не встречу я,
никого, никого.
лучшего товарища,
друга моего…
Никуда не еду я
никуда, никуда…
Не блеснут мне полночью
чужие города.
Спутника случайного
мне не раздобыть,
легкого, бездомного
сердца не открыть.
Сумерки сгущаются,
ноют провода.
Над синими рельсами
поднялась звезда.
Недавней грозою
пахнет от дорог.
Малые лягушечки
скачут из-под ног.

* * *

В моей душе нет места для страданья:
Моя душа — любовь.
Она разрушила свои желанья,
Чтоб воскресить их вновь.
В начале было Слово. Ждите Слова.
Откроется оно.
Что совершалось — да свершится снова,
И вы, и Он — одно.
Последний свет равно на всех прольется,
По знаку одному.
Идите все, кто плачет и смеется,
Идите все — к Нему.
К Нему придем в земном освобожденьи,
И будут чудеса.
И будет все в одном соединеньи —
Земля и небеса.

* * *

Забыла все: глаза, походку, голос,
Улыбку перед сном;
Но все еще полна любовью, точно колос
Зерном.
Но все еще клонюсь. Идущий мимо,
Пройди, уйди, не возвращайся вновь:
Еще сильна во мне, еще неодолима
Любовь.

* * *

В любви, как в ревности, не ведая предела,—
Ты прав,— безжалостной бываю я порой,
Но не с тобой, мой друг! С тобою я б хотела
Быть ласковой и нежною сестрой.
Сестрою ли?.. О, яд несбыточных мечтаний,
Ты в кровь мою вошел и отравил ее!
Из мрака и лучей, из странных сочетаний —
Сплелося чувство странное мое.
Не упрекай меня, за счастие мгновенья
Другим, быть может, я страданья принесу,
Но не тебе, мой друг!— тебе восторг забвенья
И сладких слез небесную росу.

* * *

По набережной ночью мы идем.
Как хорошо — идем, молчим вдвоем.
И видим Сену, дерево, собор
И облака…
А этот разговор
На завтра мы отложим, на потом,
На после-завтра…
На когда умрем.

Лучшие стихотворения про любовь

Любовь как жизнь: то весело, то грустно.
Порой смешна. А иногда — мудра.
Любовь, любовь — загадочное чувство —
К тому приходит, чья душа добра.
Любовь давно поэтами воспета,
Но в песне каждый повторяет вновь:
Земля, земля теплом любви согрета.
Прекрасный этот мир спасёт любовь!
Стране любви неведомы границы.
Лети в неё, как птица, окрылён.
Любовь, любовь — незримые страницы
Великой сказки — сказки всех времён.

* * *

Не бывает любви
Несчастной,
Может быть она
Горькой,
Трудной,
Безответной
И безрассудной,
Может быть
Смертельно опасной,
Но несчастной
Любовь
Не бывает,
Даже если она
Убивает.
Тот, кто этого не усвоит, —
И счастливой любви не стоит.

* * *

Любить — это прежде всего отдавать.
Любить — значит чувства свои, как реку,
С весенней щедростью расплескать
На радость близкому человеку.
Любить — это только глаза открыть
И сразу подумать еще с зарею:
Ну чем бы порадовать, одарить
Того, кого любишь ты всей душою?!
Любить — значит страстно вести бои
За верность и словом, и каждым взглядом,
Чтоб были сердца до конца свои
И в горе и в радости вечно рядом.
А ждет ли любовь? Ну конечно, ждет!
И нежности ждет и тепла, но только
Подсчетов бухгалтерских не ведет:
Отдано столько-то, взято столько.
Любовь не копилка в зашкафной мгле.
Песне не свойственно замыкаться.
Любить — это с радостью откликаться
На все хорошее на земле!
Любить — это видеть любой предмет,
Чувствуя рядом родную душу:
Вот книга — читал он ее или нет?
Груша… А как ему эта груша?
Пустяк? Отчего? Почему пустяк?!
Порой ведь и каплею жизнь спасают.
Любовь — это счастья вишневый стяг,
А в счастье пустячного не бывает!
Любовь — не сплошной фейерверк страстей.
Любовь — это верные в жизни руки,
Она не страшится ни черных дней,
Ни обольщений и ни разлуки.
Любить — значит истину защищать,
Даже восстав против всей вселенной.
Любить — это в горе уметь прощать
Все, кроме подлости и измены.
Любить — значит сколько угодно раз
С гордостью выдержать все лишенья,
Но никогда, даже в смертный час,
Не соглашаться на униженья!
Любовь — не веселый бездумный бант
И не упреки, что бьют под ребра.
Любить — это значит иметь талант,
Может быть, самый большой и добрый.
И к черту жалкие рассужденья,
Все чувства уйдут, как в песок вода.
Временны только лишь увлеченья.
Любовь же, как солнце, живет всегда!
И мне наплевать на циничный смех
Того, кому звездных высот не мерить.
Ведь эти стихи мои лишь для тех,
Кто сердцем способен любить и верить!

* * *

Всё начинается с любви…
Твердят:
«Вначале
было
слово…»
А я провозглашаю снова:
Всё начинается
с любви!..Всё начинается с любви:
и озаренье,
и работа,
глаза цветов,
глаза ребёнка –
всё начинается с любви.
Всё начинается с любви.
С любви!
Я это точно знаю.
Всё,
даже ненависть –
родная
и вечная
сестра любви.
Всё начинается с любви:
мечта и страх,
вино и порох.
Трагедия,
тоска
и подвиг –
всё начинается с любви…
Весна шепнёт тебе:
«Живи…»
И ты от шёпота качнёшься.
И выпрямишься.
И начнёшься.
Всё начинается с любви!

* * *

Любовь – это тайна и чудо,
И нам не узнать никогда,
Придет ли, когда и откуда,
А если уйдёт, то куда…
Дороги не сыщет обратно,
Лишь будет манить издалИ…
На солнце отчётливы пятна –
Ожоги ушедшей любви…

* * *

От слов о любви звенит голова.
Они и красивы, и очень хрУпки.
Однако любовь – не только слова,
Любовь – это, прежде всего, поступки.
И тут никому не нужны лазейки.
Доказывай чувства и – весь секрет.
А вот если дел за словами нет,
Любви вашей стоимость три копейки!

* * *

Какая любовь нас порой ожидает?
Свеча или солнца горячий свет?
Не мучьтесь! Ведь здесь лишь один ответ:
Большой или малой любви не бывает,
Любовь либо есть, либо просто нет!

* * *

Все женщины разные очень,
Особенно в жаркие ночи:
Одна молчалива, как птица,
Другая пылает, как зорька.
А есть та, которая снится.
Которая снится. И только.

* * *

Три слова, будто три огня,
придут к тебе средь бела дня.
Придут к тебе порой ночной,
огромные,
как шар земной.
Как будто парус кораблю –
три слова:
«Я тебя люблю». Какие старые слова!
А как кружится голова,
а как кружится голова!Три слова, вечных, как весна.
Такая сила им дана!
Три слова –
и одна судьба,
одна мечта,
одна тропа.
И вот однажды, всё стерпя,
ты скажешь:
«Я люблю тебя».

Какие старые слова!
А как кружится голова,
а как кружится голова!
Три слова, будто три зари.
Ты их погромче повтори.
Они тебе не зря сейчас
понятны стали
в первый раз.
Они летят издалека,
сердца пронзая и века.
Какие старые слова!
А как кружится голова,
а как кружится голова!

* * *

Как много лет во мне любовь спала.
Мне это слово ни о чём не говорило.
Любовь таилась в глубине, она ждала –
И вот проснулась и глаза свои открыла!
Теперь пою не я – любовь поёт!
И эта песня в мире эхом отдаётся.
Любовь настала так, как утро настаёт.
Она одна во мне и плачет и смеётся!
И вся планета распахнулась для меня!
И эта радость, будто солнце, не остынет!
Не сможешь ты уйти от этого огня!
Не спрячешься, не скроешься –
Любовь тебя настигнет!
Как много лет во мне любовь спала.
Мне это слово ни о чём не говорило.
Любовь таилась в глубине, она ждала –
И вот проснулась и глаза свои открыла!

Красивые стихи и поэзия

Ночь тиха, замолчала природа,
Только звезды на небе горят.
Я не вижу тебя больше года,
Мне они о тебе говорят.
Мне легко и зачем-то спокойно,
Что не вижу тебя много дней,
Лишь при встрече по-прежнему больно
Мне при виде улыбки твоей.
Я спокойна, что нет тебя рядом,
Что не я прихожу в твои сны,
Все ушло, занесло снегопадом
Все терзания прошлой весны.
Все ушло, и любовь обнищала,
И сама я забыла о том,
Как сгорала, любя, но молчала,
Оставляла слова на потом.
Время быстро, как сон, пролетало,
Я как будто жила во хмелю,
Хорошо, что тогда не сказала
То ужасное слово: «люблю»!
…Мне легко и зачем-то спокойно,
Тихо в небе мерцает луна.
Я теперь своей жизнью довольна,
Я живу и мечтаю одна….

* * *

«Если ты далеко»
Расхотелось душе
Улететь далеко,
Спать не тянет уже,
Если ты далеко.
Слезы хочется лить,
Утирая платком,
Ночью небо молить,
Если ты далеко.
Жить на свете одной
Мне, поверь, не легко,
Котик, милый, родной,
Как ты там, далеко?
Я пишу, наклоняясь
Над свечи огоньком,
Все мне мусор и грязь,
Если ты далеко.
Прозвучал целый ряд
Телефонных гудков
Мне они говорят:
Ты опять далеко!
И мой стих разгадать
Сразу можно легко:
Буду верить и ждать,
Если ты далеко!!!!
«Если рядом ты!!!»
Жизнь становится красива,
И цветут цветы.
Станет бархатом крапива,
Если рядом ты.
Я хочу с тобой быть вечно,
Только всё мечты,
Я люблю тебя сердечно-
Будь же рядом ты!
Без тебя мне жизнь ужасна:
Тучи, дождь, зонты…
Солнце в небе ,ярко, ясно,
Если рядом ты.
Не нужны мне украшенья,
Звездочки ,цветы ,
Нет мне выше наслажденья,
Если рядом ты!
«Неорпеделенность»
Ты, любовь, как зарытая дверь,
Что в душе я своей стерегу;
Мне плевать на тебя уж теперь,
Но я жить без тебя не могу.
Так прекрасно, что бывших потерь
Я уж вспомнить сейчас не смогу,
Ненавижу тебя я теперь,
Но и жить без тебя не могу.
И любви такой странной, поверь,
Не желаю я даже врагу,
Мне плевать не тебя уж теперь,
Но я жить без тебя не могу.
Но пройду я и эту ступень,
И останусь на том берегу.
И не нужен ты мне уж теперь,
Но…я жить без тебя не могу!

* * *

«Я тихо молюсь о тебе»
Сегодня, проснувшись,
Вздохнув, улыбнувшись,
Я тихо молюсь о тебе.
Встаю, умываюсь,
Пою, одеваюсь
И тихо молюсь о тебе.
Люблю и скучаю,
Что делать, не знаю,
Я тихо молюсь о тебе.
Ну, что же молчишь ты,
Любимый мальчишка?
Я тихо молюсь о тебе.
И сквозь все невзгоды,
Плохие погоды,
За то благодарна судьбе,
За то, что, проснувшись,
Вздохнув, улыбнувшись,
Я тихо молюсь о тебе.

* * *

А знаешь, я сегодня ночью,
То ли в бреду, в горячке, в полусне
Твоё родное имя очень точно
Я видела на золотой стене.
Оно меня влекло и угнетало,
Оно звало с собой и гнало прочь,
А я его безумно повторяла
Сто тысяч сотен раз за эту ночь.
И жизнь моя весь смысл потеряла,
Ведь больше в жизни нечего желать,
Чем ночью, чуть прикрытой одеялом
Твоё святое имя повторять!
Заснули звёзды где-то в небе ясном,
Пусть их лучи согреет тёплый снег,
А я лежу, мечтаю о прекрасном,
Об имени красивом и опасном
И о судьбе счастливой и несчастной….
Сомкнулись две дуги усталых век…..
Туман любви.
В душе не понятный туман,
Сердце бьется быстрее.
Рядом нет никого,
Кто сердце мое согреет.
Мне нравится парень один,
Но он любит другую.
И это наводит туман,
Который прогнать не могу я.

* * *

Ненаглядный мой, наяву не встречанный,
Запоздалая, поздняя песня моя….
Ангел светлый, вочеловеченный….
Я навеки,мой милый, твоя!
Не обласканный мой, в сердце раненый,
Сильный духом и светлый душой….
Не пугают меня расстояния,
Что они для любви большой!
Не целованый мной, не замученный,
Не испивший меня до конца…
Для меня на Земле самый лучший!
И на Небе достойный венца!

* * *

Уйти в себя до немоты от крика,
На три часа кромешной темноты
Опухших век, насильно мной закрытых,
Чтоб быть с собой на «ты».
Мосты разведены, пожар потушен.
Ты ждешь, когда исчезнут тени дня.
Твой мир был создан мной и мной разрушен
Лишь несколькими каплями дождя
Не зря?
Мы миновали точку невозврата,
Поделено на «после» и на «до».
Зюйд-вест, что был подвластен нам когда-то,
Исчез, иссяк, и ног коснулось дно
Давно…
Все все равно…
Все, что ты можешь – распахнуть окно,
На миг открыть захлопнутые двери,
Ведь каждая легенда ждет того,
Кто сможет хоть чуть-чуть в нее поверить.
Сегодня — первый снег.
Он скроет нежность слов.
Предскажет нам побег
В мир сумерек и снов.
Не хватит мне бинтов
Тоску перевязать,
Но ни одно из слов
Я не возьму назад…

* * *

Прости за то, что я любила.
Прости, что я была смешной.
Порой обидчивой и милой,
серьёзной чересчур порой.
Прости мои смешные слёзы,
прости, что я была твоей.
Порой навязчивой, быть может,
иль иногда чужой тебе.
Прости, что верила всегда.
Прости, что принимала к сердцу
Так близко все твои слова
и находила для них место.
Прости, что не смогла понять.
Прости, что не смогла покинуть,
и продолжала я мечтать
о том, что б счастливы мы были.
Прости за то, что я любила.
Прости нелепость моих слов.
Я обещаю, я забуду
нашу дорогу мира снов.

* * *

Куда-то поезда уходят,
И дни как один пролетают.
И вроде бы все хорошо,
Но только тебя не хватает
А мы ведь не можем быть вместе,
Я знаю, и ты это знаешь.
И вроде бы все на месте,
Да только тебя не хватает.

* * *

Люблю я осенью по парку ходить.
Идти и листву ногами мешать.
В своих глупых мыслях бродить.
И своей одинокой свободой дышать.
В воздухе летает грусть.
На юг с птицами летит любовь.
Я никогда не любила, пусть…
И жалею об этом я вновь.
На улице дождик пойдёт,
И мне тоже хочется плакать.
Но это просто осень, все пройдёт.
И не будут слёзы капать.
Но меня всё больше угнетает
Моя спокойная, размеренная жизнь.
И моё «я» погибает,
Что уже нет смысла жить.
Я очень хочу любить!
Но все мне только друзья.
Мне легче о них забыть,
Чем найти саму себя.
Люблю смотреть, как бушует природа:
Гром, молния ,ливень за окном,
Сильный ветер — ужасная погода.
А я не могу думать ни о ком…

Интересные стихи поэтов и поэтесс

Дождь в лицо и ключицы,
И над мачтами гром.
Ты со мной приключился,
Словно шторм с кораблём.
То ли будет, другое…
Я и знать не хочу —
Разобьюсь ли о горе,
Или в счастье влечу.
Мне и страшно, и весело,
Как тому кораблю…
Не жалею, что встретила.
Не боюсь, что люблю.

* * *

И все-таки настаиваю я,
И все-таки настаивает разум:
Виновна ли змея в том, что она змея,
Иль дикобраз, рожденный дикобразом?
Или верблюд двугорбый, наконец?
Иль некий монстр в государстве неком?
Но виноват подлец, что он — подлец.
Он все-таки родился человеком!

* * *

Какая ночь! Я не могу.
Не спится мне. Такая лунность.
Еще как будто берегу
В душе утраченную юность.
Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью,
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.
Пусть искаженные черты
Он обрисовывает смело,-
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.
Любить лишь можно только раз,
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.
Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы –
На этих липах снег да иней.
Что отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я – другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.
Но все ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.

* * *

Ну, целуй меня, целуй,
Хоть до крови, хоть до боли.
Не в ладу с холодной волей
Кипяток сердечных струй.
Опрокинутая кружка
Средь веселых не для нас.
Понимай, моя подружка,
На земле живут лишь раз!
Оглядись спокойным взором,
Посмотри: во мгле сырой
Месяц, словно желтый ворон,
Кружит, вьется над землей.
Ну, целуй же! Так хочу я.
Песню тлен пропел и мне.
Видно, смерть мою почуял
Тот, кто вьется в вышине.
Увядающая сила!
Умирать так умирать!
До кончины губы милой
Я хотел бы целовать.
Чтоб все время в синих дремах,
Не стыдясь и не тая,
В нежном шелесте черемух
Раздавалось: «Я твоя».
И чтоб свет над полной кружкой
Легкой пеной не погас —
Пей и пой, моя подружка:
На земле живут лишь раз!

* * *

Не гляди на меня с упреком
Не гляди на меня с упреком,
Я презренья к тебе не таю,
Но люблю я твой взор с поволокой
И лукавую кротость твою.
Да, ты кажешься мне распростертой,
И, пожалуй, увидеть я рад,
Как лиса, притворившись мертвой,
Ловит воронов и воронят.
Ну, и что же, лови, я не струшу.
Только как бы твой пыл не погас?
На мою охладевшую душу
Натыкались такие не раз.
Не тебя я люблю, дорогая,
Ты лишь отзвук, лишь только тень.
Мне в лице твоем снится другая,
У которой глаза – голубень.
Пусть она и не выглядит кроткой
И, пожалуй, на вид холодна,
Но она величавой походкой
Всколыхнула мне душу до дна.
Вот такую едва ль отуманишь,
И не хочешь пойти, да пойдешь,
Ну, а ты даже в сердце не вранишь
Напоенную ласкою ложь.
Но и все же, тебя презирая,
Я смущенно откроюсь навек:
Если б не было ада и рая,
Их бы выдумал сам человек.

* * *

Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос.
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.
Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней,
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.
Я помню, ты мне говорила:
“Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда”.
Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.
И сердце, остыть не готовясь,
И грустно другую любя
Как будто любимую повесть,
С другой вспоминаю тебя.

* * *

Улеглась моя былая рана –
Пьяный бред не гложет сердце мне.
Синими цветами Тегерана
Я лечу их нынче в чайхане.
Сам чайханщик с круглыми плечами,
Чтобы славилась пред русскими чайхана,
Угощает меня красным чаем
Вместо крепкой водки и вина.
Угощай, хозяин, да не очень.
Много роз цветет в твоем саду.
Незадаром мне мигнули очи,
Приоткинув черную чадру.
Мы в России девушек весенних
На цепи не держим, как собак,
Поцелуям учимся без денег,
Без кинжальных хитростей и драк.
Ну, а этой за движенья стана,
Что лицом похожа на зарю,
Подарю я шаль из Хороссана
И ковер ширазский подарю.
Наливай, хозяин, крепче чаю,
Я тебе вовеки не солгу.
За себя я нынче отвечаю,
За тебя ответить не смогу.
И на дверь ты взглядывай не очень,
Все равно калитка есть в саду…
Незадаром мне мигнули очи,
Приоткинув черную чадру.

* * *

Все обещало мне его:
Край неба, тусклый и червонный,
И милый сон под Рождество,
И Пасхи ветер многозвонный,
И прутья красные лозы,
И парковые водопады,
И две большие стрекозы
На ржавом чугуне ограды.
И я не верить не могла,
Что будет дружен он со мною,
Когда по горным склонам шла
Горячей каменной тропою.

* * *

Ах, дверь не запирала я,
Не зажигала свеч,
Не знаешь, как, усталая,
Я не решалась лечь.
Смотреть, как гаснут полосы
В закатном мраке хвой,
Пьянея звуком голоса,
Похожего на твой.
И знать, что все потеряно,
Что жизнь – проклятый ад!
О, я была уверена,
Что ты придешь назад.

* * *

Верь в великую силу любви!..
Свято верь в ее крест побеждающий,
В ее свет, лучезарно спасающий,
Мир, погрязший в грязи и крови,
Верь в великую силу любви!

* * *

Тебе в молчании я простираю руку
И детских укоризн в грядущем не страшусь.
Ты втайне поняла души смешную муку,
Усталых прихотей ты разгадала скуку;
Мы вместе – и судьбе я молча предаюсь.
Без клятв и клеветы ребячески-невинной
Сказала жизнь за нас последний приговор.
Мы оба молоды, но с радостью старинной
Люблю на локон твой засматриваться длинный;
Люблю безмолвных уст и взоров разговор.
Как в дни безумные, как в пламенные годы,
Мне жизни мировой святыня дорога;
Люблю безмолвие полунощной природы,
Люблю ее лесов лепечущие своды,
Люблю ее степей алмазные снега.
И снова мне легко, когда, святому звуку
Внимая не один, я заживо делюсь;
Когда, за честный бой с тенями взяв поруку,
Тебе в молчании я простираю руку
И детских укоризн в грядущем не страшусь.
На заре ты ее не буди…
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.
И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.
А вчера у окна ввечеру
Долго, долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что скользя затевала луна.
И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.
Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты ее, не буди,
На заре она сладко так спит!

Стихотворения о любви, которые были представлены, в основном, женские направлены, чтобы зацепить всю глубину души. Среди русских писателей, которые упомянуты: Ахматова, Цветаева, Есенин и многие другие, которые строками показывают истинность и ценность отношения и любви.
Стихотворение — это мелодия души. Классика — это константа, которая была есть и будет.

А какие стихи про любовь классиков и известных поэтов любите вы?

20 лучших стихов классиков о любви

Стихи о любви русских поэтов надо читать и перечитывать. Подписывая открытку, подыскивая слово признания в чувствах или просто читать, чтобы узнать ту глубину чувства, которой сегодня не встретишь… В этом разделе Вы найдете для себя именно тот самый стих, который откликнется вашей душе и Вы его сможете посвятить вашему любимому человеку.


классических стихотворений о любви Ричарда Армитиджа

Эта аудиокнига была подарком, который Audible дал своим участникам в прошлом году, но я никогда ее раньше не слушал.
Я должен упомянуть, что когда дело доходит до Поэзии, я в значительной степени совершенно неграмотен, но в душе остаюсь романтиком, и мне очень понравился этот прекрасный выбор.

Вот несколько моих любимых, но поверьте мне, слушать, как Ричард Армитидж читает их вам, НАМНОГО лучше. Серьезно, парень может сделать так, чтобы надпись на коробке с хлопьями казалась романтичной!

Я несу твое сердце со мной — Э.Э. Каммингс

я ношу с собой твое сердце (я ношу его в
мое сердце) я никогда без него (куда угодно
я иду ты иди, моя дорогая; и все, что сделано
только мной, это твое дело, моя дорогая)
i страх

без судьбы (потому что ты моя судьба, моя милая) я хочу
без мира (для красоты ты мой мир, моя правда)
и это ты то, что луна всегда означала
и что солнце всегда будет спой это ты

вот самый глубокий секрет, о котором никто не знает
(вот корень корня и бутон бутона
и небо неба дерева, называемого жизнью; которое растет на
выше, чем может надеяться душа, или ум может спрятаться)
и это чудо, которое разделяет звезды
я ношу твое сердце (я ношу его в своем сердце)

Сон — ул. ЭдныВинсент Миллей

Любовь, если я заплачу, это не имеет значения,
И если ты смеешься, мне все равно;
Глупо думать об этом,
Но приятно чувствовать тебя там.

Любовь, во сне мне приснилось просыпаться,
Белый и ужасный лунный свет достиг
Над полом и где-то где-то
Шторка шатается, скрипит!

Качается по ветру, а ветра нет!
Я боялся и обратился к тебе,
Протянул тебе руку для утешения,
И ты ушел! Холодно, холодно, как роса,
Под моей рукой лежал лунный свет!
С любовью, если ты смеешься, мне все равно,
Но если я заплачу, это не имеет значения,
Ах, как приятно чувствовать тебя здесь!

Страстный пастырь своей любви — Кристофер Марлоу

Живи со мной и будь моей любовью,
И мы все удовольствия докажем
Что холмы и долины, долины и поля,
И все скалистые горы уступят место.

Там мы сядем на скалах
И увидим, как пастухи пасут свои стада,
По мелководным рекам, водопадам которых
Мелодичные птицы поют мадригалы.

Там Я сделаю тебе клумбы из роз
И тысячу ароматных букетов,
Шляпу цветов и кирт
Все вышитые листьями мирта.

Платье из тончайшей шерсти
Которое мы тянем из наших хорошеньких ягнят,
Льняные тапочки для холода,
С пряжками из чистого золота.

Пояс из соломы и бутонов плюща
С коралловыми застежками и янтарными шпильками:
И если эти удовольствия могут тебя трогать,
Живи со мной и будь моей Любовью.

Твои серебряные блюда для твоего мяса
Так же драгоценны, как едят боги,
На столе из слоновой кости будут
Готовить каждый день для тебя и меня.

Пастухи будут танцевать и петь
Для радости твоей каждое майское утро:
Если эти удовольствия твой ум может двигаться,
Тогда живи со мной и будь моей Любовью.

.

стихотворений позднего тана А.С. Грэма

Я впервые услышал об этом тонком томе, когда узнал, что Pink Floyd позаимствовали из него несколько строк, чтобы использовать их в текстах в «Set the Controls For the Heart of the Sun» и «Cirrus Minor «, две их более атмосферные ранние психоделические песни. Подход группы к исходному материалу был больше ориентирован на вызывающее воспоминание качество строк, чем на попытку сопоставить стихи с музыкой, но сила строк все же выделялась. Сами стихотворения, однако, гораздо интереснее, даже если многие из них довольно короткие, что объясняется как высокими качествами оригинальных произведений, так и превосходными переводами Грэхема и его острой чувствительностью к нюансам, которые могли бы ускользнуть от менее значительных прилежный переводчик.

Стихи, включенные здесь, датируются несколько более поздним периодом середины династии Тан, с середины 8-го до середины 9-го века нашей эры, и были написаны различными поэтами из разных частей Китая. Этот диапазон времени и пространства означает, что эта коллекция не фокусируется на одной поэтической сцене или регионе, поэтому не думайте, что это похоже на выборку авторов Lost Generation, поэтов-битников или чего-то еще, что объединяет. Без единой темы каждое стихотворение может быть более или менее самостоятельным, что придает процессу чтения вид открытия, поскольку каждый поворот страницы начинает новую борьбу за понимание.

У Грэма есть длинное введение, скромно озаглавленное «Перевод китайской поэзии», с несколькими отличными примерами того, насколько сложно перевести этот материал как на формальном дословном уровне, так и на более высоком уровне смысла. Чрезвычайная лаконичность многих классических китайских поэтов в сочетании с обманчиво простой грамматикой языка, еще более усложненной типичным использованием поэтических метафор, требующих детального знания исторического контекста, затрудняет перевод даже очень коротких строк.Грэм представляет куплет из первого стихотворения Ту Фу «Осенняя медитация». Прямой дословный перевод будет выглядеть так:

«Гроздь хризантем, две открытых / на днях разорванные
Одинокая лодка, одна (полностью) связка / бывшее сердце сада»

Далее он дает четыре возможных перевода — два его собственных, один от Эми Лоуэлл, и, наконец, попытка Уильяма Хунга:

1. «Сгруппированные хризантемы дважды открылись. Еще один день слезы.
Одинокая лодка привязана раз и навсегда.Мысли о моем «бывшем саду» [клише для «дома»].

2. «Грозди хризантем дважды пролили очередные дневные слезы,
Одинокая лодка полностью связывает мысли о моем бывшем саду»

3. » Мириады хризантем цвели дважды. Грядущие дни — слезы.
Уединенная лодка пришвартована, но мое сердце в старинном саду ».

4.« Вид хризантем снова рассеивает слезы прошлых воспоминаний;
К одинокой задержанной лодке я напрасно связываю надежду вернуться домой.

Для читателя, незнакомого с тонкостями оригинала, каждое из различных переводов само по себе одинаково правдоподобно; представленные вместе они вызывают одинаковое подозрение. Он продолжает:

«Ни один из переводчиков не может быть осужден за сказать что-либо, что не подразумевается в оригинале; они так сильно различаются, потому что английский язык навязывает выбор, от которого поэт воздерживался. Раскрытые цветы или слезы, привязанная лодка или сердце поэта? «Другой день» — это прошлое или будущее, которое может быть таким же печальным, как две осени, когда он уже видел раскрытые хризантемы в этой незнакомой стране? Его слезы или роса на цветах? Прольются ли они или будут в другой день, или он избавится от них сейчас ради печалей другого дня? Его надежды целиком связаны с лодкой, которая может доставить его домой, или привязаны раз и навсегда к лодке, которая никогда не отплывет? Связано ли его сердце здесь с лодкой, или он отправился домой в его воображении, чтобы увидеть другие хризантемы в своем бывшем саду? »

В конце концов он предлагает свою собственную окончательную версию:

« Сгруппированные хризантемы дважды раскрывались в слезах. других дней:
Заброшенная лодка раз и навсегда сковывает мои мысли о возвращении домой.»

Все это для двух коротких строк! Горе переводчику, которому приходится умещать каждое слово в своей строке, каждую строку в свой куплет, каждый куплет в своем стихотворении и каждое стихотворение в целом произведении, при этом создавая читабельный текст. и приятное стихотворение на английском языке. Многие из этих стихотворений могут показаться плоскими или прозаичными, не по вине оригинального поэта или переводчика.

Это не новость для любого читателя переводной литературы; примерно то же самое произошло с версией Набокова. «Евгения Онегина» или «Кибериады» Майкла Кандела, или «Выбор стихов Борхеса» Эндрю Херли и т. д. ad nauseum, хотя все эти работы превосходны.Я не собираюсь уделять столько внимания вопросам перевода, а не фактическим произведениям, за исключением того, что я нашел многие из этих работ превосходными, но, вероятно, не такими, как предполагали первоначальные авторы.

Возьмем, к примеру, «Musing» Ли Хо. Помимо эстетических соображений, здесь трудно найти отсылки, и я, честно говоря, не уверен, реагирую ли я на что-то «действительно» в стихотворении:

«Ссу-ма Сян-Джу размышлял о Листвичном кургане
Там, где поникли зеленые травы. у каменного колодца,
Сорвал свою лютню и смотрел на Вен-чуня,
И весенний ветерок в ее волосах отбрасывал тени на ее виски.
Принц Ляна, Император Ву,
Отвергнул его, как сломанный стебель:
Его единственный памятник, одна надпись на бамбуке,
Запечатан золотом на вершине горы Тай «.

Ли Хо Однако «Up in Heaven» содержит яркие образы природы, и современному американцу кажется, что в него немного легче попасть:

«Река Небесная кружится в ночи и плывет по звездам.
Поток облаков между серебряными берегами имитирует шум воды.
Дерево кассии в Нефритовом дворце никогда не сбрасывало своих цветов,
Гори собирает их аромат, чтобы повесить на свой украшенный драгоценностями пояс.

Циньская принцесса откидывает штору, дневные часы у северного окна:
Перед окном прямой ву-тун затмевает синего феникса.
Принц дует длинными гусиными перьями на трубах,
Зовет дракона распахать туман и посадить траву яшмы.

С лентами бледно-розового цвета рассветного облака и юбками из волокон корня лотоса.
Феи гуляют по Лазурному острову, собирая весной орхидеи.
Они указывают на Хси-хо в восточном небе, который так ловко гонит своих лошадей,
На выходе из моря новая земля покрывается илом под каменными горами.«

Напротив, стихотворение, подобное« Написанному на монастырской стене »Ли Шан-Инь, предлагает как интересный взгляд на буддийскую философию, так и несколько хороших строк:

« Они отвергли жизнь, чтобы искать Путь. Их следы перед нами.
Они предложили свои мозги, разорвали свои тела; так твердо было их решение.
Смотри на него как на большое, и зерно проса обманывает нас вселенной:
Смотри на него как на маленькое, и мир может спрятаться в какой-то точке.
Устрица, прежде чем ее утроба наполняется, думает о новой кассии;
Янтарь, когда он впервые затвердевает, напоминает бывшую сосну.
Если мы доверяем правдивым и верным словам, написанным на индийских листьях
Мы слышим все прошлое и будущее в одном ударе храмового колокола.

Не будучи формально обученным поэзии или классической китайской культуре, я нерешительно пытаюсь сформулировать почему так много стихов в этом томе так убедительно говорят мне — возможно, я просто вижу то, что хочу видеть. Может быть, моя любовь к Робинсону Джефферсу подтолкнула меня к образу природы, даже если ни один из этих поэтов не разделяет его философию негуманизма .Я думаю, что Pink Floyd прекрасно справились с тем, что просто вытащили из потока слов здесь яркие образы и положили их на музыку; искусство — это там, где вы его найдете, и что-то в таких строках, как «Тысяча миль лунного света позже» или «Один дюйм любви — один дюйм тени», имеют явную силу даже вне контекста в прог-рок-песнях конца 60-х. Я также не думаю, что хвалить Грэма за его переводы — это не просто отговорка, а как отдать должное оригинальным поэтам за их видение, даже если сами поэты, несомненно, заслуживают почетного места за то, что написали оригинальный материал; объем работы, который был вложен в это, просто феноменален, и он заслуживает благодарности за то, что принес эти вещи всему миру.

Одна последняя работа меланхолии, Ту Фу «На краю света»:

«Янцзы и Хан горы громоздят свои преграды.
Облако на ветру на краю света.
Год в, год спустя, нет ничего знакомого,
И остановка за остановкой — конец моего пути.
В разрухе и раздоре, принц Цинь-цюань:
Сожалею в изгнании, придворный Чу.
Мое сердце в мирные времена уже треснуло,
И с каждым днем ​​я иду по дороге все более пустынной.«

.

Анализ сонетов и парафразов Шекспира на современном английском языке

Sonnet 1 From fairest
существа, которых мы хотим увеличить
Сонет 2 Когда сорок

зима будет бледнее твоего чела

Sonnet 3 Загляни в свой

стекла, и скажи лицу, которое ты видишь

Sonnet 4 Unthrifty

красотка, зачем ты тратишь

Sonnet 5 Те часы,

что аккуратной работой сделал раму

Sonnet 6 Тогда пусть не

Оборванная рука зимы deface

Sonnet 7 Lo! в

Ориентируйся, когда благодатный свет

Сонет 8 Музыка к

слышишь, почему ты слышишь музыку грустно?

Сонет 9 Это для

боязнь намочить вдову глаз

Сонет 10 Позор!

отрицай, что любишь кого-либо,

Сонет 11 Так быстро, как

Ты умрешь, так быстро ты растешь

Сонет 12 Когда я это сделаю

посчитайте часы, которые показывают время,

Сонет 13 О, это

ты был самим собой! но, милый, ты

Сонет 14 Не из

звезды, судя по моему, щипать

Сонет 15 Когда я

учитывайте все, что растет

Sonnet 16 Но

а потому не сделайте более могущественного пути

Sonnet 17 Кто будет

поверьте моему стиху во времени,

Сонет 18 Должен ли я

сравнить тебя с летним днем?

Сонет 19 Пожирание

Время, притупи львиные лапы

Сонет 20 Женский

лицо, написанное собственноручно Природой

Сонет 21 Так оно и есть

не со мной, как с той Muse

Sonnet 22 Мой стакан

не убедит меня, что я старый,

Сонет 23 Как

несовершенный актер на сцене

Сонет 24 Мой глаз

играл в живописца и играл

Сонет 25 Пусть те

кто за свои звезды

Сонет 26 Господь мой

любовь, кому в вассальной зависимости

Сонет 27 Утомленный с

труд, я спешу в постель,

Сонет 28 Как я могу

затем вернуться в счастливом положении,

Сонет 29 Когда, в

позор с удачей и человеческими глазами

Сонет 30 Когда

сеансы сладкой безмолвной мысли

Сонет 31 Твоя грудь

любовь всем сердцем,

Сонет 32 Если ты

пережить мой счастливый день,

Сонет 33 Полное много

славное утро видел я

Сонет 34 Почему

Ты обещаешь такой прекрасный день,

Сонет 35 Больше не будет

опечалился о том, что ты сделал

Sonnet 36 Позвольте мне

признаться, что мы двое должны быть двое,

Сонет 37 Как

дряхлый отец в восторге

Сонет 38 Как мне

Муза хочу предмет изобрести,

Сонет 39 О, как ты

достоинства с хорошими манерами могу я спеть

Сонет 40 Взять все

моя любовь, моя любовь, да, возьмите их всех;

Сонет 41 Те

мелкие проступки, которые совершает свобода,

Сонет 42 Что ты

есть ее, это еще не все мое горе,

Сонет 43 Когда больше всего

Я подмигиваю, тогда лучше всего видят мои глаза,

Сонет 44 Если

тусклая субстанция моей плоти считалась

Сонет 45 Другой

два, слабый воздух и продувочный огонь,

Сонет 46 Мое око

и сердце в смертельной войне

Сонет 47 Betwixt

мое око и сердце лига взята

Сонет 48 Как

осторожным был я, когда шел своим путем,

Сонет 49 Против

в то время, если когда-либо,

Сонет 50 Насколько тяжелый

я путешествую по дороге,

Сонет 51 Так можно

моя любовь извините за медленное преступление

Сонет 52 Я тоже

богатые, чей благословенный ключ

Сонет 53 Что такое

ваша субстанция, из которой вы созданы,

Сонет 54 О, как

Гораздо больше красоты кажется прекрасной

Сонет 55 Не

мрамор, ни позолоченные памятники

Сонет 56 Sweet

люби, обнови силу твою; как бы то ни было

Сонет 57 Быть вашим

раб, что мне делать, кроме как ухаживать

Сонет 58 Этот бог

запрети, что сделал меня первым своим рабом

Сонет 59 Если есть

ничего нового, кроме того, что

Sonnet 60 Как

волны набегают на галечный берег,

Sonnet 61 Это твое

будет ли твой образ оставаться открытым?

Сонет 62 Грех

Самолюбие обладает всем моим оком

Сонет 63 Против моего

любовь будет такой же, как я сейчас,

Сонет 64 Когда я

видел, как пала рука времени испорчена

Сонет 65 Так как

латунь, ни камень, ни земля, ни бескрайнее море

Сонет 66 Устали от

все это, о спокойной смерти я плачу,

Сонет 67 Ах!

а потому с инфекцией он должен жить,

Сонет 68 Так

его щека карта изношенных дней,

Сонет 69 Те

части тебя, которые видит глаз мира

Сонет 70 Что ты

обвиняемое искусство не должно быть твоим недостатком,

Сонет 71 Больше не

оплакивайте меня, когда я умру

Сонет 72 О, чтобы

мир должен попросить вас прочесть

Сонет 73 В этот раз

года ты можешь во мне созерцать

Сонет 74 Но будь

доволен: когда это упало, арест

Сонет 75 Так ты и мой

мысли как пища для жизни

Сонет 76 Почему моя

Стих, лишенный новой гордости,

Сонет 77 Твое стекло

покажет тебе, как носят твои красавицы,

Сонет 78 Так часто

Я призвал тебя к моей Музе

Сонет 79 Пока я

один взывал к тебе на помощь,

Сонет 80 О, как я

слабый, когда я напишу

Сонет 81 Или я напишу

Живи своей эпитафией, чтобы сделать,

Сонет 82 Даю

ты не был женат на моей музе

Сонет 83 Я никогда

видела, что ты рисовал надо

Сонет 84 Кто это

что говорит больше всего? который может сказать больше

Сонет 85 Мой язык
Связанная Муза в манерах держит ее неподвижно,
Сонет 86

гордый полный парус своего великого стиха,

Сонет 87 Прощай!

Ты слишком дорог для меня,

Сонет 88 Когда ты

будешь расположен, чтобы осветить меня,

Сонет 89 Скажи, что

Ты оставил меня по какой-то вине,

Сонет 90 Тогда ненавидь

меня, когда хочешь; если вообще, то сейчас;

Сонет 91 Немного славы

в их рождении, некоторые в своем мастерстве,

Сонет 92

худшее, чтобы украсть себя,

Сонет 93 Я тоже

живи, полагая, что ты прав,

Сонет 94 Они, что

иметь силу причинять боль и не делать ничего,

Сонет 95 Как мило

и прекрасна ты позор

Сонет 96 Некоторые говорят

Твоя вина — молодость, распутство;

Сонет 97 Как будто

зимой мое отсутствие было

Сонет 98 От тебя

отсутствовал ли я весной,

Сонет 99

вперед фиолетовый, таким образом, я упрекнул

Сонет 100 Где

Ты, Муза, что так долго забываешь

Сонет 101 О прогульщик

Муза, что возместит тебе

Сонет 102 Моя любовь

усилен, хотя кажется более слабым;

Сонет 103 Алак,

Какую бедность приносит моя Муза,

Сонет 104 Мне,

милый друг, тебе никогда не стать старым

Сонет 105 Не давай

Моя любовь — идолопоклонство,

Сонет 106 Когда в

хроника потраченного времени

Сонет 107 Не мое

собственные страхи, ни пророческая душа

Сонет 108 Что

в мозгу, что чернила могут обозначать

Сонет 109 О, никогда

говорят, что я лживый

Сонет 110 Увы,

это правда, я ходил туда-сюда

Сонет 111 О, для

Ради меня удачи,

Сонет 112 Ваш

любовь и жалость заполняют впечатление.

Сонет 113 Так как я

оставил тебя, мои глаза в моей голове;

Сонет 114 Или

помышляю ли я, увенчанный тобой,

Сонет 115 Те

строки, которые я писал раньше, врут,

Сонет 116 Позвольте мне

не к браку истинных умов

Сонет 117 Обвинять

я просканировал все

Сонет 118 Как,

чтобы возбудить аппетиты,

Сонет 119 What

зелья я пил слез сирены,

Сонет 120 Что ты

когда-то были недобрыми, теперь дружит со мной,

Сонет 121 ‘Tis

Лучше быть подлым, чем подлым уважаемым,

Сонет 122 Твое

подарок, столы твои, в моем мозгу

Сонет 123 Нет,

Время, не хвастайся, что я меняю:

Сонет 124 Если мой

дорогая любовь была дитя государства,

Сонет 125 Были ‘т

что-то мне навесил,

Сонет 126 О ты,

мой милый мальчик, который в твоей власти

Сонет 127 если это

были, это не носило имя красоты;

Сонет 128 офт,

когда ты, моя музыка, музыка играет,

Сонет 129

за счет духа в пустой трате стыда

Сонет 130 Мой

глаза госпожи совсем не похожи на солнце

Сонет 131 Ты

как тиран, так как ты,

Сонет 132 Твое

глаза я люблю, а они, как меня жалко,

Сонет 133 Бешрю

то сердце, которое заставляет мое сердце стонать

Сонет 134 Итак, теперь

Я признался, что он твой,

Сонет 135 Кто угодно

имеет ее желание, у тебя есть твоя Воля,

Сонет 136 Если твоя

Душа проверь тебя, что я так близко,

Сонет 137 Ты

слепой дурак, Любовь, что ты делаешь в глазах моих,

Сонет 138 Когда мой

любовь клянется, что она создана из истины

Сонет 139 О, звоните

Не мне оправдывать неправильное

Сонет 140 Будь мудрым

как ты жесток; не нажимать

Сонет 141 In

вера, я не люблю тебя глазами моими

Сонет 142 Любовь — это

мой грех и твоя дорогая добродетель ненавидят

Сонет 143 Вот! как

заботливая хозяйка бежит, чтобы поймать

Сонет 144 Два

любит комфорт и отчаяние

Сонет 145 Те

губы, которые сделала собственная рука Любви

Сонет 146 Плохо

душа, центр моей грешной земли,

Сонет 147 Моя любовь

как лихорадка, тоска по-прежнему

Сонет 148 О я,

Какие глаза вложила Любовь в мою голову,

Сонет 149 Canst

ты, жестокий! скажи, что я не люблю тебя,

Сонет 150 О, от

Какая у тебя сила эта мощная мощь

Сонет 151 Любовь — это

слишком молод, чтобы знать, что такое совесть;

Сонет 152 In

любя тебя, ты знаешь, что я поклялся,

Сонет 153 Амур

заложил его маркой и заснул:

Сонет 154

спящий маленький бог любви

.

Тема любви в творчестве Пушкина

Поэты всего мира и всех возрастов воспевают в своем творчестве такое великое чувство, как любовь. И у каждого поэта к этой теме свое личное отношение. На этом великом чувстве любви и дружбы основано такое известное в литературе движение, как сентиментализм. Большое место в творчестве поэтов-романтиков занимает тема любви.

Тема любви в творчестве Александра Сергеевича Пушкина занимает огромную нишу.В лирике поэта с удивительной силой и богатством раскрылся талант его натуры. Когда читаешь любовную лирику Пушкина, понимаешь, что возраст любви не помеха.

Стихи Александра Пушкина, можно сказать, своеобразный поэтический дневник, который показывает нам, читателям, все основные этапы и нюансы развития такого чувства, как любовь, в жизни поэта. Мы видим, как меняется отношение к любви в лирике Александра Пушкина.

Поэма «Желание» была написана Пушкиным в раннем взрослом возрасте, когда он учился в гимназии.В этом стихотворении мы слышим только грусть, тоску, печаль несчастной первой любви. Да, любовь ранит, но поэт не хочет от нее избавляться. Смысл этого стихотворения в том, что даже страдания любви могут вдохновлять жизнь человека.

Время идет. Меняется восприятие любви Пушкиным. В стихотворении «Летящая гряда облаков редеет …» мы, читатели, видим, что поэт раскрыл в этом стихотворении новый смысл темы любви. Любовь и природа — два мощных элемента, объединившихся в этой композиции.Полный гармонии величественный пейзаж напоминает о любви. Здесь любовь — источник жизни, в которой человек испытает: горе и радость, несвободу и беспокойство.

Любовь творит чудеса, поэтому она противостоит всем несчастьям и гонениям судьбы. Можно предположить, что в этом суть стихотворения Александра Пушкина «Я вспоминаю чудесное мгновение». Поэт написал это стихотворение после встречи с А. П. Керном в селе Михайловское. Она произвела на Пушкина неизгладимое поэтическое впечатление.Поэт думал, что однообразие дней, «мрак плена», одиночество изгнания убьет такое великое чувство, как любовь. Пушкин думал, что вместе с любовью умирает его душа. Но происходит чудо, новая встреча с «гением чистой красоты» возрождает любовь поэта, приносит с собой новое ощущение творчества и вдохновения. Любовь открывает перед поэтом богатство и красоту мира, образует идеал его красоты.

Стихотворение «Мадонна» Пушкина, посвященное Наталье Гончаровой.В изображенном на картине божественном световом образе поэт видит черты прекрасной женщины, он благодарен за эту встречу, за то, что подарила ему судьба.

В стихотворении «Я любил тебя» Пушкин передает эмоции и страдания лирического героя, который вынужден покинуть свою любимую женщину. Это один из самых печальных этапов любви в жизни поэта. Пушкин благодарит женщину, подарившую ему счастливые минуты. Он искренне желает ей счастья и любви с другим человеком.

Мы видим, что тема любви в творчестве Александра Пушкина в разные периоды раскрывается по-разному. Любовь в творчестве и жизни Пушкина всегда была яркой страстью, воплощающей чувство полноты жизни. Многие русские поэты унаследовали пушкинские традиции темы любви. Любовная лирика великого русского поэта стала базовой для творчества Михаила Юрьевича Лермонтова. Такие прозаики, как Тургенев, Гончаров, Толстой в своих произведениях развивали тему философской бескорыстной любви, которую создал Александр Пушкин.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *